22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Бунт миллиардера

В будущем году исполнится 20 лет одному из самых примечательных электоральных событий в истории США. Независимый кандидат, миллиардер Росс Перо на выборах 1992 года набрал в целом по Америке почти 19% голосов избирателей, а в некоторых штатах даже занял второе место. Если бы в США было избирательное законодательство, схожее с современным российским, дело могло бы дойти до второго тура. Но в Америке выборы президента непрямые, и Перо не получил ни одного голоса выборщиков. И все же результат в 19% для независимого кандидата является выдающимся, больше набрал только Теодор Рузвельт в 1912 году, но тот ранее был президентом от Республиканской партии, так что сравнение хромает. 

Многие считают, что Росс Перо своим участием в выборах помог занять пост президента Биллу Клинтону, отобрав голоса у Джорджа Буша-старшего. Не знаю, на чем основывается такое мнение, видимо, на очевидно правых взглядах самого Перо, однако оно неверно. Экзит-пуллы показали, что отданные за него 19 741 065 голосов состояли на 28% из тех, что иначе достались бы Клинтону, на 28% из тех, что достались бы Бушу. А 44% избирателей вовсе не пошли бы на участок для голосования, не будь в списках Перо (а это ни много, ни мало, почти 9 млн человек!).

За Перо голосовали и те, кто считали себя консерваторами, и те, кто называли себя либералами. Среди его избирателей были люди самых разных профессий, а самый значительный вклад в его проценты дал средний класс, который в Америке, во-первых, очень велик, а во-вторых, убеждению поддается не так-то просто. Несмотря на то, что конечной цели достигнуть не удалось, это был оглушительный успех.

*** 

Конечно, нельзя сказать, что Росс Перо возник из ниоткуда. Он стал очень богат в 60-70-х годах прошлого века в своем родном штате Техас; он был добрым другом администрации Никсона. Америка впервые услышала о нем, когда двое сотрудников его компании EDS попали в иранскую тюрьму прямо накануне исламской революции в 1979 году. Перо направил за своими людьми частную спасательную экспедицию, которая (не без помощи исламистских революционеров) забрала их из тюрьмы и вывезла в Штаты через Турцию.

Вскоре бизнесмен стал выступать на общественно-политические темы, всерьез озаботился проблемой американских военных, без вести пропавших во Вьетнаме, включился в антинаркотическую деятельность, занялся помощью школам и даже предложил несколько законопроектов. По мере того, как Перо втягивался в политическую деятельность, его отношение к американской системе власти все ухудшалось, он постоянно говорил о том, что Америка начинает все больше сдавать свои позиции, хуже работает, качество жизни граждан ухудшается, а политики ничего не делают, чтобы исправить ситуацию. 

Несмотря на неплохие личные перспективы при республиканцах, Перо отказался поддерживать Буша-старшего на выборах 1992 года. Он в 1990 году начал подготовку к своей собственной президентской компании, которая и стала столь знаменитой. Тогда же вышла его книга United We Stand, которая с некоторыми редакциями была переиздана в 1992 году и стала его главным политическим манифестом. По сути дела, все, что независимый кандидат говорил позже по телевидению, о чем писал в газетах и с чем выступал на митингах — все это представляло собой перепевы мотивов из этой книги. 

Когда я читал этот небольшой по объему труд, я понял, почему ее появление прозвучало как гром среди ясного неба. Перо обрушился с тотальной критикой на всю политическую и экономическую систему США, на весь американский истеблишмент, и во внешне вполне благополучной стране такой надрыв показался одним попросту неуместным, а для других (как минимум для 19% избирателей) он стал глотком свежего воздуха. Сегодняшние наши либеральные критики российской власти просто дети по сравнению с миллиардером Перо. Любому отечественному оппозиционеру полезно было бы почитать книгу Перо и посмотреть в Интернете его видеоролики. А ведь независимый кандидат выступал в стране, которая считала и считает себя оплотом демократии и гордится своей политической системой. 

