14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Мутные силуэты на мутном фоне

На дворе странная зима, хотя теперь, наконец, похоже, все-таки входящая в свои права и как-то приближающаяся к какой-то минимальной климатической норме. А также очередная странная избирательная кампания, которую лучше всего можно было бы охарактеризовать старой поговоркой «В огороде бузина, а в Киеве – дядька». Действительно, что есть избирательная кампания? Это некоторый механизм представления для выбора вариантов в каком-то более или менее сравнимом, сопоставимом формате. Но массовые СМИ как будто специально соревнуются в такой подаче материала, чтобы ни о каком прямом сравнении, ни о какой сопоставимости изначально не могло идти речи.

Казалось бы, что может быть проще: если кандидат «А» заявил что-то о налогах, то тут же уместно привести и позицию кандидатов «Б», «В» и «Г» по этому же вопросу. Затем, следующая новость: кандидат «Б» высказался о внешнеполитическом курсе – и естественно бы сразу же послушать мнение других кандидатов о том же. Наконец, кандидат «Г» открыл свой сайт – логично сразу же сравнить с сайтами других кандидатов, дав ссылки на все сайты для самостоятельного изучения и сравнения. Но это - если хотеть представить избирательную кампанию как реальное равноправное состязание. А если задача иная – представить все как столкновение несравнимого, несопоставимого и потому никакой оценке по единой шкале не подлежащего? Тогда всякое сравнение, в силу несопоставимости, в общем-то, просто неуместно. Вот тогда и начинается это самое «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Один – за «Россию сильную и процветающую», другой – «за национализацию». Один – за «создание новых рабочих мест», другой – за «смену команды»… Конечно, мы-то, наблюдатели, давно более или менее включенные в контекст, представляем себе, что за этим стоит. Но как разбираться человеку, от подробностей далекому? Человеку, за всеми этим словами из подтекста и скрытого смысла истинной сути вытащить самостоятельно не умеющему?

Вот тут-то - не из общих абстрактных соображений или даже передового зарубежного опыта, а из этой уже воистину абсурдной каждодневной нашей реальности - вытекает необходимость одной и даже, может быть, единственной принципиально важной формы организации кампании. А именно – прямых теледебатов между участниками. И я здесь акцентирую внимание не только на том, что на дебатах стороны вправе задавать друг другу вопросы, в том числе, вопросы неприятные. Это, как известно, дело весьма сложное для тех, кто находится при власти и потому должен реально отвечать не только за идеи и предложения, но и за все уже сделанное, уже происходящее. Но я акцентирую внимание на другом – на выходе из нынешнего абсурда искусственно создаваемой несравнимости и несопоставимости идей и предложений. Толстые программы ведь, понятно, все равно никто толком не читает. А из несравнимости идей и предложений, естественно, следует и несопоставимость кандидатов.

На прямых дебатах же, хочешь или не хочешь, но на каждый свой тезис и на каждый свой аргумент услышишь и контртезисы и контраргументы соперников. И, более того, что несопоставимо важнее, и вся аудитория, все избиратели услышат не отдельные тщательно рекламно оформленные тезисы каждой из сторон, но и альтернативы им. И всю аргументацию за и против каждой из позиций. Разве именно такая подача не в интересах, прежде всего, тех, кто не «безответственный демагог», а истинный созидатель, радеющий за страну и народ?

Более того, это ведь вопрос и подлинного народного просвещения. Но не скучного и вымученного, на которое надо еще загонять то ли палками, то ли обещанием бесплатного пива. Нет, это то, на что вовсе не надо никаких дополнительных расходов. Говорите, рейтингов телеканалам не хватает? Так, на самом деле, какое еще шоу может быть для зрителя более увлекательным, нежели в прямом эфире схватка за высшую власть в стране? Правда, разумеется, с оговоркой: если это истинная схватка, а не борьба «нанайских мальчиков».

Действительно, если на пост президента самой большой страны в мире претендуют самостоятельные, яркие, интересные, компетентные и образно мыслящие люди, то что, вообще-то, может быть интереснее, чем в прямом эфире схватка между ними за право быть главой государства? А если, спросите, напротив, это люди не яркие и не интересные или, как минимум, не все из них таковые, да еще и компетентные и образно мыслящие? Так тогда, может быть, это и есть страшный нам приговор? Приговор всей государственно-политической системе. И, в частности, такому ее элементу как система избирательная. И тогда такие выборы надо срочно, любыми путями, останавливать, менять правила и назначать новые. Ведь не может же быть всерьез, чтобы в огромной стране с населением в сто сорок миллионов человек не нашлось десятка достойных, компетентных, ярких и способных заразить и увлечь общество своими идеями?

