21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
В США исчезают белые

В последние годы внимание демографов, социологов и политологов Америки и Европы всё больше привлекает фактор, уже сейчас начинающий влиять на политику США, а со временем способный повлиять на общее направление развития международных отношений. Речь идёт об ускорении демографических изменений в Соединённых Штатах Америки.

Анализируя доклад Бюро по переписи населения США о результатах переписи 2010 г. и приведённые в нём данные о демографических изменениях в стране в предыдущем десятилетии (1), специалисты подчёркивают, что если ещё в 1970 г. потомки белых европейских иммигрантов составляли 83,4% населения США, то в 2010 г. их доля упала до 65%, а к 2050 г., по прогнозам экспертов, их доля сократится до 46-48%... (2)

Особенно бурно растёт население испанского происхождения (иммигранты из Латинской Америки и их потомки). Не намного отстаёт по темпам увеличение численности населения азиатского и афроамериканского происхождения. По прогнозам, общая численность всех групп населения США неевропейского происхождения к 2050 г. возрастёт до двухсот миллионов человек; из них 25% составит население испанского происхождения, 16% - афроамериканцы и 10% - выходцы из Азии и стран тихоокеанского региона.

Уже сейчас динамика роста этих трёх этнических групп в американских штатах с наибольшим населением подтверждает такие расчёты. Так, в Калифорнии численность населения европейского происхождения к 2010 г. упала до 40,1%, в то время как численность населения испанского и азиатского происхождения выросла соответственно до 37,6% и 12,8%, и оно, таким образом, уже сегодня составляет 50,4% от всего населения штата. В Техасе население латиноамериканского происхождения к 2010 г. выросло до 37,6%, а европейского – снизилось до 45,3%. Если выходцы из Европы составляют пока большинство в штате Нью-Йорк (57%), то в Большом Нью-Йорке их численность за 10 последних лет снизилась с 54,3% населения до 49,6% в 2010 г.

У специалистов не вызывает сомнения, что эта демографическая тенденция в США будет продолжаться – её подтверждает и недавний доклад Брукингского института (3). Спорить можно лишь о том, станет ли население европейского происхождения национальным меньшинством в США к 2050 г. или это произойдёт раньше.

Такое «гигантское изменение» этнического состава населения США объясняется ускорением старения «европейского» населения, его постоянно снижающейся рождаемостью, а также продолжающейся массовой иммиграцией представителей населения испанского и азиатского происхождения соответственно из Латинской Америки и стран Азии и бассейна Тихого океана. Если показатели рождаемости у этих последних составляют сегодня соответственно 3,2% и 2,7%, то рождаемость населения европейского происхождения упала в последнем десятилетии до 0,2% и в последующие десятилетия «может свестись по существу к нулю». В 2008 г. 47% всех детей до 5 лет и 44% молодёжи до 18 лет в США были испанского, азиатского и афроамериканского происхождения, и половину из этих 44 % составляет молодёжь испанского происхождения. В результате в 2000-2009 гг. естественный прирост (превышение рождаемости над смертностью) населения испанского происхождения в США составил 8,2 млн. чел., европейского происхождения – только 2,4 млн. чел., иммиграция – соответственно 4,8 и 1,3 млн. чел., а прирост каждой из этих групп в целом – соответственно 13,1 и 4,3 млн. чел. (4)

Французские эксперты уже отмечают важные социальные последствия такой динамики роста народонаселения (5). Хотя понятие «иммигранты европейского происхождения» включает иммигрантов из всех стран Европы, с конца XVIII века ядро их составляли WASP - White Anglo-Saxon Protestants, или белые англо-саксонские протестанты из Англии, Шотландии и Ирландии. Они, занимая господствующее положение в обществе, изначально задавали тон в формировании культуры, в том числе политической, системы образования, традиций и устоев жизни. На протяжении истории США в её культуре всегда доминировали европейски традиции, и американское общество оставалось обществом «неоевропейского типа». Теперь США, по мнению указанных экспертов, вступили на путь превращения в общество «постевропейского типа», для которого характерны этническая мозаика и смешение культур. При этом масштабы прироста в США численности трёх основных групп населения неевропейского происхождения таковы, что они уже не умещаются – или вообще не хотят попадать - в пресловутый «плавильный котёл» (meltingpot), который раньше исправно работал и переплавлял пришлые этнические группы в стопроцентных американцев. Теперь эти группы населения зачастую предпочитают не ассимилироваться, а жить полузакрытыми диаспорами.

