22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Что ждет наш феодальный капитализм?

Итак, «старые добрые времена» благополучия и безмятежности, похоже, и для Запада остались позади. Мир ужесточается и ожесточается. На всех всего не хватит. Глобальная конкуренция – во всех смыслах – принимает все более жесткие формы и все более и более игнорирует любые ранее установленные правила. Какими же мы входим в эту жесткую и жестокую конкуренцию уже по явно новым правилам, суть которых – стремительный отказ самых сильных на Земле от любых прежних правил и внешних приличий?

Признаюсь, мне, как и многим моим соотечественникам, в этих условиях нарастания глобальной конфликтности и, весьма вероятно, стремительно приближения глобального конфликта, тоже хочется найти и увидеть в своей стране приметы чего-то здравого, разумного, ответственного, приметы поворота власти к более ответственной и перспективной государственной политике. И такие приметы, казалось бы, периодически встречаются, как минимум, на уровне озвучиваемых планов. Но как эти планы будут реализовываться?

Например, в связи с визитом нашего председателя правительства в Китай и прошедшими там переговорами, озвучены планы создания совместно с Китаем современного широкофюзеляжного самолета. Здорово и очень нужно. Возможно ли такую инициативу, бросающую вызов двум ныне мировым монополистам в гражданском авиастроении – США и ЕС, - не поддержать? Поддерживаю всей душой. Но, припоминаю, что-то давненько мы ничего не слышим про так ранее разрекламированный другой совместный (с иной заграницей) проект - «Суперджет-100»?

Вопрос не в том, можно что-то важное и нужное создать совместно с той или иной заграницей или нельзя. И даже не в том, надо ли создавать новый самолет именно вместе с китайцами. Вопрос в том, на какой основе это будет делаться и, соответственно, кто это будет делать. Если те же, что ранее делали хваленый «суперджет», то перспектива очевидна – исключительно предвыборного употребления. Или, может быть, все же поискать других людей?

Но, спросят меня, а где и как власти искать этих других людей?

Где и как искать – вопрос очевидный: в стране, тщательно и, главное, беспристрастно – не по родственно-клановым, а по совершенно иным признакам. Но, если всерьез, то решение этого вопроса начинается отнюдь не с поиска кандидатов в руководители нового авиапроекта, а с решения совершенно, казалось бы, иных, весьма далеких от авиастроения вопросов. Таких неожиданных, в частности, как … правосудие.

Начнем издалека. Сравним: в США основатель сравнительно мелкой (суммарным объемом в какие-то всего лишь 413 миллионов долларов) и локальной финансовой пирамиды только что был осужден. Что же ему дали? Если нашему Мавроди, создавшему гигантскую и беспрецедентную пирамиду, дали у нас в свое время всего четыре года, то за мелкую локальную пирамиду, по нашей логике, хватило бы и пары лет? Но у правосудия в США логика иная – двадцать пять лет реальной тюрьмы. И на этом фоне в нашей стране вновь свыше звучат призывы к дальнейшей… либерализации Уголовного кодекса. Скажете, к авиастроению не имеет отношения?

Если создавать авиастроение на основе планово-административной системы, как это делалось в СССР, то, может быть, и не имеет. А если пытаться использовать рыночные механизмы экономического регулирования, то имеет отношение самое непосредственное: чем больше частных денег утекает в самого разного рода финансовые аферы, тем, очевидно, меньше их останется на авиастроение. Это, уж извините – азы, как дважды два. Причем, азы не административно-командной, а самой что ни есть именно рыночной экономики.

