21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Брейвик: обратная сторона Европы

22 июля 2011 года современная история Норвегии разделилась на «до» и «после». Не будет преувеличением, если сказать, что эта дата — одна из самых трагических за всё время существования Норвегии. За несколько часов, один террорист убил больше девяноста человек. Это намного больше, нежели вся Норвегия потеряла во время вторжения Гитлера в начале Второй мировой войны. Такое потрясение пройдёт нескоро, и можно лишь присоединить свои личные соболезнования к тем словам скорби, которые высказали мировые лидеры и просто неравнодушные люди.

Вместе с тем — террористический акт во многом знаковый. Вполне может оказаться, что это та верхушка айсберга, которая явно сигнализирует о куда большей опасности, скрывающейся до поры от невооружённого глаза.

Поскольку в обществе существуют определённые стереотипы, как только стало известно о некоем трагическом происшествии, немедленно обнаружилась группа лиц, поспешившая обвинить в произошедшем неких «исламистов». Успели даже припомнить обещание Муаммара Каддафи организовать массовые атаки террористов в качестве ответа на агрессию НАТО. Хотя уже тогда возникли некоторые нестыковки — с чего вдруг ливийским исламистам атаковать именно Норвегию? Которая хоть и является членом НАТО, в ходе Ливийской войны играет роль третьестепенную, и никак основным врагом считаться не может.

По большому счёту, «ливийский след» на первых порах был единственным сколько-нибудь обоснованным вариантом. Ведь если допустить, что теоретический «исламист» не связан с Ливией — то совершенно непонятно, чего ради ему вообще понадобился этот террористический акт?

Норвегия — образцово-показательная европейская страна. По целому ряду параметров она традиционно возглавляет разнообразные рейтинги и табели о рангах, занимая первые места в мире по качеству жизни, по уровню всевозможных свобод, по прозрачности ведения бизнеса. До 22 июля 2011 году Норвегия могла считаться идеальным социальным государством, своего рода витриной Европы, где разрешены все социальные и национальные противоречия. Однако теперь выяснилось, что у этого «социального рая» есть своя темная сторона.

И, конечно же, Норвегия никогда даже в страшных снах не попадала в прогнозы террористических атак. Для мусульман там попросту не существует притеснений, которые могли бы спровоцировать такую кровавую реакцию. Точнее, террористический акт мог быть совершён лицом, исповедующим ислам. Однако при всей его бессмысленности, рассматривать его причины можно лишь с опорой на медицинские, а вовсе не религиозные основы. Но, тем не менее, террористический акт привычно приписали «исламистам».

Расследование протекало быстро. И очень быстро выяснилось, кто виноват в пятничной трагедии. Одновременно с этим появился повод задуматься о многих вещах. И главной среди этого множества была мысль — а не является ли случившаяся 22 июля беда по своему генезису все ж реакцией? Но реакцией совершенно другого, до сих пор не принимавшегося в серьёзный расчёт вида.

Прежде всего, следует учесть, что главной мишенью для атаки был выбран организованный правящей норвежской партией летний лагерь для передовой молодёжи, где, помимо общего перечня гуманистических знаний, преподавали пресловутый мультикультурализм, подробно обговаривали равенство и терпимость, толерантность к мигрантам иных культур, обычаев и верований. Как оказалось, именно толерантность, эволюционировавшая в своеобразный культ на территории ЕС, может восприниматься как повод для переходящего всякие рамки насилия.

Личность террориста — тоже не вписывается в рамки существующих теорий терроризма, согласно которым террорист обязан быть в чалме и с бородой, иметь низкий уровень образования и быть ярко выраженным религиозным фанатиком, неспособным рассматривать непривычные системы ценностей даже с точки зрения сравнительного анализа.

Террориста и массового убийцу зовут Андерс Беринг Брейвик. Идеальный европеец, будто сошедший со страниц модного журнала. Успешный бизнесмен. Образованный и эрудированный, упивающийся Кантом, Адамом Смитом и Черчиллем, по отзывам соседей — мягкий и вежливый.

