13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
25/06
Архив материалов
 
Запад отнимает у Сербии юг

Южные общины Сербии (Прешево, Буяновац, Медвежья) – следующая после Косово территория, предназначенная Западом к изъятию из состава Сербского государства при помощи безотказного инструмента – «албанского фактора». На первое место среди многочисленных внутренних проблем Сербии выходит вопрос - удастся или не удастся Сербии сохранить в своем составе очередную «проблемную зону».

Слабые попытки сербской власти прозондировать почву насчет возможного раздела Косово (заявление Тадича о реальности проекта создания «Великой Албании» и предложение И. Дачича о разделе Косово и Метохии) так и остались инициативой, повисшей в самой Сербии в воздухе, но вызвавшей бурную реакцию в албанском лагере.

Бывший коммунистический функционер, а ныне влиятельный косовский политик Азем Власи 29 мая 2011 г. предупредил Белград, что в Косово никто не будет и речи вести о разделе своей территории, зато курс на присоединение севера Косово к Сербии поставит вопрос о разделе самой Сербии, то есть присоединении к Косово «Прешевской долины» (общины Прешево, Буяновац, Медвежья на юге Сербии).

Решающее слово здесь, по сложившейся за 20 лет балканской традиции, принадлежит Соединённым Штатам.

Заместитель госсекретаря США по Европе и Евроазии Филипп Гордон, немало не смущаясь очевидному несоответствию его слов политике США в регионе, заявил, что «раздел Косово приведет к негативным последствиям для всего региона, мы это не поддерживаем». Требование Вашингтона ультимативно: Сербия не может вступить в ЕС, не решив проблему Косова и не согласовав границы с соседним государством. Для особо идеалистически настроенных евроэнтузиастов Ф. Гордон пояснил, что «ЕС сам решит, будет ли формальное дипломатическое признание Косово условием для вступления». И ЕС решил - в направлении, указанном Вашингтоном. 22 июня 2011 г. депутаты бундестага в ФРГ приняли резолюцию о том, что до конца переговорного процесса о вступлении Сербии в ЕС Сербия должна будет фактически признать Косово (поддержать его вступление в ООН и другие международные организации или в иной форме), «признание должно лечь на стол, и если его не будет, то германский парламент не поддержит вступление Сербии в ЕС». По оценкам немецких парламентариев, Сербии потребуется минимум 8 лет собственно для вступления в ЕС. При этом затягивания вступления не будет… при выполнении Сербией всех условий. Таким образом, запущен механизм закрепления геополитической перекройки Балкан – легитимации расчленения Сербии и неприкосновенности территориальной целостности Косово.

И это не всё. Подобно бульдогу, вцепившемуся в горло врагу, албанцы неуклонно продвигаются к освоению еще одной части сербской территории… И, похоже, препятствий на этом пути они не встретят. Сербская власть не реагирует на агрессивные призывы и действия албанской стороны и никак не решает проблему, угрожающую взорвать Сербию.

14 мая 2011 г. член Президиума Албанской демократической партии, представитель премьера Албании Сали Бериши Азган Хаклай в ходе своего визита в г. Прешево официально потребовал объединить все албанские территории в одно государство.

Прибыл он на мероприятие албанцев в с. Ораовица (теперь населенное исключительно албанцами), где прошли «торжества», посвященные 10-летнему юбилею «борьбы Освободительной армии Прешево, Буяновца и Медвежьи» (ОАПБМ). Там же был открыт памятник павшим бойцам ОАПБМ.

Двумя неделями ранее в г. Гнилане (Косово) состоялось совещание политических кругов юга Сербии и косовских албанцев (присутствовали председатель общины Прешево и лидер самой влиятельной албанской партии в Сербии Демократической партии албанцев Рагми Мустафа и его заместитель Орхан Реджепи, председатель общины Буяновац Йонуз Муслию и другие политические лидеры косовских албанцев). По итогам заседания было принято решение: «проблему Прешево» следует решать в рамках переговоров Приштины и Белграда; всем учреждениям Тираны и Приштины содействовать «возвращению» общин Прешево, Буяновац и Медвежья «независимой Республике Косово»; в адрес международного сообщества выдвинуто требование оказать давление на правительство Сербии, чтобы оно «не препятствовало свободному волеизъявлению населения Прешевской долины» (так албанцы называют юг Сербии).

