13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
25/06
Архив материалов
 
Зачем России помогать Англии и пиратам?

Сомалийское пиратство на слуху у всех. Все думают, что уж с чем-чем, а с пиратством  все понятно – есть злобные сомалийские пираты, есть те, кто с ними борется, и есть те, кто от них страдает. Между тем, все обстоит несколько не так просто, или вернее, совсем не так. Сомалийское пиратство превратилось в очередную фальшивку, в очередное мошенничество всемирного масштаба. Прежде, чем перейти к деталям, позволю себе некоторые общие рассуждения.

Любая проблема, будь она чьей-то частной или общемировой, имеет два конца. На одном конце те, для кого проблема является вопросом, требующим какого-то решения, помехой или угрозой, от которой надо избавиться. На другом конце те, для кого проблема является бизнесом. Они могут эту проблему решить, но не бесплатно, а за вознаграждение. Простейший пример – частная охрана объектов или персон от криминальных посягательств. И вот с некоторых пор человечество стало с удивительной регулярностью сталкиваться с проблемами, о которых раньше никто не задумывался и не подозревал, что они вообще существуют. То это серии странных эпидемий, на поверку таковыми не являвшимися, то угроза потепления, над которой уже в голос смеются ученые, то курение, то бесконечный список проблем третьего мира. В мире появилась целая прослойка людей, которые научились наживаться на борьбе с такого рода проблемами, или вернее будет сказать, на раздувании из ничего проблемы, и затем поддержании ее на уровне, достаточном для обеспечения финансирования борцов. Для меня сомалийское пиратство стало наглядным пособием, действующей моделью такого рода международных афер.

Сомалийское пиратство в таком виде, в каком мы его знаем, появилось в 2004 году, именно тогда они захватили первые океанские торговые суда с целью получения за них выкупа. За 2005-06 года сомалийские пираты захватили не менее 11 судов. В 2007-м году сомалийские пираты захватили не менее 11 судов.

В  2008 году пираты захватили не менее 33 судов, при среднем размере выкупов около 2 миллионов долларов.

2009 год – захвачено 24 судна, выкуплено 31 судно, средний размер выкупов 2.4 миллиона долларов.

2010 – захвачено 31 судно, выкуплено 17 судов, средний размер выкупов 5.5 миллиона долларов, при этом следует отметить такой парадокс – начиная со второй половины 2010 года, о среднем размере выкупов мы знаем только со слов пиратов.

2011 год – захвачено (по состоянию на конец ноября) 15 судов, выкуплено 25 судов. Исключительно со слов пиратов следует, что средний размер выкупов составляет в текущем году 5.5 миллиона долларов.

К 2010 году механизм борьбы с пиратами окончательно сложился, система выкачивания денег из судоходства и мирового сообщества заработала в полную силу. Определились два центра сомалийского пиратства, один непосредственно в Сомали, другой в Лондоне. Многие наивно полагают, что слова из песни «Правь, Британия, морями», это что-то из далекого прошлого. Британия между тем, как правила торговым мореплаванием, так и правит. Англия была и остается финансовым, страховым и юридическим центром судоходства. В Лондоне располагаются не только главные финансовые, юридические и страховые институты судоходства, но и все главные международные морские организации, начиная с IMO (Международная морская организация, входящая в ООН).

Первыми огромные потенциальные возможности пиратства в плане получения прибыли оценили именно лондонские страховщики. Уже в 2008 году они объявили почти всю северную часть Индийского океана зоной военного риска, что резко повысило стоимость страхования. Казалось бы, это дело судовладельца, как ему страховаться, но на самом деле это совершенно не так. Без некоторых видов страхования судно просто-напросто не пустят в большинство портов мира, и если владелец откажется платить завышенную стоимость страховки из-за «военного риска», он лишится всех остальных видов страхования. Тут хитрость не в повышенной стоимости, а в сути «военного риска». Страхование от этого риска не покрывает убытки в случае захвата судна пиратами, это страхование повреждений или гибели судна в результате военных действий, а их-то как раз в зоне действий сомалийских пиратов и нет. Анекдот в том, что если пираты вдруг возьмут, и потопят судно, то страховку владелец не получит, потому что военный риск подразумевает типы применявшегося оружия – мины, торпеды, снаряды, ракеты. Автоматы АК и гранатометы в этот список не входят. За что берут деньги страховщики, непонятно. Это вымогательство на уровне, который и не снился пиратам. Немного цифр – за последние 4 года пираты в среднем получали выкупов на сумму 70 миллионов долларов ежегодно. Не менее половины следующих опасными водами судов вынуждены платить завышенную стоимость страхования Лондону, в среднем не менее 8 тысяч долларов с судна. Это около 100 судов в сутки. Итого в сутки Лондон получает, ничем в отличие от пиратов не рискуя, 800 тысяч долларов прибыли, ничего при том не делая, лишь объявив опасные воды «зоной военного риска». В год Лондон имеет не менее 300 миллионов долларов чистой прибыли только на завышенной стоимости страхования.

