10/11
30/10
24/10
19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
Архив материалов
 
Причины первых неудач советских войск в Великой Отечественной войне

 

  • Игорь Владимирович, Москва:

    Скажите, пожалуйста, что мешало Сталину позвонить лично Гитлеру 20 - 22 июня и спросить его, почему тот собрал на границе СССР такую силищу, которая способна за неделю добежать до Урала. И что СССР не намерен мириться с тем, что на его границе идет полномасштабная операция по развертыванию войск вермахта, включая крупномасштабный подвоз топлива, боеприпасов, продовольствя, развертывание полевых госпиталей, пунктов связи, снятие минных заграждений?

  • Алексей Исаев:

    От тогдашней границы СССР до Урала было около 2,5 тыс. км. Поэтому для того, чтобы добежать до него за неделю вермахту потребовался бы невероятный темп — более 350 км в сутки. Реальный темп даже моторизованных соединений Вермахта составлял около 100 км в сутки. Большая часть германской армии передвигалась пешим порядком и за неделю могла пройти в лучшем случае 350 км. До Урала немецкие группы армий дойти за неделю не могли и не собирались, конечной целью плана "Барбаросса" была линия Архангельск — Астрахань. Что касается прямого общения лидеров, то оно стало привычным в наши дни, во времена "перезагрузки отношений". Тогда более характерно было взаимодействие лидеров посредством обращений по дипломатическим каналам. Такие обращения со стороны СССР в июне 1941 г. имели место, более того, они предпринимались задолго до 20-21 июня 1941 г. Наиболее ярким эпизодом этих попыток вызвать немцев на диалог было сообщение ТАСС от 14 июня 1941 г. Его реальным адресатом были не советские граждане, а немецкие дипломаты и гитлеровская верхушка. Им в завуалированной форме задавался вопрос что они, собственно, хотят от СССР. Когда ответа не последовало, точнее ответом стало гробовое молчание, были предприняты меры по наращиванию группировки советских войск в особых (граничащих с Германией и оккупированной Польшей) военных округах, было начато выдвижение ближе к границе армий внутренних округов. К слову сказать, гробовое молчание было придумано Геббельсом для дезориентации советского руководства. Основная проблема была в том, чтобы получить убедительные доказательства грядущего немецкого вторжения примерно за месяц до его начала. Именно столько требовалось Красной армии на развертывание войск в западных округах и их мобилизацию. Убедительные разведданные, полученные 20 или 21 июня 1941 г. были уже почти бесполезны. Даже занятие обороны на широком фронте армиями прикрытия не спасало особые округа от разгрома. При плотности в 30 км на дивизию вместо 10-12 км по уставу успешно обороняться против крупных сил противника невозможно. Июнь 1941 г. это еще раз доказал со всей определенностью.

  • Виктор, г. Екатеринбург:

    Почему в "серьезных просчетах" винят в целом руководство СССР, а не разбирают конктретный "вклад" конкретных лиц государства: Верховного Главнокомандующего - И.Сталина, Наркома обороны -Тимошенко и Начальника Генштаба - Жукова? Причем там Нарком промышленности или сельского хозяйства? Почему при "явной угрозе со стороны фашистской Германии" на Западных границах СССР об обороне не вспоминали, а "линию Сталина" фактически уничтожили? И не были ли действия политического руководства страны в 38-41 гг , а действия Красной Армии в период 39-41 годов реальной подготовкой к крупномасштабной "Освободительной миссией Европы от коричневой чумы"? Это же нормальное "превратить мировую войну в мировую революцию", еще Ленин хотел, а Сталин пытался претворить, "что б социализм победил в Европе"? В 20-м году пытались так Польшу "присоветизировать"!

