22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Из-за ВТО придется переписать лицензии на разработку шельфа

Федеральному агентству по недропользованию (Роснедрам) предстоит, похоже, к лету еще раз переписать условия лицензий на освоение месторождений нефти и газа на морском шельфе. Сейчас в них содержится требование к недропользователям покупать оборудование и услуги у российских компаний, что противоречит нормам ВТО. В результате нефтяники обретут свободу в закупках, а государству придется искать новые способы поддержки пострадавших от этого отраслей.

Никаких льгот для своих шельфовых месторождений Россия не получила. Значит, с начала действия в стране норм ВТО (ориентировочно это произойдет к осени 2012 года) давать какие-то преференции российским поставщикам будет нельзя.

— В соответствии с требованиями ВТО осуществление инвестиций не может быть увязано с приобретением отечественных товаров, — заявил «Известиям» главный переговорщик по присоединению к ВТО, директор департамента торговых переговоров Министерства экономического развития Максим Медведков.

Такие меры можно было оговорить отдельно — тогда они действовали бы еще в течение переходного периода, обычно длящегося несколько лет. Но для нефтегазовых проектов подобных предложений не было, уточнил Максим Медведков.

Это фактически ставит крест на заработавшей несколько месяцев назад системе поддержки отечественных производителей нефтегазового оборудования для морских проектов.

Идея увеличения сбыта российских предприятий за счет нефтегазовых компаний обсуждалась с 2010 года. Осенью 2011 года Роснедра перешли от слов к делу — ведомство разработало и включило в лицензионные соглашения на право пользования участками недр континентального шельфа новые условия. Так, рассказывал ранее «Известиям» источник в Роснедрах, «владелец лицензии обязуется заказывать строительство судов и морской техники для проведения геологоразведочных работ и освоения месторождений углеводородного сырья на российских верфях». Еще жестче звучит формулировка в лицензии на Штокмановское месторождение (его разрабатывает Shtokman Development AG, совместное предприятие «Газпрома», французской Total и норвежской Statoil): «Владелец лицензии обязуется размещать более 50% заказов на российских предприятиях, в том числе по строительству и приобретению судов и морской техники и иного оборудования для проведения работ по разведке и освоению углеводородного сырья».

Отмена требования покупать отечественное не будет способствовать развитию российского судостроения, считают в Министерстве промышленности и торговли. Но обещают что-нибудь придумать.

— Своих производителей поддерживают все страны. Мы тоже будем искать меры поддержки, которые не противоречат нормам ВТО, — заявил представитель Минпромторга.

В Роснедрах и Минэнерго не смогли прокомментировать грядущие изменения правил игры при разработке шельфа.

В России нет авторитетного межотраслевого органа, который бы занимался аналитикой и прогнозами. Поэтому серьезных исследований последствий вступления России в ВТО для нашего судостроения не существует, говорят в государственной Объединенной судостроительной корпорации (ОСК).

— Но мы строим не только буровые платформы. Действительно, серьезной проблемой может стать свободный ввоз в страну подержанной техники и судов. Мы готовы обсуждать эту проблему. В конце концов, ВТО — не драконовская система, и позволяет запрещать эксплуатацию опасных вещей старше определенного возраста, — говорит руководитель пресс-службы ОСК Алексей Кравченко.

Определенные шаги для помощи судостроению государство уже предприняло. С начала 2012 года заработает закон о поддержке судоходства и судостроения, и тогда судостроители смогут сократить себестоимость продукции примерно на 10%, отмечает Алексей Кравченко.

Зато грядущее изменение условий лицензий играет на руку нефтяникам. Благодаря этому они смогут свободно выбирать поставщиков и подрядчиков.

— Конкуренция — всегда хорошо. Это справедливо и для российских компаний. Но конкретных поставщиков оборудования мы определяем отдельно для каждого проекта, — заявил близкий к «Роснефти» источник.

В любом случае передела рынка не последует, уверяют нефтяники.

— Надеемся, новые условия работы заставят наших производителей увеличить свою конкурентоспособность. Но принципиально ничего не поменяется, — говорит представитель «Лукойла». — Мы широко используем российское оборудование. Например, платформы для своих месторождений на Балтике и Северном Каспии строили в Астрахани и Калининграде. За рубежом получается однозначно дороже, особенно с учетом доставки. Если бы российское оборудование было неконкурентоспособно, мы бы его не покупали.

Для Shtokman Development AG участие российских компаний в проекте приоритетно, и вряд ли отношение к ним поменяется после вступления в ВТО, заверил представитель СП.

Поставщикам оборудования, особенно судостроителям, поддержка государства необходима, сходятся во мнении эксперты.

— У нас до конца не решено, какой завод должен специализироваться на строительстве буровых платформ. В мире же их можно заказать в Норвегии, Корее и Китае, а на Каспии строит Иран, — говорит независимый эксперт Игорь Рябов.

Компаниям и ведомствам еще только предстоит в деталях просчитать новые, разрешенные в ВТО меры поддержки, рассуждает президент Института энергетики и финансов Владимир Фейгин.

— Что вы хотите — это глобальная конкуренция. Нефтяные компании в случае с лицензиями получат выгоду сразу. Государству же надо действовать аккуратнее, чтобы не подорвать благополучие других отраслей. Иначе можем прийти к тому, что отечественными останутся только сами нефть и газ.

В конце концов, сильные стороны есть и у российских судостроительных заводов, отмечает директор по развитию агентства PortNews Надежда Малышева. Так, хорошо строить суда ледового класса могут только у нас и в Норвегии, но у норвежцев получается дороже. 


Павел Арабов

http://www.izvestia.ru/news/511128


0.21484303474426