06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
Архив материалов
 
А кому на Руси голосовать легко?

Ну, вот, наконец, все окончательно прояснилось. Высший в государстве пост нынешний руководитель государства занимал сугубо временно, о чем, как нам и подтвердили вновь (об этом, разумеется, просто невозможно было не догадываться), были изначальные договоренности. А как же вся эта видимость борьбы, мол, в зависимости от одного, другого, третьего? Встречный вопрос: а вы бы на месте первого и основного из двоих в «тандеме» отказали бы себе в удовольствии посмотреть, кто и как себя поведет в ситуации выбора, кто засуетится, а кто и категорически «принципиально» переметнется? Это, что называется, было за чем понаблюдать не без искреннего любопытства.

Теперь давайте соотнесем: что мы, с озвученным нам только что принципиальным решением в «тандеме» (о котором, повторю, как нам пояснили, были и изначальные договоренности еще в 2007 году), потеряли, а что приобрели?

Потеряли мы то, что называется «полем для политического маневра».

При этом о тех, кому более симпатичен Медведев или же, напротив, Путин, говорить не будем: зачем им какой-то там маневр, если у них была возможность положительно направленного действия – проголосовать за более импонирующего руководителя. И они ничего не потеряли – возможность проголосовать и за одного, и за другого у них осталась: и на выборах думских, и затем на президентских. А вот тем, чей выбор более диктовался негативными соображениями или эмоциями неприятием того или иного лица, его действий и риторики, этим последним стало сложнее.

Ранее, не принимая напыщенность, легковесность и уж совсем откровенно прозападно заискивающий политический и экономический курс одного, они, хотя бы теоретически, имели возможность выбрать другого – как будто, с хотя бы в какой-то степени альтернативным курсом и, как минимум, все-таки, несколько иной риторикой. Или, наоборот, усматривая главную опасность для себя и страны в «диктатуре силовиков», они могли тешить себя иллюзиями о нацеленности нынешнего формально руководителя государства на некое декларируемое им торжество законности и демократических ценностей. И что теперь? Теперь этим сторонникам выбора «наименьшего из зол», ну, просто категорически некуда податься.

Но в еще большей степени пострадали и тоже лишились маневра те, кто даже и из негативных соображений и мотивов не собирался отдавать свой голос ни одной, ни другой из половинок «тандема». Но в чем же они пострадали? Казалось бы, лишь приобрели: теперь не нужно с пеной у рта доказывать оппонентам, что между двумя «головами тандема» особой разницы нет, что это одно и то же (что и сами «головы тандема» постоянно заявляли, но им упорно не верили). Теперь нет выбора между Медведевым и Путиным, теперь выбор возможен только между ними обоими, с одной стороны, и кем-либо еще, со стороны другой. Казалось бы, это ситуацию упрощает и проясняет?

Верно, но важнее другое: изначальные противники обеих «голов тандема» лишились даже теоретического шанса на то, что на конкурентном поле, на котором окажутся одновременно две более или менее сопоставимые по административно-бюрократическому влиянию силы, могут возникнуть хотя бы на какое-то время правила игры, сколько-нибудь приближенные к равным том числе, в части подведения итогов голосования. Но нет – отдаем себе отчет в том, что такого «раздрая», который хотя бы теоретически мог бы привести к возникновению действительно общеобязательных норм и правил публичной конкурентной борьбы, нынешняя российская власть не допустила.

Что мы потеряли еще?

Между делом, о чем мало кто опечален, потеряли целую партию – некоторый прямо-таки «мегапроект», на который второпях и надежде на то, что соревнование как будто действительно всерьез, вытащили аж целого настоящего олигарха. Последний, скорее всего, тоже не сильно опечален: зачем ему все эти явные глупости, раскручивание на уличных плакатах культа физиономии (термин «культ личности» здесь, согласитесь, очевидно, неуместен), выступления почти на равных на всяких шоу с какими-то, уж извините, голодранцами, чуть ли ни на троллейбусе приезжающими на телепередачу. А затем и насмешки над ним – таким ранее презентовавшимся как не просто сверхуспешный, а такой успешный именно потому, что безусловно, компетентный, солидный и серьезный «трудоголик»… Одно дело – пока ты «Гудвин великий и ужасный», просто чудо, какой успешный. И совсем другое дело – когда у всех появляется возможность к тебе присмотреться и убедиться в том, что и этот «король» - так же совершенно голый. Вот уж, действительно, если бы у нашего олигархата была бы какая-то корпоративная этика и солидарность, то за такие проделки, точнее, подставы всего «сообщества» - столь публичное снятие всякого «макияжа», коллеги Прохорова должны были бы его, скажем мягко, невзлюбить.

