10/11
30/10
24/10
19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
Архив материалов
 
Предновогодние чудеса

Что из происходящего важнее: последний при нынешнем президенте партхозактив (ведь можно ли назвать всерьез «посланием президента к парламенту» то мероприятие, на котором в первых рядах собравшихся сидят отнюдь не депутаты, а руководители правительства и высших судов, главы религиозных конфессий и т.п.) или масштабные митинги, скажем мягко, повлиявшие на содержание выступления президента на этом активе?

Общее впечатление: все так, как будто спали себе спокойненько, спали, и тут вдруг проснулись. Народ спал – понятно, а кто-то раньше и просто слишком молод был. И проснулся, осознал (да и помогли осознать), оскорбился – имеет право. А что власть вдруг проснулась – народ разбудил? Но тогда зачем на полном серьезе пытаться всех убеждать, что «политические реформы готовились еще летом»?

И парадокс, но на левом и лево-патриотическом фланге – некоторое затишье, причем, абсолютно не спровоцированное результатами думских выборов. Ведь налицо три ключевых фактора. Первый – выявившееся на выборах общее масштабное недовольство властью, причем и далее нарастающее. Второй – явное тяготение значительного числа избирателей к левым силам, их идеям и лозунгам. И третий – явное лидерство среди оппозиционных сил КПРФ, причем, в том числе в нетрадиционных в последние годы для этой партии нишах. Ведь не где-то в «красном поясе», но в самом интеллектуальном центре страны – на участке в главном здании МГУ – победила КПРФ. Казалось бы, этот успех надо было бы стремительно развивать. Но нобелевского лауреата Жореса Алферова или иного кандидата, который мог бы восприниматься на президентских выборах как не узко партийный, но действительно общенародный и плюс ассоциировался бы с истинным творческим успехом, а также с жизненно нам необходимым и возможным научно-технологическим прорывом, левые силы не выдвинули. К сожалению. Шанс упущен.

Генерала Ивашова, пытавшегося объединить самый широкий спектр сил патриотических, но не левых, включая даже и монархистов, как мы знаем, ЦИК до выборов не допустил, и от дальнейшей борьбы, в том числе путем судебного оспаривания обоснованности отказа в регистрации, кандидат отказался.

И что же дальше? Проблема: силы патриотические, значительная часть которых тяготеет к Офицерскому собранию и подобным организациям, и силы радикально левые и лево-патриотические во главе с КПРФ остаются необъединенными. В условиях, когда единственным «разрешенным» кандидатом в президенты, но являющимся все же альтернативой нынешней власти, остался лидер КПРФ, достанет ли у обеих сторон мужества, благородства и, уж простите за пафос, политической самоотверженности, чтобы перед предстоящими нам президентскими выборами на каких-то условиях объединиться вокруг этого единственно альтернативного кандидата?

На противоположном же фланге – не только чрезвычайная активность и заблаговременная подготовка позиций и потенциальных лидеров, но и небывалое единство и согласованность действий. Казалось бы, речь лишь о требовании честных выборов, которое более или менее либеральные или даже откровенно прозападные деятели лишь пытаются использовать и организовать. Но на деле - о перенаправлении всей мощи обоснованного общественного протеста в заблаговременно проложенное русло. Какое?

Кажется, что это русло общедемократическое, гуманистическое, анти-авторитарное. Проправительственные СМИ определяют это направление как «оранжистское». Но если присмотреться, то как не обратить внимание на чудеса, требующие объяснения, причем, не только каждое в отдельности, но и в их совокупности. Главный при этом вопрос: так ли уж всерьез власть и эти «оранжистские» лидеры противостоят?

Чудо первое, на которое обратили внимание многие, но я сформулирую его с несколько с иным акцентом: дело даже не в том, что громче всех за честные выборы сами выступают, но, точнее, громче всех в СМИ дают возможность выступать тем, кто прямо одобрял узурпацию власти Ельциным и его криминальным «реформаторским» окружением осенью 1993-го, а также затем либо участвовал в организации всех последовавших «честных» выборов, включая «избрание» Ельцина в 1996 году, либо, как минимум, одобрял это заведомое мошенничество. Но, стоит напомнить, кроме отвратительности самого воровства голосов и тем самым фальсификации выборов, существенно также и понимание того, ради чего эти фальсификации производились и покрывались. Ответ известен – ради права на чудовищное разграбление страны.

