22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
О погромах в Иматре без истерики

В конце сентября текущего 2011 года на канале Питер ТВ прошла передача, посвящённая произошедшим в восточной части Финляндии погромам купленных гражданами России домов.

Для начала поясним, о чём, собственно, идёт речь. Действительно, в конце лета – начале осени этого года произошла целая серия актов вандализма. Никто, слава Богу, не погиб и не получил увечий, нападений на самих людей не было. Но купленные русскими домики действительно подверглись безжалостному и варварскому разгрому. В отсутствие хозяев погромщики проникали в дома, срывали люстры и шторы, резали и обливали кетчупом диваны, выбрасывали продукты из холодильника на пол и пачкали ими стены, засыпали муку и стиральный порошок в стиральные машины и микроволновки, выбрасывали из шкафов вещи, обливая их водой и пачкая продуктами и т.п. В одном из домов в распоротый диван был воткнут и демонстративно оставлен кинжал. Таким образом, речь явно идёт не просто о банальных бытовых кражах, а именно о сознательном и демонстративно угрожающих погромах. Случаев такого рода было зафиксировано по меньшей мере 13, почти все они имели место в одном и том же приграничном финском городе – Иматре, расположенном всего в 6 километрах от Светогорска.

Как эти события были освещены в передаче на Питер ТВ, каждый может посмотреть по приведённой выше ссылке – запись передачи сохранена в Интернете. Коротко скажем, что в передаче помимо ведущего Романа Романова приняли участие пять приглашённых участников: председатель политической организации «Антифашистский комитет Финляндии», публицист Йохан Бекман; два представителя общественной организации «Профсоюз граждан России» Николай Стариков и Олег Бойков; и две представительницы прессы – Анна Нежинская, шеф-редактор Фонтанка.fi (русский ресурс о Финляндии) и Аннели Ахонен, журналист газеты «Хельсинки Саномат» в России. Лейтмотивом передачи стала версия, согласно которой данные криминальные инциденты связаны якобы с нагнетанием русофобии и антироссийский настроений финнской прессой. Г-н Бекман напрямую обвинил редакцию «Хельсинки Саномат» и персонально присутствующую в студии журналистку Аннели Ахонен в необъективной подаче материалов о России, формирующей у финнских читателей негативное к России отношение. Г-жа Ахонен со своей стороны отвергла обвинения в какой-либо антироссийской или антирусской тенденциозности. Вспомнили, конечно, также и о том, что накануне погромов на финнском телеканале MTV3 высказывалось предположение, что русские, скупающие землю и недвижимость в Восточной Финляндии – это шпионы. Публицист Николай Стариков указал на то, что в Финляндии нашли убежище отдельные лица и целые антироссийские организации, связанные с террористическим подпольем на Кавказе. Поскольку по его мнению Финляндии экономически выгоден поток российских туристов, выгодно, чтобы они приезжали и тратили в Финляндии деньги, в том числе покупали недвижимость, собственный интерес Финляндии состоит в улучшении отношений с Россией. Соответственно, укрывательство финнской стороной одиозных антироссийских организаций г-н Стариков связал с тем, что на Финляндию вопреки её собственным интересам оказывают мощное давление некие силы из Вашингтона или Брюсселя. Развивая его мысль, г-н Бекман напомнил о многолетних попытках втянуть Финляндию в НАТО и о систематической обработке общественного мнения в этом направлении прессой, опять-таки указав конкретно на газету «Хельсинки Саномат». После этого участники дискуссии связали рост общей ксенофобии в финнском обществе с недавней впечатляющей победой на парламентских выборах 2011 года партии Perussuomalaiset (название можно перевести как «Истинные финны», «Коренные финны», «Исконные финны», «Консервативные финны», «Настоящие финны» или «Подлинные финны»), набравшей 560 075 (19.1%) голосов и сформировавшей третью по численности фракцию в Эдускунте – финнском парламенте.

Примечательно, что ту же самую версию о связи между погромами в Иматре и победой «Истинных финнов» высказал активист пропутинского общественного движения «Суть времени» Виктор Кириллов в своей статье «"Русские погромы" в Финляндии: синдром заката европейской комфортной жизни», впервые опубликованной на сайте odnako.org, а затем широко разошедшейся в блогосфере и в интернете в целом. Та же мысль была выражена и в статье «В Финляндии начались русские погромы», опубликованной информагентством Neva24. В результате в русскоязычном сегменте Интернета связь между «Истинными финнами» и русскими погромами была прямо-таки вбита в сознание, хотя ни единого доказательства даже косвенной причастности этой партии к противоправным действиям названо не было.