По мнению Росса Перо, политическая элита США не только оторвалась от американского народа, от имени которого провозглашена была в свое время конституция, но и предала Америку, заботясь только о собственном благополучии. Один из подзаголовков книги Перо был именно таким: Betrayal By The Elites («Предательство элит»). Система власти, настаивал кандидат-миллиардер, непрозрачна и порочна, двухпартийная система вкупе с методой президентских выборов блокирует всякую возможность реальной политической конкуренции. Перо писал: «Президент винит во всем Конгресс, Конгресс — Президента. Республиканцы винят демократов, демократы винят республиканцев, а все вместе клеймят бюрократию. Бюрократия тоже не остается внакладе». Позже в одном из своих публичных выступлений Перо добавил: «А кто создал эту бюрократию? Я не видел, чтобы ее создавали марсиане». Политическая система США представлялась ему несовременной и «как будто созданной, чтобы избегать решения проблем». 

Далее независимый кандидат утверждал, что, закрывшись в кабинетах, сенаторы и конгрессмены попросту срослись с лоббистами и продались своим спонсорам. А поскольку, по мнению Перо, часть лоббистов представляют интересы зарубежных компаний и других государств, то в жертву аппетитам были принесены не только интересы избирателей, но национальные интересы США. Ни больше, ни меньше. Перо достаточно точно указал на механизмы узаконенной коррупции в высших эшелонах власти, не преминул упомянуть имена тех, кто принимал законы в чужих интересах. Он же и предложил целый ряд мер по обузданию лоббизма. Рекомендации Перо всякого конгрессмена и любого представителя высшей политической элиты Америки заставили потянуться либо за стаканом с виски, либо за сердечными каплями. По сути дела, миллиардер потребовал отменить почти все привилегии политической властной элиты. В частности – урезать зарплаты, отобрать самолеты и лимузины, сократить расходы на аппарат, количество и метраж роскошных кабинетов и так далее. Он также потребовал принятия закона, который бы «прекратил практику, согласно которой Конгресс не выполняет законы, которые он же принял для всего остального населения». 

Если это российскому читателю еще ничего не напоминает, то есть смысл перейти к экономическому блоку программы независимого кандидата 1992 года. 

Росс Перо с цифрами в руках доказывал, что производительность труда в США падает, конкурентоспособность предприятий находится на плачевном уровне, Америка начинает отставать от Японии, Европы и азиатских тигров в наиболее передовых отраслях промышленности. При этом государственные расходы США непомерно велики, что привело к ужасающему внешнему долгу и ежегодному дефициту бюджета. В то время госдолг составлял 4 триллиона долларов, а дефицит бюджета на 1992 год планировался в размере 330 миллиардов долларов. Эти цифры сегодня кажутся не такими значительными, но уже тогда они (за счет красочных сравнений, подкрепленных цифрами) поражали воображение. Так, чтобы сделать бездефицитным бюджет, утверждал Перо, недостаточно даже такой меры, как полный роспуск вооруженных сил и закрытия министерства обороны, помогло бы только полное закрытие всех государственных школ или удвоение налоговой нагрузки на граждан и предприятия. В то сравнительно благополучное для Америки время миллиардер уверенно говорил о том, что рецессия в Америке уже началась и в дальнейшем будет только нарастать. 

Росс Перо последовательно выступал против североамериканского соглашения о свободной торговле, требовал протекционистских мер для американской индустрии и создания благоприятных условий для малого и среднего бизнеса. Хотя сам Перо и говорил, что «это не изоляционизм и не национализм, это просто рационализм», тем не менее, это был именно ярко выраженный экономический национализм и – в какой-то степени – изоляционизм. Это была еще не Чайная партия, но что-то уже близкое ей если не в плане экономических рецептов, то в плане общего протестного настроения против глобалистского расползания Америки. В частности, независимый кандидат требовал, чтобы усилия по защите свободы и демократии в мире оплачивали не только США, но и их союзники, поскольку Штаты не в состоянии делать это в одиночку и не обязаны расплачиваться за помощь союзникам упадком национальной экономики. В связи с этим Перо предлагал пересмотреть участие страны в международных организациях и, поскольку холодная война закончилась, в разы урезать военный бюджет. 