Тем не менее, прямые теледебаты между кандидатами не являются основным, в том числе, по выделяемому объему эфира, механизмом избирательной кампании. Более того, они вполне сознательно и целенаправленно вообще смещаются куда-то на обочину процесса. В том числе, в силу того, что один из основных претендентов – кандидат от власти – вообще заранее отказался принимать в них участие. Правильно это или неправильно, обоснованно или необоснованно – не нам судить. Ведь здесь, как и в уголовном судопроизводстве, никто не обязан свидетельствовать против себя. И я даже и не имею в виду какой-либо намек на неминуемый проигрыш кандидата от власти в случае его участия в таких дебатах. Нет, я вполне допускаю и иное - честный учет такого фактора, как «десакрализация» власти в глазах консервативно настроенного избирателя в случае, если высший властитель или один из тандема высших властителей вдруг возьмет да и «опустится» до дебатов на равных со всеми остальными. Предположим, мыслящих подобным образом немного, допустим даже, что их всего десять-пятнадцать процентов. Но это-то ведь практически гарантированный электорат кандидата от власти, и отказываться или рисковать отказываться от него возможно только в том случае, если в результате участия в дебатах планируешь оторвать от соперников и привлечь на свою сторону существенно большую долю избирателей, нежели та, что рискуешь потерять от «снисхождения» с трона. Но возможно ли в нынешних условиях рассчитывать на это, даже если бы и предположить, что кандидат от власти мог бы на дебатах явить нам чудеса? Признаем честно, что в нынешних условиях рассчитывать на это всерьез никак нельзя. Позиция огромной части избирателей по отношению к власти (как положительная, так и негативная) уже сформировалась. И определяется она не теми или иными сиюминутными более или менее удачными действиями, но всей тканью нынешней нашей жизни, и является весьма устойчивой. И выходит парадокс: морально, с точки зрения представления об истинно честных выборах, а также с точки зрения развития общества и государства я, конечно же, целиком и полностью за обязательное участие всех кандидатов в прямых теледебатах. Но до тех пор, пока закон этого строго настрого не требует, а значительная часть нашего общества остается все еще в своем выборе на избирательном участке весьма патриархальной, никто не обязан действовать в ходе избирательной кампании против себя. Печально, но факт.

Тем не менее, можно ли и из этой ситуации извлечь какую-либо пользу? Полагаю, что все же можно. Коль скоро кандидат от власти принял решение лично в дебатах не участвовать, но направить на них своих представителей, то, как это ни парадоксально, но и другие кандидаты могли бы повернуть эту ситуацию также в свою пользу. Причем, не только путем обличения кандидата от власти, не решившегося на прямые теледебаты. Можно ведь и заявить, что, раз так, то и они готовы участвовать в таком соревновании не первых лиц, но и собственно команд, стоящих за этими лицами. И в этом случае, то есть в варианте прямых дебатов не самих кандидатов, а ярких представителей команд, строго говоря, еще неизвестно, какой вариант и для кого окажется выигрышней. Во всяком случае, прошедшие совсем недавно парламентские выборы никоим образом не продемонстрировали, скажем мягко, безусловного преимущества в прямой дискуссии ныне продолжающей у нас править партии, и даже замена представителей партии власти на «фронтовиков» радикально ситуацию вряд ли изменит. С учетом того, что нынешний кандидат от власти является, безусловно, сильнейшим в своей команде, действительно, в этой властной команде лидером, еще неизвестно, не пожалеют ли они сами в этом случае, что инициировали состязание «младших братьев»…

Единственные две проблемы при (или для) реализации такого сценария. Во-первых, все, как говорится, люди-человеки – могут не захотеть терять эфир и возможность таким образом дальнейшей «раскрутки» (или поддержания имиджа) лично для себя. Да и, в ряде случаев, могут элементарно ревновать к наиболее ярким представителям своей же команды… И, во-вторых, к сожалению, прямые теледебаты кандидатов и так не отнесены у нас к числу наиболее приоритетных форм ведения избирательной кампании, а тут их, весьма вероятно, вообще задвинут в программной сетке куда-то подальше, а избиратели окажутся толком даже не оповещены…

А вообще весьма любопытно, что нынешняя президентская кампания идет на фоне, который в любой европейской стране был бы просто уже совершенно однозначно и безальтернативно убийственным для действующей власти, кто бы иной ей ни противостоял. В любой европейской стране, но не у нас. Сами посудите: если СМИ сообщают, что Счетная палата по итогам прошлого года выявила якобы «беспрецедентные масштабы воровства бюджетных средств», то это, вообще-то, кто, собственно, украл? Или, как минимум, при чьем попустительстве. И, соответственно, откуда вдруг у нынешней Счетной палаты, напомню, прямо зависимой от президента, такой неожиданный героический пафос?

