14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Дела английские

В преддефолтной России 90-х появилась светлая личность – 32-летний американский бизнесмен Уильям Браудер. Заручившись поддержкой очень-очень хорошего человека Эдмонда Сафра, фактически доктора Рошаля, Браудер решил помочь нелегкому делу строительства в РФ развитого капитализма. Ну и конечно подзаработать – на этом любой капитализм основан. Речь идёт, разумеется, о заработке совершенно легальном.

Схема бизнеса молодого экономиста была до боли проста. Он собирал средства на Западе, а затем на свой страх и риск принимал участие в легальной приватизации госимущества СССР. Поскольку советские активы были тогда катастрофически недооценены, вложив миллион, можно было получить миллиард. При этом перед местными голодранцами первоначальный миллион давал бешеные преимущества. У этих не было и десяти тысяч, граждане РФ приватизировали всё «за так». Неудивительно, что, несмотря на отсутствие пресловутого «административного ресурса», фонд наивного энтузиаста вскоре аккумулировал огромные суммы.

Но как их передать западным вкладчикам, если скупались акции советских предприятий понемногу в разных местах, а в условиях дикого российского капитализма права миноритариев сплошь нарушались, а то и игнорировались? К счастью, светлая личность была профессиональным экономистом и инвестором. Поэтому опираясь на знание законов, Браудер стал добиваться передачи причитающихся ему дивидендов. Кроме всего прочего, так укреплялись основы капиталистического общежития РФ.

Сначала дела у прекраснодушного мечтателя заладились, но постепенно он стал всё более и более увязать в лобовых столкновениях с коррумпированными российскими чиновниками. То есть его бизнес всё более и более вытеснялся политикой. Точкой перелома стал 2008 год, когда против фонда «Эрмитаж» было возбуждено масштабное уголовное дело. Сотрудничавший с фондом адвокат Сергей Магницкий был арестован и менее чем через год скончался в следственном изоляторе. В возрасте 37 лет.

Дело Магнитского вскоре приобрело окраску международного скандала и стало символом жестокости и коррумпированности современной РФ. Так наивный «чикагский мальчик» Браудер неожиданно для себя превратился в политическую фигуру. Теперь его бизнес это не допустить бизнеса в РФ, он поклялся отомстить за гибель коллеги под лозунгом «Не давайте денег русскому правительству».

Фактически бизнесмен Браудер создал тот идеологический контекст, в котором появился Алексей Навальный. Как известно, тоже миноритарный акционер, выступающий против чиновничьего произвола и активно подключившийся к расследованию дела Магницкого. Именно из общественных интернет-расследований неправомочной деятельности российских акционерных компаний возникло движение против проправительственной «Единой России».

В своих многочисленных интервью Вильям Браудер как курьёз подаёт факт принадлежности его предков к коммунистической партии США, и даже таким образом объясняет появление первичного интереса к России. Вот в таком стиле:

«Я американец, но у меня немного необычная судьба. Мой дед был профсоюзным активистом, которого в 1927 году пригласили в Россию. Он приехал в Мос­кву, там познакомился с моей бабушкой. Мой отец родился в Москве. Его назвали Феликсом. Бабушка моя была русской интеллигенткой. Они уехали в Америку спустя пять лет, и в 1932 году дед стал генеральным секретарем Коммунистической партии США. И оставался им до 1945 года, когда его прогнали со скандалом, потому что он недостаточно поддерживал Сталина… Я родился в 1964 году. В подростковом возрасте, как и положено потомку коммунистов, решил надеть деловой костюм и стать капиталистом. В 1989 году я закончил бизнес-школу. Это был год падения Берлинской стены. И я решил, что раз мой дед был коммунистом в Америке, то я стану капиталистом в Восточной Европе. В том же году я переехал в Лондон. Потому что в деловом плане Лондон по отношению к Восточной Европе – как Гонконг к Китаю».

Вот видите как всё просто и складно. Правда про «Гонконг» Браудер брякнул не подумав, да и интервью это взял у него тоже человек «необычной судьбы» - Маша Слоним.

Дед Браудера Эрл Браудер родился в США в 1891 году, находился в составе германской социалистической резидентуры; во время первой мировой войны был арестован за саботаж на военных заводах и попытку срыва военного призыва. В 1920 году Браудер выпускается на свободу и становится членом ЦК проанглийской коммунистической партии, а в 1930 году – её генеральным секретарём. Браудер занимает жёсткую просталинскую позицию и вовсю громит американский империализм. В 1935 году он входит в Исполком Коминтерна.