Но это была только часть его экономической программы. В другой ее части ясно прослеживаются модернизаторские нотки. Он требовал разработать государственную программу развития «производств будущего», восстановления индустриальных предприятий (чем не реиндустриализация?), говорил о важности образования для развития страны, и, в связи с этим, настаивал на его доступности и современности. Он призывал превратить отношения между государством и бизнесом в «интеллектуальные» и предлагал направить совместные усилия на поддержку всего того, что способствует промышленному развитию и увеличению числа рабочих мест в стране.

Когда миллиардер говорил об улучшении дел в городских хозяйствах, медицине, образовании, он стремился к тому, чтобы, по его словам, «меньшими средствами сделать большее», то есть настаивал на повышении эффективности работы госслужащих и всего госаппарата в целом. Каждую из инфраструктурных или социальных отраслей он рассматривал как корпорацию, которой требуется кризисный менеджмент. 

Росс Перо не оставил и свое старое дело — борьбу с наркотиками и связанными с ними преступлениями. При этом он не переставал повторять, что такие города как Рим или Токио живут и процветают, американские же все больше приходят в упадок. Этому обстоятельству Перо находил два основных объяснения: неверная экономическая политика, приводящая к уменьшению рабочих мест в этих городах, и деградировавшая, по его мнению, культура сообществ. Он вообще очень много говорил о низовой самоорганизации, о том, что народ и на местах все решит лучше чиновников на уровне государства, Поэтому Перо призывал вернуть народу чувство, что это он «владеет государством», а власти и чиновники только «работают на людей». 

Весьма специфическую позицию в целом право-консервативный Перо занял в отношении абортов и расового вопроса. Он предложил «национальный компромисс в отношении абортов» (в связи с этим неверно считать его сторонником линии pro-choice), а также «национальное обязательство в отношении расового вопроса». Перо считал, что оба этих вопроса раскололи нацию. Очевидно, что в этом расколе он винил функционеров двухпартийной системы, которые в охоте за своим электоратом, «играют на страхе и подозрительности» и таким образом никак не способствуют единству нации. 

И все же главными словами предвыборной программы Перо были: «Америка в опасности» и «они работают на нас, а не мы на них». 

*** 

Вот такой бескомпромиссный и совершенно, как бы у нас сказали, несистемный оппозиционер вышел на выборы в 1992 году и набрал невероятное количество голосов. 

Это произошло в стране, где двухпартийный монолит практически неразрушим, ведь в большинстве штатов просто технологически сложно внести третьего кандидата в бюллетени для голосования, а в некоторых законы не позволяют внести третью партию в бюллетень; в стране, в которой правящая элита практически является закрытым клубом, куда попасть можно только с позволения членов этой элиты, а политическая система считалась супернадежной и проверенной столетиями истории. 

Росс Перо добился регистрации в качестве кандидата во всех пятидесяти штатах, вытащил своих оппонентов на теледебаты, замелькал на телеэкранах страны в прайм-тайм и на первых страницах самых уважаемых печатных СМИ, а также невероятно раскрутил свой основной интернет сайт, который стал местом виртуального паломничества десятков миллионов американцев. В один из дней июня он, согласно опросам журнала Time, даже лидировал в рейтинге, опережая и Буша, и Клинтона аж с 37% общенациональных голосов. 

Такой первоначальный успех был связан с несколькими факторами. 

Перо начал свою кампанию раньше кандидатов от основных партий США, и пока в стане демократов и республиканцев было предстартовое затишье, оппозиционер-миллиардер уже шумел на всю страну.

