22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Все вокруг разгорается не на шутку

Как будто кто-то – большой сильный, влиятельный и умелый - вдруг решил взять и начать поджигать все вокруг. Причем, не только вовне, но даже и в своем собственном доме. Например, что творится в самой сердцевине нынешней организации мира? И лозунги, вроде, все, может быть, не идеально правильные и конструктивные (начинаются-то со слов «захвати»…), но уж точно справедливые, в частности, в отношении Уол-стрита - и очень даже хочется их поддержать. Но что это на деле: настоящий излившийся, наконец, и на улицы глобальной метрополии гражданский протест или же всего лишь искусно организованный и спровоцированный фальстарт? Фальстарт – намеренно направляемый в деструктивное русло?

Люди сначала внутренне поддержат, очаруются. Потом убедятся в деструктивности, бесполезности и даже вредности для общественного порядка и сохранения традиционного образа жизни подобных методов борьбы. А затем утвердятся и в бесполезности и бесперспективности самой борьбы – в недостижимости ее целей, в том, что прежний, хотя ныне и, очевидно, основанный на глобальном мошенничестве, но все же порядок был лучше социальных волнений, неразберихи и опасности скатывания в хаос… Кстати, новый порядок в этих условиях и в самом центре метрополии вполне уместно может быть востребован куда как более жесткий…

А тут и весьма кстати пример окружающего «варварского» мира. Многие недоумевают: зачем и как допустил Запад такое кощунство, как сначала насильственную смерть без следствия и суда Каддафи, а затем и глумление над его телом, выставление его напоказ? На первый взгляд, это представляется либо алогичным, противоречащим всей известной или, как минимум, декларируемой системе ценностей Запада, либо показателем слабости Запада, его неспособности контролировать им же, скажем мягко, поддержанные (если не порожденные) «революционные» силы Ливии. Но это – лишь на первый взгляд. Вдумаемся: если Ливия прежде – это примерно такое же цивилизованное государство, как любое европейское (пусть даже и под управлением диктатора – а сколько государств в Европе еще совсем недавно, перед самой Второй мировой войной, а также даже и после нее, до самого начала семидесятых годов прошлого века управлялись диктаторами и диктатурами?), а ливийцы – нормальные цивилизованные люди, примерно такие же, как европейцы и американцы, то тогда не только «злодеяния диктатора», но и действия «повстанцев» и, главное, карательную операцию НАТО надлежит расследовать и оценивать так же, как если бы они были бы совершены в отношении граждан Франции, Великобритании или США. Но совсем другое дело, если на всех телеэкранах всего мира – одна и та же картинка: «Варвары фотографируются на фоне тела поверженного диктатора»? Тогда, конечно, открыто и прямо об этом не говорится, и варварами своих союзников-«повстанцев» прямо никто не называет, но ведь всем становится совершенно очевидно, что это – «не мы», не европейцы и не американцы, это (уже не только заснятый действительный сброд, но и весь ливийский народ) – какие-то дикие животные, которых, конечно, надо как-то оцивилизовывать, но по отношению к которым, разумеется, евроамериканские мерки не вполне применимы…

Вспомним: Саддама Хусейна американские марионетки в Ираке публично повесили, и эту картинку демонстрировали в эфире самые «цивилизованные» мировые телеканалы. Уже тогда возникали вопросы: почему смерти и тела «своих» в эфире демонстрировать некорректно, а иракцев – можно? Потому, что это – варвары, по отношению к ним – и иные этические мерки и законы. Но там главным было не это, а, прежде всего, устрашение: так будет со всяким лидером, дерзающим не покоряться воле глобальной сверхдержавы.

Далее: Милошевич не мог быть повешен – Европа, все-таки, смертная казнь официально запрещена. Но неужели и в случае этой смерти в застенках возможно и уместно верить в «случайную» смерть, во «врачебную ошибку»? Без случаев Хусейна и Каддафи, предположим, все-таки, еще было бы можно. Но если примеры выстроить в ряд?

