14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Деградация Элиты: «Тайная власть Империи»
Древний и средневековый Китай создали непревзойдённую систему управления, которая позволила сохранить государство в течение почти 6000 лет, это единственный народ человеческой истории, сохранивший государственность, культуру и самоидентификацию за такой долгий период времени. Результат тем более поражает воображение, если учесть, что китайцы были исходно группой более чем 200 (!) разных народов, некоторые отстояли друг от друга дальше, чем русские от англичан и арабов. В середине I тысячелетия до н. э. политическая карта древнего Китая кардинальным образом меняется: от двухсот государств остается «всего лишь» около тридцати. Интересно, что до сих пор северные китайцы не понимают южных, только иероглифы являются средством общей коммуникации. Этим и ещё соседствующей Великой Степью объяснялись страшные войны, которые тысячи лет терзали Империю. Но китайцы не только выстояли, они выстроили уникальную цивилизацию, которая вновь претендует на позиции сверхдержавы. Вот это Элита с большой буквы. С ней не идет в сравнение ни Александр Македонский или какой-то Карл Великий, дела и империи которых сразу же были развалены бездарными преемниками. Приведенная ниже структура устройства Китайской Империи в значительной мере является упрощенной в том числе и по историческим периодам и царствам, чтобы не отвлекать читателя от понимания сути.

Основы социальных порядков и государственная машина были формально созданные в циньском Китае (1-е тыс. н.э.), но по сути пришли из 2 тыс. до н.э. и даже более ранней эпохи и оказались столь совершенными, что практически всяких изменений сохранились до революции 1911 г. Всё государственное управление в Китае было в руках профессиональных управленцев-чиновников. Стать чиновником мог любой свободный мужчина, сдав соответствующие экзамены. Чем выше должность, тем сложнее экзамены. Философия, литература, математика, тесты, на высшие должности рукопашный бой, включая бой с тяжёлым холодным оружием – меч, алебарда (в конце средних веков оставлено только для военных должностей). Что такое бой с мечом или алебардой, это надо знать. Только хладнокровный и решительный человек имеет шанс на победу. В процессе обучения много учеников отсеивается, в том числе по причине травм и гибели, оставшиеся приобретают дисциплину духа. Так отбиралась правящая элита Китая.

В Империи существовало особое ведомство обрядов — идеологии, руководимое верховным жрецом. Унифицированный ритуал должен был служить социальному сплочению, воспитанию населения в духе патриотизма, незыблемости и святости существующих порядков. Характерно, что верховный жрец осуществлял надзор за созданной в 124 году до н.э. императорской академией, готовящей высокопоставленных чиновников. Он же выступал в роли «министра образования». Попытки экономии на упразднении «ведомства обрядов» всегда заканчивались однотипно: через небольшой промежуток времени– смутой и гражданской войной, нередко сопровождавшиеся распадом государства. После этого мудрым правителям приходилось десятилетиями объединять распавшуюся страну.

Цензорские органы возглавлялись верховным цензором и не допускали притока «неприличествующей достойным людям» информации в массы. Чиновники этого ведомства, доверенные лица и личные представители императора стояли на страже существующих порядков как в центре, так и на местах, образуя сложный механизм взаимоконтроля и получения информации. Они были «глазами и ушами» императора в каждом округе, контролировали работу всех должностных лиц, следили за их благонадежностью, расследовали государственные преступления. Внешняя и внутренняя обстановка в государстве, ведущего беспрерывные войны и постоянно присоединяющего новые территории, населенные недовольными, обычно была крайне неблагоприятной. Было большое количество шпионов и предателей, готовых за мзду войти в контакт с врагом. В целом, государственная структура успешно справлялась с этой задачей.

Глава ведомства сельского хозяйства был одновременно министром финансов, ответственным за поступления в государственную казну налогов и доходов от государственных монополий на соль и железо. Он контролировал также расходы на содержание чиновничества и армии.

Община была обособленной единицей с древних времён. Руководство общиной осуществляли староста и «отцы-старейшины». Система контроля распространялась и на органы местного самоуправления. Система взаимной ответственности действовала на всех уровнях: от сельской общины, построенной на круговой поруке, до высших чиновников, отвечающих за нарушения приказа или плохую работу подчиненных им чиновников. Очень важный момент — за плохую работу подчиненного в Китае отвечал его начальник.