  • Алексей Исаев:

    Можно вполне определенно утверждать, что никакого "освободительного похода" в СССР запланировано не было. Дело даже не в том, что планы таких походов не обнаружены т.е. теории об "освободительных походов" базируются не на документах, а на богатом воображении их авторов. Есть достаточно фактов, которые прямо противоречат теории "освободительного похода" и не могут быть объяснены его подготовкой. Два простых примера: к июню 1941 г. в приграничных округах СССР велось широкомасштабное строительство укрепрайонов и бетонных взлетных полос на аэродромах. Ни сотни ДОТов, ни десятки бетонных полос взять с собой в "освободительный поход" в Европу невозможно. Спрашивается, зачем их было строить и тратить на это строительство колоссальные средства? При этом есть документальные свидетельства того, что строительство должно было завершиться позднее лета 1941 г. Очевидно, что на линии госграницы 1941 г. СССР планировал оставаться достаточно долго. В западных областях велось интенсивное оборонное строительство. Когда говорят о якобы запланированной "советизации" Польши в 1920 г. почему-то забывают о предшествовавших наступлению Западного фронта на Варшаву событиях. После окончания Первой Мировой войны и обретения государственности Польшей была предпринята попытка восстановления страны в границах Речи Посполитой XVIII столетия. Никакого отношения к противостоянию большевизму это отношения не имело. Жертвой польской экспансии стала Западно-украинская народная республика со столицей во Львове, никак не связанная с большевиками. Далее уже последовал поход на Киев и Минск в 1919-20 гг. Наказать поляков тогда призывал сам генерал А. А. Брусилов. Лозунги "Даешь Варшаву! Даешь Берлин!" носили пропагандистский характер, не являясь руководством к действию. Они должны были убедить слабо подготовленных и плохо вооруженных красноармейцев 1920 г. в том, что их противник скоро сам рассыплется, используя риторику недавнего времени "рухнет под тяжестью своих преступлений". Наиболее сложным в поставленном вопросе является тезис о персональной ответственности высших руководителей страны и армии. Здесь нужно понимать, что они тогда не располагали тем объемом сведений о происходившем в Германии и в мире, которым располагаем мы сегодня. Одно можно утверждать определенно — они были неглупыми людьми, желавшими блага своей стране. Совершенно неочевидно, что другими людьми могли быть приняты лучшие решения. Для подготовки страны к войне было сделано очень много, поэтому даже в невыгодных стартовых условиях СССР не повторил судьбу Франции и Польши.

  • Юрий:

    Где-то читал, что наиболее организованное сопротивление фашистам оказали только пограничники. Если это так, то можно ли говорить, что система,которой руководил Берия была более отлажена и дисциплинирована по сравнению с регулярной армией?

  • Алексей Исаев:

    Это утверждение будет в какой-то мере правильным, если добавить "в первые несколько часов германского вторжения". Дело в том, что главные силы стрелковых соединений армий прикрытия находились на некотором расстоянии от границы. Они вступили в бой около 7.00 утра 22 июня. До этого сопротивление противнику на большем протяжении границы оказывали отдельные части этих дивизий, заблаговременно выдвинутые на границу или занимающиеся постройкой укреплений. На этом фоне сопротивление пограничников было заметным. К тому же следует отметить, что в пограничные войска шел жесткий отбор и в рядах погранотрядов были собраны неплохо подготовленные и мотивированные бойцы. Однако с вступлением в бой главных сил армий прикрытия ситуация сразу резко изменилась. Сопротивление вторжению заметно выросло, и главную роль в нем стала играть армия, а не ведомство Берии.

  • Сергей , Пермь:

    Какие именно просчёты допустило руководство: где разместили войска и склады; какими приказами руководствовались войска сразу после получения объявления войны СССР Германией; что помешало закрепиться на "старых" (1938г) рубежах обороны????