Чудо второе: не просто пропагандистом, но и в буквальном смысле партийным организатором «анти-правительственных» митингов, наряду с заокеанским «Фэйсбуком», выступила и популярная радиостанция, контролируемая… нашим правительством – через прокладку – «Газпром».

Чудо третье: когда еще такое было, чтобы власть сразу же пошла на поводу у митингующих? Смотрите, как одна «башенка Кремля» стала тут же заботиться о «совершенствовании политической системы», а другая - о пресечении оффшорного укрывательства доходов энергетических корпораций и даже о новой индустриализации…

Слышать все это, согласитесь, просто даже и чудно. «Общество созрело» - в устах тех, кто только что зажимал все, что только можно – не цирк? Точно такой же, как какой-нибудь Прохоров – один из выгодоприобретателей вышеупомянутого разграбления - в роли оппозиционера. Или Кудрин – поставщик российских ресурсов за океан - предлагающий себя «посредником в диалоге между властью и обществом». Он какое общество имеет в виду – финансовых магнатов и биржевых спекулянтов? Так разве у них конфликт?

Еще вчера верхом «реформаторской решимости» власти в сфере «либерализации политической системы» было снижение количества подписей, необходимых для регистрации партии, с 50 тысяч до 45 тысяч - грандиозно. И это всерьез подавалось, как прогресс. Впрочем, равно как и прежнее повышение требований к численности партий тоже подавалось как прогресс, а не как деградация… Теперь же – снижение требований к численности партии сразу всего лишь до полутысячи человек. Что называется, в логике не откажешь.

Но стоит напомнить, что политика – это такая нормальная и естественная сфера деятельности, в которой значение имеет не только набор мер и действий, но и их последовательность. Например, целый мощный активный слой политиков, журналистов и политологов сейчас прямо-таки самозабвенно выступает, вроде как, против коррупции. Но они же не только дружно молчали десять-пятнадцать лет назад, но даже и напротив – активно выступали против тех, кто пытался коррупции противостоять, называли это происками «антиреформаторских сил» или, в лучшем случае, «пустыми хлопотами», покрывали коррупцию и обосновывали ее жизненную необходимость «недостатками законодательства» или даже напрямую потребностями «первичного накопления капитала». Что же изменилось теперь, откуда вдруг такая тяга к «честности»? Так очевидно ведь: одно дело – противостоять разграблению страны и ограблению десятков миллионов простых граждан. И дело совсем другое – встать на страже интересов господ, в которых вроде как превратились прежние грабители, защитить их от произвола новых передельщиков собственности. Кстати, одновременно, под прикрытием «антикоррупционной» риторики, защищая своих господ и от того обоснованного социально ориентированного передела собственности, который является нормой в любом более или менее цивилизованном обществе и государстве – через прогрессивные налоги на богатых и на передачу богатства по наследству и т.п.

Аналогично и в сфере «политической реформы». Одно дело – не препятствовать свободной (а не по разнарядке из Кремля) многопартийности в более или менее свободном и плюралистическом обществе и в течение длительного времени. И дело совсем другое – целенаправленно вырастить и раскрутить своих, по существу подставных «лидеров», одеть на них тогу страдальцев, спровоцировать массовое недовольство молодежи и недвусмысленно направить ее в объятия этих заготовленных «лидеров», и уже после этого осуществить, может быть, на некоторое время «либерализацию» - чтобы подвести массы под подготовленных лидеров. Повторю: последовательность действий имеет значение.