Вообще, судьба и метод действия этих «правых сил» - прямо-таки истинный индикатор обычаев и нравов нашего времени. В частности, столько нам, уж извините, «звенели» про всякие «кредитные истории», которые якобы должны быть абсолютно у всех и которые якобы и есть самая-самая важная и истинная репутация каждого нашего гражданина. Оставим в стороне вопрос о том, что репутацию каждому из нас по этой логике надо зарабатывать не перед согражданами, а исключительно перед ростовщиками. Но, по такой логике, наверное, должна быть не менее важна и «кредитная история»… целой политической партии? Тем не менее, мы видим, что главный метод самосовершенствования у этой разновидности политических сил – регулярная перелицовка, причем, со сменой не только лозунгов, но также и фамилии, имени и отчества и даже чуть ли ни внешности и пола… Согласитесь, весьма показательно.

Хотя, как показали последние новости вечера понедельника, когда я пишу эту статью, для правых как публичной политической силы (в отличие от правых как силы мафиозно-бюрократической, которые своих позиций в нашей стране в последние два десятилетия ни на минуту не теряли) еще не все закончено и потеряно: президент уволил вице-премьера, «лучшего министра финансов» Кудрина, которого несколько ранее приглашали возглавить «Правое дело». Так что же теперь – ожидать его срочного воцарения в лидеры «правых»? Правда, зачем? Ведь эти «правые», если у кого голоса и пытаются отнять, то исключительно у правящей же партии, что интересам нашего правящего олигархата, по большому счету, никак не соответствует – набор мер и действий против «Справедливой России», так же отнимавшей голоса у правящей партии, у всех на глазах.

Но, с другой стороны, ведь от совокупности обстоятельств, связанных с окончательным «замирением» в «тандеме», теряет нечто существенное и правящая партия, а, значит, и опирающаяся на нее высшая власть. Как минимум, надежды и возможность оказаться в некотором политическом «центре». Пока был недвусмысленно курируемый Кремлем «правый» проект и надежды на то, что его удастся раскрутить до уровня прохождения в Думу, был и для этой партии уже давно вожделенный шанс представиться, наконец, не крайне правой силой, отстаивающей интересы, прежде всего, богатых и самых богатых, но силой «центристской», отстаивающей, в том числе, интересы большинства населения перед лицом правоолигархической угрозы. Но на этот раз не суждено. И не страшно: раньше же без этого обходились? В том смысле, что раньше же удавалось представать в образе защитника населения при… полном отсутствии всерьез даже и на горизонте какого-либо еще более правоолигархического соперника и противника… Теперь же, да еще и во главе с фигурой «лучшего министра финансов», недовольного объемом наших оборонных расходов и искренне считающего, что нет на Земле лучше места об этом заявить, чем США, может быть, эту страшилку успеют реанимировать?

Плюс, похоже, мы теряем еще одну выше уже мною упомянутую партию – имею в виду «Справедливую Россию», в составе которой на прошлых выборах в 2007 году я даже предпринимал попытку баллотироваться в Думу. И все бы ничего – вроде, по социально-экономическим вопросам думской фракцией партии были заняты достаточно адекватные и последовательно отстаивавшиеся позиции, а на ряде региональных выборов были даже и заметные успехи. Но, одновременно – публичная ставка на Медведева – на фигуру явно не самостоятельную, как-то уж очень прозападно ориентированную и плюс – из последних «свершений» - все норовившую окончательно публично закрыть наш авиапром (который, впрочем, и без его усилий и ранее уничтожали более чем успешно, но просто менее публично и откровенно). И вот теперь давайте попробуем ответить себе на вопрос: изгнание лидера партии Сергея Миронова из Совета Федерации стало ли следствием лишь жесткой критики с его стороны питерского бывшего губернатора Матвиенко? Или же этот конфликт лишь прикрыл другое - скажем так: ошибочную ставку не на того, кто реально «в силе»? Не ошибся бы в главной ставке – мог бы и далее критиковать Матвиенко столько, сколько душе угодно?