Правда, при детальном рассмотрении выясняется, что звонкость формулировок газетных заголовков не вполне в точности соответствует существу дела, а точнее, формулировкам в отчете Счетной палаты (существо-то, есть основания полагать, еще куда хуже). В первоисточнике, в отличие от ясных и однозначных заголовков публикаций, появляются туманные формулировки о «коррупционных рисках» и т.п. Так, все-таки, действительно ли «беспрецедентно украли»? Или же беспрецедентно велики эти пресловутые «коррупционные риски»? Великие объемы же прямого и однозначного нецелевого использования бюджетных средств, оказывается, накручены за счет проверки … администрации Москвы, которая, строго говоря, в отличие от правительства России, не является прямым и самым ключевым объектом контроля для Счетной палаты РФ. Да еще и которую (московскую администрацию), как известно, уже предварительно сместили…

Еще один элемент фона избирательной кампании – продемонстрированные в субботу на одном из общефедеральных каналов «достижения» Пермской области в сфере культурного строительства. О проекте известного московского суперлиберального галериста Марата Гельмана, взявшегося поднимать культурную целину на севере Урала, уже давно ходят легенды. Пермь, по замыслу этих «просветителей», должна стать столицей «современного искусства», к чему эти труженики и прилагают все усилия. Но вот чего я ранее не знал, но о чем, по логике всех прежних деяний подобных суперлибералов, должен был бы догадываться, так это того, что, во-первых, все созидание «современного искусства», разумеется, за счет ненавистного замшелого государства, то есть, прямиком из бюджета. И, во-вторых, что под это еще и финансирование «культуры» в регионе было увеличено разом на порядок. А-у-у, не слышу арий новомодных либеральных обличителей коррупции: это не Россию ли - не то, чтобы под прикрытием самых пылких либеральных идеологов, а они сами, прямо и непосредственно - так звонко «пилят»?

Но, казалось бы, какое отношение это имеет к избирательной кампании и, шире, ко всем нынешним событиям, включая обещанную политическую реформу? Да самое прямое: этот пермский культурный беспредел кто же все-таки учредил-отчебучил? Это какие-нибудь, наверное, безответственные демагоги, воспользовавшись наивностью народа и криминальными связями, сами на выборах прорвались там во власть и уселись на губернаторский трон? Или же это назначенный прямиком из Москвы губернатор занес с собой свежую и ранее краю неизвестную вульгарно-либеральную заразу? И, если последнее, то так ли уж необходим на пути к обещанным свободным выборам губернаторов пресловутый «президентский фильтр»? Или уж лучше, спасибо, мы как-нибудь сами, без ваших «красных человечков»…

…Руководитель пресс-бюро по нашему присоединению к ВТО все продолжает выступать – нас просвещать то на одном, то на другом телеканале. Так понятно все объясняет, такое нам счастье будет, что, наконец-то, вольемся в дружную семью народов. Правда, на прямой вопрос о поправке Джексона-Вэника тут же разъясняет, что если США ее все же так и не отменят, то, мол, им же самим хуже будет – недополучат их компании якобы в этом случае в России какие-то прибыли. Перевожу на общедоступный: прямым текстом подтверждается, что присоединение к ВТО само по себе еще никоим образом не ведет к прекращению прямой дискриминации России на тех рынках, которые действительно важны для нашего высокотехнологического развития.

А один из вероятных кандидатов в президенты США столь же прямым текстом заявляет, что его задача, в том числе, радикально ограничить экспорт из Китая (в чем, согласимся, если США действительно намерены реиндустриализироваться, он, безусловно, прав) – и этот тезис встречается аудиторией на ура. То есть, вся «дружная семья» (ВТО), в которую мы так спешим вступить, совершенно недвусмысленно загибается прямо сейчас, буквально, на наших глазах…

Что ж, с прискорбием остается вновь констатировать, что присоединение нашей страны к ВТО или же, напротив, категорический отказ от этого, так и не становится сколько-нибудь значимой темой нынешней странной избирательной кампании…

И, наконец, на фоне этого предвыборного (в рамках президентской кампании) все еще затишья и в преддверии обещанной либерализации партийной системы резко ускорилось партстроительство. Или, может быть, псевдопартстроительство – стремительное занятие «своими людьми» всех возможных идеологических ниш.