Или я неправ? Но не надо иллюзий: ведь ни в каком не в Интернете, а, прежде всего, на ставшем особо важным в условиях бесконечных транспортных пробок контролируемом властью популярном ФМ-радиоканале раскручивали потенциальных «лидеров». Да и в Интернете, якобы, свободном и «неуправляемом», кому приходило в голову заходить в какой-то никому не известный «Фэйсбук» или в «блог» какого-то никому не известного человека? Мало кому, но лишь до тех пор, пока и на ФМ-радио, и в электронных почтовых ящиках, и в соцсетях не пошла массированная реклама. И вот уже на обычную электронную почту чуть ли не ежедневно приходят приглашения от каких-то людей обязательно зайти в этот самый «Фэйсбук». Люди взрослые, занятые, при деле, отмахиваются – у них и без того слишком много переписки. Но люди помоложе, полюбопытнее, может быть, более одинокие – идут по приглашениям и ссылкам, и вот уже в «свободном» и «независимом» Интернете всех повели в задаваемом направлении. И опять реклама – и в элементарной электронной почте, и в соцсетях, и на популярном ФМ-радио: раскручиваемый «герой» ответил такому-то в своем блоге то-то и то-то… Совершенно очевидно, что это отнюдь не естественная стихийная общественная активность. Это – технология. И вот когда технология, кажется, сработала, дала эффект – вот здесь уже можно и провести «политическую реформу». Или, как минимум, пообещать ее – кто после такого грандиозного успеха рискнет заявить, что эти «лидеры» ни на что не способны – даже такая страшная кремлевская авторитарная власть, видите, вынуждена с ними считаться…

Кстати, из сказанного никак не следует делать вывод, что и силы левые и патриотические не должны попытаться использовать открывающиеся возможности, хотя и понятно, что открывают эти возможности целенаправленно отнюдь не для них. Здесь все очевидно: на одной стороне – технологии и почти неограниченные ресурсы, плюс постоянное переформатирование правил, подстроиться под которые успевают, прежде всего, те, кто изменением правил и управляет. Но на другой стороне – правда. До сих пор побеждали технологии, ресурсы и изменение правил под себя. И объективно, кажется, ничто не мешает тому, чтобы это так продолжалось и дальше. Но это ведь не означает, что люди, готовые бороться за правду, на Земле более не родятся?

Кстати один из ключевых во всех обсуждениях вопрос выборов губернаторов в этой связи, на мой взгляд, все же пока можно отставить в сторону - как все-таки несколько второстепенный. Конечно, интересно, имеет ли власть в виду нормальные прямые выборы губернаторов из числа всех тех, кто выдвинулся сам и кого выдвинули политические партии, или же все-таки право избирать намереваются дать лишь из согласованных с Кремлем кандидатов. Но даже и в случае максимально свободного варианта, тем не менее, поясню свою позицию: сколько у нас было уже случаев, когда губернаторами становились представители той или иной оппозиции, и что с ними в большинстве случаев происходило дальше? Известно – послушно вступали в партию власти. Кто-то, якобы, чтобы не вредить своему региону, мол, иначе власть найдет способ сделать региону и всем его жителям хуже, кто-то – недвусмысленно ради дальнейшего лично карьерного более успешного существования. Значит, вопрос не столько в одном лишь механизме избрания или назначения губернаторов, но и в таких вещах, как срок, на который избирается кандидат во власть (у нас, как известно, все сроки пока лишь увеличиваются, обратного хода, на радикальное уменьшение этих сроков, пока никто не давал), возможность или невозможность для населения отозвать своего представителя, включая того же губернатора, а также в системе управления СМИ (одним на всю страну «общественным» ТВ здесь точно не обойтись, впрочем, о нем ниже) и во всей политической и моральной атмосфере жизни нашего общества, позволяющей безнаказанно предавать, которая с одним лишь изменением избирательного законодательства отнюдь не меняется.

