14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Грядущее Темновековье и новое варварство

Итак, сбывается еще один наш прогноз: по мере старения коренного населения в странах белой расы начнется ужасающее: старики начнут объедать экономику «развитых стран». Все будет работать на содержание пенсионеров. И в один прекрасный момент начнется не только социально-экономический упадок, но и откровенная война молодых против стариков.

Впервые в новейшей истории поколение нынешних молодых будет жить хуже, чем поколение их отцов и даже поколение дедов. Причем не только в РФ, но и на Западе.
И это – еще один синдром наступления нового варварства и Темновековья.
Сегодня пионером «войны поколений» может стать Великобритания.

ПРОШЛЫЕ ПРОГНОЗЫ: ПИТЕРСОН, КАЛАШНИКОВ, УОТСОН
Впервые во весь голос об угрозе старения белого населения и грядущей «войне поколений» на фоне упадка Запада сказал в 1999-м дальновидный американский финансист Питер Питерсон (книга «Седые сумерки»). Чуть позже о том же самом заговорил автор сих строк.

Хотя эта угроза стала поначалу смутно вырисовываться с начала семидесятых, истеблишмент Америки и Европы предпочитал до самого последнего времени закрывать на нее глаза и делать вид, будто проблемы этой вовсе нет.
Попробуем определить, что несут с собою «седые сумерки» для Запада и для всей капиталистической системы. 


- Нарастание доли пенсионеров в населении Запада на фоне низкой рождаемости непременно вызовет социально-экономический крах. Ибо недалек тот момент, когда бюджеты стран и их социальные страховые фонды не сумеют выдержать колоссальное бремя содержания граждан пожилого и преклонного возраста. Старики начнут буквально обгладывать свои страны, поглощая средства, нужные для инвестиций в инфраструктуру, в поддержку промышленности, в фундаментальные научные исследования, в космические программы, в оборону. Они лишат свои страны всякой возможности на государственном уровне вести программы поддержки молодых семей, выплаты пособий на рождение детей, программы развития образования, спорта и здравоохранения для молодежи. 


Настанет момент, когда Западу придется буквально работать на стариков, финансируя прошлое в ущерб будущему. Превращаясь в деиндустриализованный, деградирующий дом престарелых.
- Это может привести к «войне поколений» на Западе. К столкновениям молодых со стариками.
- Необходимость покрывать нехватку рабочих рук с помощью низкоквалифицированной и инокультурной иммиграции сделает частыми межнациональные столкновения на Западе, а в перспективе грозит просто этническо-культурным перерождением западных стран.
- Прогрессирующее старение населения на Западе кладет физический предел существованию государства всеобщего соцобеспечения (welfare state). Ибо налоги и отчисления с заработной платы на сохранение социальных гарантий должны будут увеличиться настолько, что придушат любую деловую активность, сделают нерентабельным любые инвестиции в производство и сферу услуг.
Момент краха социально ориентированной западной экономики только ускоряется тем, что старение населения и низкая рождаемость сливаются с проблемой огромных государственных долгов (наращивать их – крайне опасно), с проблемами падения доходов государств из-за деиндустриализации и из-за износа инфраструктуры (каковая за годы бездумной алчности и погони за скорой прибылью подвеоглась угрожающему недоинвестированию). 


Уменьшенная модель такого синергетического кризиса «седых сумерек» уже можно проследить на бедствиях промышленных малых городов немецкого Рура. Сначала из-за повышенного числа стариков городские власти вынуждены тратить на них все больше средств муниципальной казны и залезать в долги. Денег не хватает: ведь промышленность Германии слишком долго уходила в Азию, многие предприятия закрылись, иссякли источники налогов в бюджет. Из-за трат на пенсионеров и на выплату процентов по долгам не хватает средств на инвестиции в общегородскую инфраструктуру. Она начинает ветшать. Молодежь по причине отсутствия перспектив принимается уезжать из городков. Отчего доля стариков в их населении снова растет. В итоге города просто разоряются и переходят под управление властей регионов-земель. Но и у них – те же проблемы, и денег также не хватает. Кризис поднимается выше и выше – сначала с местного на региональный, а затем с регионального – на общенациональный уровень…
Запад столкнется с угрозой падения ВВП и обнищания масс. Падение ВВВП – приговор бизнесу и всей социально-экономической системе. 


