14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Ростовщический беспредел под овации поклонников

На что обратили внимание наши граждане на прошедшей неделе? На крушение самого большого и шикарного круизного лайнера в Европе у берегов Италии? Или на теледебаты на основном государственном телеканале между Зюгановым и Прохоровым? Или же на новости с «финансового фронта», по сравнению с которыми все предшествующее – сущая ерунда?

Крушение, конечно, совершенно нелепое, просто абсурдное. Но вот любопытная деталь. Буквально прошедшим летом дети знакомых, этакие не чуждые стремления к роскоши «современные динамичные», рассказывали о круизе у берегов Италии как раз на таком или, может быть даже и на этом самом лайнере. Полный восторг! И описывался этот восторг примерно в таких формулировках: «У них же там – мафия, никаких игр в демократию, и потому персонал так вышколен!». Признаюсь, не в курсе, имеют ли соответствующие судоходные компании какое-либо отношение к мафии официальной, общеизвестной и даже легендарной, или же только лишь к мафии не менее общеизвестной, но формально мафией не называемой – к сообществу транснациональных корпораций, успешно лоббирующих и строящих свой новый мир полной безответственности для выгодоприобретателей любого крупного бизнеса. Но факт остается фактом: судя по рассказам выживших пострадавших и очевидцев, готовность столь крупного судна к аварийной эвакуации и спасению пассажиров, равно как и поведение капитана и значительной части экипажа после крушения, скажем мягко, ломает стереотипные, навязанные, судя по всему, не более чем рекламой, представления и о надежности круизных лайнеров, и о выучке экипажей, и даже об этике капитана и команды.

Но не менее важна и другая деталь. А именно: исходный восторг части наших «молодых и динамичных», кстати, родом из вполне и более того благополучных семей и с хорошим образованием, перед мафиозной организацией – как какого-нибудь круизного дела, так и общества в целом. Поколеблет ли нынешнее кораблекрушение, исчерпывающе продемонстрировавшее, как прежняя вышколенность команды мгновенно сменяется равнодушием и трусостью, этот их детский восторг?

Или, может быть, я преувеличиваю преклонение части нашего населения перед мафией и мафиозной организацией дела? Вот тут стоит вернуться и ко второму нашумевшему событию – теледебатам между Зюгановым и Прохоровым.

Строго говоря, здесь все одновременно и абсурд, и точный расчет.

Прежде всего, какие дебаты – по государственному телеканалу – когда еще не все кандидаты зарегистрированы? И, более того, когда один из участников – уже полноценный кандидат, а второй – вообще еще неизвестно, будет ли по результатам сбора подписей официально признан кандидатом?

Но и понятно, зачем это делается. Игра многоцелевая, как минимум, двухцелевая.

Во-первых, если вовлечь в фальстарт иных кандидатов, то, как будто бы, уже и они, вроде как, нарушители – начали кампанию раньше срока. И тогда не только к ставленникам власти можно предъявлять претензии в связи с их очевидной интенсивной кампанией до регистрации всех кандидатов. Или, как минимум, иных кандидатов можно в части этики ставить как бы на одну доску с представителями власти.

Во-вторых, кандидата – лидера среди претендентов (если как в шахматах считать, что есть действующий чемпион и все остальные - претенденты) намеренно сводят как будто бы на равных с самым арьергардом. Тем целенаправленно психологически сразу и завышают рейтинг арьергарда, и снижают вес лидера.

В этих условиях, казалось бы, Зюганову и не надо было идти на эти фальш-дебаты. Но, с другой стороны, возможностей публично выступать и проявлять себя чрезвычайно мало, а в случае отказа – еще и пошла бы массовая кампания обвинений в том, что, мол, боится – отказывается выступать…