В чем заключается суть вопроса? В трех общинах на юге Сербии – Прешево, Буяновац и Медвежья - проживают около 90 тыс. человек. Согласно переписи населения 2002 г. население Прешево, Буяновца и Медвежьи составляет 35 118, 43 302 и 10 760 человек соответственно, из которых албанцев 31 100 (89%), 23 681 (54,7%) и 2 816 (26,1%); сербов - 3 000 (8,5%), 14 782 (34,1%) и 7 163 (66,5%) (9). Т.е. из 61,6 тыс. албанцев, проживающих в Сербии, на долю юга страны приходится 57,5 тыс. человек. Абсолютное большинство населения албанцы составляют в общинах Прешево и Буяновац. (На юге Сербии проживают и представители других национальностей – черногорцы, цыгане, бошняки, горанцы.)

Самое крупное албанское сообщество в Сербии находится в общине Прешево (Пчиньский округ). Положение общины Прешево имеет особо важное стратегическое значение. Она расположена на границе с Македонией, по ее территории проходит международный Коридор-10 по линии Белград – Скопье – Солоники - Афины, трасса М-25.2, вблизи находятся три международных аэродрома - Ниш, Скопье, Приштина. Община Буяновац (также Пчиньский округ) расположена в центре коммуникационных путей авто- и железнодорожных магистралей, проходящих по Коридору-10, недалеко от указанных трех международных аэродромов и пограничного перехода с Македонией. Община Медвежья находится в Яблоницком округе, через ее территорию проходит автомагистраль М9 Лесковац – Приштина, эта община особенно богата природными ресурсами (цинк, олово, золото, серебро).

В экономическом аспекте Прешево, Буяновац и Медвежья относятся к беднейшим регионам Сербии. Так, в Прешево уровень безработицы в настоящий момент достигает 70% трудоспособного населения. Но сербская власть, столь сильно ориентированная на европейскую интеграцию, практически ничего не делает для развития потенциала региона, связующего юг и север страны.

Медвежью называют «забытой общиной», повсеместным явлением в ее жизни является угасание сельского хозяйства (основной отрасли экономики), безработица (не имеет работы треть трудоспособного населения общины), обнищание и отток населения (сербов – в Лесковац, Ниш и Белград, албанцев – в Косово и Метохию, где легче найти работу), закрытие сельских школ, массовая продажа домов и даже отключение телевидения за неуплату. В общине есть районы, в которых годами не слышен детский смех, нет молодых людей, не заключаются браки, единственными событиями становятся похороны немногих оставшихся стариков.

В политическом плане албанские лидеры Прешево и Буяновца тяготеют к Косово и Албании. В Медвежье большинство состоит из сербов, свое будущее связывающих с Белградом.

Албанские партии юга Сербии, за исключением Партии демократического действия Р. Халими, почти не участвуют в политической жизни на республиканском уровне, однако их внимание сфокусировано на местном уровне, особенно на борьбе за местную власть, за государственные институты – полицию, правосудие, таможню и т.д. И их усилия не безрезультатны: в общинах Прешево и Буяновац на локальных выборах регулярно побеждают албанские партии.

* * *

После военной агрессии НАТО против Югославии и оккупации Косово силами альянса борьба албанских политических групп за консолидацию албанских территорий и укрепление «албанского фактора» на Балканах не прекратилась. Более того, она приобрела наступательный, системный характер. Теперь это – наступление на сербскую власть, от которой албанцы требуют признать независимость Косово и присоединить к нему юг Сербии. Так, в 2006 г. была принята декларация, в которой местные этнические албанцы потребовали от Белграда признания за ними прав официально использовать албанские национальные символы и отмечать албанские государственные праздники. Тогда декларация была сразу же направлена в западные посольства и неправительственные организации, действующие на территории Сербии. В ответ Белград через законодательство, касающееся формирования Национальных советов, предоставил национальным меньшинствам право легального использования национальной символики.

В 2007 г. вновь как о действующем политическом факторе заявила о себе Освободительная армия Прешево, Буяновца, Медвежьи. Напомним, что ОАПБМ действовала с 1999 по 2001 гг., являясь подразделением террористической Армии освобождения Косова. Она состояла из полутора тысяч боевиков, целью ставилось отделение от СРЮ «Восточного Косова» (Прешево, Буяновац, Медвежья) с перспективой присоединения их к «независимому Косову». После завершения бомбардировок НАТО между Косовом и югом Сербии, согласно Военно-техническому соглашению (Кумановское соглашение, подписанное 9 июня 1999 г.), была создана сухопутная зона безопасности, длиной 402 км и шириной 5 км. Здесь было запрещено присутствие Армии Югославии, а сербским полицейским подразделениям разрешалось использовать лишь легкое стрелковое оружие. Что и открыло «зеленый свет» для албанских экстремистов из Косова для совершения диверсионно-террористических вылазок против полиции и граждан Сербии.