Армия играла огромную роль в Древнем Китае, что объяснялось частыми войнами. Основу военной силы составляли резервисты, входившие в армейские группы и размещенные в военных поселениях и лагерях. Военным лагерям выделялись земельные угодья, составлявшие их хозяйственную базу. Должности командующих группой армий нередко передавались по наследству, но далеко не всегда. В армию брали мужчин от 23 до 56 лет, которые должны были пройти годичную подготовку, нести гарнизонную службу в течение года и месяц в году служить в ополчении по месту жительства.

Розыск и задержание разбойников была обязанностью военного ведомства, куда входила дворцовая охрана. Начальник профессиональной Императорской Гвардии занимал важное место в государстве, будучи фактически начальником спецслужб, которые как отдельная единица не существовали. Китайцы избегали плодить специализированные подразделения и бюрократические службы со специальным назначением. Даже полицейские и разведывательные функции были отнесены к армии. Цель этого — «дабы избежать образования сущностей самих себя воспроизводящих». То есть они очень ясно понимали опасность образования бюрократических структур, заинтересованных не в решении порученной им задачи, а в оправдании своего существования и привилегий. Китайские императоры пользовались даосским принципом «проще предотвратить, чем вылечить» при обеспечении безопасности государства. Структура обеспечения государственной безопасности Поднебесной Империи была ИНТЕГРИРОВАННОЙ, то есть единым организмом, обеспечивающим безопасность общества на всех уровнях и направлениях. Интересно, что в подобная система (НКВД) была создана Сталиным и доказала свою высокую эффективность даже при крайне неблагоприятных для государства внешних и внутренних условиях.

По такому же принципу предотвращения заболеваний строилось здравоохранение Империи, которое было самым передовым в мире на протяжении многих тысячелетий, что привело к колоссальному росту населения Китая. Имперские медики разработали сложный комплекс гигиенических и санитарно-профилактических мероприятий, которые очень важны, так как большая часть территории Китая располагается в эпидемиологически неблагоприятных районах с природными очагами чумы, тифа и других опасных заболеваний.

Судебное ведомство Китая строго следило за применением уголовных законов. Все дела о наиболее тяжких преступлениях проходили через его руки, особенно дела, связанные с превышением власти чиновниками, что традиционно относилось к особо тяжким преступлениям. В Китае почти все административные органы обладали судебной властью. Пресечение злоупотреблений чиновников возлагалось также на представителя верховного цензора в провинциях. Провинциальный судья был одновременно начальником тюрем в округе согласно «принципу о неумножении сущностей». Если в уезде дело не было разрешено, оно направлялось губернатору провинции, который в случае его сложности мог адресовать дело в центр. Высшей инстанцией был император.

Преемственность традиций и роль аккумулятора знаний в Китае составляла «тайная власть» Империи. Тайная власть в Китае, собственно говоря, никогда не была ни тайной, ни вообще «властью» в общепринятом смысле этого слова, в отличие от западных «лож» и «клубов». И высший чиновник, и мафиози из «триады», и последний деревенский бедняк знал и боготворил носителей мудрости, без которой не могло долго существовать китайское общество, именно они, таинственные мудрецы Востока создали основу уникального китайского устройства. Речь идет о даосах. Появившиеся из таинственных сект, пришедших с Запада примерно во 2 тысячелетии до н.э. они сыграли колоссальную роль в китайской истории и есть все основания полагать, что продолжают ее играть. Именно они, кстати, создали Теорию Жажд, рефлексотерапию, а также компас, Диалектику, искусство шпионажа и многое другое.

Говоря о даосах как Хранителях Знания Империи автор делает значительное упрощение, чтобы избежать крайне сложной картины общественных взаимоотношений Поднебесной Империи, тем не менее, он полагает, что ему удалось правильно передать суть. Дело в том, что даосы китайской традиции тесно переплелись с буддисткими и конфуцианскими мудрецами, буддизм в Китае кардинальным образом трансформировался под воздействием даосизма, породив ветвь Чань (Дзен) буддизма, резко отличающуюся от исходного. Нередко, как например в случае с упоминающимся ниже Чу Цаем мудрец был и даосом, и буддистом (а бывало что ещё и конфуцианцем) одновременно, имелось также немалое количество других философских и научных школ, которые были весьма похожи в основах. Упрощение делается, чтобы избежать рассмотрения таких сложностей, не влияющих на суть рассматриваемого материала.