Но ведь это далеко не все! Лондонские юристы и страховщики полностью монополизировали два очень прибыльных рынка, рынок переговорщиков (тех, кто ведет с пиратами переговоры о выкупе судов) и рынок перевозчиков выкупа, огромных сумм наличности. В среднем расходы на переговорщиков и доставку выкупа по каждому захваченному судну составляют не менее 1.5 миллиона долларов. То есть, только в текущем году Лондон уже получил не менее 37.5 миллиона долларов.

И наконец, начал в полную мощь работать еще один рынок (подробно о нем ниже, ибо именно он главный стержень данной статьи), рынок вооруженной частной охраны. В настоящее время не менее трети всех идущих опасными от пиратов водами судов имеют на борту охрану. Средняя стоимость проводки 60 тысяч долларов. В сутки рынок частной вооруженной охраны зарабатывает к настоящему времени, таким образом, около 3 миллионов долларов. По состоянию на начало ноября текущего года 52% рынка контролируется британскими частными охранными агентствами. Эти агентства очень быстро объединились в ассоциацию SAMI - The Security Association for the Maritime Industry, Ассоциация охранных агентств морского транспорта. Руководство SAMI уже заявило, что через пару лет на рынке останется, вместо нынешних десятков, если не сотен, компаний, лишь 7-8. Угадайте, чьи именно компании останутся на рынке. К словам руководства SAMI следует относиться очень серьезно, так как именно оно в настоящее время, совместно с ведущими международными морскими организациями, вездесущими страховщиками и юристами ООН, разрабатывает правила и требования, которые будут определять работу охранных агентств. Странным образом, новые правила и требования очень выгодны для лондонских страховщиков и английских охранных агентств, но почти непреодолимы для агентств других стран. Или удивляться тут нечему?

Давайте подсчитаем, что у нас получается. Пираты имеют в год в среднем 70 миллионов долларов выкупов. Страховщики имеют в год не менее 300 миллионов. Посредники не менее 40 миллионов. Потенциально рынок частной охраны оценивается где-то в 2 миллиарда долларов в год, из них не меньше половины уже уходит в Лондон. Итого в год Лондон имеет с сомалийского пиратства не менее миллиарда доходов, ничего при этом не тратя и ничем не рискуя. Все борцы с пиратством повторяю, сидят в Лондоне. Убытки от сомалийского пиратства для мирового судоходства и мировой экономики минимальны, какая-то там «угроза» мировой экономике это миф, раздутый борцами. В числе борцов все без исключения международные морские организации, морские профсоюзы (в том числе российский РПСМ), ООН, Интерпол и огромное количество политиков и ВМС разных стран.

Каков риск попасться в плен к пиратам? Даже во времена их полнейшей безнаказанности (имеется в виду не отсутствие/присутствие военных в регионе, они пиратам особо никогда не мешали, а отсутствие вооруженной охраны на борту) пираты захватывали в год максимум 33 судна, при том, что в сутки опасными водами проходит около 200 судов. Велик ли риск, считайте сами. Пираты не могут захватывать в год более 3-4 десятков океанских торговых судов, даже если им совершенно не мешать, в основе этого ограничения физические причины невозможности удерживать в плену одновременно более 20-25 судов при длительных сроках переговоров и доставки выкупа, в настоящее время более полугода.

ООН между тем, вцепилась в пиратство мертвой хваткой, требуя (и получая десятки миллионов долларов ежегодно) денег на борьбу с пиратами – то есть, на их уголовное преследование, на создание трибуналов и строительство тюрем. Понять утопичность, ложность этой затеи очень просто, достаточно вспомнить движение «зеленых» времен Гражданской войны и анархии в России, во многом ставшее бандитским, и поголовную амнистию этих бандитов, поголовную потому, что их было слишком много. В Сомали то же самое, и большинство пиратов, это не террористы, не закоренелые преступники, а обычные обыватели, нашедшие способ прокормить себя и семью. Цифры из одного из исследований (Geopolicity Consultancy) – пират имеет в среднем в год 60-70 тысяч долларов, обычный сомалиец около 500 долларов. Если пират задерживается военными, то он этому радуется немногим меньше, чем получению выкупа, особенно если повезло попасться военным стран Запада. Тюрьма для пиратов по сравнению с обычной жизнью сомалийцев, это почти рай. Впервые он знает, что гарантировано будет сытым и живым сегодня, завтра и далее, насколько повезет сидеть в тюрьме. Бороться с сомалийскими пиратами посредством их уголовного преследования, это значит иметь перед собой цель посадить в тюрьмы не менее трети взрослого мужского населения Сомали. ООН ничего против не имеет. Уже имеется план строительства новых тюрем и создания мест судебного исполнения сроком до 2015 года и далее (см. данные Фонда Oceans beyond Piracy). Чем задача более безнадежна и бессмысленна, тем охотнее берется за нее ООН (при условии, конечно, что на нее выделяются деньги), которую недаром многие называют самой успешной ОПГ в истории человечества.