  • Алексей Исаев:

    Главной допущенной советским руководством ошибкой, если ее можно назвать ошибкой, было неверное определение ближайших планов противника. Это привело к тому, что выдвижение войск из глубины страны к границам запоздало и Красная армия встретила войну разорванной на три оперативно не связанных друг с другом(проще говоря, неспособных оказать друг другу поддержку на поле боя) эшелона войск. Один был в непосредственной близости к границе, второй — в 100-150 км от границы и наконец третий — на рубеже рек Зап. Двина и Днепр. Характер размещения войск приграничных округов в значительной степени диктовался существовавшим казарменным фондом. Так Брестская крепость и прилегающие форты давали возможность для относительно комфортного размещения войск. 22 июня это обернулось трагедией. Однако считалось, что в угрожаемый период войска все же можно будет вывести из крепости. В целом же части и соединения размещались где придется. Иногда использовались старые польские и даже австрийские казармы. Но это было скорее исключением, нежели правилом. Так в Западном особом военном округе в качестве казарм с постройкой нар в 3-4 этажа использовались бывшие конюшни, синагога и даже бывшая тюрьма. Что касается размещения складов, то их размещение все же не имело явных и грубых ошибок. Да, германские войска часто выходили к этим складам уже в первые дни войны. Однако точно так же они в июле 1941 г. вышли к главной станции снабжения Воронежского фронта Прохоровке, возле которой состоялось знаменитое танковое сражение. Относя склады назад, мы увеличиваем плечо подвоза и ухудшаем снабжение войск, в том числе в оборонительной операции. На старую границу и ее укрепрайоны многие надеялись, но в сущности она была "бумажным тигром". Во-первых, укрепрайоны "линии Сталина" были построены в конце 1920-х и начале 1930-х годов. Прочность и качество изготовления ДОТов оставляли желать лучшего, так же как и противотанковые возможности укреплений. Во-вторых, "линия Сталина" имела обширные бреши на разных участках, она не была сплошной цепочкой укрепрайонов(УРов) от моря и до моря. Наконец, у немцев было достаточно средств для их преодоления. Многие укрепрайоны, например Минский, Летичевский, Новоград-Волынский УРы они взламывали грубой силой и преуспели в этом.

  • NV:

    1. Манштейн пишет, что его победы были одержаны в основном за счет превосходства в артиллерии, высокой выучке и дисциплине немецких солдат и умелому маневрированию войсками. По крайней мере, в Крыму это сработало - на Ишуньских болотах. Насколько это правда? 2. На первом этапе сражения за Крым советская авиация имела превосходство в воздухе, советский флот в значительной мере контролировал Черное море и т.д. И почему же был сдан Крым?

  • Алексей Исаев:

    Первое. Да, действительно, немецкая артиллерия (и не только в случае с Манштейном) была ответственна за успехи вермахта в СССР и на других театрах военных действий. Однако в случае с Крымом важную роль сыграли опасения советского руководства относительно возможных десантов противника. Из-за этого назначенные для обороны Крыма соединения были распылены по полуострову, и для обороны перешейков войск оказалось недостаточно. Второе. Не в последнюю очередь благодаря тому, что советский флот контролировал Черное море, Крым не был сдан в 1941 г. В Севастополь была перевезена из Одессы Приморская армия генерала И.Е.Петрова, которая позволила удержать город и порт под натиском войск Манштейна в ноябре 1941 г. В конце декабря в Крыму был высажен десант (Керченско-Феодосийская операция), что продлило борьбу за Севастополь и Крым до начала июля 1942 г.

  • Лиходеева Роман:

    Правда ли, что одной из причин неудач на начальном этапе была массовая сдача в плен солдат и нежелание воевать?