Кстати, здесь же, - и вопрос об ответственности авторов и руководителей бесславно почившего (с коммерческой точки зрения) проекта «Суперджет», съевшего, напомню, не малые государственные ресурсы. Что было бы с авторами и руководителями подобного проекта в период жесткого авторитаризма (при Сталине) или даже затем в период авторитаризма мягкого, например, при Брежневе, известно – без адекватного, соответственно времени и представлениям, наказания, как минимум, отстранения от управления, точно не остались бы. Что было бы в США, если бы огромные государственные или частные деньги оказались бы растрачены совершенно бездарно? Напомню, в США даже знаменитый Стив Джобс на какое-то время был вынужден покинуть свое же детище «Эпл», ведь руководителей, которые, по мнению собственников, не приносят пользы, никто даже за великие прошлые заслуги, тем не менее, просто так не держит. С Джобсом ошиблись и в последующем ошибку вынуждены были признать, но в целом механизм действует.

А что ожидает у нас авторов и лоббистов проекта «Суперджет»? На широкофюзеляжный китайско-российский проект направят?

И следующая новость, имеющая к нашей теме самое непосредственное отношение: «Миллер просит Путина оградить его от налоговых штрафов за нерыночное внутреннее ценообразование». Понятно: никто не хочет лишаться сверхприбылей, бонусов, опционов, положения монополиста, имеющего возможность произвольно определять цену продаваемого товара и произвольного управления денежными потоками для минимизации налогообложения в пользу государства. Миллера можно понять, но какова будет реакция нашей власти? Не публичная – это тот случай, где на жесткую отповедь зарвавшимся монополистам со стороны заботящейся о народе власти есть все основания рассчитывать, во всяком случае, коль скоро вопрос уже приобрел публичное звучание. Нет, меня интересует реакция на уровне фактического действия, в том числе, в связи с нашими ныне озвученными грандиозными планами в области авиастроения. Ведь очевидно же, что чем больше прибылей можно получить от злоупотребления своим положением на энергетическом рынке, тем больше можно и привлечь в газовую сферу частных инвестиций, и тем менее их останется на будущий прекрасный российско-китайский лайнер. И также - чем выше будут цены на энергоресурсы внутри нашей страны, тем менее выгодно будет в рамках совместного российско-китайского проекта вообще что-либо существенное для этого проекта производить в России. Это ведь – тоже азы рыночной экономики.

И еще одно сообщение: «Россия отступает на газовом фронте под давление ЕЭС» - в связи с принятием в ЕС так называемого «Третьего энергопакета», ограничивающего возможности какого-либо внешнего монополизма на европейском газовом рынке. Так, на внешнем фронте – Россия отступает, а на внутреннем – решила наступать? Напомню, очередное повышение тарифов на тепло, свет, воду и т.п. в России не отменено, а всего лишь цинично перенесено на полгода – на период после окончания выборов. Так вот, каковым будет в реальности это пока отложенное увеличение – зависит, в том числе, от того, каков будет механизм так называемого «трансфертного ценообразования» внутри «Газпрома». И возможности полноценной реализации на территории страны каких-либо масштабных проектов высокотехнологичного производства, включая новый авиационный проект, на рыночной основе, очевидно, зависят также и от этих внутренних цен и тарифов.

Миллер, конечно, обосновывает свои предложения, в частности, необходимостью инвестиций. Что ж, теперь уже не споря о соотношении необходимых нам инвестиций в газовую отрасль и в авиастроение, тем не менее, вернусь к старому, незаслуженно все время отметаемому и забываемому. А именно: из чего складывается себестоимость газа? Какие нормы зарплат и премий в нее закладываются, какие и сколь обоснованные размеры управленческого персонала? И почему в газовой сфере все это выше, чем в том же авиастроении?

А ведь есть еще и «излишества всякие нехорошие» - за наш счет. То есть они, эти излишества, может быть, и очень хорошие для руководителей Газпрома – кому неприятно летать на персональных самолетах, ездить на самых дорогих и шикарных автомобилях и вообще жить в роскоши? Но как это совместить с грандиозными планами создания нового широкофюзеляжного самолета, пусть даже и совместно с Китаем?