Самое мудрое, что мог сделать человек, обидевший даосского мудреца – немедленно наложить на себя руки. Если он и мог бы бежать от агентов Императорской Гвардии, то ему некуда было скрыться от «триад» — китайской мафии. Неудивительно, что даже самый отчаянный разбойник не осмеливался оскорбить уважаемого мудреца. «Наезд» императорского дома на даосов в начале н.э. вылился в страшное Восстание Желтых Повязок, подавленное с огромным трудом. Больше императоры так «шутить» не осмеливались. С благословения даосских мудрецов и при их интеллектуальной поддержке началось восстание Тайпинов (и некоторых других) и они же, увидев вырождение руководителей восстания, отказались от их поддержки в самый его пик, когда казалось, рукой подать до победы. Сокрушительное поражение и нанкинская трагедия не заставили себя долго ждать.

Настоящие даосы никогда не жили в роскоши, хотя редко жили в бедности. Мудрецу было категорически запрещено заниматься политикой. Запрещено традицией, если он ее нарушает, то перестаёт быть авторитетом для клана, а вскоре – и для общества. Не уверен, что это результат благородства, просто эти хитрецы не любят совать голову под топор. Вместо себя они с усмешкой выставляли вперед конфуцианских жрецов, у которых была и роскошь, и формальная идеологическая власть. Однако в случае неудачного поворота событий именно этих бедолаг и закапывали живыми в землю тысячами, даосы же обычно оказывались в стороне и вскоре вновь были востребованы новой властью. Если же в них не было нужды, то, пожав плечами, они удалялись в свои хижины и лаборатории-монастыри, «идя по пути Счастья». После очередных кровопролитных потрясений в Поднебесной, обычно оказывалось, что нужда в них всё-таки есть. Даосы не имели никакой силы вне китайского государства, но способны были оказать помощь по принципу малого воздействия на систему в нестабильном состоянии. Они очень четко представляли себе свою роль в Империи. Умные чиновники – тоже. Обычно ни одно крупное государственное назначение не проходило без совета с уважаемым патриархом. Большая часть сил государственного деятеля уходила на грызню, рутину и борьбу за власть. Мудрец мог позволить себе роскошь быть вне этого, тратя свою жизнь на познание человеческой природы и приобретение Знаний, отдавая их в мир по мере необходимости.

Даосизм формально считается религией, но в ней нет Бога, хотя ряд направлений даосизма, смешавшихся с народным верованиями пантеон. «Вера в Бога есть вера в собственное бессилие, непонимание же того, что существуют Высшие Силы есть глупость», гласит даосское наставление. Строго говоря, даосов вполне можно было бы назвать материалистами.

Хранители Знания древнего Китая, почему они назвались даосами («идущими по пути»)? Надо же было им себя как-то называть. У них не было ни формальных обрядов, ни общепризнанных центров поклонения. Часто они к классическому даосизму имели очень отдаленное отношение, но к Знанию всегда – самое прямое. Обычным было, что какая-либо даосская школа (клан) теряла свой авторитет и растворялась, будто ее и не было, если она приобретала авторитет, то возрождалась из небытия. Все свои силы они сосредоточили на поиски Истины и служению Жизни, как они ее понимали. Если китайское общество по их понятиям соответствовало правильному Пути, то для служения ему они не жалели собственной жизни. Свободное от советов и изучения древних знаний время они посвящали разработке методов лечения и продления жизни и добились немалых успехов для своего времени. В средние века их даже называли «Бессмертными», что вполне понятно – при средней тогда продолжительности жизни в 35 лет даосы обычно жили до 90-95 и даже более.

Это были просто учёные мудрецы китайской традиции. Мистика, которую они любили нагонять вокруг себя, на поверку оказывалась хитроумными трюками для усиления духовной власти над темным народом. Но знания в области медицины, психологии, управления, математики, астрономии и даже, как можно сказать сейчас, системного анализа были вполне реальными и самыми передовыми для своего времени, хоть и не столь зрелищными. Именно за Знанием приезжали к ним на поклон императоры. Обычным было, когда на приказ «доставить мудреца во дворец» следовал ответ, что мудрец стар и не перенесет путешествия и пускай император сам едет к нему в горы. Наученному традицией императору оставалось вздохнуть и собираться в дорогу. Также обычным было в конце дальнего пути увидеть «немощного» старца, несущего бревно на плече или работающего в поле. Китайские императоры обычно были достаточно мудры, чтобы это проглотить, а то могло выйти боком. Китайцы убеждены, что если даосский мудрец не желает давать совета или просит что-либо выполнить, не стоит настаивать на своём ни в коем случае, несмотря на всю кажущуюся мудрость, последствия вынужденного совета обязательно будут очень плохими. Очевидно, что возникло это не на пустом месте.