  • Алексей Исаев:

    Это мнение не подтверждается немецкими документами. В них постоянно встречаются слова "упорное сопротивление", "мало пленных", а, например, в дневнике командующего группой армий "Центр" фон Бока мы встречаем описание его диалога с Гитлером, в котором фюрер задает вопрос "Где же пленные?". Нежелание воевать проявлялось солдатами, призванными в западных областях СССР, присоединенных в 1939-40 гг. Однако они составляли меньшинство и погоды не делали. Колонны пленных, которые мы видим в немецкой хронике были следствием, а не причиной поражения. Сначала войска оказывались в "котлах" (окружениях), и только потом, исчерпав силы к сопротивлению сдавались. Причем даже потеря управления и разгром соединений не приводили сами по себе к сдаче в плен. В немецких журналах боевых действий с завидной регулярностью встречаются слова о действиях в их тылу групп красноармейцев, атакующих тыловые колонны. Причем у этих групп обнаруживается артиллерия и даже танки. Это были осколки разбитых в боях советских дивизий, не потерявшие волю к борьбе.

  • Михаил Яшин, Москва:

    Эксперты говорят о первых неудачах в основном ссылаясь на просчеты в военной политике и управлении довоенного периода. А какие ошибки были допущены уже в период начала войны, которые привели к неудачам и провальным операциям?

  • Алексей Исаев:

    Разумеется, такие ошибки имели место. Самой распространенной ошибкой было неверное определение направлений главных ударов противника. Так на Украине командование Юго-Западного фронта во главе с генералом Кирпоносом в июне 1941 г. постоянно опасалось поворота 1-й танковой группы на юг, в тыл львовского выступа. Это приводило к ненужным метаниям механизированных корпусов. На Северо-Западном фронте такие же метания имели место в отношении отхода с рубежа Западной Двины на старую границу под Псковом и Островом — отход, попытка возврата назад и снова отход. Также весьма спорной представляется идея ставшего в начале июля 1941 г. командующим Западным фронтом наркома С.К.Тимошенко с контрударом двух механизированных корпусов под Лепелем. Однако следует заметить, что вообще не допускать ошибок было невозможно. Точно так же ошибки допускало германское командование. Однако в общей благоприятной для них стратегической обстановке эти ошибки скрадывались, а потом благоразумно замалчивались бывшими генералами вермахта при написании мемуаров.

  • Захар Плетко, Киев:

    На какие военные округа была возложена задача по обороне западных границ в первой половине 1941 года? Вводилось ли особое положение в этих округах до начала войны или служба проходила в штатном режиме?

  • Алексей Исаев:

    Оборона западных границ была возложена на Прибалтийский, Западный и Киевский особые военные округа. С началом войны эти управления этих округов становились управлениями Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронта соответственно. Границу с Румынией прикрывал Одесский военный округ. Незадолго до начала войны было принято решение формировать на этом направлении Южный фронт. Если под "особым положением" понимать мобилизацию, перевод на штаты военного времени то этого к 22 июня 1941 г. сделано не было. Однако был предпринят ряд мер по повышению боевой готовности войск особых округов. Достаточно сказать, что с августа 1939 г. численность вооруженных сил выросла с 1,7 млн человек до 5,4 млн. человек. В первой половине 1941 г. формировались новые мехсоединения и противотанковые бригады. Также еще за неделю до войны было начато выдвижение так называемых "глубинных" корпусов и дивизий ближе к границе. В Прибалтике 8-я армия даже заняла назначенные планом позиции на границе и на этих позициях встретила противника утром 22 июня. Также незадолго до войны было начато строительство укрытий-капониров для самолетов, но к началу войны его не закончили. В целом же можно сказать, что на 22 июня 1941 г. Красная армия была армией мирного времени.

  • Ольга:

    Советский Союз во второй половине 1930-х гг. воевал в Испании, на Дальнем Востоке и в Финляндии. Неужели проблемы военной подготовки и военного управления не анализировались по итогам этих военных компаний?