При этом я, разумеется, далек от того, чтобы предрекать «Справедливой России» отсутствие какой-либо поддержки на предстоящих выборах. Напротив, общее недовольство людей ситуацией, насколько можно наблюдать, нарастает, и плюс к тому выбор у людей так узок, что всякая, хотя бы немного более левая альтернатива нынешней партии власти вполне объективно может рассчитывать на ту или иную степень успеха. Но выше мы уже говорили о том, что мы потеряли – надежду на некоторую публичную конкуренцию в «высших эшелонах» и, соответственно, на вынужденное при этом снижение уровня и масштаба фальсификаций. Удастся ли «Справедливой России», создававшейся изначально не как жесткая и «непримиримая», оппозиция власти, а как оппозиция «мягкая», лишь по ограниченному кругу социально-экономических вопросов, и формировавшейся из соответствующего «умеренного» контингента, прорваться в Думу и в этих условиях? Большой вопрос. Крысы, включая и одного из изначальных основателей, с корабля этой партии побежали (разумеется, в направлении правящей партии) уже давно, и не факт, что они там уже закончились…

И весьма показательно решение о том, что именно нынешний президент возглавит правящую партию на выборах. Ведь в последнее время «СР» представлялась как, вроде бы, сравнительно левая оппозиция правящей партии, но, как будто бы, одновременно, поддерживавшая «президента-модернизатора» и ориентировавшаяся именно на него. Но теперь больше нет отдельно президента и отдельно правящей партии – они вместе, едины и неразделимы. И что делать?

Впрочем, почти такой же разворот мы уже проходили четыре года назад: тогда тоже сначала предполагалось и декларировалось, что тогдашний президент будет «над схваткой», и тогда лидеры «СР» тоже декларировали, что они против партии власти, но поддерживают президента. Что-то вроде «оппозиции Его Величества». И вдруг, уже в ходе кампании, когда ничего уже изменить было невозможно, президент тогда объявил о своем единении с правящей партией. И как быть одновременно в оппозиции к партии и поддерживать ее лидера? Казалось, из этой ситуации они выпутались в дальнейшем - с ориентацией на Медведева? Но нет, - говорят им теперь, - будете опять стартовать из крайне неудобной, скажем так, позы…

Правда, при достаточной решительности, иногда бывает и так, что где теряешь, там и найдешь. Хватит, в связи с вышеописанной «рокировкой», у лидеров «СР» решимости окончательно прекратить всякие реверансы перед властью то в одном, то в другом обличии и выступить настоящей оппозицией – они станут более понятны и, не исключено, получат бОльшую поддержку избирателей. Но, одновременно, в рамках нынешних реалий, и более жесткий отпор со стороны всей нынешней недвусмысленно восстановленной «вертикали», что, повторю, вероятно, будет чрезвычайно существенным при подсчете голосов и подведении итогов.

При этом, продолжать игру в лояльность отдельно от правящей партии «президенту-модернизатору», после оглашения плана возвращения Путина, стало уже и прагматически совершенно бессмысленным. Но и извернуться так, чтобы вернуться к лояльности лично «ортодоксу» Путину («ортодоксу» – по сравнению с «модернизатором» Медведевым), который теперь, вроде, правящую партию на выборах прямо не возглавляет, тем не менее, согласитесь, нелегко, во всяком случае, так, чтобы не потерять лицо…

И вот, что еще существенно применительно к «СР»: присмотритесь к тактике - и вы, не исключено, разгадаете стратегию. Сопоставление списков «СР» на предстоящих выборах федеральных и питерских региональных, на первый взгляд, ставит вопросы, на которые трудно найти ответ. Такое ощущение, в частности, что первая тройка на выборах питерских готовилась тщательнее и в большей степени в расчете на реальный успех, нежели первая же тройка на выборах думских.