Вот, собственно, в связи как с самими событиями, так и их освещением и трактовкой мы и считаем необходимым высказать свою позицию. На наш взгляд, все рассуждения как о якобы «ксенофобии» финнов, так и о якобы «неподобающем поведении» русских туристов, а также о роли, которую сыграли или не сыграли в инициации погромов «русофобские» публикации в финских СМИ поверхностны и не вскрывают объективной сути проблемы. Не говоря уже о том, что представляемый спектр мнений носит явно односторонний характер. Например, на упомянутой выше передаче слово дали представителю «Антифашистского комитета Финляндии», слово дали достаточно нейтральной журналистке «Хельсинки Саномат», слово дали представителям крошечной и только что созданной, но подозрительно активно раскручиваемой российской общественной организации вроде как «ура-патриотического», но при этом яро путинистского толка. Слова «Коренным финнам» не дали – их обвинили заочно.

Между тем, корень проблемы гораздо глубже и коренится не в чьих-то провокациях, а в самих сложившихся условиях.

За последние годы в связи с позитивной конъюнктурой цен на энергоносители в России ещё более обострилось социальное расслоение. Доходы богатой части населения (особенно в крупных городах) заметно выросли, и начался бум дачного и коттеджного строительства. При этом зачастую выросшие за последние 10 лет по всей России «дачи» новых богачей больше напоминают если не царские дворцы, то, по меньшей мере, барские особняки. Основное их назначение – не столько средство проведения досуга, сколько вложение капитала, поэтому строительство не ограничивается рамками разумной достаточности. Масштабное, если не сказать хищническое освоение лесных земель, берегов рек и озёр, их застройка и огораживание, перевод в частную собственность уже вызвали в России стремительное нарастание социальной напряжённости: люди, не являющиеся землевладельцами, явственно чувствуют угрозу того, что скоро не смогут выехать ни в лес, ни на речку – всё будет окончательно огорожено и приватизировано. Это вызывает стремительное нарастание социальной напряжённости и конфликтов. Ряд движений, такие как «Открытый берег» и «Движение против захвата озёр» стараются противодействовать беспределу на глазах наглеющих захватчиков берегов в рамках действующего законодательства. Но на их пути воздвигнуты такие непроходимые баррикады чиновничьей волокиты и формализма, что становится вполне очевидно, что причина саботажа состоит вовсе не в общей неэффективности и неповоротливости российской государственной машины, а в её тотальной корумпированности и фактическом сговоре незаконных захватчиков земли и берегов и тех, кто по закону должен был бы пресекать их беспредел. Поэтому и сопротивление граждан, убедившихся в том, что государство не только не защищает законность, но и прямо стоит на стороне беззакония, принимает всё более радикальный и жёсткий характер и помимо действующих в легальных рамках организаций типа упомянутых выше, появились и организации иного рода, такие как Народный фронт освобождения земли Подмосковья, о существовании которого в этом году сообщало НТВ. Эти люди уже не пишут заявлений в прокуратуру и не ждут отписок от чиновников – они просто пускают в ход бутылки с зажигательной смесью.

А, между тем, проснувшийся аппетит «новых русских» к инвестициям в недвижимость, как хорошо известно, не ограничивается пределами самой России. Покупки россиянскими олигархами особняков в Лондоне и шикарных вилл на побережье Средиземноморья уже стали притчами во языцах. Для т.н. «среднего класса» такой масштаб, конечно, не по зубам. А вот коттеджи в Финляндии – в самый раз.

Желание финского парламента и правительства получить средства от продажи земли иностранным инвесторам хорошо понятно в рамках рыночной капиталистической логики максимизации прибыли. Поэтому нет ничего удивительного в том, что финский парламент, желая привлечь в страну зарубежный капитал, снял практически все ограничения на покупку недвижимости в Финляндии иностранцами. Понятно и то, что это действительно даёт серьёзный стимул к развитию приграничных регионов, и в конечном счёте, приносит доходы и в том числе и населению. Однако социальная цена такого решения оказалась слишком высока. Экономический подъём приграничных территорий, достигнутый за счёт распродажи своей земли иностранцам (в данном случае, русским), радует финнов не больше, чем нас – идея экономического развития Дальнего Востока за счёт его колонизации китайцами или «трудовая миграция» таджиков и узбеков в наши города.