  • Алексей Исаев:

    Во-первых, масштаб использования войск Красной армии в этих конфликтах был достаточно скромным. Даже в самом крупном из них — войне с Финляндией — участвовало около 400 тыс. человек из армии численностью более 4 млн. человек. В Испании же принимали участие лишь небольшие группы советников, танкистов и летчиков. Во-вторых, эти конфликты не давали Красной армии опыт использования своих крупных механизированных соединений и противодействия вражеским подвижным соединениям. Немцы такой опыт имели и даже отточили его в ходе кампании во Франции. Неудивительно, что опыт Франции 1940-го немцами был строго засекречен. В прессу просачивались лишь отдельные моменты, часто пропагандистского характера. Однако нельзя не отметить, что полученный в конфликтах 1930-х годов опыт имел для СССР не только положительные, но и отрицательные последствия. Так именно по опыту войны в Испании командующий ВВС Западного особого военного округа генерал Копец расположил аэродромы сравнительно близко к границе. Это облегчило германским ВВС их разгром ударами с воздуха, более того, на один из аэродромов уже в первый день вошли даже не немецкие танки, а немецкая пехота.

  • Кирилл:

    Что с вашей точки зрения важнее было: количественное советсткое превосходство в технике или качественное немецкое?

  • Алексей Исаев:

    Тут сразу следует уточнить — в какой технике? Если брать такие показатели, как танки и самолеты, то количественное превосходство действительно было на стороне Красной армии. И то с некоторыми оговорками. В частности немцы количественно превосходили ВВС приграничных округов по разведывательным самолетам. Если же брать другие образцы техники, то количественное превосходство оказывается на стороне вермахта. К началу боевых действий Вермахт превосходил Красную армию по количеству грузовых автомашин примерно вдвое т.е. был подвижнее. Есть также образцы, у которых просто не было аналога в советских вооруженных силах. Это скоростные тягачи тяжелой артиллерии и бронетранспортеры. Также у немцев на 22 июня уже были и активно использовались реактивные минометы. Их даже называли "тактическим чудо-оружием". У нас знаменитые "катюши" пошли в бой только в июле 1941 г. под Оршей. Так что при сравнении сил сторон в некоторых графах у Красной армии будет "0", ноль. Однако воюет все же не техника сама по себе, а части и соединения ей вооруженные. Во Второй мировой войне королями сражений были механизированные соединения — танковые корпуса и дивизии. По числу дееспособных подвижных соединений Красная армия не имела количественного преимущества над Вермахтом, а качественное превосходство ввиду более совершенной организационной структуры было за немцами. Под дееспособными здесь следует понимать более-менее укомплектованные по штату боевой и вспомогательной техникой дивизии. Боеспособными в количественном и качественном отношении мехсоединениями Красная армия обзавелась к Сталинграду.

  • Александр, Башкирия:

    Про репрессии, ослабившие Красную армию, и ставшие причиной неудач и поражений в начале войны, уже все знают. В зубах навязло. А какие репрессии ослабили Францию, вчистую проигравшую войну через месяц, Польшу, правительство которой уже через две недели сбежало за границу? А что смогла противопоставить германской машине Англия, у которой и репрессий не было, и империя - "над которой никогда не заходило солнце"? Кому-нибудь из "историков" приходило на ум хоть раз сравнить результаты начала войны Германии и СССР с другими "результатами"?

  • Алексей Исаев:

    Это сравнение было проведено оберквартирмейстером 1-й танковой группы уже в июле 1941 г. Потери немцев в сражении с недоразвернутой и неотмобилизованной Красной армией были в относительных величинах сравнимы. а в абсолютных цифрах даже больше, чем в ходе французской кампании. Объяснение неудач Красной армии в 1941 г. репрессиями, возникшее в хрущевское время, является, очевидно, надуманным. У поражения лета 1941 г. имелись свои сугубо военные причины. "Атмосфера страха", якобы возникшая в армии после репрессий в значительной мере является мифом. Есть немало примеров, когда командиры и командующие в 1941 г. принимали самостоятельные решения, не боясь расстрелов и лагерей. Как нетрудно догадаться, ни в какие застенки они после этого не попадали.