Обратите внимание: даже в США, где, казалось бы, в чужой карман исторически заглядывать совсем не принято, тем не менее, карман работников Уол-стрита и прочих финансовых и иных легальных махинаторов уже никто не считает чужим. И это массовое недовольство разрастается по всему развитому и прежде сравнительно благополучному миру весьма стремительно. Так не пора ли и в России, даром, что предвыборная пора, хотя бы из предвыборно-популистских соображений (пиарщикам «народного фронта» дарю эту идею совершенно безвозмездно), наконец, поставить вопрос и пересмотреть представления о «норме» излишеств для управленцев всех видов (как государственных, так и частных организаций и компаний) и уровней?

Пойдем далее. Вернемся к вопросу об ответственности – тех, кто уже провалил какое-либо общественно или государственно значимое дело или еще только готовится взяться за него, чтобы затем с блеском провалить.

На Украине вынесен приговор Юлии Тимошенко – бывшему премьер-министру. Казалось бы, все нюансы и вся подоплека процесса и приговора уже обсуждены в СМИ детально. Но хотел бы обратить специально внимание на один аспект даже не дела, но его обсуждения в наших СМИ. А именно: допустимо ли вообще судить бывших руководителей государства за действия, связанные с осуществлением ими их должностных полномочий. Казалось бы, более или менее демократическому правосознанию сама эта постановка вопроса должна претить – все должны быть равны перед законом, невзирая на лица и должности. Но не тут-то было. Парадокс, но именно в самых либеральных СМИ возникла и постановка вопроса иная: мол, если у руководителей государства будет угроза, что их потом привлекут к ответственности, то они приложат все усилия к тому, чтобы не уйти от власти никогда. Надо понимать, в соответствии с этой «либеральной» (в понимании свободы лишь для власть и собственность имущих) концепцией уже десяток лет в нашей стране эта идея реализована юридически - закреплена неподсудность бывших президентов. И в связи со столь давно и однозначно поставленной в этом вопросе применительно к нам жирной точкой, казалось бы, и обсуждать нам тут нечего, остается только пожалеть бедных несозревших до нашего понимания свободы украинцев.

Но вот парадокс: у украинцев, несмотря на всю их в этом вопросе явную незрелость, тем не менее, власть пока как-то менялась – и не только в лицах, но даже и, в некоторой степени, в части экономических и социальных сил, стоящих за руководителями. У нас же, несмотря на приверженность «либеральной» идее ненаказуемости власти, тем не менее, власть уступать свое место каким-либо иным силам вот уже два десятилетия, скажем мягко, не спешит. Так, может быть, чтобы они не «боялись», лишь общей ненаказуемости для президентов мало, надо установить и что-то более радикальное, например, прямо прописать право всей придворной камарильи на любое преступление? И развлечение – типа пороть холопов по субботам. Причем, как во время исполнения должностных обязанностей, так и по их окончании – пожизненно. Может быть, тогда, наконец, начнут уступать власть кому-то иному без опаски?

Но ладно, скажете, высшая власть – это большая политика, при чем здесь возможность или невозможность реализации тех или иных жизненно важных для страны проектов развития? Может быть, и ни при чем, но только в случае, если высшая власть - от Бога, и искать какой-либо опоры в обществе ей не приходится. А если приходится опору искать? Тогда получается, что лучший метод укрепления власти – это распространение тотальной безнаказанности сверху вниз. И вот уже каждый при власти и собственности на своем уровне твердо знает, что эта высшая власть – совершенно незаменима, так как именно она и только она и есть гарант моей личной безнаказанности. Все, круг замкнулся. Жить какое-то время в полной изоляции от мира, где-нибудь на недосягаемом острове или на Марсе, наверное, можно. А вот конкурировать с окружающим миром – с тем, в котором механизмы ответственности и наказуемости хотя бы немного более развиты, - уже невозможно.