Принцип социального государства (когда следующее, молодое поколение содержит старых из предыдущего поколения за счет выплат из своего фонда оплаты труда), заложенный еще Бисмарком с 1875-го, пришел к своему концу. Перейти на выплату пенсий за счет госбюджета, как это было в СССР, невозможно: это не позволяет, во-первых, сама капиталистическая система, а, во-вторых, произошедшая деиндустриализация. 


- Стало быть, придется идти на самые шоковые преобразования. Придется буквально с кровью, ломая граждан, что называется, через колено, отнимать у западных стариков большие пенсии и заменять их на мизерные пособия, заодно ограничивая и траты на медицинское обслуживание пожилых. А затем – вводить новую (накопительную) систему пенсионного обеспечения (работник и работодатель отчисляют в пенсионный фонд оговоренные доли), одновременно вводя государственные материальные поощрения тем, кто заводит не менее двоих детей в семье и самую энергичную политику новой индустриализации. Это в любом случае означает слом привычной системы «велфэр стейт». 


- Однако демонтаж welfare state так же неминуемо приведет к социально-политическим кризисам в странах Запада. Ведь электорат воспротивится тому, что у него отнимают социальные гарантии нынешнего типа, которые нынче воспринимаются как естественные и неотъемлемые (с 1945 г.). Кроме того, пенсионеры составляют самую политически активную и сплоченную часть электората (свыше трети избирателей). И даже если западные политики предпочтут действовать не превентивно, а дождутся «естественного» развала систем социально-пенсионного обеспечения, все одно придется действовать вопреки воле значительной части электората, отбирая у него прежние соцгарантии. 


Это означает не только уличные бунты, но и – вполне возможно – введение жестких диктаторских политмеханизмов для проведения шоковых преобразований. И этот процесс может зайти слишком далеко. Впору говорить о жестоком кризисе демократии нынешнего типа.
- Но даже в этом случае демографическая ситуация на Западе долго останется скверной, население будет стареть по инерции. А это предопределяет нарастающую нерешительность во внешней политике Запада. Ведь молодежи государствообразующих народов перестанет хватать для укомплектования вооруженных сил. Да и цена даже малых людских потерь (большинство сыновей – единственные дети в семьях) станет и вовсе неприемлемой. Формирование же армий из иммигрантов (мусульман) чревато варваризацией Запада по образцу поздней Римской империи, а затем – и переходом власти в руки «новых граждан Запада», аналога римских федератов-варваров.
При этом черпать немусульманское белое население вне богатых стран Запада затруднительно: и обломки СССР, и страны Восточной Европы (бывшие государства Варшавского договора) сами испытывают острый демографический кризис, отчего их людские резервы будут год от года оскудевать. 


Для Европы это означает перспективу исламизации и африканизации, для Соединенных Штатов – и африканизации, и «азиатизации», и латиноамериканизации. Не нужно пояснять, какие политические, экономические и культурные последствия все это возымеет.
- Неостановимое старение населения Запада приведет к смещению центра развития и инноваций в Азию. 


Вся мировая история показывает нам, что самые эпохальные изобретения, инновации (во всех смыслах) и грандиозные начинания во всех сферах деятельности осуществляются молодыми и энергичными. Молодые к этому наиболее приспособлены даже в силу физиологических, а не только психологических особенностей. Старики всегда и везде – оплот осторожности и консерватизма. Молодые и старые должны составлять гармоничный баланс. Смещение его в сторону пожилых (неуклонное нарастание среднего возраста непришлых жителей США и ЕС) так же неминуемо приведет к застою в развитии этих социумов, к чрезмерному консерватизму. Все это накладывается на переезд промышленности на Восток (где промышленность, как вы помните – там и наука, и образование, и финансы).
Тенденция отнюдь не переломилась, как пишет австралийский футуролог Ричард Уотсон в «Истории следующих пятидесяти лет» (2009 г.), «молодые люди с довольно высоким заработком не смогут позволить себе тот уровень жизни, который отличал их родителей из-за увеличения рабочего дня, очень высоких цен на недвижимость и резкого сокращения личного пространства. То, что было бесплатным для предшествующих поколений (свежий воздух, общественные парки, общественные пляжи, библиотеки, дороги и т.п.) для них будет стоить приличных денег…»
Он же: «Средний класс в большинстве развитых стран со временем исчезнет, и его представители разойдутся к двум противоположным полюсам: одни поднимутся вверх, войдя в новую мировую управленческую элиту; другие опустятся вниз, присоединившись к новому порабощенному (или не рабочему) классу…» Этот процесс будет подстегнут расслоением образования: с разделением его на качественное частное и скверное общественное образуются как новая элита, так и новый пролетариат, причем каждая из этих групп «будет жить, получать образование и зарабатывать деньги в совершенно разных сферах».
Это повлекло (и влечет дальше и дальше!) за собой распад нормальной семейной жизни.

АНГЛИЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
Сегодня проблема старения белого населения и возможная «гражданская война» между молодыми и старыми становится пугающей перспективой в Великобритании. Из области прогнозов «седые сумерки» переходят в реалии жизни. Поскольку английских стариков теперь больше, чем молодых, то политики игнорируют нужды юных и начинают угождать пожилым. Они и богаче, и голосуют активнее. Откроем журнал «Эксперт» (http://expert.ru/expert/2012/12/ploho-byit-molodyim/).
«…Британская молодежь уже не может рассчитывать на достижение уровня жизни своих родителей. В условиях бюджетной экономии выигрывают старики, а не молодые…
В опубликованном в конце марта проекте бюджета на 2012–2013 годы министр финансов Британии Джордж Осборн объявил о повышении минимальной зарплаты. С октября она вырастет в стране на 1,8% — до 9,8 доллара в час. При этом минимальная зарплата для самых молодых британцев остается на прежнем уровне: 7,9 доллара в час для 18–20-летних и 5,8 доллара для 16–17-летних. По мнению правительства, замораживание минимальной зарплаты для самых молодых должно улучшить ситуацию на рынке труда. В целом по стране уровень безработицы составляет 8,4%, а среди молодежи (в возрасте 16–24 года) без работы и учебы сегодня находятся 22,5% — самый высокий показатель с 1992 года. Вне занятости сегодня оказались 1,04 млн молодых британцев.
Сочетание низких доходов, вялого рынка труда, высокой стоимости образования и сложности найти работу по специальности привело к формированию ситуации, когда впервые за полвека молодые британцы не могут рассчитывать на достижение (и тем более опережение) уровня доходов своих родителей. Так, согласно исследованию газеты Financial Times, реальные доходы поколения 20 летних на протяжении последнего десятилетия стагнировали на фоне растущего благосостояния в стране в целом. Британцы же, достигающие пенсионного возраста, никогда не имели столь выгодного экономического положения.
«Сегодня уже нельзя сказать молодым людям, как раньше, что они смогут жить лучше поколения родителей. Этот тренд начал проявляться в течение последних лет, но политическая система пока этого не замечает», — прокомментировал ситуацию бывший министр финансов в правительстве лейбористов 2007–2010 годов Алистер Дарлинг. Похоже, политики игнорируют молодежь из-за изменяющейся демографии. Увеличение продолжительности жизни и падение рождаемости привели к тому, что впервые в британской истории число 65-летних превысило число 16-летних. При этом «старики» в отличие от молодых обладают правом голоса, что делает их более важной группой для политиков. По мнению ряда наблюдателей, недостаточное внимание может привести новое поколение к растущей тревожности по поводу своих перспектив. А это уже чревато повторением событий августа 2011 года, во время которых молодые британцы неожиданно принялись громить магазины и заниматься мародерством. Хотя полиция и суды по результатам прошлогодних беспорядков свою работу выполнили — мародеры и вандалы были найдены и получили наказание, — выяснением социально-экономических предпосылок, приведших к августовским событиям, правительство так и не занялось.
По оценкам британского Национального бюро статистики, более трети — 35,9% — недавних (в течение последних пяти лет) выпускников университетов работали на низкоквалифицированных рабочих местах, где наличие диплома не требуется. Это заметно больше, чем десять лет назад: в 2001 году в такой же ситуации находились 26,7% выпускников.