И, наконец, случай Муамара Каддафи. Могли ли США и используемые ими силы НАТО, как они признались сами, заранее отследившие перемещения Каддафи методами электронной разведки, обеспечить, при желании, его смерть не индивидуальную, а совместно с соратниками в бою, например, под ракетным ударом? Или «тихую», незаметную смерть, может быть, что-то вроде «пропал без вести»? Или, напротив, обеспечить его пленение и гарантии полной безопасности до публичного суда и приведения приговора в исполнение? Представляется, что, конечно же, могли. И даже если так уже случилось, допустим, верим, что и без их специального на то указания, что Каддафи до суда не дожил, а был плененным и беззащитным убит, тем не менее, далее могли ли «распространители цивилизации и гуманизма» оказать достаточное давление с тем, чтобы не допустить публичного и столь длительного глумления над телом поверженного врага? Не говоря уже о столь целенаправленном публичном тиражировании «картинки». Об этом даже и спорить неуместно. Разумеется, могли. Степень зависимости нынешних ливийских «победителей» от заокеанских и европейских патронов (в данном случае родственное не «патронтажу», а «патронату») – почти абсолютна: на Востоке силу уважают, а в данном случае ее несопоставимость со всем, что теоретически может мобилизовать и противопоставить даже весь арабский мир, была продемонстрирована наглядно. Да и финансовая зависимость полная: все прежние средства – под западным контролем, а единственный источник средств новых, в условиях реального западного силового контроля – продажа энергоресурсов тому же Западу.

Таким образом, с высочайшей степенью уверенности можно утверждать, что так же, как Саддама Хусейна публично повесили не иракцы, а «цивилизованные» европейцы и американцы, точно так же и над телом Муамара Каддафи сейчас публично глумятся отнюдь не ливийцы, а те же самые просвещенные, но от того не менее циничные европейцы и американцы – евроамериканские правители, но, хочешь или не хочешь, придется признать, при поддержке или, как минимум, согласии с этим своих народов...

Хотелось бы, конечно, в этот момент, склоняя голову в память Каддафи, оставшегося верным своей стране до конца, одновременно и поднять ее гордо: мол, это все евроамериканцы, в отличие от нас, русских. Но нет, к сожалению, у нас на то оснований. Наши руководители, конечно, выражают обеспокоенность «обстоятельствами смерти» Каддафи, говорят о нарушении резолюции ООН о «бесполетной зоне», в том числе, в случае обстрела авиацией НАТО конвоя, в котором следовал Каддафи. Но… Не говоря уж о том, что изначально позор от «воздержания» в ООН при голосовании по упомянутой резолюции уже не смыть, тем не менее, даже и теперь, после смерти Каддафи, наш министр иностранных дел в своем интервью трем российским радиоканалам, в самый момент глумления над уже бездыханным телом, все же не забывает напомнить о том, что Каддафи якобы давно «утратил легитимность». Не позор ли нам всем? Значит, отставив в сторону дипломатическое лицемерие, глумление над телом – и с нашего покорного и молчаливого согласия?

Остается лишь напомнить о том, о чем я уже писал в «Столетии» несколько лет назад – сейчас, на фоне очевидного и целенаправленного создания в мире образа Ливии как чего-то абсолютно варварского (повторю: для чего, как я понимаю, и осуществляется это публичное глумление с распространением телекартинки по всему миру), это для нас чрезвычайно актуально. История была такова: в конце девяностых шестнадцатилетняя англичанка приезжает в Россию на несколько дней в гости. И у нее обнаруживается изданный в Англии англо-русский разговорник. На обложке – картинка. На картинке – человек, надо понимать, в каком-либо виде представитель титульной для России нации. Как вы думаете, кто был изображен на картинке? Ответ: ярко выраженный горец в горской национальной одежде и с кинжалом. И это – не просто картинка. Это – код. Для британских колонизаторов горец с кинжалом – это образ колоритного, но нецивилизованного существа, которое теперь, на переломе XX и XXI века, нужно лицемерно признавать почти за равного, но на самом деле в отношении его равенства себе ни в коем случае не заблуждаться.

И возвращаемся к нашим нынешним временам. В представлении многих Запад, конечно, эгоистичен – это уже признают практически все. Запад, конечно, ведом не гуманитарными или идейными, а, прежде всего, своими собственными экономическими и политическими интересами – и это уже признают почти все. Даже и двойные стандарты Запада по отношению к себе и ко всем остальным – и это уже почти не вызывает возражений. Но, тем не менее, несмотря на все, чудесным образом сохраняются и продолжают распространяться какие-то иллюзии в части представления о том, что Запад все же несет другим народам именно цивилизацию. Так неужели же нынешний пример с Ливией, с массовым уничтожением в этом прежде цветущем государстве всей инфраструктуры и непокорного населения, а также показательное отношение к пленнику и затем глумление над его поверженным телом, с трансляцией картинки по всему миру – все еще недостаточное свидетельство и доказательство совершенно неуместных надежд на то, что Запад несет миру именно цивилизацию? Не точнее ли сформулировать иначе, например так: Запад несет окружающему миру разное. Кому-то, кого выгодно сделать сильным союзником – и определенные плоды своего развития. А кому-то, кто, будучи самодостаточным, может препятствовать целям Запада, - непременную насильственную варваризацию, которая затем заставит опущенное в состояние дикости население начать искренне преклоняться перед западной цивилизованностью.