  • М. Вишневецкий, Allentown.USA:

    Я не военный, но читая план "Барбаросса" становится понятным, что Красная Армия в первые месяцы войны сорвала этот план, в соответствии с которым : "Основные силы русских сухопутных войск должны быть уничтожены... Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено". Само по себе расположение основной части войск Красной Армии на удалении 80-300 км от границы сорвало эту часть плана Гитлера, обеспечило проведения Смоленского сражения и обороны Киева. Обе эти операции обеспечили проведение важнейшей операции -эвакуации на восток страны более 10 млн человек и заводов оборонной промышленности. 2.По плану Барбаросса операции по взятию Москвы должен был производиться после захвата Ленинграда и Кронштадта. Правильны ли мои рассуждения? Если это правильно, начало войны выглядит, при всех поражениях и просчетах, не в таком мрачном виде, как это рассматривают некоторые.

  • Алексей Исаев:

    Да, Вы совершенно справедливо отметили несоответствие записанных в "Барбароссе" задач и реального положения советских войск в западных округах. Германский план войны был рассчитан на встречу с главными силами советских войск к западу от Днепра и Западной Двины. В действительности с армиями внутренних округов войска группы армий "Центр" встретились на рубеже этих рек и даже к востоку от них. Однако у этого факта была своя оборотная сторона. Разбросанность армий приграничных и внутренних округов СССР в пространстве была следствием упреждения в развертывании. Двигавшихся к границе из глубины страны войск остро не хватало особым округам в Приграничном сражении. Армиям прикрытия пришлось принимать бой, численно уступая противнику как в людях, так и в числе одновременно вводимых в сражение соединений. Если называть вещи своими именами, то имел место разгром по частям. Сначала немцы громили армии прикрытия, затем глубинные корпуса, затем пришла очередь армий внутренних округов. Собственно это произошло уже в июле 1941 г. Срыв плана "Барбаросса" произошел не вследствие несоответствия положения Красной армии этому плану, а вследствие энергичного формирования в СССР новых соединений. Немцы не только ошиблись в оценке дислокации Красной армии. Они недооценили ее мобилизационные возможности.

  • Ирина, Москва:

    Здравствуйте! Меня зовут Ирина, мне 38 лет. Вопрос мой касается разгрому Юго-западного фронта. Правильно ли моё мнение, что одна из причин чудовищного разгрома, это то, что Советский Союз договорился с Германией, забрал себе часть территорий, и не успела построить новые укрепрайоны? И была ли ошибка командования, когда отправила 6 армию, в частности 37СК, который находился во втором эшелоне на встречу войскам фермахта. Так же вопрос. Всё таки второй эшелон, на позиции выступал вооружённым или с холостыми патронами. Известно, что войска якобы "на учения" 17 июня выдвинулись с место дислокации Шепетовка, в сторону границы, без оружия. Так второй эшелон обороны, всё-таки ждал военные действия или всё-таки всю Красную Армию выдвинули без боеприпасов в сторону государственной границы? И последний вопрос. Известно, что в окружении погибло две армии 6 и 12. Ничего не говорят про 26-ю. Но вопрос мой в следующем. Много бойцов попало в плен, кто погиб в плену и не вернулся на родину, а так же был освобождён из плена. Их имена известны. Почему остальных воинов нельзя из списков пропавших без вести, перевести в погибшие? И согласны ли вы с мнением, что бойцы не хотели сражаться, а сами сдавались в плен. Вопросов у меня много. Не знаю, будут ли они интересны. Но думаю письмо Брежневу от оставшихся в живых воинов ЮЗФ вам будет интересно (вы же знаете, что судьба генсека какое-то время была связана с ЮЗФ) А так же "грубый" ответ его администрации.