Добавим к этому, что население Финляндии составляет около 5 млн 550 тыс человек. Это совсем немногим больше, чем официально учтённое население одного только Санкт-Петербурга (без Ленинградской области). Учитывая соотношение численности финского населения приграничных территорий и находящегося по соседству российского мегаполиса, растущие опасения финнов совершенно понятны и оправданы. А ведь есть ещё и 12-миллионная Москва. Она, хоть и подальше, но учитывая, что москвичи уже вовсю скупают земли на Алтае, расстояние до Финляндии явно не станет приградой для массовой – именно массовой! – скупки не только домиков и квартир, но и участков земли, лесов, водоёмов.

Разумеется, опасения финнов насчёт того, что «русские скупят приграничные земли, а потом присоединят их к России» совершенно беспочвенны. Здесь они, привыкшие к наличию у них самих национального государства, защищающего их национальные интересы, просто не понимают психологию российских граждан, привыкших видеть в «своём» россиянском государстве самого коварного и лютого врага. Конечно, едва ли найдётся российский гражданин, купивший недвижимость за границей, который бы хотел, чтобы приобретённая им собственность оказалась внутри границ РФ и подпала бы под власть ненасытного российского чиновничества. Если бы финны немного лучше знали об отношениях, сложившихся между русским народом и российским государством, то с этой стороны они бы подвоха не опасались. Но ведь этой угрозой дело не ограничивается.

Если даже мы сами – русские – всё более воспринимаем массовую скупку и приватизацию земли нашими же богатыми соотечественниками как оккупацию и прямую угрозу, то, конечно, финны воспринимают ситуацию ещё острее. Потому что в этом случае социальная проблема умножается на проблему возникающей иноэтнической демографической экспансии, различий культуры, привычек и устоявшихся стереотипов поведения.

Ещё в марте текущего 2011 года сайт движения «Открытый берег» писал: «По информации финской радиостанции YLE и популярного журнала «EUROMAG», Университет восточной Финляндии провёл соцопрос, целью которого было выяснить мнение местных жителей о дачниках из России, активно скупающих прибрежные земли под строительство вилл и особняков. Четыре из пяти опрошенных негативно отнеслись к россиянам и высказались за законодательные ограничения их права на приобретение недвижимости в Финляндии. Их очень встревожила ситуация вокруг священного для каждого финна заповедного озера Инари. Здесь «солидные люди» из России сумели найти такие убедительные «аргументы» для руководства местной общины, что получили разрешение на застройку 1000 га (!) его озёрных берегов и долин. В планах россиян не только возведение индивидуального жилья, но и целого гостиничного комплекса с горнолыжными трассами и инфраструктурой развлечений. На берегах Инари традиционно живут рыбаки и оленеводы, и они очень боятся, что их тихое место повторит судьбу приграничного района Сайма, целиком застроенного «новорусскими» дачами и частными причалами. <...> Финны возмущены, что их Министерство охраны окружающей среды заняло выжидательную позицию, фактически поощряя разрушение заповедного края и считая, что деньги российских инвесторов важнее».

И вот уже после произошедших погромов Neva24 пишет: «Жители Иматры, которых опросило местное радио, говорят, что их раздражает то, как русские ведут себя в их магазинах и на их дорогах. В целом же горожане не поддерживают нападения на русские дома: "Грабежи домов русских — это расизм. С другой стороны, я бы не хотел видеть соседом русского". Среди молодежи преобладают более радикальные настроения: "Наша земля продается кусок за куском. Всю её покупают русские"».

Обратим внимание: финны не одобряют погромов, не считают возможный таким способом решать проблему. Но проблема-то стоит, и она их беспокоит. И они ищут иной – цивилизованный – способ её решения. Но решение нужно, потому что текущая ситуация их не устраивает. Они не хотят, чтобы наши соотечественники скупали их землю. Это русофобия? Вовсе нет! Это совершенно нормальная реакция любого человека, неравнодушного к судьбе своего народа и своей Родины. Здесь вообще нет какого-либо специфического отношения к нам именно как к русским. Если бы земли финнов скупали немцы, шведы, англичане или китайцы – да хоть марсиане! – реакция была бы точно такая же. Межнациональная дружба – это прекрасно. Но её условием является принцип непереступания чужих границ. У нас у самих на этот случай есть замечательная русская пословица: «чем выше забор, тем крепче дружба». И это святая правда. Сохранять добрые дружеские отношения с соседом по лестнечной клетке гораздо проще, чем с соседом по коммунальной квартире.

