22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Лучше договориться, но…

Заявление Медведева по ситуации с развитием американцами своей ПРО называют жёстким. Это неправда. Заявление было вполне умеренным.

И в его основной части – не оглашение ответных мер России на недружественные действия США, а разъяснение ситуации, призывы и предложения к сотрудничеству и объяснение того, что позиция России исходит не из принципа соперничества, а из простых и естественных интересов безопасности.

Вообще, как именно американцы собираются использовать ПРО – вопрос вторичный. Дело не в их намерениях. Хотя по поводу их добросовестного дружелюбия есть вопросы.

Главное в том, что эта система может быть использована против России. А раз она может быть так использована – Россия либо должна иметь контроль над ней, либо иметь возможности её обезвреживания.

Собственно, только это и содержится в заявленных президентом мерах.

Это не «ответные меры» – это простые меры безопасности. Реакция представителей НАТО лишь подтверждает обоснованность беспокойства России.

Если генсек НАТО Расмуссен говорит о своей разочарованности, то, строго говоря, в чём он или НАТО могли бы быть разочарованы? Россия говорит, что принимает меры безопасности против использования ПРО против неё – в чём разочарование?

Если ПРО не мыслится для использования против России, Запад не может быть разочарован. Он должен был реагировать примерно так: «Если у вас мания преследования и вам так хочется потратить побольше денег – тратьте. Нас это не касается, поскольку вы готовитесь к тому, чего мы делать в принципе не собираемся».

Однако они говорят не это – они говорят, что российские меры безопасности вызывают у них беспокойство. Значит, беспокоятся по поводу некого срыва неких их планов.

Разочаровываться они могут лишь в том, что им не удалось создать ситуацию, когда Россия оказалась бы беззащитна без ПРО.

Российской власти все, кто был в курсе реального положения вещей, объясняли, что заключение последнего соглашения по СНВ создаёт ситуацию, когда у России окажется лишь то количество стратегических ракет, которое сможет быть обезврежено создаваемой США ПРО.

Прежний российский потенциал старая ПРО обезвредить не могла. Нынешнего было достаточно для нынешних условий – но недостаточно в случае создания новой ПРО.

ПРО создают. Россия должна искать пути себя обезопасить. То, что огласил президент – умеренные и деликатные меры. На что он и намекнул, заметив, что с реализацией новых этапов ПРО меры будут наращиваться.

Создай подобную систему кто-либо из тех, кого не любят США (Иран, КНДР, кто-то ещё) – США уже бомбили бы все те площадки, где стали бы создаваться её основы.

Россия никого не бомбит – хотя логика требует принятия жёстких санкций против стран, размещающих на своей территории объекты ПРО.

В комментариях и реакциях на заявление Медведева звучат либо опасения, либо обвинения в возврате к «холодной войне». Но к «холодной войне» скорее возвращают планы США.

В известном смысле «холодная война» – время наибольшей безопасности для человечества. Время, когда страны, так или иначе, вынуждены были взвешивать все последствия своих активных действий на мировой арене. То есть это было время политики ответственности и равновесия.

Сегодня, особенно после агрессии НАТО в Ливии, ни одна страна не может быть уверена в безопасности и гарантиях своего суверенитета, если не обладает потенциалом нанесения нападающему неприемлемых потерь.

И если возможный противник создаёт систему, способную отразить ответный удар – каждая страна, желающая сохранить суверенитет, обязана принимать меры для преодоления подобной обороны.

Конечно, лучше договориться.

Но, во-первых, как вполне резонно заметил Медведев, США и НАТО отказываются договариваться. Во-вторых, чего стоят договорённости в мире, где и ООН превратилась в орудие оправдания варварских агрессий?..

Полагали, что с уходом СССР и противостояния двух систем мир станет безопаснее. Именно СССР обвиняли в «холодной войне». Его нет уже двадцать лет – но войн становится всё больше, а безопасности – всё меньше.

С уходом из мира системы социализма и СССР человечество вернулось в эпоху до 1914 года. Породившую и Первую, и Вторую мировую войну. Эпоху противостояния рыночных держав. А рынок имеет лишь один принцип выстраивания отношений – по силе. И делит мир по силе.

Да, хорошо договориться и избежать новой гонки вооружений. Так Россия это и предлагает – но Запад отказывается. Ему не нужен мир равноправных стран. Ему нужен мир, подвластный и подконтрольный ему.

Западу это нужно потому, что экономически он так организован, что не может обеспечивать своё существование без экономической, а следовательно – политической экспансии. Без борьбы за рынки и ресурсы.

России они нужны в меньшей степени – она слишком богата ресурсами. И ей нужно их защищать. И не только тогда, когда их начнут отбирать – а постоянно влияя на мир, не допуская создания и возникновения в нём сил, потенциально опасных для неё и остального мира.

Сергей Черняховский доктор политических наук

http://file-rf.ru/context/935


0.099174976348877