Вот, президент только что призвал всех нас отдыхать на Родине, а не за границей. Но это означает ни что иное, как предложение либо нам всем конкурировать с этой самой заграницей, либо жертвовать собой. Ведь все, у кого есть какие-то возможности, кроме особо лояльных лично первому властителю, перед отпуском прикидывают: что они получат и во что им это обойдется. Покатиться на машине по Скандинавии – платишь только за бензин, у нас же, при несопоставимом качестве дорог, все более и более - еще и за платную автодорогу. Далее, качество сервиса – это, в отличие от авиастроения, как раз, тот случай, где все решает малый бизнес, но у нас ведь все чрезвычайно зажато и криминализировано. Далее, стоимость элементарных продуктов питания: сравните, например, у нас на черноморском побережье и в той же Болгарии или в Турции. Чтобы свободный выбор делался в нашу пользу, нужны явные конкурентные преимущества, а последние из них – относительная дешевизна передвижения на своей машине и относительно дешевые энергоресурсы – стремительно отнимаются. На что же расчет?

Новая инициатива – выделенные полосы в Москве для движения общественного транспорта. Кто против? Все за. Но вот я еду днем по такому проспекту, и обращают на себя внимание два безусловных факта. Первый: в оставшихся рядах крайне тесно, но выделенная полоса – пустая, вожделенного общественного транспорта попросту мало. И второй: по полосе, выделенной якобы для общественного транспорта, лихо проносятся все, похоже, привилегированные, как с мигалками, так и без таковых. И все с этой прекрасной инициативой становится понятным: и почему мало общественного транспорта, и для кого на деле эти полосы выделены. Действительно, пусти общественного транспорта побольше, так, чтобы он шел плотным потоком, и вот уже привилегированным нестись и обгонять весь прочий поток будет негде. А так разумно ведь придумано: когда ранее привилегированные на своих двух-трехтонных Мерседесах неслись по разделительной полосе или по встречке, надо понимать, рисковали не только какими-нибудь врачами в ситроенчике, но и, в некоторой степени, собой. Зачем же так рисковать? Надо для привилегированных, напротив, выделить крайнюю правую полосу, и тогда никакой опасности для них нет – лети, сколько хочешь…

Но приближает ли такая реализация идеи выделенных полос для общественного транспорта нас к возможности быть в совокупности конкурентоспособными, а для самых молодых и талантливых - хотеть в своей стране не только отдыхать, но и жить, работать, созидать, в том числе, создавать этот самый новый прекрасный самолет?

И в этой же канве очередное предложение власти: Минпромторг предлагает заменить транспортный налог экологическим. Казалось бы, при первом взгляде, аналогично и «выделенным полосам для общественного транспорта», какая забота об обществе и экологии. Но, при ближайшем рассмотрении, выясняется, что это будет, не что иное, как освобождение от налогообложения самых богатых, если, например, нулевую или минимальную ставку сделать для гибридов, и перенесение всей тяжести налогообложения, вплоть до фактического запрета передвигаться по стране или, как минимум, по крупным городам, на большинство населения, попросту не имеющего достаточных доходов для покупки новых, «высокоэкологичных» средств транспорта. Так, может быть, президент, предлагая отдыхать внутри страны, а не за рубежом, имел в виду исключительно состоятельных – способных купить какой-нибудь гибридный «лексус» за пару миллионов?

Как будет развиваться эта инициатива? Как и все ныне: до выборов повышать налог на всех и снижать на богатых (теперь – под прикрытием заботы об экологии), надо полагать, поостерегутся, но зато уж после, благо сроки полномочий власти теперь длинные, а память народная (избирателей) короткая, уместно предположить, всю эту очередную дискриминацию большинства населения введут по полной…

Но только конкурировать с окружающим развитым миром на этой основе – как? Тем более, в военной сфере, где у нас тоже «новости».

В кавычки слово «новости» я поставил потому, что, если вдуматься, ничего нового-то и нет. Сами посудите: сообщается, что Россия готовит ответ на американское ПРО, так как США отказались дать России гарантии не направленности ПРО против России. Это же надо, какие оказались гады – отказались давать гарантии. Но, может быть, и слава Богу, что отказались. Потому что, представим себе, а если бы гарантии дали, то что – можно было бы успокоиться? Как когда-то давали совершенно «железные гарантии» Горбачеву, что НАТО не будет продвигаться на Восток – и где эти «гарантии»?