Кстати, на мой применительно к этой стороне вопроса непредвзятый взгляд, обе стороны оказались в плену предварительных заготовок для команд сторонников, задававших вопросы из зала. Причем, заготовки, может быть, за исключением сильного вопроса о проданном оптом за границу стратегическому конкуренту кобальте, оказались, в общем-то, по сути … одинаковые – различающиеся лишь деталями и обоснованием. Их было всего, собственно две: колоть противника на то, зачем он идет на выборы – знает ведь, что президентом не станет, и затем давить, обвинять, что кандидат-противник не отвечает на вопрос. Причем, как это ни парадоксально и удивительно для тех, кто представляет себе подобную схватку как столкновение «динамичных» с «ортодоксами», тем не менее, представители олигарха показались мне более уже буквально тупо упертыми в этой своей домашней заготовке…

Определенной слабостью кандидата от левых сил показалось мне некоторое стремление к умиротворению, в том числе, даже и тогда, когда ведущий уже явно позволял себе лишнее. Например, почему на явно излишне затянувшееся настойчивое требование срочно назвать кандидата в премьеры, вместо общего уговаривания, что «у нас все нормально и будет коалиционный премьер», было не заявить жестко, что мы сами, а не под давлением, решаем, когда, где и что нам заявить, а уж фигуру кандидата в премьеры назовем не всуе, в ходе шоу на одном из телеканалов, а на специальной пресс-конференции – одновременно для всех российских СМИ…

И, тем не менее, несмотря на любые сиюминутные выигрышные ходы или, напротив, просчеты каждой их сторон, самое любопытное: можно ли представить себе в нашей стране, после всего пережитого за последние два десятка лет и, казалось бы, осмысленного, чтобы эти два кандидата – основной на этих выборах представитель левых и патриотических сил и представитель привластного олигархата - действительно шли по голосованию телезрителей «ноздря в ноздрю», а периодически так даже и с небольшим перевесом олигарха? Оказывается, такое представить возможно – вот оно, только что мы все наблюдали.

Правда, стоит заметить, что вопрос о честных выборах или, применительно к данному случаю, о честном голосовании уместен не только на выборах власти, когда, как минимум, есть хотя бы какие-то публичные правила и внешние наблюдатели, но и, тем более, применительно к подобным шоу. И, коль скоро здесь-то как раз нет ни малейших механизмов гарантирования честности подсчета, не говоря уже о пресечении целенаправленного накручивания голосов, скажем так, корпоративно организованными звонками с разных номеров (а кто и сколько денег может вложить в эту элементарную услугу, очевидно), то, наверное, логично жестко запретить подобные шоу с якобы честным подсчетом голосов сторонников на период самой избирательной кампании. Но это только если хотеть провести кампанию честно, а не, напротив, ввести массы телезрителей в заблуждение.

С другой же стороны, я ведь своими ушами слышал восторги «молодых и динамичных» перед мафиозной (якобы – так это на самом деле или нет, повторю, я не знаю) организацией круизов вдоль берегов Италии. Так, если уместно восторгаться мафиозной организацией дела где-то в далекой Италии, то почему же столь же искренне не отдать свой голос своему местному мафиози? Пускай приходит и володеет нами, а мы – такой вот парадокс - будем и далее гордо звенеть о том, какое мы «свободное поколение»…

И далее – о расширении нашей «свободы».

Оказывается, наш Минфин планирует дальнейшее ограничение хождения наличных и его долю в общем денежном обороте, в частности, принудительный перевод расчетов граждан за покупки на банковские карты. Что ж, вопрос отнюдь не чисто технический и вовсе не безобидный для населения, включая и ту часть, что так дорожит и гордится своей свободой. Обосновывается все, как всегда, понятно, борьбой с коррупцией. Но, очевидно, это может иметь отношение к коррупции лишь самой мелкой, буквально, низовой. Но ведь вовсе не она является нашей главной проблемой. Коррупция же более высокого уровня, которая и определяет всю нашу жизнь, включая все продолжающиеся тенденции деградации, от наличных в конвертах, портфелях и чемоданах уже давно ушла. Целые вагоны наличности, видите ли, двигать уже слишком неудобно – все давно и успешно переведено в безналичные.