И отдельного рассмотрения заслуживает инициатива с «общественным телевидением», в котором «ни одна сторона – ни государство, ни частный владелец – не будут иметь решающего влияния». Самое смешное, что приближенные к власти эксперты тут же дружно стали обсуждать один вопрос – согласится ли общество на абонентскую плату за такое телевидение. Это весьма напоминает стандартный спекулятивный прием, регулярно используемый при обсуждении вопроса о прогрессивном подоходном налогообложении. Вместо того, чтобы продуктивно обсуждать пороги и размеры ставок, например, при доходе до пятнадцати тысяч в месяц – пять процентов, со всего, что выше и до тридцати тысяч – десять процентов, далее до пятидесяти тысяч – пятнадцать процентов, до ста – двадцать и т.п., и начиная тысяч с трехсот – уже процентов пятьдесят, а со всего, что выше миллиона – семьдесят пять, вместо этого простых людей с доходами вряд ли превышающими двадцать-тридцать тысяч рублей в месяц сразу убивают наповал вопросом: «Вы согласитесь платить вместо тринадцати процентов тридцать пять?». Так и здесь: во-первых, причем здесь вообще «общественное»? ОРТ, если кто помнит, у нас уже было. И что – оно было сколько-нибудь объективнее? То есть, не в названии дело. И, разумеется, не в том, чтобы «ни одна сторона не имела решающего влияния» (и кто нашему президенту только такие формулировки придумывает?). Неужто от того, что будущим «общественным» телевидением будут на равных пополам владеть, например, государство и Абрамович, это телевидение станет сколько-нибудь более объективным? Или что-то изменится от замены Абрамовича на Прохорова? И они будут объективно освещать ключевые для России вопросы о засилии инфраструктурных монополий и о необходимости радикально пониженных по сравнению с мировыми цен на энергоресурсы для компенсации природно-климатических и географических особенностей страны? Или вместо бизнеса стороной вообще поставить «Общественную палату», но разве мы не знаем, как и из кого она формируется? Или на эту роль пойдет враз осмелевший «Президентский совет по правам человека»? И тогда нам по «общественному» ТВ честно расскажут не только о необоснованности судебного преследования руководителей «ЮКОСа» по второму делу, но одновременно и обо всей подноготной становления «Менатепа» и затем «ЮКОСа» - хотя бы на уровне того, что звучит сейчас в Лондонском суде?

Но и другая «башня Кремля» не сильно пока обнадежила. Грешно, конечно, выступать против созидательных инициатив и элементарного минимального наведения порядка хотя бы в одной отдельной отрасли. Но почему же лишь теперь проснулись?

Разве раньше – и год, и пять, и десять лет назад многие специалисты, включая и автора этих строк (см. хотя бы в моей книге «О бочках меда и ложках дегтя» главку «О введении конкуренции между разными сигналами светофора»), не выступали против всей реформы электроэнергетики, из которой естественно вытекают все нынешние проблемы, с которыми так кстати к выборам вдруг взялись решительно бороться? И если даже упростить и свести всю проблему лишь к проворовавшимся «отдельным» управленцам, то почему же в круг этих «отдельных», к праздничку снимаемых, попадает лишь какая-то сравнительная мелочь, чьи фамилии приходится даже зачитывать по бумажке, но не попадают фигуры ключевые? А обещанная «новая индустриализация» как соотносится со вступлением страны в ВТО и тем самым окончательным закреплением статуса страны как сырьевого придатка остального мира – от этого ведь не отказываются?

Так как же понимать все эти чудеса и предновогодние преображения? Как ни к чему не обязывающую шутку, которая постепенно сама рассосется - забудется? Или же как отступление на заранее тщательно подготовленные позиции – как дальнейшее потакание любовно взращенным «оппозиционным лидерам», сумевшим мобилизовать народный протест и под давлением требований которых, сами видите, власть вынуждена отступать?

И что в дальнейшем сценарии?

Возобновление ли под чутким руководством из-за океана борьбы одной кремлевской башни против другой (ее переход на «сторону народа»), с доведением ситуации до отмены президентских выборов и объявления новых, но уже с иным основным кандидатом от власти? Скорее всего, уже неявным для избирателей как представитель нынешней власти – из числа любовно взращенных «оппозиционеров». Это возможно. И, более того, весьма вероятно в случае, если левым и патриотическим силам удастся сплотиться вокруг одного кандидата, становящегося в этом случае на предстоящих (и отменяемых под каким-нибудь предлогом по такому сценарию) выборах весьма вероятно проходным.

Или же, напротив, все это не более чем новая «схема», в рамках которой мы все должны не допустить «Перестройки-2» с последующим развалом страны, сплотиться вокруг своей власти против заокеанского (хотя и руками как будто бы своих «оппозиционеров») вмешательства в наши суверенные дела?

Юрий Болдырев

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=116083


0.21532416343689