В 2001 г. произошел вооруженный бунт албанцев юга Сербии во главе с ОАПБМ и проведена серия террористических атак против представителей власти и полиции Сербии.

Международное сообщество несет львиную долю ответственности за эскалацию конфликта на юге Сербии, т.к. именно американский контингент КФОР контролировал зону «Восток», из которой вооруженные боевики ОАПБМ перебазировались в сухопутную зону безопасности и осуществляли нападения на представителей армии и полиции СРЮ. Силы КФОР не только не разоружили Армию освобождения Косова, но и не препятствовали ей рекрутировать албанцев-добровольцев в ОАПБМ. Бойцы ОАПБМ во время диверсионно-террористических вылазок чувствовали себя вполне защищенными, учитывая, что командование НАТО ввело запрет на применение тяжелой артиллерии в сухопутной зоне безопасности, т.е. для них демилитаризация означала лишь облегчение условий для наступлений.

С момента подавления бунта установилась внешне стабильная, хотя и весьма хрупкая ситуация. Однако периодически повторялись случаи нападений на представителей власти. В 2007 г. так, по сути, и не распущенная АОПБМ в День албанского флага провела ралли, участники которого выступили с лозунгами «Референдум 1992 плюс Армия освобождения Прешево, Буяновца, Медвежьи», «Прешевская долина без жандармерии».

Одновременно с албанской стороны участились случаи осквернения албанцами православных святынь, причем на православные религиозные праздники.

Примеры: храм Св. пророка Илии около Вранья, храм Свв. Константина и Елены в Великом Трновце, храм Св. Параскевы в Лучанах, храм Св.Георгия в селе Ораовица в общине Прешево. В селе Ораовица, например, где сербское население некогда составляло большинство, с 1996 г. не проживает ни одного серба. Их выселение проходило под давлением, а когда оно завершилось, то албанцы осквернили и разрушили сербское кладбище, не оставив ни одного памятника.Террористические вылазки албанцев продолжались и далее. Министр внутренних дел Сербии И. Дачич, ссылаясь на источники в западных разведслужбах, указывал, что в Косове существуют определенные структуры, закупающие оружие и провоцирующие нестабильность.

…По данным Европола, Управления по борьбе с наркотиками США и Интерпола, Юго-Восток Европы подконтролен организованным криминальным группам, сформированным по этно-территориальному признаку. Совет Европы в докладе об организованной преступности в Юго-Восточной Европе (март 2010 г.) обозначил Албанию как транзитный коридор, а албанские преступные группы - как основные силы в торговле героином. Отмечалось, что именно для албанских групп характерна практически военная организация и особо соблюдаемый режим конспирации. Приводились данные и о том, что албанская полиция контролирует около 20 групп-поставщиков наркотиков.

Как известно, на Афганистан приходится примерно 80 % мирового производства героина. Из Афганистана он поступает в Турцию и Болгарию, далее разделяясь на три направления - боковая ветвь идет через Румынию, центральная – через Сербию, Венгрию (а также Хорватию и Словению) к Австрии, Германии и Голландии. Третье ответвление идет через Болгарию, Македонию, Косово и Черногорию в Италию и далее в страны ЕС.

Главным дистрибьютером наркотиков на Балканах является село Велики Трновац (община Буяновац, на границе с Косовом, население – около 10 тыс. человек, исключительно албанцы). Отсюда рукой подать до границ с Болгарией, Албанией и Македонией, это место – настоящий «перекресток наркомагистралей». Через Велики Трновац идет героиновый поток из Афганистана, Пакистана, Ирана и Турции. Здесь находятся склады и идет упаковка «товара». По некоторым оценкам, ежегодный оборот наркотических веществ, проходящих через Трновац, составляет около 50-60 тонн героина; через Албанию и Черногорию «товар» поступает в Италию, частично оседает в Сербии и далее идёт в другие западноевропейские страны…

Велики Трновац недаром называют «героиновыми воротами Запада». В процесс распределения героина вовлечено все население (албанское) региона - около 6 тыс. человек.