Какие же могут быть еще основания для принудительного перевода расчетов в безналичные? Известно: концентрация финансовых ресурсов ради… Вот ради чего - обычно либо умалчивается, либо утверждается в общем – ради экономического развития. Но это уже лукавство. Единственным обоснованием принудительной концентрации финансов в банковской сфере, равно как и единственным общественно значимым обоснованием вообще существования этой банковской сферы может быть только одно – вложение сконцентрированных ресурсов в национальную производительную экономику. Но мировые правила финансовой игры, которым мы покорно подчиняемся, выстроены таким образом, чтобы обеспечить, прежде всего, наиболее беспрепятственное перетекание финансовых ресурсов через государственные границы. А значит, если условия для притока ресурсов в свою национальную производительную экономику созданы, то по этим законам (если они не лицемерны и если оставить вне рассмотрения некоторые нюансы) деньги в нашу производительную сферу придут и извне. Если же эти условия не созданы или же если они еще и объективно хуже, нежели где-то еще, то как ты деньги здесь в банковской сфере ни концентрируй, своей производительной сфере все равно ничего не достанется – все уйдет туда, где деньгам радостнее и веселее.

Ладно, предположим - лучше, в том числе, своей производительной экономике от того не будет, но и хуже ведь тоже не станет? А это как посмотреть.

Как известно, противники перевода всего и вся на всякие там «универсальные электронные карты» и т.п. игрушки запугивают нас тем, что таким образом мы попадем под тотальный государственный контроль. Хорошо ли это? Мне, предположим, не очень нравится, хотя и не сильно пугает. Но радикально более мне не нравится попадание под тотальный контроль сил иных – непубличных. Под контроль тех сил, которые мы никогда и никоим образом, даже при всех известных недостатках выборного процесса, не избираем. Более того, под контроль сил, которые нам вообще ничем не обязаны, и отчитываться перед нами о своей деятельности в принципе никоим образом не собираются. Я имею в виду свои и транснациональные корпорации, а также и такое их ключевое руководящее подразделение как финансовые институты. В отличие от многих наших «молодых и динамичных» я свободу в современном мире понимаю как свободу, прежде всего, от финансовой кабалы, от кредита и вынужденной затем зависимости от работодателя, который, в связке с ростовщиком, может не просто уволить тебя с той и иной работы, но разом лишить всего имущества.

Так, скажут мне, не бери кредитов – и будешь свободным. Да, именно так многие из нас и поступают. Но не все понимают при этом, что и в этом случае их свобода – сугубо временная и, в общем-то, иллюзорная. Кажется, Бисмарк говорил, что меня не интересуют намерения противника, но интересуют его возможности. В том смысле, что намерения неминуемо проистекают затем из возможностей. А вся история нам говорит о том, что ростовщик, не ограниченный в возможностях и ресурсах, часть полученных ресурсов обязательно тратит на лоббирование – на создание для себя все лучших и лучших условий. Что, важно понимать, неминуемо будет означать для всех «свободных» граждан не только лишь условия кредитования, но и общие экономические и социальные условия все более и более кабальные, требующие обращения к нему – к спасителю-ростовщику.

Значит, у каждого из нас должно оставаться право, как минимум, добровольно не вскармливать своего противника и будущего - когда его возросшие возможности вызовут новые намерения - господина. Как минимум, право минимизировать свои взаимоотношения с банками, обращаться к ним лишь при острой необходимости, например, для перечисления средств. Но и права такого дозирования взаимоотношений с банками нас сейчас планируют лишить – нет, будете в полной и абсолютной зависимости…

А пока и без этого, без очередного планируемого решительного удара, загоняющего нас всех в уже безусловные дойные коровы для ростовщика, заголовки в новостях звучат примерно так: «Российские банкиры в шоке от прибыли».

И действительно: в позапрошлом году прибыль российских банков была беспрецедентной – 550 млрд. рублей, а в минувшем – еще на треть выросла – почти 750 млрд. рублей.

Всех поздравляю. Но, может быть, хотя бы какие-то крохи от этого достались и тем, кто что-то реальное производит? Конечно, достались. Но только не в нашей стране. Куда, на какие счета и в каких уже зарубежных банках будет переведена львиная доля этой прибыли? Американскому ВПК, недвусмысленно готовящемуся к победоносной войне одновременно с двумя региональными державами (одной из которых, в конце концов, безусловно, окажемся и мы), немало достанется точно. От нашей банковской системы – то есть от нас с вами.