Демографический сдвиг в Америке в самой этой стране вызывает противоречивую реакцию. Как отмечают социологи, близкие к политическому центру или к левому крылу Демократической партии, эрозия «англо-саксонских традиций» означает, что отныне «Соединённым Штатам придётся считаться с разнообразием культур и субкультур и научиться жить с этим, вместо того чтобы навязывать, как раньше, ценности, идеи и традиции англо-саксонской культуры, доминировавшей до сих пор» (6).

В то же время в традиционном политическом истеблишменте, особенно на его правом фланге, массовая иммиграция в США представителей неевропейского – и особенно латиноамериканского – населения вызывает серьёзное сопротивление, имеющее мощную поддержку в Конгрессе США и среди значительной части населения страны. Так, на границе с Мексикой, являющейся основными «воротами» латиноамериканской иммиграции, установлен военизированный контроль, который осуществляется при поддержке американской армии, и из США только в 2010 г. было выслано около 400 тыс. нелегальных иммигрантов. Заметно усиливается в обществе и оппозиция предоставлению полноправного гражданства неевропейским иммигрантам.

В поддержку этих настроений в 2004 г. выступил Самюэль Хантингтон, подвергший резкой критике политику мультикультурализма и поощрения иммиграции, проводимую «элитой интеллигенции, экономистов и политиков с космополитическими и транснациональными взглядами»; эта политика, писал С.Хантингтон, «подрывает основополагающую культуру» США, ведёт к созданию групп населения, организованных по расовому и этническому критерию вместо критерия гражданства, к «росту потока иммигрантов с двойным гражданством и с двойной лояльностью» (7).

Ностальгия в США по «золотому веку» культурной однородности с преобладанием культуры «белых англо-саксонских протестантов» распространена сегодня достаточно широко. С избранием первого в истории страны чернокожего президента она только обострилась. Это показывает и успех Tea Party («Партии чаепития») - политического авангарда неоконсерваторов.

Растущее в американском обществе сопротивление неевропейской иммиграции не всегда носит такой «безобидный» характер, как, например, начатая сразу после президентских выборов 2008 г. миллиардером Д.Трампом кампания в СМИ с целью доказать, что президент Б.Обама не имеет законного права на американское гражданство и поэтому не может занимать пост президента страны. Помимо случаев бытового насилия в отношении этих категорий иммигрантов имели место и террористические акты против государственных учреждений. Достаточно вспомнить взрыв в Оклахоме в 1995 г. или рассылку писем и бандеролей, которые содержали патогенные бактерии или взрывались при попытке открыть их. Та же направленность протеста не против самих иммигрантов, а против правительственных учреждений и их политики поощрения иммиграции была характерна для двойного террористического акта А.Беринга Брейвика в Осло 22 июля 2011 года (9).

Дальнейшее развитие существенных изменений этнического состава населения США – и соответственно этнического состава избирателей – неизбежно ведёт к изменениям во внутренней и внешней политике этой страны.

По западным оценкам, Вашингтон будет «уделять всё больше внимания Латинской Америке, Азии и Африке, отворачиваясь от Европы» (8). Тема приоритета развития отношений с этими тремя регионами действительно проходит красной нитью в официальных заявлениях администрации и в политике США с момента избрания Обамы президентом. Однако прогноз о том, что при этих изменениях США будут «отворачиваться от Европы», заслуживает осторожного отношения. Темпы роста экономического и военного потенциала Китая, других стран АТЭС, ведущих стран Латинской Америки и Африки, а также усиление России делают затруднительным, если вообще возможным, для Соединённых Штатов пытаться контролировать мировые процессы без использования ресурсов Еросоюза и НАТО.