Впрочем, по данным статистиков, наличие университетского образования ведет к росту зарплаты — в среднем квалифицированные специалисты зарабатывают 23,8 доллара в час вместо 14,2 доллара среди тех, кто не учился в вузах. Однако нынешнее правительство разрешило университетам резко, втрое, повысить плату за обучение — для большинства студентов с нового учебного года она поднимется до 14,2 тысячи долларов в год. Это делает британские университеты самыми дорогими в Европе и третьими по дороговизне в мире после США и Южной Кореи. И хотя британские студенты могут воспользоваться специальными кредитами для финансирования своего высшего образования, резкое повышение стоимости вузов ведет к росту студенческого долга. Так, средний студент, который отправится в университет осенью нынешнего года, к моменту получения диплома будет иметь 84 тыс. долларов долга, что вдвое выше уровня 2011 года. При этом лишь три четверти долга будет получено через механизм студенческих кредитов, которые подлежат выплате лишь при достижении зарплаты в 33,2 тыс. долларов в год и более (а невыплаченный после 30 лет с момента получения диплома остаток списывается). Остальное — кредиты от родственников, банков и долги по кредитным картам, проценты по которым могут быть очень высокими — до 25–30% в год.
«Повышение платы за обучение неизбежно приведет к резкому скачку студенческого долга, который будет висеть над новыми выпускниками значительно дольше, чем раньше. Это будет означать снижение уровня жизни для получивших высшее образование британцев — при условии, что они смогут найти себе работу. При этом реалии рынка труда таковы, что, не имея образования, работу найти еще сложнее, даже неквалифицированную», — рассказал «Эксперту» Карл Джиллиард, сотрудник Ассоциации работодателей-рекрутеров (AGR)…»

ПЛОДЫ «КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ» 1979-2012 ГОДОВ
Перед нами – поды той «капиталистической революции» (неолиберально-монетаристских «реформ»), что начались с эпохи Тэтчер в Англии и Рейгана в США (1979-1981 гг.) Англичане должны благодарить «великую Тэтчер» за деиндустриализацию своей страны, начатую этой рыночной маразматичкой и продолжающейся поныне. Именно уничтожение реального сектора в Англии оставило без работы молодых образованных англосаксов. Снова обратимся к статье Александа Кокшарова «Плохо быть молодым» в «Эксперте».
«Для большинства поколений XX века реальный уровень жизни в любом возрасте оказывался выше, чем у предыдущего поколения. Однако эта тенденция прекратилась для тех британцев, которые родились между 1985 и 1995 годами. В 2000 году доходы домохозяйств, главами которых оказывались 20-летние, перестали расти. А с тех пор их обогнали по доходам 60-летние (поколение послевоенного беби-бума), многие из которых уже вышли на пенсии… 


Все результаты демонстрируют сдвиг в доходах между поколениями не полностью, поскольку берутся до учета стоимости жилья. Большинство представителей старших поколений имеют собственное жилье с выплаченными ипотечными кредитами, а молодые британцы в основном снимают квартиры. Средний возраст покупающих свое первое жилье, для чего нужно внести существенный, в 15–20% от общей стоимости ипотеки, первый платеж, поднялся в 2011 году до 38 лет (средняя стоимость объекта жилой недвижимости, обычно трехкомнатной квартиры или дома, в Британии сегодня составляет 362 тыс. долларов). А в Лондоне ситуация еще хуже — средний возраст человека, совершающего первую покупку недвижимости в столице, составляет 43 года.
Молодые британцы вынуждены десятилетиями копить на первый платеж по ипотеке из-за выросших цен на недвижимость — еще в середине 1970-х средний дом стоил всего около 20 тыс. долларов (в текущих ценах, без учета инфляции). Но даже за последнее десятилетие доступность приобретения жилья резко уменьшилась: если в 2000 году средний дом обходился в четыре годовые зарплаты, то сегодня — в 8,7. В результате с учетом расходов на жилье на руках у молодых остается значительно меньше средств, чем у старших поколений. 


