21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Мнение Вассермана

Анатолий Вассерман:

Вступил в силу новый порядок получения российского гражданства. Теперь практически единственный способ добиться его — длительное легальное проживание на российской территории по официальному разрешению (в разное время оно именовалось разными названиями, так что ограничусь привычным по мировой истории термином «вид на жительство»).

Многих энтузиастов лозунга «Россия для русских» такое решение может обрадовать. Ведь вид на жительство получить довольно трудно. А гастарбайтеру и вовсе почти невозможно. Хотя бы для того, чтобы наниматель имел дело с бесправной, а потому готовой на любые условия, рабочей силой. Поэтому приток новых граждан из республик былого Союза резко сократится.

Несомненно должны порадоваться и те, кто ратует за скорейшую подгонку России под стандарт, провозглашённый странами, традиционно именующими себя развитыми. По этому стандарту гражданство проистекает почти исключительно из места рождения (не зря столько внимания уделяют достоверности свидетельства о рождении Барака Хусейна Барак-Хусейновича Обамы: если он появился на свет не на территории Соединённых Государств Америки, то и путь в Белый Дом ему по закону воспрещён, как закрыт он ныне Арнольду Алоизу Густавовичу Шварценеггеру — на мой взгляд, куда более достойному). Правда, сами эти страны ни в коей мере не придерживаются норм, предлагаемых другим — потому и развиваются беспрепятственно. В частности, они охотно привлекают иммигрантов со всего мира в меру своих коммерческих соображений. Зато о зарубежных представителях собственных народов и впрямь заботятся в основном путём распространения своей культуры — от фильмов до учебников. Впрочем, нас и за поставку своих учебников за рубеж тоже ругают.

Между тем Россия находится далеко не в таком положении, как СГА или даже Великобритания. При распаде Британской и Французской империй за пределами метрополий проживала лишь очень малая часть англичан и французов, да и тех довольно скоро репатриировали. Даже алжирские французы не повлияли на внутрифранцузскую политическую жизнь сколько-нибудь заметно, хотя и соучаствовали в нескольких покушениях на президента Шарля Андре Жозефа Мари Анрича де Голля, признавшего Алжир независимым. Распад же Союза Советских Социалистических Республик оставил за пределами Российской Федерации по меньшей мере 25 миллионов русских, даже если считать только по записи в графе национальности тогдашнего паспорта. По реальным же — культурным — показателям (так, по родному языку 5/6 граждан нынешней Украины и едва ли не все жители нынешней Белоруссии — русские) число русских вне РФ сопоставимо с её нынешним населением. И все они не меньше алжирских французов вправе беспроблемно возвращаться на родину.

Впрочем, не только русские обладают множеством знаний и навыков, жизненно необходимых отечественному хозяйству. Скажем, инженеры и учёные востребованы тем сильнее, чем выше скорость развития сложных технологий. Скорость же эта тем ниже, чем меньше рынок для промышленности. Поэтому во многих постсоветских республиках люди, обладающие полученными в советское время — усилиями и за счёт всего народа — умениями, уже давно не нужны. Россия же — в случае включения в Таможенный Союз не только Казахстана и Белоруссии, но и Украины — обладает возможностью развивать свою экономику, а потому в обозримом будущем — вплоть до прекращения реформ нашего образования и возврата к методикам, отработанным в 1930–60 е годы — будет остро нуждаться в специалистах самого разного профиля. Возможно, ещё и поэтому наше миграционное законодательство сейчас — в полном соответствии с доброжелательными советами извне — меняется в сторону затруднения приезда — и тем более переселения — умных соотечественников. Зато для граждан западных стран, десятилетиями бывших нашими стратегическими противниками, ворота раскрываются с каждым днём всё шире.

Но дело не в одной экономике. С чисто меркантильных позиций можно и впрямь предоставить инженерам из Одессы, Мюнхена и Детройта равные права на работу в Туле или Нижнем Новгороде. Но на мой взгляд серьёзный политик так же не вправе ограничивать свою перспективу ближайшими выборами, как серьёзный деловой человек — ближайшим квартальным отчётом. Важно понимать стратегическую перспективу. Для бизнеса это — годы и десятилетия. Для государства — века. В частности, для России, развивающейся как единое государство по меньшей мере с 862 го года, даже жизнь целых поколений — всего лишь текущая повседневность. Думать надо куда дальше.

Полагаю, следовало бы перестроить миграционную политику Российской Федерации на основе нескольких простых и очевидных соображений. Всё постсоветское пространство естественным образом развивалось совместно на протяжении достаточно долгого времени, так что его воссоединение в едином государстве также совершенно естественно. Всякий житель этого пространства, желающий и способный действовать в интересах сохранившегося ядра государства, вправе получить его гражданство без особых формальностей (ему надо разве что доказать своё желание каким-то способом, очевидным непредвзятому человеку). Всякий житель этого пространства, желающий поддерживать и усиливать влияние России на временно отколотых территориях, в свою очередь заслуживает поддержки нынешних властей Российской Федерации (что далеко не исчерпывает понятия «Россия») всеми способами, включая предоставление ему гражданства как основания для дальнейших юридических шагов в его защиту от сепаратистских рефлексов местных властей.

Лично я — гражданин Украины. И не принимаю гражданства России, поскольку полагаю, что после этого утрачу моральное право призывать к безоговорочному воссоединению Украины с остальной Россией. Но всякое внутрироссийское препятствие к обретению гражданами Украины российского гражданства полагаю аморальным и свидетельствующим о непонимании руководителями Российской Федерации своих исторических обязанностей.

http://www.odnako.org/blogs/show_13647/


0.2312479019165