Разумеется, конкретные пострадавшие от погромов русские граждане в сложившейся ситуации ни в коей мере не виноваты. В отличие от противозаконных захватов земли и берегов, с которыми ведут борьбу, переходящую уже в войну, наши активисты в России, в данном случае русские домовладельцы вполне честно и законопослушно воспользовались теми правами и возможностями, которые им предоставила сама Финляндия, разрешив покупку земли иностранцам. Ведь не агрессорами и не захватчиками пришли они на финскую землю, не насилием и не мошенничеством отобрали у прежних финских хозяев их дома и участки. Они их честно купили у финнов в полном соответствии с желанием самих продавцов и с финским законодательством.

Но, с другой стороны, тревога финнов, которые боятся оказаться на своей собственной земле в положении меньшинства, окружённого пришельцами с иным языком, иной культурой и иными нравами и привычками тоже очень хорошо понятна. И не только понятна, но и оправдана. И, что важно, в этом конкретном своём опасении финны, очевидно, не чувствуют защиты и поддержки со стороны своего государства, увлёкшегося чисто экономическими интересами. Но жизнь не исчерпывается экономикой, и не всё, что экономически выгодно, то полезно и оправдано. Экономически выгодно, если у вас есть квартира, самому жить в одной комнате, а остальные сдавать. Экономически это выгодно, но некомфортно и неприятно. Экономически выгодно работать без выходных, но это лишает жизнь удовольствия. В конце концов, экономика – это только способ обеспечения жизни, а не её цель и смысл.

Разумеется, мы ни в коем случае не оправдываем преступников, совершивших бандитские нападения на дома наших соотечественников. Они совершили тяжкое уголовное преступление не только против наших граждан, но и против законов своей собственной страны. Впрочем, эффективность и некоррумпированность финского государства и, в частности, финской полиции, дают все основания рассчитывать на то, что погромщики будут найдены и наказаны в соответствии с финским законом. Однако в данном случае важно не просто найти и покарать преступников, важно понять и устранить ту почву, на которой это преступление выросло и стало возможным. Для этого необходимо осознать, что произошедшие погромы являются важным индикатором, показателем усиливающейся тревоги финского общества по поводу ситуации, при которой во имя сиюминутной прибыли допускается распродажа финских земель иностранцам. Сигнала, который необходимо вовремя услышать и правильно понять.

Ни в коей мере не пытаясь лезть в чужой монастырь со своим уставом и считая решение данного вопроса исключительно внутренним делом самих финнов, мы, однако, полагаем, что корень проблемы состоит именно в однобоком экономикоцентризме в решении вопроса продажи земель иностранцам и в искусственном, даже насильственном насаждении в законодательстве, СМИ и системе образования принципов т.н. «политкорректности», «мультикультурализма» и т.п. Именно это неизбежно ведёт к нарастанию у народа Финляндии недовольства и неприязни к иностранцам в целом, в том числе к нам – русским. Разумное решение проблемы лежит, вероятно, в том числе на пути пересмотра существующих на сегодня в Финляндии норм визового режима, миграционной политики и прав на покупку недвижимости иностранцами в сторону их ужесточения и ограничения. Такой пересмотр не означает, конечно, изоляционизм и тотальный запрет. Речь идёт лишь о соблюдении того баланса, который был бы комфортен для самих финнов и определить который может только финский народ в ходе открытой и свободной дискуссии и выбора из полного спектра программ, предлагаемых различными партиями. В отличие от нашего государства, в Финляндии механизмы демократии, механизмы реализации воли и чаяний народа в ходе выборов несмотря на все издержки и проблемы всё-таки пока ещё работают. Это единственный путь цивилизованного, легального решения возникшей проблемы. Именно в этом состоит реальная альтернатива нарастанию чувства дискомфорта и тревоги, которые служат почвой для тех отвратительных эксцессов, которые имели место в Иматре. Если же ответом на эксцессы будет усиление пресса пропаганды «политкорректности» на национальное самосознание, то болезнь будет не излечена, а, напротив, загнана в хроническое и трудноизлечимое состояние: негатив, порождаемый у людей экономикоцентричным взглядом собственного правительства на вопрос миграции, будет перенесён на мигрантов и на иностранцев в целом, которые в сложившейся ситуации совершенно не виноваты.