И о дальнейшем, уж извините, без сарказма, хотя и невероятно печального, говорить уже никак невозможно.

У США осталась лишь одна проблема: для подготовки к успешной победоносной войне денег все равно не хватает, кризис, знаете ли. Глава МВФ – женщина душевная - вошла в положение и рекомендовала России увеличить резервирование средств во всяких неприкосновенных фондах – это было еще в конце прошлого года. И вот радостная новость: российская власть, даром что уже и без Кудрина, тем не менее бодренько отвечает «Есть!». И направляет в Резервный фонд (тот самый, дальнейшее движение средств в котором от своих граждан тщательно засекречено) еще больше - около 1,1 триллиона рублей так называемых «нефтегазовых доходов».

А тут и Кудрин – тот самый, что, с одной стороны, вроде, отстранен, но, с другой стороны, все также друг, соратник и «член команды», плюс одновременно «посредник в переговорах между властью и обществом», тщательно и подробно объясняет, что никак «нельзя взять деньги от нефти «и что-то построить». Подробно так объясняет – все «деловые» издания опубликовали фрагменты или, как минимум, процитировали.

И вся схема нашего денежного оборота и в целом экономического механизма стала понятна для всех, кто раньше, может быть, не догадывался, что у нас государство – вовсе не суверенное. Что наш Центробанк – не более чем меняльная контора от имени и по поручению Федеральной резервной системы США – об этом кое-кто и ранее догадывался. Но что наше родное правительство, оказывается, не более чем нижестоящее подразделение этой меняльной лавки - об этом так прямо и недвусмысленно, да еще и чуть ли ни с некоторым чувством профессиональной гордости до сих пор не говорил никто. У Центрального банка, надо понимать (а как заявления Кудрина трактовать иначе?), есть приоритет в покупке валюты у продавцов наших энергоресурсов за рубеж даже и перед правительством страны (!) – валюта автоматически переводится в автоматически же печатаемые под нее рубли и столь же автоматически попадает на рынок, вызывая инфляцию. Все. Ничто иное в принципе невозможно. Самолет на автопилоте, и летчикам строго настрого запрещено просыпаться.

И иллюстрирует бывший министр финансов свою строго научную теорию картиной роста цен на цемент в три раза. Сама мысль о том, что кто-то на рынке стратегических товаров может и должен играть ту же стабилизирующую роль, что призван играть на рынке финансовом Центробанк, и потому святая обязанность правительства обеспечить в такой ситуации (а еще лучше, разумеется, прогнозируя ее) своевременное строительство и ввод в эксплуатацию необходимого количества цементных заводов (причем, необязательно государственных – есть рычаги и для стимулирования частных инвестиций) – видному «соратнику и члену команды» просто и в голову не приходит. Равно как ему же и не приходит в голову, что это же правительство предварительно должно было принять меры к ограничению «мыльного пузыря» (что раздут именно сугубо спекулятивный пузырь – было очевидно для всех, вопрос был лишь в том, когда он лопнет) цен на элитную и офисную недвижимость в столице – с тем, чтобы, в том числе, не было ни столь резкого роста цен на цемент, ни затем столь резкого падения спроса на этот товар…

И далее – исключительно о роли и механизмах деятельности ЦБ (именно как чужого филиала – нашей местной меняльной лавки) – и это не бывший председатель ЦБ, но бывший министр правительства, более того – зампред правительства, ответственный за весь «экономический блок». Так он и, будучи одной из ключевых фигур в правительстве, искренне считал там себя не более чем помощником Центробанка (опять напомню, в свою очередь – не более чем филиала – меняльной лавки ФРС США)? Или теперь искренне и, наверное, не без оснований, вознамерился возглавить вышеупомянутую меняльную лавку? А почему бы и нет – если столь «ценный соратник и член команды»? Тем более, так ясно нам объяснивший, почему мы все и далее своим трудом должны вскармливать исключительно американский ВПК…

Юрий Болдырев

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=119699


0.18274903297424