Сами посудите: в первой тройке федерального списка появилось имя Левичева – человека, может быть, и неглупого, и квалифицированного, но, насколько я могу судить, совершенно не имеющего самостоятельной притягательности для избирателя. В то время, как та же, например, Светлана Горячева, четыре года назад выступавшая в первой тройке этого списка, достаточно давно и широко известна и могла бы подтянуть какое-то количество реальных голосов избирателей. Зато первая «тройка» на выборах в Законодательное Собрание Петербурга во главе с лидером партии на федеральном уровне и еще двоими весьма популярными в регионе фигурами выглядит вполне убедительно. Но готовность федерального руководства дружно баллотироваться в региональное законодательное собрание - не признак ли это желания подстраховаться на случай не прохождения в общефедеральную Думу? И тогда, при том, что в Питере у «СР», наверное, неплохие шансы, речь, судя по такой тактике, действительно, может идти о вероятной (по представлению самих лидеров партии) потере «СР» статуса партии, представленной в федеральной Государственной Думе…

А вот применительно к коммунистам с решением «тандема» почти ничего не меняется – они явно ничего не теряют. Они, как раз, в числе тех вышеописанных, кто лишь приобретает: мы же говорили, что это одно и то же – теперь сами все видите… Плюс, если партии власти, которую «СР» изрядно критиковала, удастся теперь представить своих оппонентов как силу мятущуюся и непоследовательную, а может быть, и вообще «не настоящую», то кто выиграет? Сама партия власти и коммунисты –избирателю вообще окажется более или менее осмысленно податься больше не к кому.

И, конечно, нельзя обойти стороной вопрос о взятии властью на вооружение тех или иных политических лозунгов своих противников, что, в некоторой степени, даже и стало сенсацией съезда правящей партии. Сразу оговорю, что вопрос «авторского права» здесь не обсуждается. Применительно к общественно значимым идеям и лозунгам важно, чтобы они, в конце концов, охватывали массы и фактически реализовывались. И вот, к числу таковых важных лозунгов, перехваченных сейчас, буквально, на лету, стоит отнести вопрос о том, что «богатые должны платить налогов больше, чем средний класс».

Повторю, не в авторстве левых сил, давно настаивавших на этой идее, дело. Главное - чтобы это реализовывалось. Но не менее важно и то, какое подлинное содержание вкладывается в лозунг и как на деле планируется его реализовать. А вот здесь, к сожалению, весьма и весьма есть, о чем спорить.

Заявлено, что эта повышенная налоговая нагрузка на богатых будет осуществляться не через обложение сверхдоходов, но через механизмы налогообложения недвижимости, имущества и потребления. Казалось бы, ну и ладно, нюансы, но в целом-то - наконец-то! Но, с другой стороны, а цель-то у нас какая? Чтобы богатые у нас не жили, у нас не строили и иные материальные блага у нас не потребляли, а предпочитали делать все это за границей? Такая у нас цель? Чтобы выкачивали ресурсы у нас, а расходовали их за рубежом?

Вообще, давайте зададимся вопросом: наша страна – исключительна чем? Возможностями жить комфортно в лучшем на Земле климате, с лучшим доступом к транспортной и иной инфраструктуре и лучшим сервисом (в широком смысле), за доступ к которому сражаются все толстосумы мира? Или же возможностями заработать на эксплуатации не возобновляемых природных ресурсов, на транзитном потенциале, а также на вполне сознательно оставленных многочисленных дырах в законодательстве и правоприменительной практике, позволяющих выкачивать из страны и из ее населения разнообразные ресурсы через всякие финансовые махинации, включая, кстати, и вполне законные, отчего, по своей сути, они не перестают быть именно махинациями? Очевидно – вторым. Так что же тогда браться не за главное, но за весьма и весьма для нас второстепенное?

Почему брать надо повышенный налог не с тех, кто заработал сверхприбыли здесь? Причем, заработал здесь не потому, что таков был его свободный выбор, но потому, что больше нигде в мире он эти сверхприбыли не получит. И зачем даже пытаться брать повышенный налог с тех, у кого есть неограниченный выбор: купить у нас и плюс заплатить нам повышенный налог или же купить не у нас и без этого повышенного налога? С таким же успехом можно облагать повышенным налогом всех, кто постоянно швартует свои суперяхты напротив какого-нибудь кирпичного завода, а также тех, кто паркует «феррари» и «мазератти» около своих хрущевок – нет такого явления в природе.