В этой связи есть смысл вернуться к обсуждавшейся в передаче и в упомянутых выше интернет-публикациях связи между победой партии «Коренные финны» на последних парламентских выборах 17 апреля 2011 года и случившимися в августе-сентябре погромами. Связь эта, конечно, существует, но она, на наш взгляд, совершенно не такова, как её представили. Сама победа «Коренных финнов» не является ни прямой, ни косвенной причиной погромов. Но и победа «Коренных финнов» и случившиеся погромы имеют общую для них причину – растущее недовольство значительной части финнов существующей на сегодня открытостью миграционной политики и увеличением доли пришлого нефинского населения. Это не результат пропаганды в прессе. Это объективный, не зависимый ни от чьей персонально воли факт. Возникшая проблема может быть решена по существу только цивилизованным и демократическим путём – через представительство обеспокоенных ею граждан в парламенте, изложение ими своей программы избирателям и коррекцию миграционных законов в соответствии с интегральной, совокупной волей финского народа. Именно этот путь предлагают «Коренные финны». И именно этот путь только и может устранить социальную почву для повторения случившихся погромов и, тем более, их перерастания в более массовые и уже кровавые формы.

Если же проблема не будет решаться по существу, если сам вопрос о её существовании будет игнорироваться, а ставящие её граждане станут шельмоваться как «фашисты», «расисты» и «ксенофобы» – то тогда она будет со временем лишь усугубляться, рано или поздно выливаясь в патологические формы погромов и столкновений на этнической почве, станет питательной почвой для ненависти к людям иной культуры.

Таким образом, хотя победа «Коренных финнов» и погромы в Иматре имеют одну общую причину, но означают два не просто разных, а диаметрально противоположных пути дальнейшего развития ситуации. Если партия «Коренные финны» и её, без сомнения яркий, харизматичный и талантливый лидер Тимо Сойни смогут реализовать запросы и чаяния той части финнских граждан, которые отдали им свои голоса, то этим они укрепят доверие финского общества к своему государству, к демократии, к закону и правовой системе и, тем самым, ликвидируют почву для попыток отдельных не вполне адекватных граждан решать возникающие действительно острые проблемы противоправными, а в случае погромов в Иматре – так и просто откровенно бандитскими средствами. Ведь по существу произошедшие погромы – это выражение не только и даже не столько неприязни к русским «колонистам», сколько недоверия собственному государству, неверия определённой части финнов в возможность демократическим путём установить комфортные и соответствующие их интересам нормы миграционной политики и правил продажи недвижимости иностранцам. Причина этого – разочарование в политике традиционных парламентских партий, которая более сообразуется с интересами транснационального финансового капитала, чем с чаяниями избирателей. В этом смысле партия «Истинные финны» сделала очень много для возрождения в Финляндии демократии в лучшем смысле этого слова и, соответственно, для возрождения доверия финнов к собственному государству и к демократическим способам решения тех насущных проблем, которые принято было до этого «политкорректно» не замечать и игнорировать.

Стоит обратить внимание на то, что у нас в России в связи с проблемой иноэтнической миграции имела место та же самая дилемма. В течение 90-х годов прошлого века целый ряд русских политических партий и движений цивилизованными ненасильственными и законными средствами боролся за право и возможность скорректировать существующее законодательство, а главное – практику правоприменения в интересах русского народа. Эти партии и движения имели самую широкую поддержку населения. Однако если в Финляндии демократические нормы насмотря на достаточно жёсткое давление на общественное мнение со стороны СМИ всё-таки в итоге сработали, то в России правящий режим в очередной раз грубо и демонстративно попрал права и волю народа. Можно в этой связи вспомнить и совершенно демонстративное в своём правовом нигилизме снятие избирательного блока «Спас» на парламентских выборах 1999 года, и разгром путинскими спецслужбами действовавших на законных основаниях русских националистических организаций, и последующую вакханалию политического террора против национально мыслящих политиков, учёных, общественных и религиозных деятелей, публицистов, редакторов и издателей, просто рядовых граждан по пресловутой 282-ой «русской» статье УК.