Например, очередная новость: министр связи, как бы случайно, посетил собрание «Пиратской партии»… Ясно же: если в Германии эта партия стремительно набирает вес и популярность, значит, и у нас можно? Но только всерьез ли это и у нас собрались именно те, кто на самом деле за большую открытость информации и большую свободу доступа ко всей интеллектуальной кладовой человечества, или же это не более чем очередная подмена? Достоверно неизвестно, но кое о чем можно судить по косвенным признакам.

Так, каков, в частности, антураж события? Вы когда-нибудь слышали, чтобы власть с такой скоростью сама двигалась навстречу истинным ниспровергателям самых основ, в том числе, основ формирования и функционирования этой самой власти? А ведь мало того, что на собрание «случайно забрел» сам министр связи страны, так и само собрание еще не зарегистрированной партии состоялось не где-нибудь на далекой окраине и, тем более, не просто в виртуальной сети, а в самом-самом центре Москвы, в казалось бы, в святая святых естественнонаучного и технического развития – в Политехническом музее. Загадка сия есть неразрешимая?

Но кто теперь курирует и фактически контролирует Политехнический музей? Публичные лекции чьи и о чем в нем проводятся? Известно: собственно музей переводится в состояние ремонта – для приведения в состояние, соответствующее концепции некоей английской компании, которая нам теперь все обустроит - аж до далекого и непредсказуемого, если не ошибаюсь, две тысячи восемнадцатого года. Зато лекторий при музее остается и действует. И лекции проводятся не кого-нибудь, а самых передовиков разрушения прежней страны (без преувеличения, второго тогда в мире высокотехнологичного центра) – приватизаторов. Разумеется, о том, «как это было на самом деле». Конкретизируем, равно как и на нынешних выборах: не публичные дебаты с носителями иного знания о том же периоде нашей истории, а с «объективной» односторонней подачей информации -авторами-исполнителями. А как же иначе, если Политехнический музей теперь контролируется Фондом, учрежденным, в том числе, Роснано (Чубайсом) и старым партнером Чубайса вице-премьером Шуваловым?

Конечно, с ходу определять всех тех, кто собрался под знамена российской «пиратской» партии, как заведомых мошенников и шарлатанов у нас, разумеется, оснований нет – надо еще разбираться. Но настораживают такие «случайности», как посещение собрания министром связи и само место проведения собрания - не где-нибудь, а непосредственно под крылом самых видных наших правительственных приватизаторов. Более того, согласитесь, это придает такому наименованию партии как «пиратская» совершенно иной смысл. Этот смысл принципиально отличен от смысла немецких и вообще европейских аналогов. Это смысл не переносный, связанный с борьбой за право каждого свободно использовать на некабальных условиях весь объем знаний, накопленных человечеством. Нет, это смысл самый изначальный и прямой - как синоним терминам «бандитский» и «паразитический»…

Вот такой милый парадокс: «пиратская» (вроде, за свободный доступ к информации) партия в России собирается мирно и бесконфликтно под крылом самых-самых проамериканских, а точнее даже подамериканских наших приватизаторов. А кто же в современном мире самый непримиримый враг движения «пиратов», если не правительство США и контролирующие его транснациональные корпорации?

Кстати, уже предвижу, как какие-нибудь наивные читатели в комментариях искренне поспешат предложить: «Юрий Юрьевич, а не хотите ли и Вы прочитать в Политехническом цикл своих публичных лекций, если условия предоставляются такие хорошие – даже вход бесплатный?». Отвечу: ладно, я – уже десять лет как не во власти. Но ведь и человека, действительно, сумевшего в самое новейшее время, буквально, вопреки всему совершить чудо, пробившего Таможенный союз - Сергея Глазьева – там тоже не ждут. Почему же? Так на то есть «Экспертный совет» - преимущественно из своих, из приватизаторов. Авен, Ясин и Кох у них – высшие авторитеты и светила независимой и объективной научной мысли. Да сами зайдите на новый сайт лектория Политехнического музея, в раздел «Лица». И убедитесь: в части экономики - все сплошь из той же команды, определяемой мною еще сравнительно мягко как «вульгарно либеральная». Иные определения, широко используемые непредвзятой публикой, как известно, еще существенно жестче…

Что ж, скажем мягко, мутноватый фон этой странной избирательной кампании, состоящий, собственно, из сплошной череды подмен, самой кампании вполне соответствует.

Юрий Болдырев
http://www.stoletie.ru/print.php?ID=118552

0.19543790817261