Соответственно, и, в условиях открытости границ и свободного выбора хоть по всему миру места потребления заработанных благ (а у тех, кто потребляет роскошь, в отличие от большинства населения, согласитесь, есть, действительно, практически неограниченный выбор места потребления благ), повышенное (если речь идет о существенном повышении, а не «для галочки») налогообложение немедленно приведет лишь к одному – к тому, что еще больше заработанных ЗДЕСЬ денег будут расходоваться НЕ ЗДЕСЬ, а там, за рубежом. И разве это хотя бы в какой-нибудь степени имеет отношение к решению нашей проблемы социальной несправедливости, к социально ориентированному перераспределению благ?

Специально оговорю: разумеется, я никак не против дополнительного существенного налогообложения сверхдорогих и шикарных автомобилей, личных особняков и супервилл, поместий в десятки гектаров и т.п. Но это никак не может быть главным механизмом социального перераспределения – поместья на «Лазурном берегу», яхты под иностранными флагами и личные самолеты, ожидающие хозяина в ангарах, окруженных вечнозелеными полями Британии, вы таким образом налогом не обложите. То есть, такие предлагаемые меры тоже могут быть вполне уместны, но не самостоятельно, а лишь как дополнение к обязательному прогрессивному налогообложению доходов и, особенно, сверхдоходов, полученных, специально обращаю внимание, не все равно где и от чего, а именно полученных от деятельности на территории России или от продажи за рубеж российских природных ресурсов.

Кстати, уже пошла информация о первых предлагаемых в развитие заявленной идеи мерах – обложить дополнительными налогами «ювелирку». Так этой нашей «ювелиркой» на деле пользуются отнюдь не богатые и, тем более, сверхбогатые – они все купят в каких-нибудь эксклюзивных салонах в Лондоне, а что попроще - в Эмиратах и т.п., в специально созданных зонах низкого налогообложения на золото. А кто пользуется нашей «ювелиркой»? Да тот самый «средний класс», который, вроде как, должен бы платить налогов меньше, чем богачи…

Таким образом, надо твердо понимать, что те, кто получает сверхприбыли у нас, на трудах наших отцов и дедов, во-первых, вовсе не потребляют, не могут употребить сразу столько, сколько получают прибылей. И, во-вторых, львиную долю своего потребления реализуют за рубежами нашей страны – там, куда наши законы и «благодушные» инициативы никак не дотягиваются.

Но, может быть, лиха беда начало - все же признали необходимость более масштабного налогообложения богатых и свербогатых? А там, глядишь, добьемся и понимания того, что эту идею нельзя подобным образом и подобными предложениями дискредитировать?

И последнее - возвращаясь к теме наших потерь и приобретений в связи с заявлением о баллотировании на высший государственный пост в будущем году от нынешней власти и правящей партии снова Путина: есть все-таки нечто, что, хотя бы чуть-чуть, а душу греет. Мелочь, а дающая на будущее хоть какую-то надежду. Я имею в виду беспрецедентно наглые заявления вице-президента США в период его последнего посещения нашей страны о том, что «он высказал пожелание», чтобы далее правил Медведев, а не Путин. Согласитесь, на таком фоне, будь принято решение о том, чтобы далее и вправду правил Медведев, какие бы объективные обоснования тому ни звучали бы, какие бы самые чистые и светлые идеи под это ни подводились бы, но от ощущения, что все дело на самом деле в решении заокеанских хозяев, нам было бы уже никуда не уйти.

Правда, и сейчас, при таком раскладе, что там на самом деле решали заокеанские «властелины мира», мы не знаем. Но остается хотя бы какой-то шанс…

И, подводя итог: меня тут многократно комментаторы спрашивали, что делать на выборах, участвовать ли, голосовать ли и за кого? Что ж, это интересный предмет для обсуждения – в какой-нибудь из следующих статей, ближе к выборам.

Юрий Болдырев


http://www.stoletie.ru/print.php?ID=102224


0.2056040763855