Правящий режим не только лишил национально мыслящих русских людей возможности отстаивать свои убеждения и позиции демократическим парламентским путём, но и вовсе объявил их взгляды «экстремизмом» и стал бросать людей в тюрьмы только за политические убеждения и их публичное исповедание. Прямым следствием замалчивания проблем, связанных с конфликтами на национальной почве, стало их стремительное нарастание. Скинхедовский «белый» террор (который, обратим на это особое внимание, был лишь ответом на «чёрный» террор со стороны стремительно растущих и на глазах наглеющих этнических банд) стал прямым следствием отказа государства от решения национальных проблем, прямым следствием циничного попрания антинародным государством прав русского народа на политическое выражение своей позиции, а также противоправного разгрома карательными органами русских общественно-политических организаций, действовавших в рамках правового поля. Кровь всех жертв межэтнических столкновений в России последних 15 лет в полной мере лежит на тех, кто не позволил народу выразить своё отношение к миграционной политике правительства в законных парламентских формах. На это мы указывали ещё в начале 2005 года в статье «Кто разжигает этническую войну?».

Мы можем в этой связи лишь порадоваться за финнов, которым пока удаётся направить развитие событий по противоположному пути – по пути не «управляемой» (манипулятивной), а действительной народной демократии, при которой народ, голосуя за те или иные партийные программы, сам решает, сколько и каких гостей ему принимать в своём доме. Именно поэтому, собственно, погромы в Иматре являются для Финляндии вопиющим и из ряда вон выходящим событием, в то время как у нас столкновения на межнациональной почве давно стали элементом повседневной криминальной хроники.

В заключение скажем ещё несколько слов о партии «Истинные финны», коли уж её российские СМИ так упорно пытаются демонизировать и связать в сознании русских читателей с произошедшими погромами. Есть весьма серьёзные основания полагать, что за этой демонизацией стот банальный страх тех, кто финансирует российские СМИ и через них манипулирует общественным мнением. Страх перед притягательностью и заразительностью финского примера. Партию «Истинные финны» у нас упорно называют «право-популистской». Что там «правого» – судите сами. Партия требует поднять налоги на доходы корпораций (которые в Финляндии не чета нашим и так весьма высоки) и сверхдоходы особо богатых граждан, за то, чтобы штрафы за правонарушения взыскивались не в фиксированной сумме, а в зависимости от уровня доходов провинившегося, за существенное повышение пособий бедным, за уменьшение пенсионного возраста (и это на фоне общеевропейской тенденции к увеличению пенсионного возраста!), за сокращение рабочего дня для некоторых специальностей на два-три часа, за увеличение дотаций отечественному сельскому хозяйству, за сохранение и подъём собственного отечественного производства, за то, чтобы финский народ не расплачивался по счетам банковских аферистов, доведших Европу до глубокого кризиса. И это правая партия? Это если не коммунистическая, то, по меньшей мере, народно-социалистическая программа, это то, за что мы – русские социалисты – боремся с середины 90-х годов. Разумеется, восстановление разрушенного глобализмом общества всеобщего благоденствия, «скандинавского социализма» требует чрезвычайно ответственной миграционной политики, чтобы высокий уровень социальной защиты в стране не стал приманкой и кормушкой для паразитов и захребетников со всего мира.

Стоит сказать и об отношении «Истинных финнов» к вопросу о вступлении Финляндии в НАТО. Этот вопрос имеет особый интерес и особое значение для нас, русских, с точки зрения нашей национальной безопасности. Так вот, партия «Истинные финны» является одним из наиболее последовательных, жёстких и принципиальных противников вступления Финляндии в блок НАТО и вообще участия в любых международных политических авантюрах. Более того, «Истинные финны» борются за выход Финляндии из Евросоюза и всех прочих глобалистских проектов. Они последовательно отстаивают идею независимой, политически нейтральной и экономически самодостаточной Финляндии, живущей интересами собственного народа, своим трудом обеспечивающего себе общее благосостояние.

Что же так беспокоит в этой партии наши российские СМИ? Чем не устраивает путинских ура-патриотов идея нейтральной, не желающей вступать в НАТО и участвовать в американских авантюрах Финляндии? Неужели право отдельных наших сограждан вкладывать тем или иным способом приобретённые в России средства в зарубежную недвижимость является нашим национальным и государственным интересом? Или, быть может, ответ проще и состоит в том, что финский народ, освободившийся вслед за исландцами от пут мировой банковской олигархии и корумпированной евробюрократии, может стать слишком близким и привлекательным примером для русского народа?


Сергей Александрович Строев

http://russoc.kprf.org/News/0000846.htm


0.20741200447083