  • Алексей Исаев:

    Договор о ненападении между СССР и Германией, оставшийся в истории как пакт Молотова-Риббентропа, дал Советскому Союзу то же, что дал Мюнхенский договор 1938 г. Англии и Франции — время на строительство вооруженных сил и модернизацию вооружений. Смещение границы на запад заставило немцев проходить пространство между старой и новой границей с боями, теряя время, людей и технику. В ответе на один из предыдущих вопросов я уже называл цифры: Красная армия выросла в численности с 1,7 млн. до 5,4 млн. человек. Советские вооруженные силы после пакта Молотова-Риббентропа перешли от тройной системы мобилизации к одинарной. Ранее, до августа 1939 г., предполагалось из одной дивизии мирного времени численностью около 5 тыс. человек формировать три дивизии военного времени с численностью 17 тыс. человек. Понятно, что это приводило к размыванию кадрового состава. В июне 1941 г. мобилизация соединений производилась по одинарной схеме, уже существующее соединение численностью 10 тыс. или 6 тыс. человек переводилось на штат военного времени 14 тыс. человек. Принципиальное улучшение было достигнуто в организации танковых войск. Одним словом передышка была использована с большой пользой. 37-й стрелковый корпус относился к так называемым "глубинным" корпусам Киевского особого военного округа. Он действительно начал выдвижение в районы недалеко от границы незадолго до начала войны. Утверждение об отсутствии у него оружия и боеприпасов — преувеличение. Такие преувеличения встречаются в обратную сторону, так герой Сталинграда генерал Людников в своих воспоминаниях утверждает, что его дивизия из соседнего "глубинного" 31-го корпуса была укомплектована полностью по штату. Документальные данные это прямо опровергают. "Глубинные" корпуса состояли из дивизий сокращенного состава, но вооружение у них имелось, в том числе артиллерия. В бой корпуса эти вступили далеко не в первый день войны, и времени на приведение их в боевую готовность было предостаточно. Управление 26-й армии генерала Ф. Я. Костенко вместе с рядом соединений 6-й армии было в июле 1941 г. выведено в тыл. Затем после приведения себя в порядок эта армия вела бой на внешнем фронте окружения под Уманью, оборонялась на Днепре. Подробности происходящего мной были описаны в книге "От Дубно до Ростова". Ф.Я.Костенко погиб только в мае 1942 г. под Харьковом. Утверждение о том, что бойцы и командиры не сражались, а массово добровольно сдавались в плен, считаю абсурдным. Армии приграничных округов и так действовали в крайне неблагоприятных условиях. Если бы они не сражались, то немцы бы вышли на линию Архангельск — Астрахань и война бы кончилась их победой. Именно упорное сопротивление войск 6-й и 12-й армий привели к тому, что окружены они были только в начале августа 1941 г. Именно о 6-й и 12-й армиях начальник германского Генерального штаба Гальдер писал в своем дневнике: "Противник снова нашел способ вывести свои войска из-под угрозы наметившегося окружения. Это, с одной стороны, — яростные контратаки против наших передовых отрядов 17-й армии, а с другой — большое искусство, с каким он выводит свои войска из угрожаемых районов и быстро перебрасывает их по железной дороге и на автомашинах". Однако о диалоге между Л. И. Брежневым и ветеранами ЮЗФ мне ничего не известно.

  • Александр, Мариуполь:

    Как Вы считаете хватило бы передышки с сентября 1939 г. по июнь 1941 г. для создания непреодолимых укреплений, если СССР готовился к обороне, а не к наступательной войне, изготовляя в больших колличествах танки и штурмовики - наступательное оружие ?

  • Алексей Исаев:

    Штурмовики специальной постройки имелись в СССР к июню 1941 г. в гомеопатических дозах. Ил-2 в приграничных округах были считанные единицы. Основную массу штурмовиков ВВС Красной армии составляли устаревшие истребители-бипланы, переделанные для пуска реактивных снарядов и подвески бомб. Поэтому нельзя сказать, что изготовление штурмовиков оказало какое-то влияние на военное строительство в 1939-1941 гг. Однако сама по себе постановка вопроса о "наступательном оружии" в такой форме ошибочна. Как самолеты-штурмовики, так и танки могут успешно применяться и применялись в оборонительных операциях Великой Отечественной войны. Это касается не только отдельных танковых частей, но и крупных объединений танковых войск. Характерным примером здесь является Курская битва июля 1943 г. На северном фасе дуги оборону подпирала 2-я танковая армия, на южном фасе — 1-я танковая армия, позднее 5-я гвардейская танковая армия. Также в оборонительной фазе сражения участвовали отдельные танковые бригады, полки, а также танковые корпуса. Штурмовики в ходе битвы под Курском атаковали коммуникации, войска и даже аэродромы противника как в оборонительной, так и в наступательных фазах сражения. Если же говорить о передышке 1939-1941 гг., то она была плодотворно использована для оборонного строительства. На ряде ключевых направлений новой границы были возведены укрепленные районы, находившиеся к июню 1941 г. в относительно высокой степени готовности. Они оказали определенное влияние на наступление немецких войск. Ряд дивизий понесли потери и были задержаны на советских приграничных укреплениях. Однако любые укрепрайоны мало на что способны без полевого заполнения. Именно отсутствие достаточного количества войск непосредственно на границе не позволило в полной мере воспользоваться плодами строительства укрепрайонов.

  • Игорь, Красноярск:

    Что такое план генштаба от 19.05.1940 года?

  • Алексей Исаев:

    О наличии документа, который можно было бы назвать планом, датированного 19 мая 1940 г. мне неизвестно. Скорее всего, речь идет о так называемых "Соображениях об основах стратегического развертывания" от 15 мая 1941 г. Это был несколько модернизированный вариант советского оперативного плана разработки осени 1940 г. Новинкой в нем было предложение провести "сосредоточение войск ближе к западной границе". Как и другие планы первой операции Красной армии, он носил наступательный характер. Это было не свидетельством агрессивности, а свидетельством разумности советского руководства, не желавшего отдавать стратегическую инициативу противнику с первого дня боевых действий. Полномасштабный эксперимент со "стратегической обороной", проведенный летом 1943 г. под Курском в очередной раз продемонстрировал, что передача инициативы противнику вещь опасная, затратная и при наличии сил на наступление лучше все же стараться наступать и навязывать свою волю врагу. Подчеркну, что политической же задачей плана была защита страны, а не мифический "освободительный поход" в Европу.

  • Владимир, Самара:

    Когда откроют все архивы РККА, НКВД и пр. за первые 7 месяцев 1941г. и что обсуждалось на многочисленных совещаниях Сталина с руководством РККА в мае и июне 1941г.

  • Алексей Исаев:

    В массе своей документы этого периода на данный момент открыты. Речь идет о документах армии, об НКВД я судить не берусь — это не моя тема. Стенограмм совещаний в кабинете Сталина не велось и поэтому об их содержании мы можем судить только по косвенным признакам. Например, по отправленным сразу после них телеграммам или подписанным приказам.

  • Александр, Химки:

    Уважаемый Алексей! Дайте пожалуйста Вашу оценку степени объективности изложения событий первых дней (с 15 июня по 15 июля) в дневниках Гальдера. Заранее благодарен!

  • Алексей Исаев:

    Разумеется Франц Гальдер был живым человеком и определенная доля субъективности в оценке событий у него присутствует. Однако следует заметить, что записи в дневнике делались по горячим следам событий. Элемент послезнания, характерный для мемуаров в дневниках отсутствует. Все это делает ежедневные записи Гальдера весьма ценным историческим источником. Тем не менее, следует помнить, что это описание и оценка событий из Берлина, издалека. Поэтому многие эпизоды боевых действий от Гальдера неизбежно ускользали. Сравнение дневника с реальными журналами боевых действий соединений и объединений вермахта на восточном фронте показывает, что Гальдер далеко не всегда был в курсе происходящего, даже на уровне положения войск и их ближайших планов на уровне корпуса.

http://rian.ru/online/20101119/298313931.html


0.30416297912598