Свою политическую рекламу Перо не стал распылять на мелкие ролики, он начал вбрасывать на телевидение получасовые рекламно-информационные блоки (infomercials), в которых подробно описывал свою позицию, не переставая обличать политико-экономическую систему США. Одной из находок независимого кандидата стало обширное использование различных графиков и диаграмм (charts) для иллюстрации своих высказываний. Его чрезвычайно раскрученный веб-сайт использовал все те же графики и цифры, что создавало у избирателя ощущение проработанности программы и четкого бизнес-плана в отношении будущего США — словом, парень знает, что и как делать. Часть из своих знаменитых по сей день диаграмм Росс Перо постоянно приносил с собой на различные ток-шоу и, само собой, на дебаты, которые состоялись позже. 

Популярность оппозиционера росла. По сути, Росс Перо собирал как голоса республиканцев и демократов (тем, что основывали раньше свой выбор на том, что «больше не за кого»), так и тех, кого у нас бы назвали голосами «против всех». Дело дошло до того, что во многих штатах на праймериз демократов и республиканцев его фамилию вписали 13-15% проголосовавших. Это было уже чересчур.

 Уже в мае 1992 года республиканцы и демократы поняли, что попросту упустили из виду независимого кандидата и, после непродолжительной паники в СМИ, стали действовать. И традиционно демократическая, и традиционно республиканская пресса в мае-июне откровенно признавалась, что необходимо немедленно развенчать образ «народного героя» и изобразить Перо политиканом «с испорченным характером». «The New York Times» открыто вопрошала: доколе Перо будет позволено продолжать играть «по его собственным правилам»? И вот, как только опасность обозначилась явно и недвусмысленно, политический истеблишмент приступил к своему излюбленному занятию по обе стороны Атлантики: независимого кандидата стали «мочить».

***

Само собой, Росс Перо допустил множество ошибок, как и всякий начинающий политик. Но, пока он наступал, и игра велась относительно честно, таких ошибок было немного. Он действительно в определенной степени страдал «вождизмом» и даже требовал от работавших на него волонтеров подписывать хартию лояльности. Он часто пренебрегал рекомендациями своих советников и несколько раз неожиданно выступал с собственноручно написанными речами вместо тщательно «вылизанных» текстов, подготовленных профессионалами из его штаба. Все это было; но главные проблемы оппозиционного миллиардера начались в июле 1992 года, когда на него обрушилась вся мощь пропаганды обеих партий США, и в ход пошли все средства. 

Россу Перо припомнили все. И то, что он получил свои миллиарды в компании CDS, получая государственные заказы, используя в качестве средства обогащения бюджет, за сбалансированность которого он так яростно выступал; и то, что был тесно связан с администрацией Ричарда Никсона, и само собой некрасивую историю с General Motors. Дело в том, что компания EDS, принадлежавшая Перо, предоставляла, как уже говорилось, услуги государству и на этом разбогатела и приобрела значительную капитализацию. Затем для оказания консультационных услуг компания была нанята американским автогигантом для усовершенствования бизнес-процессов и сокращения издержек, поскольку GM в то время несла значительные убытки. Росс Перо в красках описал внутреннюю ситуацию в General Motors, назвав компанию «одеялом тумана». Перо часто ссылался на корпоративную непрозрачность автоконцерна, сравнивая ее с общей неэффективностью американской индустрии. Впрочем, GM обиделась на него не за эту критику, она практически на нее и не среагировала. Миллиардеру припомнили, что проданная им в 1986 году General Motors компания EDS на самом деле дела не стоила тех денег, которые Росс Перо за нее получил. Утверждалось, что основной доход компании Перо был далеко в прошлом, когда дружественная ей администрация Никсона направляла ей заказы через государственную систему здравоохранения. В этой истории мало доподлинно известных фактов и очень много спекуляций, но, обыгранная прессой, она выставляла главного борца с лоббизмом и коррупцией чуть ли не главным бенефициаром коррупционных схем при Никсоне. 