У политиков и военных свой интерес, о котором надо рассказывать отдельно и подробно. Вкратце – их интерес, это круглогодичные маневры и присутствие в районе Персидского залива.

Ну, а у судоходства свой интерес, очень простой и понятный, он называется – безопасность, защита от пиратства. Судоходству все равно, будут сажать пиратов или нет, судоходству нужна не борьба с пиратами, а защита от них. Борцы с пиратством подменили понятия, и вместо защиты судоходства от пиратства объявили главной задачей борьбу с пиратством. Вот почему годы активной борьбы с пиратством стали и рекордными по количеству захваченных судов, так как мировое сообщество, направляемое ООН и международными морскими организациями, не защищало судоходство, а боролось с пиратами.

Переломным стал 2011, текущий год. В 2010 я предсказывал, что судоходство пойдет своим путем, и возьмет дело своей защиты в свои руки. Большого ума впрочем, тут не требовалось, если есть рыночная экономика и частный интерес, значит, будут и решения. С середины весны этого года судоходство начало массированно применять частную вооруженную охрану (против применения которой выступали и выступают международные морские организации, ООН, военные и политики ряда стран), и результат превзошел все ожидания. Цифры: в период с апреля по конец ноября прошлого года захвачено 18 судов, в этот же период в этом году захвачено 4 судна, причем в период май – ноябрь всего лишь два. Военные отчаянно сопротивляются массированному применению частной охраны (потому что частная охрана продемонстрировала поразительную, прямо-таки сокрушительную неэффективность военных), но вынуждены признать, что около 90% всех отбитых пиратских атак приходится на суда с частной охраной, ни одно судно с частной вооруженной охраной еще не было захвачено.

Казалось бы, выход найден, и сомалийское пиратство скоро прекратит свое существование? Нет, увы, не прекратит. Никак не менее 20-25% судовладельцев слишком легкомысленны или слишком жадны (чаще второе) для того, чтобы нанимать охрану. У пиратов была и будет добыча, другое дело, что ее стало намного труднее отыскать. Покончить с пиратством может только наведение порядка в Сомали, причем не оккупационного, а какого-то своего. Когда это будет и будет ли, неизвестно. Следовательно, пираты будут иметь добычу, хотя и меньшую чем в былые урожайные годы, но достаточную для их дальнейшего существования и … продолжения борьбы с ними. Если вы думаете, что ООН и прочие борцы обрадовались успехам частной охраны, то вы глубоко заблуждаетесь. ООН и IMO просто-напросто «не заметили» успехов частной охраны, и продолжают бороться с пиратством, откровенно фальсифицируя статистические данные и заказывая продажным think-tank (ну, тут впереди всех американцы) удивительно наглые по беспардонности лжи «исследования» (это также отдельная тема, которую не втиснуть даже в отдельную статью).

Какова роль России в борьбе с пиратством, и какой она могла бы быть? Вопрос, отвечать на который неприятно. С одной стороны, РФ ничем не хуже и не лучше других, участвуя в патрулировании своими военными кораблями опасных вод. Эффективность патрулирования можно оценить простыми цифрами. Командование ВМФ РФ весной или летом этого года с гордостью заявило, что со времени начала патрулирования (конец 2008 года) они безопасно провели 700 или 800 судов. Да хоть полторы тысячи, да хоть две или три тысячи – эти сотни и даже тысячи могут впечатлить только тех, кто не знает, о чем речь, а тех кто знает, они разят наповал. В сутки опасными водами проходит до 200 судов, то есть за три года патрулирования военные смогли гарантировать безопасность лишь от силы пары недель. Но ведь и ВМС других стран не более эффективны? Совершенно верно. Однако дело в том, что военные могли бы давным-давно обеспечить стопроцентную безопасность всего судоходства в регионе, если бы они ввели систему обеспечения каждого судна группой охраны из 4-6 человек челночным методом. Это должен быть международный контингент воинских сил, размещенный на 4-6 больших судах-флотелях (нечто вроде плавказарм), способный посадить/снять группы охраны на все без исключения проходящие суда без их задержки. Вместо этого в регионе постоянно присутствует не менее 40 кораблей ВМС ведущих стран мира, рангом от сторожевиков до атомных крейсеров и авианосцев, при убийственно низкой эффективности.