Указанные демографические тенденции и продолжающаяся массовая иммиграция в США неевропейского населения, будучи одной из причин общей активизации выступлений противников мультикультурализма в области внутренней политики, неизбежно выплёскивается и в область внешней политики, и дальше это будет всё более заметно.

Возникает вопрос: сумеют ли в будущем республиканская и демократические партии как политический авангард WASP ассимилировать в свои структуры складывающееся новое большинство избирателей США неевропейского происхождения или же грядущая «демографическая революция» приведёт к созданию третьей политической силы в США, которая совсем необязательно будет поддерживать традиционную внешнюю политику Америки образца ХХ века? Как следует из докладов американских исследовательских центров, среди складывающегося нового («неевропейского») большинства избирателей усиливается недовольство тем, что оно серьёзно недопредставлено в органах законодательной и исполнительной власти. Сегодня представители населения латиноамериканского происхождения составляют лишь 4 % состава высокопоставленных государственных чиновников США (Senior Executive Service), к 2030 г. они составят лишь 6,8 %, хотя на долю этой этнической группы среди работающего населения США будет приходиться 23 %, а к 2050 г. они составят 9,5 - 12,5 %, хотя их доля среди занятых поднимется уже до 30 % (10).

Это недовольство, наряду с возмущением части американской интеллигенции в связи с циничным цирком, устроенным республиканцами в Конгрессе США в сентябре 2011 г. при рассмотрении вопроса о финансовых расходах администрации на оказание помощи жертвам стихийных бедствий, привело в последнее время к очередному всплеску дискуссии о создании в США третьей партии и о выдвижении независимого кандидата на президентских и парламентских выборах 2012 года.

Перспективы происходящей в Америке «демографической революции», её влияние уже в самом ближайшем будущем на жизнь американского общества и политику США можно рассматривать и в свете последних европейских событий - волнений с участием иммигрантской молодёжи и роста общественного неприятия мультикультурализма в целом, о чём ещё раз напомнили беспорядки в Великобритании в августе 2011 г. и двойной террористический акт в Норвегии 22 июля 2011 г.

Владимир КОТЛЯР - доктор юридических наук

(1) U.S.Census Bureau, Cumulated Estimates of the Components of Resident Population Change by Race and Hispanic Origin for the United States: April 1,2000 to July 1,2009 (NC-EST2009-05), June 2010 /http://www.census.gov.

(2) Jim Cohen, Phillip S.Golub. Etats Unis, vers une societe post-europeenne/Le Monde diplomatique. 5 juillet 2011.

(3)Sabrina Tavernise. U.S. looking more Hispanic and Asian, and less white/The International Herald Tribune, 1.9.2011.

(4) Table 5. Components of Population Change by Race and Hispanic Origin. U.S.Census Bureau, Cumulated Estimates of the Components of Resident Population Change by Race and Hispanic Origin for the United States: April 1,2000 to July 1,2009 (NC-EST2009-05), June 2010 /http://www.census.gov.

(5) Подробнее см. об этом Jean-FrancoisBoyer. “Etats-Unis, version “Latinos”/http://www.monde-diplomatique.fr/ 2005/12/ BOYER/13000. Le Monde diplomatique, decembre 2005.

(6) K.Anthony Appiah. “Culture, Subculture, Multiculturalism: Educational Options”, in Randall Curren (ed), “Philosophy of Еducation”, Blackwell, New York, 2006.

(7) Samuel Huntington. “The Hispanic Challenge”, Foreign Policy, March-April 2004.

(8) Scott Shane. Killings in Norway Spotlight Anti-Muslim Thought in US. /The New York Times,24.07.2011// http:// www. nytimes.com/2011/07/25/us/25debate.html?_r=1&ref=world&pagewanted. STRATFOR, 28.07.2011. Norway: Lessons from a Successful Lone Wolf Attacker/http://www.stratfor.com/print/199672.

(9) См.сноску2 выше.

(10) Joe Davidson. Report: Latinos in SES will be “vastly underrepresented” by 2030/The Washington Post, 22.9.2011.


http://www.fondsk.ru/news/2011/09/30/o-demograficheskoj-revoljucii-v-usa-i-ee-vlianii-na-politiku.html


0.16967916488647