По злой иронии судьбы, Брейвик тоже может считаться типом постмодернистского общечеловека, который ухитряется сочетать внутри себя совершенно взаимоисключающие вещи. Террорист обожает Израиль и идеи Гитлера, успевая восхищаться антифашистами. Ненавидит мультикультурализм, но дружит с выходцами из Пакистана. Даже видеообращение, которое Брейвик записал перед началом своего кошмарного визита в молодежный лагерь, никак не ложится в удобную и понятную, однозначную систему жизненных ценностей. Ранее стало известно, что 22 июля Брейвик выложил в Сеть видеоролик, в котором призывал других людей стать «крестоносцами» и бороться с исламизацией Европы и марксизмом. И, судя по этому ролику, Брейвик за время подготовки успел разработать целую геополитическую парадигму, которая сводится к изоляционизму, осуждению многочисленных актов агрессии со стороны НАТО, новому крестовому походу, отрицанию гомосексуализма и возврату к традиционным ценностям. Практически одновременно с этим в Сети появился эпических размеров трактат за авторством Брейвика, насчитывающий около 1500 страниц концептуального текста.

И вот такая противоречивая, но стопроцентно европейская личность вдумчиво планировала свой поход против той системы ценностей, которая доминирует в настоящее время в странах ЕС. Террорист законопослушно приобрёл необходимое оружие, отточил навыки в стрелковом клубе — и не замедлил с практической реализацией полученных ресурсов. Сначала раздался взрыв возле офиса норвежского премьер-министра Йенса Столтенберга. Второе взрывное устройство на острове Утойя, к счастью, не сработало. Однако, удалённость острова, на котором был расположен молодёжный лагерь, сыграла роковую роль — и пока туда добралась полиция, Брейвик успел сделать то, что не смогла сделать бомба. Итог — 90 трупов.

Можно говорить о новом явлении, своеобразном «контртерроризме». Средства его — привычны. Хотя идеологическая направленность, разумеется, диаметрально отличается. Заслуживает пристального внимания и то, что объектом атаки Брейвик выбрал не ненавистную ему чуждую религию, не самих мигрантов, а, по сути, общеевропейскую гегемонию толерантности. И его жертвами пали не «чужаки», а свои собственные, рядовые сограждане, ничем особенным не отличавшиеся от других.

«Поход» Брейвика действительно может стать началом систематических акций такого рода. Приходится признать, что все условия для этого есть. Существует проблема, которую решают исключительно лечением симптомов, а не первопричины. Существует недовольство такой политикой. И теперь существует «прославившийся» на весь мир человек, который «пошёл против системы», да ещё и написал книгу с изложением своих предпосылок. Разумеется, манифест Брейвика, который уже называют «декларацией европейской независимости» оперативно удалили с большинства доступных ресурсов — но всегда найдутся люди, способные восхищаться и следовать за самым жестоким убийцей, если он по совместительству еще и писатель.

Интересно и то, что норвежские власти поневоле оказались в ловушке своей же собственной системы, построенной на ультрагуманистических принципах. Смертная казнь Брейвику не грозит. Максимально возможный срок — 21 год. Более того, процесс над ним будет открытым — и, без всякого сомнения, привлечёт огромное внимание прессы. То есть, подсудимый Брейвик сможет на весь мир рассказать о своей точке зрения. Может ли это привести к появлению новый брейвиков? Да, вполне.

Даже меры предосторожности, которые Норвегия собирается принять в связи с терактами, выглядят как попытка двигаться в два направления одновременно. Норвегия восстанавливает пограничный контроль для стран Шенгенской зоны. Премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг выступил по национальному телевидению с обращением, в котором заявил, что ответом на взрыв у комплекса правительственных зданий и стрельбу в молодежном лагере станет еще большая открытость норвежского общества.

«Вы не разрушите нашу демократию и идеалы. Ответом народа страны на случившееся станет еще больше демократии», — заявил глава правительства Норвегии.

И не понятно, то ли открытость достигается закрытием границ, то ли безопасность от ненавидящих толерантность брейвиков — ещё большей толерантностью.

Андрей Полевой


http://win.ru/ideas/7863.phtml


0.23480606079102