Интерпол отмечал, что там постоянно готово к продаже по меньшей мере три тонны героина. Итальянский Центр по борьбе с мафией указывал, что 70% наркотиков, предназначенных для западноевропейского рынка, идет через Прешево и Великий Трновац, а весь процесс контрабанды контролируют семейные кланы Османи, Халифи и Буньаку. Итальянцы отмечали, что регион крайне криминализирован, а сербские власти адекватно на ситуацию не реагируют. Сами сербские полицейские отмечают особые трудности, связанные с пресечением преступного наркобизнеса. В нем действуют исключительно семейно-клановые связи, поэтому внедрение или инсайдерская информация практически невозможны. Организация поставлена настолько «хорошо», что для полиции даже приблизиться к Велики Трновцу - большая проблема.

Сейчас сербы стараются лишний раз в Буяновац не приезжать, атмосфера там царит враждебная. Но, в отличие от власти, сербское население само предпринимает меры, чтобы отстоять свои интересы.

В начале 2011 г. была подписана петиция, в которой от власти требовалось прекратить искусственную албанизацию региона; создать Независимую комиссию с целью установления истинного числа населения на юге Сербии и его национального состава (выяснилось, что во время последней переписи населения в 2002 г. во многие населенные пункты с чистым албанским населением переписчики даже не решались войти). По итогам переписи последовало завышение числа албанцев, хотя, как утверждает сербская сторона, многие из них проживают в Косово, а зарегистрированы в Буяновце фиктивно. Завышенное число албанцев своим практическим следствием имело почти полное исключение сербов из органов местного самоуправления (формирующегося пропорционально национальному составу). А если власть откажется принимать должные меры, то сербские лидеры предлагают разделить общины на две части – Буяновачку Баню (большинство - сербы) и Велики Трновац (большинство - албанцы). Таким образом, нынешний сербский режим фактически сам способствует албанизации южных регионов Сербии.

В августе 2009 г. албанские политические группировки юга Сербии на основе положений декларации 2006 г. выдвинули новую инициативу - о выделении особого региона «Прешевская долина». Риза Халими особо акцентировал внимание на создании единых, исключительно этнически албанских, структур управления регионом.

Конгресс в Тиране 30 октября 2010 г. стал отправной точкой решительного наступления с целью реализации вековых албанских устремлений. Главы общин Прешево и Буяновац сформировали движение «За природную Албанию». Идея «природной Албании» существует с 1877 г., ее сторонники искали поддержки своего проекта у Турции, Габсбургской монархии и Италии, после Второй мировой войны – у СССР, Китая и США.

«Природная Албания» должна охватить территории Албании, Греции, Македонии, Сербии и Черногории, населенных албанцами.

Об этом говорит. В частности, директор Института по региональному прогнозированию (Тирана) Коча Данай. Практические действия для реализации поставленной задачи, по его словам, будут таковы: албанское население в этих государствах проведет собственные референдумы о формировании единого албанского государства. Цель одна - решение «албанского вопроса» путем создания единого албанского государства. Коча Данай – не только директор научно-исследовательского учреждения, он – бывший советник трех последних албанских премьеров и «реставратор» идеи «Великой Албании». И он также утверждает, что данная идея пользуется поддержкой всего международного сообщества.

Помимо давления на сербскую власть албанские лидеры требуют осуществления конкретных мер: демилитаризации региона, прекращения акций спецподразделений сербской полиции, пропорционального представительства албанцев в государственных институтах, признания дипломов, выданных в Приштинском университете после февраля 2008 г. и учебников из Косово, а также освобождения албанцев, арестованных сербскими полицейскими в декабре 2008 г. по подозрению в принадлежности к Гниланской нелегальной военной группировке.

Сербская власть уже сделала для албанцев немало: после подписания Кумановского соглашения изменила закон о локальных выборах, ввела пропорциональную систему и открыла путь к формированию албанского большинства в системе местной власти. На выборах в июле 2002 г. в местные парламенты Прешево, Буяновца и Медвежье представители албанских партий победили, они и сформировали органы местной власти. Далее в июне 2001 г. при посредничестве миссии ОБСЕ в этих трех общинах была создана мультиэтническая полиция. Примечательно особое участие миссии ОБСЕ. Для увеличения присутствия албанцев в системе правосудия миссия начала обучение албанских юристов, чтобы облегчить им сдачу экзаменов для поступления на госслужбу. И не менее примечательно, что создание албанского университета "Stuhl University" в г. Тетово (Македония, на границе с Косовом) также произошло под давлением и контролем ОБСЕ, на средства ЕС.