Если раньше масс-медиа относились к Россу Перо как к позитивному ньюсмейкеру и сенсации, которую грех было не раздуть, то теперь на него началась настоящая охота. Вопросы становились острее и заковырестее, ему готовили ловушки на каждом шагу, на него сыпались колкости и провокации. Отчасти Перо отбивался успешно, но только отчасти. Противникам удалось спровоцировать его на оплошность в одном высказывании относительно афро-американцев. Его пресс-консультант Сквирс срочно подготовил для него речь, чтобы снять неловкость, но Перо, как это нередко случалось, решил выступить с отсебятиной. Речь была настолько провальной, что после нее Росс Перо всерьез полагал, что Новая Партия Черных Пантер готовит заговор с целью его убийства. Этот случай не только приклеил к независимому кандидату ярлык параноика, но и отвадил от него практически всех чернокожих избирателей. Из всех проголосовавших за него в ноябре 1992 года было только 6% небелого населения США. Независимого кандидата также заставили буквально извиваться, как ужа на сковородке, по вопросам прав секс-меньшинств. Таким образом, человек, частью программы которого было всеобщее примирение нации по самым острым общественным вопросам, предстал в образе  человека, проповедующего по принципу «ни нашим, ни вашим», что, безусловно, снизило его рейтинг. 

Однако главный удар был еще впереди. Когда пресса достаточно пропесочила миллиардера, за дело взялись люди из администрации Буша. Для начала на свет выволокли историю конца 80-х годов, когда Росс Перо якобы вел частное расследование в отношении семьи Бушей. Росс Перо назвал это все выдумкой «республиканской исследовательской команды», но история получилась слишком раскрученной. Примерно в это же время в прессе стали появляться сообщения о том, что консультанты крайне недовольны поведением кандидата, его жестким единоначалием и нежеланием прислушиваться к советам (все это, как водится, со «ссылкой на информированные источники» в штабе Перо). Когда рейтинг Перо снизился до 25%,  появилась «инсайдерская» информация о том, что члены его штаба предрекают ему откат до единиц процентов в том случае, если он будет продолжать вести себя в том же духе. 

И вот тут из команды Перо выбыли два довольно сильных профессионала: Эд Роллинз и Хал Райни. Оба они работали в свое время в избирательном штабе Рональда Рейгана. Эта история вовсе туманная и запутанная. Официально Роллинз ушел сам, в знак протеста против увольнения своего коллеги Райни. Однако последний позже признался, что один из приближенных к Перо людей обвинил его в том, что Райни – подсадная утка Буша со связями в ЦРУ. Все это могло бы быть и плодом больной фантазии, если бы не тот факт, что на следующий же день после отставки упомянутых функционеров Перо заявил в эфире CNN, что снимает свою кандидатуру. Когда он позже вернулся в гонку, он уверял, что в июле его заставили сняться, угрожая разрушить намечающуюся свадьбу его дочери компрометирующими фотографиями. Он даже обратился с заявлением по данному случаю в ФБР, но, как можно догадаться, никаких доказательств найдено не было. Пресса подняла Перо на смех, найдя лишнее доказательство «параноидальности» техасского богача. 

*** 

Так за один месяц фаворит президентской гонки превратился практически в ничто. Но Росс Перо решил не сдаваться. Он основал движение United We Stand, закупил достаточно рекламного времени на телевидении и других СМИ и все еще надеялся повлиять на ход предвыборной компании.

В августе был закончен 50-страничный экономический манифест независимого кандидата, и Перо предложил поддержку любому кандидату, который обязуется включить его в свою программу. Таковых не нашлось. Между тем, несмотря ни на что, Перо все еще поддерживали около 15% американцев, а его сторонники получили разрешение на внесение его кандидатуры в избирательные бюллетени всех штатов.