Но главное, даже на примере этих «новостей», хочешь или не хочешь, а в ближайшем обозримом будущем нам придется не «дружить» с Западом и «модернизироваться с помощью Запада», а совершенно недвусмысленно и жестко с Западом конкурировать. С тем Западом, у которого механизмы стимулирования и ответственности отработаны давно и являются, надо признать, весьма эффективными. И с тем грузом полной безответственности, как основы нашего нынешнего управления в государстве и экономике, к такой конкуренции не стоит даже и подступаться…

И, кстати, с тем Западом, у которого, в смысле представления о союзниках и противниках, в головах полный порядок. В отличие от нас, и это тоже существенный аспект проблемы.

Так, слушаю по радио научного руководителя одного из наших ведущих экономических вузов (в прошлом министра экономики в «правительстве реформ»). И главные мысли в части оборонительной политики: никто на нас сейчас нападать не собирается, а также ни в коем случае не Запад является для нас угрозой. Ладно, имеет человек право на свое мнение. И суперлиберальная радиостанция имеет право регулярно приглашать его проповедовать подобные идеи. Но обращаю внимание: это научный руководитель не просто одного из вузов, но вуза государственного, да еще и, скажем мягко, у государства особо привилегированного. Так это означает, что государство, то самое, которое теперь «проснулось» и якобы ищет ответ на американскую ПРО, нам, таким образом, косвенно внушает, что НАТО – организация мирная и нам ни в коем случае не угрожающая?

Дальше – больше. Слушаю там же выступление руководителей глубоко уважаемой организации «Солдатские матери». Какие у нас нравы ныне в обществе и как они преломляются на ситуацию личной несвободы призывника в армии – общеизвестно. И потому, повторю, глубочайшее уважение к этим женщинам за попытку добиться более цивилизованных и достойных условий службы наших призывников. Но вот заходит речь о том, для чего вообще нужна армия, и уже отсюда, какой она должна быть. И, повторю, глубокоуважаемые руководители, буквально, святой по своей миссии организации вдруг дружно заявляют, что никакая угроза от НАТО для России не исходит, а все угрозы совершенно иные. Что тут скажешь? Спорить не стану, достаточно обозреть военный опыт НАТО за последние полтора десятилетия, а также удостовериться, что США таки отказались предоставить России гарантии не направленности их ПРО против России. Важнее здесь другое: стоит ли этим женщинам подобными легкомысленными и, похоже, политизированными (опасаюсь, попросту ориентированными на любовь и дружбу с зарубежными и международными организациями и фондами) заявлениями так дискредитировать в глазах что-то более или менее соображающих наших соотечественников себя и свою организацию, исходная миссия которой, повторю, вызывает у меня глубокое и искреннее уважение?

Какой тут итог подвести и какой вывод сделать?

Известно: феодализм пал под натиском капитализма. Капитализм должен был либо пасть под натиском новых вызовов и угроз, в том числе, со стороны мирового социализма, либо адаптироваться и социализироваться, что он и сделал. Какая судьба ждет наш дикий и совершенно варварский феодальный капитализм? Ни с западным социальным капитализмом (даже и ныне, как известно, переживающим свой очередной кризис), ни с китайским рыночным социализмом ему никак не конкурировать. Либо пасть бесславно, либо радикально измениться, переустроить сами базовые принципы организации жизни. Согласитесь, в предвыборный период (если, конечно, то, что у нас заведено, называть выборами) – что еще актуальнее?

Специально для Столетия 

Юрий Болдырев


http://www.stoletie.ru/poziciya/chto_zhdet_nash_feodalnyj_kapitalizm_2011-10-17.htm



0.2494330406189