Интересна в этом смысле легенда о Чжунь Чжене (в русских источниках — Чань-Чуне) – даосском мудреце, с которым неожиданно возжаждал беседовать сам Чингиз-Хан после завоевания раздробленного Китая. Согласно официальной информации тех лет, беседа велась о продлении жизни и улучшении здоровья Владыки. Беседа об оздоровлении и продлении жизни с даосским мудрецом это примерно то же самое, что сейчас дипломатический обед. Все прекрасно понимают, что посол приезжает в МИД вовсе не для того, чтобы поесть. В те времена в Китае было немало даосских лекарей, намного более искусных в лечении, чем Чань Чунь, который вообще-то говоря лекарем не был, но Хан захотел видеть именно его. Быть может Великого Хана потянуло познакомиться с даосизмом? Для этого не было необходимости никого звать, ближайшим советником Великого Хана был мудрец Чу Цай, прекрасно знавший буддизм и даосизм и имевший на него такое колоссальное влияние, что тот по его совету нарушил монгольский родовой закон, оставив трон не старшему, а 3-му сыну. Влияние-то было, но калибром талантливый самоучка, пусть и с опытом чиновничьей работы в высших управленческих структурах Китая, был явно не сравним с хранителем древних знаний Чунь Чанем, патриархом одного из самых уважаемых даосских кланов. Он – Чу Цай, как наследник одной из китайских династий, знал к кому надо обратиться за советом.

После беседы с мудрецом действия Чингиз-Хана были весьма показательны. Он освободил даосов от всех налогов и повинностей и запретил их обижать с многообещающей формулировкой: «Нарушивший указ Великого Хана сам он и его род будут Великому Хану противны». Для непонятливых поясню: такой великой милости удостаивались немногие.

Именно после встречи с Чжунь Чженем была кардинально реформирована структура государственного управления Орды. Появились или были коренным образом реформированы структуры государственного управления, впоследствии практически без изменений перенятые Московией: ямщицко-посыльная служба, система передачи документированного символа государственной власти – ярлыка и пайцзы, система мобильной обороны границ, шифрование посланий, унифицированная система сбора налогов, опора на местное духовенство покорённых племён и так далее. Большую часть этого воплощал незаслуженно забытый организационный гений – Угэдэй , сын Чингиз-Хана, тот самый, кому оставили трон по совету Чу Цая. Хотя он ли был гением, если за его спиной неизменно маячила фигура мудрого даоса, которому приписывают в разных вариациях авторство слов: «Чтобы сделать хороший лук, мастеру надо учиться много лет, для того чтобы учиться управлению государством, надо учиться ещё больше, государством должны управлять достойные мастера».

Легенда гласит, что когда Чунь Чань вернулся на родину, его стали обвинять в том, что он передал кочевникам, принесшим Китаю столько бед, важные знания, которые могут усилить их. На что тот с усмешкой ответил, что империя кочевников благодаря этим знаниям усмирит и воспитает кочевых дикарей, а когда она падет лет через 300, то тогда часть ее земель спокойно заберет Поднебесная и тем самым избежит кровопролитных войн и восстаний непокорных племен. «Монголы усмирят их для нас». «Если мудрецы объединены в школу, чтящую традиции, то ученики наших учеников смогут завершить то, что задумали Учителя наших Учителей». Хранители Знаний Поднебесной могли себе позволить планы длиной в сотни лет.

Орда просуществовала примерно 300 лет, после чего ее элита разложилась и государство рухнуло, часть ее земель действительно досталась Китаю практически без войны. Интересно, что династия Романовых тоже просуществовала примерно 300 лет.

О чём умолчал хитрый старик в беседе с Великим Ханом? О неизбежности вырождения элиты? О мерах предосторожности? О чем-то ещё, нам пока неизвестном? О чем шептались два китайских мудреца за спиной Великого Хана?

Гонения на даосов, как на «религиозных» людей, имели место в Маоистском Китае, но это было скорее изгнание и временное забвение, очень мало кто пострадал от репрессий, и совсем не так случилось с буддистскими и конфуцианскими жрецами, объявленные «мракобесами» они, что называется, «хлебнули по полной». В шестидесятые годы новая власть начала примиряться с носителями древних знаний, по всей видимости, когда Кормчий понял, что марксизм не работает, то пришлось идти на поклон за древней мудростью.