Кто-то из комментаторов опять спросит: да что же это опять все про зарубежье, про их козни, а у нас-то и своих проблем невпроворот? Отвечу: это я не про них, но про нас – про необходимость более четкого и однозначного нашего миропонимания и нашего самоопределения.

В том числе, с учетом приведенного мною примера с англо-русским разговорником. А также и с учетом понимания того, что ни Германия, ни Япония, сумевшие вновь подняться даже и под американской оккупационной администрацией, строго говоря, государствами самодостаточными не являются – ресурсов для самостоятельного «вызова» у них нет. Россия же – совершенно иное дело. Допустить, чтобы Россия, с ее природными ресурсами, независимо от ее государственного устройства, политического режима, господствующей идеологии и т.п., развивалась как мощная промышленная держава – это для Запада и, прежде всего, для США – кошмарный сон. Борьбу за рынки и доминирование, как известно, никто не отменял. Это примерно как если бы дать возможность интенсивно развиваться Японии, но не одной и под практически оккупационным контролем, а вместе с захваченными ею колониями – независимыми источниками сырья. Или Германии – будь она также надежно обеспечена источниками сырья и потому независима в своей политике от США. Понятно: главная даже и публично декларируемая американской «элитой» задача – не позволить никому бросить вызов американскому глобальному лидерству. А возможно ли, не противоречит ли самому природному существу человека, интенсивно развиваясь и будучи независимым, этот самый вызов не бросать?

Это почти такой же страшный сон, как независимое интенсивное развитие Китая. Но Китай они уже проспали, хотя и не сдаются, подрывную работу, разумеется, продолжают. Но там, в этом противостоянии ни у кого нет никаких даже малейших иллюзий. В Китае никому даже в голову не может прийти, что в собственном становлении и развитии возможно следовать каким-либо «дружеским» указаниям из-за океана. У нас же и до сей поры вся экономическая политика остается под полным контролем прозападных и, практически, проамериканских сил.

И вся та экономическая, буквально, варваризация, которую мы у себя наблюдаем – она по своему уровню вполне сродни нынешнему публичному глумлению над телом Каддафи, если не превосходит его. Просто обывателю она менее заметна – не столь бросается в глаза. Да, конечно, эта экономическая деградация и примитивизация - дело рук и наших, российских – примерно в такой же степени, как и дело ливийцев нынешнее глумление над телом Каддафи. А изначально, так даже и дело рук собственных в большей степени – у нас все случилось добровольно, без единого «томfгавка» с американского авианосца. Подлецы и предатели, к сожалению, находятся всегда и везде. Но и на этом примере стоит нам уже раз и навсегда понять: других «добрых» заокеанских друзей, которые бы принесли нам извне что-то иное, кроме нынешнего варварства, как часто говорят со ссылкой на Сталина, «у меня для вас нет».

…А на питерском телеканале «ВОТ» у меня в сентябре неожиданно возникла даже и дискуссия с ведущим – по вопросу о том, «куда мы катимся». Привычная постановка вопроса, как реакция на те или иные вопиющие факты пренебрежения властями имущими интересами людей: когда же произойдет некоторый социальный взрыв, который либо заставит власть прислушаться к интересам общества, либо эту власть вообще сметет? На что мне пришлось отвечать, что беда не в том, что народ скоро не сможет терпеть, но в том, что деградация наша и отставание от развитого мира столь стремительны, что совсем скоро к нам кто-то сможет просто распахнуть дверь ногой. И, следовательно, радикально менять государственную политику надо не только и не столько потому, что уже сейчас невмоготу, сколько потому, что без интенсивного развития вопреки общим «правилам» мирового разделения труда, которым мы сейчас подчиняемся, мы в уже вполне обозримый период времени просто обречены даже и на чисто военное поражение. На что ведущий мне оппонировал примерно так: если у Северной Кореи то ли два, то пять ядерных зарядов, и даже этого достаточно, чтобы никто и не сунулся, то неужели при нашем ядерном арсенале нас рискнет кто-то тронуть? Что тут ответить?

Доказывать, что нас тронуть все же рискнут потому, что на кону стоит больше? Или что рискнут напасть «неядерно», будучи в уверенности, что и мы будем отвечать лишь совсем слабосильно, также «неядерно»? Или что рискнут как угодно, заведомо зная, что наши нажать кнопку в ответ в любом случае не решатся? Или что нас рискнут тронуть другие, у кого представления о «субъективно неприемлемом ущербе от ответного удара» иные, нежели у американцев? Или, наконец, что завтра вообще может завариться такая каша, что и эти самые представления даже и у американцев смогут существенно измениться? А ведь все это просто обязаны держать в головах ответственные правители, и этим всем они обязаны руководствоваться.