Браудер чётко колебался с колебаниями линии ВКП(б). В 30-х годах он разоблачает «фашистский курс Рузвельта», а в 1939, после заключения пакта Молотова-Риббентропа, сменяет пластинку и агитирует за невмешательство Америки в европейские дела. Так резко, что в 1940 году снова арестовывается как прогерманский (и просталинский) агент. После нападения Гитлера на СССР кремлёвская марионетка начинает громко призывать вступить в войну на стороне доблестного англо-советского блока, так что после Перл-Харбора полезного горлодёра досрочно выпускают. Опять-таки, в полном соответствии с союзническими договорённостями, Браудер одобряет роспуск Коминтерна и в 1944 году преобразует боевую американскую компартию в рыхлую «коммунистическую ассоциацию». Естественно, сразу после окончания войны и реанимации Коминтерна-Коминформа компартия восстанавливается и решения 1944 года признаются ошибочными.

И вот тут наступает самое интересное. Внезапно Браудер заявляет, что  с этим решением не согласен, и вообще в США нет классовых антагонизмов, а капиталистические и социалистические государства могут мирно сосуществовать. В коммунистическом движении Америки и Европы возникает особое направление – «браудеризм». Браудеристы исключаются из компартий Восточной Европы и расстреливаются.

О чём это говорит? О том что в рамках англо-американской кооперации генсек Браудер перешёл на сторону США и стал совместным англо-американским агентом. Конечно, коммунистическое подполье в Америке никуда не делось, но одновременно англичане сделали жест доброй воли и задел для сотрудничества с американцами на ниве коммунистической идеологии. Вскоре такое сотрудничество дало свои плоды в титовской Югославии.

Но это цветочки. Теперь о бабушке Уильяма Браудера. Китти Харрис, а может быть не Китти, а Кэтрин, и не Харрис, а Харрисон (она же Китти Натановна Гаррис) родилась в лондонском Ист-Энде в 1899 году. Чтобы не путаться, будем её называть по агентурной кличке – Джипси.

В 8 лет Джипси с родителями переехала в Канаду, систематического образования не получила, с 13 лет работала на табачной фабрике. Затем переехала в Чикаго и с 1923 года стала членом коммунистической партии США. В 1925 году вышла замуж за Эрла Браудера и вмести с ним поехала в Москву, где училась в школе Коминтерна. Здесь у Браудера рождается сын Феликс.

Прикол в том, что англичане намудрили с легендой, и получается, что сын родился от жены, которая именовалась Айрин Беркман (Раиса Лугановская). Которая как и Джипси тоже уехала в Америку и тоже была сотрудницей НКВД. То есть Браудер был официальным двоежёнцем.

В 1927-1929 Браудер и Джипси работают в Шанхае, а затем снова приезжают в США. В 30-е годы жену генсека перебрасывают на работу в континентальную Европу. После уничтожения в 1937 году старой агентуры НКВД она уезжает в Лондон. Здесь (не шутите!) шпионка близко сходится с Дональдом Маклейном, старшим членом знаменитой кембриджской пятёрки (которой никогда не было). Доходит до романтики. Вероятно страсть носила интеллектуальный характер. Несомненно у обитательницы Ист-Энда были все возможности для  философски-художественных разговоров с филологом из Кембриджа. Можно представить как молодой негодяй хохотал с коллегами из конторы над «товарищем Пигмейлион».

После начала второй мировой войны Маклейн становится секретарём английского посольства в Вашингтоне, а Джипси (с ведома американского правительства) перебрасывается в Калифорнию (куда с английской пунктуальностью попадает в день вступления Америки в войну), а затем в Мексику. 

После войны она уезжает в СССР и наконец становится советской гражданкой. В этом качестве скоро сходит с ума и  попадает в психиатрическую больницу. Умирает в 1966 году. Сейчас «ветераны КГБ» пытаются слепить из неё отважную советскую разведчицу, но что-то плохо выходит.

К тому же 50% сообщаемых о ней сведений явная неправда. Но общую тональность деятельности международных авантюристов Браудеров её история передаёт верно. Шпионаж был их семейным бизнесом.

Например, сестра Эрла Браудера Маргарет, она же Джин Монтгомери, в тридцатые годы работала радисткой НКВД в Европе, а племянница Хелен шпионила вместе с мужем - англо-советским резидентом в Америке Исхаком Ахмеровым. После войны «Елена Ахмерова» длительное время преподавала в разведшколе в Москве.


http://upravda2.ru/article.php?id=170


0.18579506874084