Высшие руководители «Красной Поднебесной Империи» зачастили во вновь отстроенные монастыри-лаборатории за советами и омоложением. Хитрый Мао неспроста так долго жил, несмотря на то, что у него была бурная, полная стрессов и лишений жизнь профессионального революционера. Примерно в это время закончились глупости «большого скачка» и началось настоящее восхождение Нового Китая. Что интересно, ходят слухи о том, что «Культурная Революция» с направлением в деревню на перевоспитание новой коммунистической знати началась по совету даосских мудрецов. Так ли это? Вполне возможно. Что интересно, было официальное сообщение, что в один из даосских монастырей ездил «на омоложение» Б.Ельцин.

Как долго будут ордена Хранителей Знаний стоять на страже Китая? Как долго будет терпеть новая китайская элита духовных конкурентов? Укажут ли им на дверь, ещё не вполне договорившись и, случится ли, как обычно после этого в истории, очередной распад Китая?

Как сказал один из знатоков даосских традиций: «Масоны и европейские кланы – слепые щенки по сравнению с даосами». Изучая историю, приходишь к выводу, что так оно и есть. И опять же, масоны служат себе, а даосы, если они китайцы — только Китаю. И ещё Истине.

Опыт Поднебесной Империи весьма поучителен, но в прямом смысле заимствование знаний от китайский мудрецов, нереально. Сомнительно, что китайские мудрецы поделятся знаниями с иноземцами, а если и поделятся, то не получится ли так же, как и с Ордой? Но, тем не менее, опыт создания сетевых (без единого центра) Орденов Хранителей Знаний нельзя не принимать во внимание. Кланы мудрецов были тем самым хранилищем знаний, которые передавали традиции между разрушившимся и возродившимся государством, когда гибла или деградировала старая элита, разрушался чиновнический аппарат и терялись традиции управления в государстве. Тогда молодая элита «доставала» казалась бы утраченные знания, необходимые для управления из «библиотеки знаний», там же она могла получить и Учителей для подготовки. Единственное, что было нельзя Хранителям Знаний – самим встать во главе государства, иначе они перестали бы быть собой, и традиция бы пресеклась. Они также знали, что этого делать нельзя по многим причинам, одна из которых – их последователи будут уничтожены будущими элитами, которые будут видеть в них опасных конкурентов. Они не могли позволить себе такого соблазна, на который в свое время купились египетские жрецы, ввязавшиеся в грызню за власть.

Призом за это было спасение и процветание Китайской Цивилизации, которую не зря часто сравнивали с Фениксом.

Есть основания полагать что именно этот путь окажется решением казалось бы неразрешимой извечной проблемы предательства российской элиты. Как будет называться этот «Орден Меченосцев», о котором мечтал Сталин и в каком виде он родится, покажет будущее, если оно вообще настанет для России.

P.S.
Следовало бы указать, хоть это и не имеет прямого отношения к теме, обсуждаемой в статье, что даосские мудрецы нередко были по своим взглядам тем, что сейчас называют «коммунистами» — сторонниками справедливого общества с равенством возможностей, контролируемым государством-общиной распределением, планированием и добровольным отказом граждан от бесконтрольного потребления. Есть древнее даосское пророчество, согласно которому «лишь когда все люди будут жить в одной большой семье, то дети и отцы будут совершенно счастливы». Увы есть и другое: «Но наступит это нескоро, ибо нельзя изменить весь народ разом». Полагается, что это возможно, когда люди станут достаточно развитыми и совершенными.

Некоторые даосские секты несколько раз за последние две тысячи лет предпринимали попытки воплотить древние пророчества. Им удавалось строить общины, существовавшие столетия и тысячелетия и даже целые государства коммунистического типа, существовавшие многие десятки лет. Они помогли накопить неоценимые знания в области теории и практики управления государством и обществом.

«На этой земле сильный гнетет слабого, но не значит, что не может быть по-другому».

По одному из их древних пророчеств «Счастье людям на Земле принесет государство, идущее по пути Истины сообразно природе вещей».

P.P.S.
Единственное место, где Хранители Знания могли обладать властью — даосская община, где их духовная власть была столь велика, что нередко имела приоритет над решениями внутриобщинной демократии. Подчинение общинников было добровольным, но за неподчинение авторитетам из общины могли изгнать или автоматически понизить в ранге, который определялся степенью уважения общинника. Однако рассмотрение даосских общин находится за пределами рассматриваемой темы.

0.18335580825806