В то время как молодежь оказалась в сложной финансовой ситуации, родители жизнью довольны. Средний доход поколения беби-бума на 40% выше дохода людей того же возраста, родившихся на 20 лет раньше, и на 80% выше родившихся 30 годами ранее. При этом нынешние 70- и 80-летние имеют растущие доходы не потому, что вдруг начинают получать большие дивиденды от своих вложений, а потому, что пенсионеры, которые беднее, умирают в более молодом возрасте. Что повышает средние доходы обеспеченных пенсионеров, доживающих до 90 лет и более…
Власти отдают приоритет старшим поколениям. Так, их доходы не пострадали от налоговых инициатив нынешнего правительства, повысившего налоги, плату за обучение и сократившего социальные выплаты по уходу за детьми. Пенсии индексировались в зависимости от инфляции, а правительство продолжало субсидировать расходы на отопление в зимний период для пенсионеров. «Правительство сделало социальные расходы для лиц трудоспособного возраста значительно большими, чем расходы для пенсионеров. И со временем это будет заметно еще отчетливее», — отмечает Карл Эммерсон, экономист Института фискальных исследований в Лондоне. 


Неспособность молодежи обеспечить себе такой же уровень доходов, как у прежних поколений, грозит серьезной социальной перестройкой. «Это повысит зависимость от “семейных пособий” — молодежь окажется в финансовой зависимости от старших поколений как при финансировании жилья, так и каждодневных расходах. Что сделает британское общество, для которого всегда было характерно раннее начало самостоятельной жизни, более похожим на Испанию, Италию или Грецию, где взрослые дети десятилетиями живут под одной крышей с родителями. Это же снизит социальную мобильность в обществе», — полагает Пол Грегг, профессор экономики из Университета Бата. 


Поэтому в Британии слышны призывы изменить политику правительства, сделав фокус на повышении социальной мобильности. Так, Иэн Малхерн, директор Фонда социального рынка, выступил с предложением отменить универсальные выплаты пожилым, независимо от того, нуждаются они в поддержке или нет: «Ситуация, когда правительство выплачивает одинаковые суммы людям вне зависимости от реальной ситуации, абсурдна и несправедлива. Ведь никто не выплачивает социальную помощь людям трудоспособного возраста. Правительству следует реагировать на меняющуюся демографическую структуру. Все больше людей пенсионного возраста продолжают работать, поэтому способны себя содержать. Только те, кто действительно нуждается в финансовой помощи, должны ее получать». 


В связи с этим межпоколенческий контракт может быть переписан. Если ранее он предполагал, что молодые и люди среднего возраста оплачивают содержание своих родителей, бабушек и дедушек в довольно коротком и безденежном пожилом возрасте, то демографические перемены ставят эту формулу под вопрос. Британская молодежь уже понимает, что ее поколению придется work until you drop — работать, пока не умрешь. Сохранять в таких условиях старый общественный договор молодым британцам кажется несправедливым…» (http://expert.ru/expert/2012/12/ploho-byit-molodyim/). 


СБЫВАЮЩИЙСЯ КОШМАР
Таким образом, предсказанный кошмар сбывается. Кстати, на конгрессе «Глобальное будущее-2045» в Москве (февраль, 2012) заведующий кафедрой криминальной психологии Московского психолого-педагогического университета и член Американской психологической ассоциации Сергей Ениколопов сообщил, что по Западу пошла волна убийств стариков молодыми.


По сути дела, это – первые выстрелы грядущей войны молодых против стариков.
Англия вполне может стать первой ареной «войны поколений». Особенно если учесть, что именно на британской земле появились первые в мире панки (1977 г.), а в начале 1980-х – первые в мире бритоголовые (скинхеды). И по этой линии начинается соскальзывание нашего мира в Темные века-2, в новое варварство. Ибо за Англией те же проблемы появятся и у других стареющих стран.
Давно пора понять, что долгосрочный тренд на обнищание новых поколений, безработица, старение населения, низкая рождаемость, деиндустриализация, страшнейшие государственные долги некогда «развитых стран», массовое оскотинивание и дебилизация белых народов, скотство потребительства – звенья одной и той же цепи. А причина – одна. Гнусный, отвратительный капитализм от неолибералов и монетаристов, за 30 последних лет принесших в мир сущую катастрофу. 


М. Калашников

http://m-kalashnikov.livejournal.com/1198387.html


0.67754006385803