Еще в 2009 году я предлагал руководству РФ и ВМФ челночную схему действия наших военных, вместо системы конвоев, приличной 2-й мировой войне, но не в 21 веке. При челночной схеме, будь она принята, наши военные обеспечивали бы стопроцентно безопасной проводкой в разы больше судов, чем обеспечивают все остальные ВМС всех стран, вместе взятые. А там присутствуют корабли ВМС НАТО, Европы, США, Австралии, Индии, Китая, Японии, Индонезии, Малайзии, Таиланда и Кореи. РФ могла бы после этого выступить с инициативой создания международного контингента сил охраны судоходства, и от сомалийских пиратов остались бы, к настоящему времени, одни воспоминания.

При такой схеме можно было бы дать работу нашим отставникам-офицерам спецназа и морской пехоты. При высочайшем уровне подготовки и профессионализма им крайне трудно пробиться на рынок частной охраны из-за прежде всего, действий англичан. У меня есть два знакомых агентства, укомплектованных офицерами спецназа, я им помогаю, как могу. Кто хоть раз воспользовался их услугами, тому никакие SAS и SEALS уже не нужны. Так почему им не помочь? Пусть они пользовались бы кораблями ВМФ РФ как своей базой. Это отдельный, более технический, чем публицистический, разговор, но одна из главных проблем частной охраны на сегодня, это трудности со своими плавучими базами. Английским агентствам есть, кому помогать, за их спиной маячат все те же неугомонные страховщики, активно внедряющиеся на рынок охраны. Нашим не помогает никто.

Однако вместо действий, которые очень положительно сказались бы на международном имидже России, и кроме того, обеспечили бы работу десяткам и сотням офицеров запаса самых грозных воинских подразделений мира, Россия выступила в ООН с «инициативой» создания международного трибунала для пиратов, тем самым немало порадовав дельцов из Лондона и ООН, которым только того и надо. Да ведь и пиратам надо того же, они боятся не борьбы с ними, а защиты от них, вот ведь в чем дело. Интересы пиратов и борцов чудесным образом совпадают, ибо бороться с пиратами путем их отлова и посадки можно до скончания века.

Англию можно не любить, даже ненавидеть, но ее нельзя не уважать – она не выставляет себя в смешном свете, как это сделала Россия со своей «инициативой», и всегда – всегда – блюдет свои интересы. Почему вместо защиты своих интересов и своего престижа Россия предпочитает играть на руку лондонским бизнесменам на крови, вопрос не ко мне.

Войтенко Михаил

http://www.sovfracht.info/?PageID=3687







2010

2011

No

Date of hijack

Vessel

No

Date of hijack

Vessel

1

Jan 2

m/v Asian Glory

1

Jan 01

m/v Blida

2

Feb 03

m/v Rim

2

Jan 17

m/v Eagle

3

Jan 19

m/v Hoang Son Sun

4

Jan 20

m/v Khaled Muhieddine K

5

Jan 22

m/v Beluga Nomination

6

Feb 8

m/t Savina Caylyn

7

Feb 9

VLCC Irene SL

8

Feb 12

m/v Sinin

9

Feb 28

m/v Dover

1

Mar 01

m/t Al Nisr Al Saudi

1

Mar 16

m/v Sinar Kudus

2

Mar 05

m/t UBT Ocean

2

Mar 28

m/t Zirku

3

Mar 23

m/v Frigia

3

Apr 8

m/v Susan K

4

Mar 23

m/v Talca

4

Apr 21

m/v Rosalia D’Amato

5

Mar 29

m/v Iceberg I

6

Apr 04

VLCC Samho Dream

7

Apr 07

m/v Yasin C.

8

Apr 11

m/v Rak Africana

9

Apr 21

m/v VOC Daisy

10

May 08

m/t Marida Marguerite

11

May 11

m/t Panega

12

May 12

m/v Eleni P

1

Jun 28

m/t Golden Blessing

1

Aug 20

m/t Fairchem Bogey

2

Jul 04

m/t Motivator

3

Aug 02

m/v Suez

1

Sep 08

m/t Oilb G

1

Oct 31

m/t Liquid Velvet

2

Sep 29

m/t Asphalt Venture

3

Oct 10

m/v Izumi

4

Oct 23

m/t LPG York

5

Oct 30

m/t Polar

6

Nov 11

m/t Hannibal II

7

Nov 12

m/v Yuan Xiang

8

Nov 26

m/v Albedo

1

Dec 10

m/v MSC Panama

2

Dec 11

m/v Renuar

3

Dec 20

m/v Orna

4

Dec 25

m/v Thor Nexus



0.22219705581665