1 октября 1992 года Перо снова включился в президентскую гонку. Хотя его шансы на победу теперь рассматривались как мизерные, Америку ожидало главное шоу — предвыборные дебаты. Впервые в истории США на экранах перед глазами журналистов оказались сразу три кандидата. Практически все аналитики, включая республиканцев и демократов, признали, что первые дебаты Перо выиграл. Когда ему задали вопрос относительно его маленького опыта в управлении государством, он немедленно парировал: «Вот видите, все признают, что у меня нет опыта, как задолжать 4 триллиона!». После первых же дебатов независимый кандидат на пресс-конференции обрушился на прессу с критикой, обвиняя ее в распространении «глюков» о нем вместо рассказа об иностранных лоббистах его оппонентов. Известный социолог Фрэнк Лунц писал: «Когда Росс Перо использует свою голову, он непобедим. Он сосредоточен, прямолинеен и несокрушим. Когда он использует свое сердце, от эмоций его иногда заносит».

Все время до выборов Перо бомбардировал телезрителей своими выступлениями, и его рейтинг медленно, но непрерывно рос. В день выборов он получил 19% голосов и ни одного голоса выборщика, поскольку не оказался первым ни в одном штате, что неудивительно: его сторонники были распределены по территории Соединенных Штатов практически равномерно. Если бы это была другая страна, такие результаты прочили бы ему блестящее политическое будущее. Однако американская мажоритарная система и двухпартийная элита сделала свое дело: более 19 с половиной миллионов голосов и 19% равнялись в США полному нулю, и миллиардер-бунтарь был навсегда отсечен от большой политики. 

Но Росс Перо не сразу оставил политическое поприще. Известны, в частности, его горячие дебаты с Алом Гором на CNN в 1993 году по вопросу североамериканского соглашения о свободной торговле, куда он также пришел с наглядным материалом, среди которого теперь были не только диаграммы, но и фотографии с лачугами мексиканских гастарбайтеров рядом с американскими фабриками. В 1995 году он основал Партию Реформ и участвовал от ее имени в президентской гонке 1996 года, где набрал 8% голосов. Там снова сказалось качество американского электорального законодательства, так что во многих штатах он был вынужден выступать как независимый кандидат. Единственным серьезным успехом Партии реформ было избрание ее представителя Джесса Вентуры губернатором Миннесоты.

***

Сегодня основные претензии, которые высказывают Россу Перо, сводятся к сомнительному способу приобретения миллиардного состояния и тому, что он бросил свою Партию Реформ. По мнению многих ее членов, он не собирался прилагать усилий, чтобы сделать ее полноценной третьей политической силой в США и лишь использовал ее для самопиара. По мнению же самого Перо, он оставил партию из-за глубокого разочарования тем, как эволюционировали ее идеи.

Не приняв участия в президентской гонке 2000 года, Росс Перо в основном отказался от политической активности и даже от общения с прессой. Он лишь единожды оживился в 2005 году, когда в качестве свидетеля вызванного комиссией законодательного собрания Техаса, высказал озабоченность недостаточной доступностью информационных технологий для студентов и школьников, предложив меры по обеспечению доступности школьникам ноутбуков, а также по замене бумажных учебников электронными книгами. Позже он дал одно из своих последних интервью, в котором выразил свое сожаление по поводу того, что ничего из того, к чему он призывал в ходе своих предвыборных кампаний, не было сделано.

Росс Перо и сегодня популярен среди американцев. Его поклонники по-прежнему высказываются о нем в блогосфере, составляют свои собственные видеоролики о нем, в основном обличающие его противников по предвыборной кампании и дебатам. До недавнего времени исправно функционировал сайт www.perotcharts.com, основными материалами которого были все те же знаменитые диаграммы Перо, а также его записи в видеоблоге. Эти записи, оставшиеся на Youtube, в том числе относящиеся к 2009-10 гг., впечатляют количеством просмотров. 