Кстати, есть основания полагать, что уж чего-чего, а западной агрессии против Ливии Каддафи в последний период своей жизни и правления страной уж никак не ожидал. Наверное, советнички ему нашептывали, так же как и у нас они любят об этом разлагольствовать, что, мол, зачем Западу на нас нападать? Нашу нефть они и так получают, а весомая часть денег за проданную нефть на счета в их же банки и возвращается? Знакомая песня?

Но тогда я ответил несколько иначе. Обратил внимание на то, что, может быть, в оценке реальности военной угрозы я и ошибаюсь – заранее точно знать, кто в своем предвидении прав, а кто нет, мы никак не можем. Но, если я неправ, то какой иной стимул для интенсивной самомобилизации и развития у нас остается? В условиях, когда наследия от предков на какое-то время относительно безбедного паразитирования у нас еще хватит… Если реальной военной угрозы в обозримый период времени нет, то можно и далее спокойно гнить и разлагаться?

Специально обращаю внимание: ливийский режим радикально отличался от нашего. В Ливии реализовывались маштабные проекты, ориентированные на подлинное развитие, включая сверхмасштабный проект «подземных рек». То есть, так или иначе, у них были стимулы к развитию, продиктованные и не военной угрозой. У нас же, как показала практика последних двух десятилетий, эти стимулы и мотивы в деятельности власть и собственность имущих никак не просматриваются. Но достаточное ли это отличие для того, чтобы быть абсолютно уверенными в том, что нам, в отличие от Ливии, действительно, ничто со стороны Запада не угрожает?

Популярный радиоведущий Михаил Хазин, регулярные радиолекции которого по экономической проблематике есть основания рекомендовать к прослушиванию, но оказавшийся сейчас вдруг, если я правильно понял, в числе членов «комитета поддержки» нынешнего «президенто-премьера» (он же, этот комитет, одновременно - будущее «расширенное правительство»; вот обнадежили: режиссер Бондарчук, не путать с его великим отцом, и телеведущая Канделаки у нас будут править…), неоднократно отвечал на вопрос о будущей глобальной войне, которую, похоже, разжигают по всему миру США. Его мнение, если я правильно понял, - никакой войны не будет. И обоснование: главная проблема современной мировой экономики – сжимающийся глобальный спрос, и война эту проблему не решает никоим образом. Что ж, мне, как человеку мирному, хотелось бы в это верить. Но вот что любопытно: тот же уважаемый член будущего «расширенного правительства» обоснованно хоронит всю нынешнюю модель мирового экономического развития и утверждает, что даже контуры будущей модели пока нам не известны. Но почему же тогда делается столь успокаивающий вывод о том, что война не решит проблем? И, тем более, что с помощью войны не попытаются эти проблемы разрешить? Да, война эти проблемы не решает в рамках ныне все еще как-то функционирующей, хотя и, соглашусь, эффективно уже не действующей, модели глобальной экономики. Но если даже и контуры модели далее, весьма вероятно, будут принципиально иные, то смешение фигур на шахматной доске – это ли не универсальный метод «вынужденно» покончить с прежней моделью и начать выстраивать контуры новой?

Таким образом, я, конечно, рад, что толкового и самостоятельного экономиста и талантливого популяризатора и радиоведущего, наконец, пусть и как явно предвыборный ход, включили, хоть и в «расширенное», но все же будущее правительство. Единственное, о чем остается печалиться, так это о том, что перебить своим голосом голос какого-нибудь Дворковича, к сожалению, он вряд ли там сможет. И также, с учетом сказанного выше, закрадывается некоторое подозрение: уж не на курирование ли вопросов именно оценки военной угрозы и подготовки к обороне его в эту замечательную кампанию пригласили?

Хотя, с учетом момента оглашения инициативы с будущим «расширенным правительством», если мы понимаем, что вся затея – лишь предвыборная, то чего зря переживать?

Больше переживать стоит о другом: не оказалась бы и инициатива с единым экономическим пространством в рамках почти всего СНГ всего лишь таким же предвыборным ходом…

И еще раз склоним головы в память о, наверное, не идеальном, но все же исключительном для своего народа правителе Муамаре Каддафи, поднявшем социальные стандарты жизни в стране, включая образование и здравоохранение, до небывалого для Африки уровня, боровшемся за свою страну, не побоявшемся в условиях агрессии раздать народу оружие, то есть не опасавшемся своего народа, не оставившем свою страну, погибшем героически и поруганном после смерти.

Юрий Болдырев

http://www.stoletie.ru/poziciya/vse_vokrug_razgorajetsa_ne_na_shutku_2011-10-24.htm


0.42514491081238