Далее в Медвежье были открыты экономический и юридический факультеты Нишского университета, преподавание на которых ведется на сербском и албанском языках (хотя албанская молодежь в основном получает образование в албанских университетах Приштины, Тетово и Тираны). Однако албанские требования идут дальше: обучение медицине, машиностроению, электротехнике, строительству, архитектуре, информатике, актерскому мастерству… Албанским лидерам не понятно, «в чем проблема, если албанец в Сербии на своем родном языке будет иметь паспорт, водительское удостоверение, свидетельство о рождении», «и почему ребенок, рожденный в Гнилане (Косово), не может быть жителем Буяновца»… Следующий шаг вполне логичен – полный перевод документооборота на юге Сербии на албанский язык.

В Прешево, например, документы заседаний Скупщины общины на сербский язык уже не переводится вовсе. Предлог - подавляющее большинство депутатов – албанцы, а несколько сербов в их составе и так знают албанский язык.

Бывший командир ОАПБМ, а ныне заместитель председателя скупщины общины Прешево О. Реджепи говорит о 30-летней борьбе албанцев за «природную Албанию», эволюционировавшей от демонстраций до вооруженной борьбы с автоматами в руках. Именно Реджепи провозгласил, что Прешево до 2013 г. станет частью «Великой Албании» и призвал больше не питать иллюзий насчет дальнейшей судьбы Прешево.

За тем, чтобы и у сербской власти не возникало никаких иллюзий, внимательно следят на Западе. Так, например, даже на таких рабочих мероприятиях, как заседание, посвященное двухлетию реконструкции Координационного совета (март 2011 г.), присутствовали посол США Мэри Ворлик и представители других западных посольств и организаций.

Таким образом, власть Сербии, не желающая выполнять свой конституционный долг по защите конституционного порядка и территориальной целостности страны, оказалась в системе двойного подчинения - у международного сообщества и албанских политических сил, диктующих Сербии свою волю. За объединение албанцев на единой территории вооруженным путем уже боролись Освободительная армия Косова, Албанская национальная армия в Македонии, Освободительная армия Прешево, Буяновца и Медвежьи. Теперь, после Косово, вопрос о судьбе юга Сербии переводят на международный уровень, связывая его с переговорами Белграда и Приштины.

Тем временем Албания вводит единые программы образования для албанцев соседних государств. В долгосрочной перспективе планируется преодолеть

пресловутую разобщенность и межклановую вражду албанцев (Тачи и Харадиная в КиМ, Джафери и Ахмети в Македонии и т.д.). О степени разобщенности свидетельствует такой факт: на юге Сербии (община Буяновац) 20 июня 2011 г. появилась еще одна, одиннадцатая по счету, албанская политическая партия, которая стала результатом четвертого раскола Партии демократического действия Р. Халими (во главе новой Демократической партии стал зампредседателя общины Буяновац Нагип Арифи).

Албанская элита «видит великоалбанские сны XIX века», а государство Албания, официально не поддерживая проект «Великой Албании», при помощи англосаксонских держав постепенно начинает воплощать его в жизнь. Идею «Великой Албании» поддерживают 81% опрошенных косовских албанцев, 62% - в Албании и 51% в Македонии. (Всего на Балканах проживают около 6 млн. албанцев). Реализации проекту «Великой Албании» способствует и мощное албанское лобби в странах Запада.

Принимая решения, Белграду следует учитывать главное: албанская политика носит непримиримый националистический характер, она не признает компромиссов и сотрудничества, отличается резкой нетерпимостью, стремится к быстрым и ощутимым результатам.

Неуклонно идет интеграция албанцев в сербское общество - по линии освоения сербских госинститутов с сохранением отчужденности и замкнутой структуры албанцев. Пресловутая мультиэтничность на практике оборачивается вытеснением сербов и дальнейшим обособлением албанцев.

«Албанизации» юга Сербии предшествовали годы бездействия, а фактически - косвенной поддержки албанского сепаратизма правящей коалицией в Белграде.

Складывается впечатление, что нынешняя сербская власть умышленно создает условия, ослабляющие государственную систему, сводит на нет сербское присутствие на юге страны, и эти «бреши» умело используются албанцами.

Так при благосклонном отношении Запада к «великоалбанским фантазиям» и пассивной позиции официального Белграда Сербию подталкивают к очередной национальной катастрофе – демонстративному и наглому изъятию ещё одной части её территории и её ресурсов.


Анна Филимонова


По материалам Фонда стратегической культуры
http://www.stoletie.ru/geopolitika/zapad_otnimajet_u_serbii_jug_2011-07-07.htm



0.23269295692444