Свою компанию Perot Systems Росс Перо продал в 2009 году корпорации Dell почти за 4 млрд долларов, так что можно заключить, что ни он, ни его семья (которая включает 5 детей и 15 внуков) не ведет коммерческой деятельности, впрочем, ни в чем себе не отказывая. 

*** 

Вся эта драматическая история не может нам не напоминать недавних событий в нашей собственной, российской, политической жизни. Лично у меня личность Росса Перо вызывала особый интерес именно потому, что я ждал от возглавляемой Михаилом Прохоровым партии ярких политических ходов.

Однако хватило месяца, чтобы лишить отечественного миллиардера шансов на электоральный успех.

Конечно, г-на Перо убрали с политической доски более красиво, более технично, в основном пользуясь легитимными рычагами системы, но параллели между двумя миллиардерами, в их временном триумфе и последующем поражении, слишком наглядны. Увы, капитализм, описанный в учебниках и преподаваемых в университетах – это совсем не тот реальный капитализм, для которого в американском политическом сленге существует отдельный термин: crony capitalism. И также слишком очевидно, что есть демократическая политическая система, которая считается «плохой, но лучше пока не придумали» (по Черчиллю), а есть реальная управляемая демократия, которая не допускает нигде в мире несистемных людей, нацеленных на слом системы консенсуса элит, во всяком случае, если играть по правилам, этими элитами установленными. 

Росса Перо не следует считать ни морально-чистым пламенным борцом за счастье всех американцев, ни прожженным прагматиком, который, попиарив себя на политическом поле, рассчитывал на дополнительные бизнес-выгоды. Ни то, ни другое не описывает явления целиком. Возможно, техасский миллиардер и надеялся на какие-то личные приобретения и ставил для себя вполне прагматические цели, но он считал их достижимыми только благодаря электоральной победе и изменению политико-экономической системы США, где все сферы влияния были поделены между кланами.  

Собственно, разделавшись с Перо, все те же два противостоящих ему клана — Бушей и Клинтонов — так до сих пор  и сменяют друг друга в США у руля власти. Если Обаму и можно было бы считать «другим» политиком, то только в первые полгода его президентства, далее он оказался полностью окружен выходцами из того же клана Клинтонов и, как можно предполагать, управляем ими. Возможно, Перо, желая вернуть в Америку изначальный, максимально чистый капитализм, рассчитывал на некий «третий клан Перо» — он вполне мог ставить перед собой такую цель. Вот только незадача: истеблишмент решил, что места в Белом Доме и на Капитолийском холме для трех кланов недостаточно. 

Очевидно, что все отвратительные черты crony capitalism и клановости наиболее выпукло проявились именно в нашем российском строе, с его ручным управлением и карманной политической оппозицией, но это не меняет сути проблемы. Попытка системным (если хотите, процедурным) путем внести изменения в статус-кво, взломать монолит сложившейся партийной системы (где-то однопартийной, где-то двухпартийной, где-то вечно коалиционной) наталкивается на жесткое и безжалостное противодействие правящего политического класса. 

Само собой, Росс Перо не был убит и не отправился в ссылку, но вот вопрос: если в июне 1992 года за изменения в Америке было большинство населения, то о какой реальной сменяемости элит может идти речь?! Если капитолийский «боливар» не вынесет троих (причем это даже законодательно закреплено в законах многих штатов), то разве мы говорим о чистой демократии? Нет, конечно; речь идет о просто более красиво упакованной управляемой (она же суверенная, она же особая и т.п.) демократии

Безусловно, я не хочу умолять достижений Соединенных Штатов в области местного самоуправления, судебной и в целом правоохранительной системы, развитости институтов гражданского общества и защиты свободы личности. Вот только каждый раз, когда я смотрю на портреты Росса Перо, запечатленные после ноября 1992 года, я понимаю: власть в США никогда не изменится, если только, упаси Бог, не какой-нибудь катаклизм.

Дмитрий Дробницкий

http://terra-america.ru/bunt-milliardera.aspx


0.13765001296997