10/11
30/10
24/10
19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
Архив материалов
 
Тайны истории, о которых молчали многие годы

 Как известно, в феврале-марте 1915 года, начались переговоры с союзниками России по Антанте о послевоенной судьбе черноморских Проливов. Старт переговорам был дан после вступления Турции в войну, в октябре 1914 года. Будущее мирное соглашение, знаменующее окончание ПМВ, предусматривало включение Константинополя и проливов в состав Российской империи. Англичане и французы, дотоле неизменно препятствовавшие этим русским притязаниям, стали делать Николаю многообещающие намёки.


Уже 9 ноября русский посол в Лондоне передавал в Петроград вполне ясное английское заявление о том, что "если Германия будет раздавлена, судьба проливов и Константинополя не может быть решена на этот раз иначе, как сообразно с русскими выгодами".

В памятной записке Сазонова от 4 марта 1915 года, определялись границы аннексируемых Россией районов. А именно: город Константинополь, западный берег Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, Южная Фракия до линии Энос-Мидия, а также острова Мраморного моря Имброс (Имроз) и Тенедос (Бозджаада) и часть азиатского побережья в пределах между Босфором, р. Сакарьей и подлежащим определению пунктом на берегу Измидского залива.

Но англичане перестали бы быть англичанами, если не стали бы торговаться.
В памятной записке Бьюкенена от 12 марта 1915 года от имени правительства Его Величества изъявлялось согласие на русские предложения при условии, "если война будет доведена до успешного окончания и если будут осуществлены пожелания Великобритании и Франции, как в Оттоманской империи, так и в других местах". В этой же записке были изложены английские требования о компенсациях. Из этих компенсаций наибольшее значение имело включение т. н. "нейтральной зоны" в Персии, предусмотренной англо-русским соглашением 1907 года, в английскую сферу влияния.

Сэр Э.Грей не в состоянии пока сделать определенного предложения по какому-либо пункту английских пожеланий; но одним из этих пожеланий будет пересмотр касающейся Персии части англо-русского соглашения 1907 года, в смысле признания нынешней нейтральной сферы, как сферы английской.

Русско-английское противостояние, известное как Большая Игра (или Турниры Теней), предопределившее раздел Персии на русскую и английскую зоны влияния – это отдельная огромная тема.

Русское "мирное проникновение" в Персию - лишь небольшой эпизод этой игры.
В 1883 году, общий торговый оборот между Англией и Персией равнялся 75-и миллионам франков.
С 1889 года началась русская «мирная интервенция». Уже 1893 году торговый оборот между Англией и Персией снизился до 50 миллионов, в то время как Россия довела стоимость своего товарооборота до 125 миллионов.
Русское мирное проникновение обеспечивалось принятием ряда мер.
Для обеспечения своего импорта русские закрыли для иностранного транзита территорию Кавказа. Из-за этого английские товары в северную Персию должны были идти по длинной и плохо оборудованной караванной дороге от Трапезунда до Тавриза.
Помимо этого, была проведена масштабная операция в сфере торговых пошлин.
По Туркманчайскому мирному договору пошлины с ввозимых товаров равнялись 5% их стоимости. Совместно с бельгийцами, которые в 1898 г. были приглашены наладить работу персидских таможен, таможенные тарифы (путём проведения русско-бельгийских секретных переговоров) были пересмотрены. В результате в 1903 г. был опубликован новый спецификационный тариф, ставший для англичан внезапным ударом под дых. Пошлины на все главные объекты русского импорта были значительно понижены (например, на сахар и нефть от 1.5 до 2,25%), в то время как продукты английского импорта подвергались огромному обложению (например чай от 25% до 100% стоимости). Эта мирная операция нанесла английской торговле удар, от которого она не могла оправиться до конца первой мировой войны.
Кроме этого, в обеспечение займов персидскому правительству, русские получили в собственность землю в Персии для строительства Энзели-Тегеранской, Хамаданской, Тавризской железных дорог и Энзелийского порта.
Авантюрист Лазарь Поляков основал "Товарищество промышленности и торговли в Персии и Средней Азии". Товарищество имело филиалы в Тегеране, Реште, Мешхеде и других городах. Им же в Тегеране было основано "Персидское страховое и транспортное общество", построена спичечная фабрика, получен контрольный пакет акций конки.
Брат Полякова получил концессию на учреждение банка, с правами на ссудные операции под залог ценных бумаг, векселей и товаров и проведение аукционов. Воспользовавшись финансовыми трудностями Поляковых, в 1894 г. банк приобрело российское Министерство финансов. Витте поставил перед банком четкую цель: содействовать "развитию активной торговле русских в Персии, сбыту туда русских фабрикатов, распространению среди персидского населения российских кредитных билетов, а равно вытеснению из Персии английских произведений". Так возник Учётно-ссудный банк Персии.
Плаванье в Каспийском море было фактической монополией пароходного Общества «Кавказ и Меркурий». Начав с одного парохода в 1856 году, к 1910-му Общество приобрело имущество крупнейших каспийских пароходств: компании «Надежда» и Куринско-Каспийского общества, а также волжского пароходства М.К. Кашиной (всего более 100 судов).
В 1914 основной капитал фирмы составлял 5,625 миллионов рублей, баланс – 30 751 565 руб. Общество владело 76 пароходами, рядом других судов, плавучим доком и 62 плавучими пристанями.
Пароходы «Русского Общества Пароходства и Торговли», совершали рейсы в Персидский залив.

В Басре было учреждено русское консульство, в Бушире стоял крейсер и казачий отряд.
Концессиями на рыбную ловлю в Каспии владели русские купцы.

Благодаря такой интенсивности и разносторонности русской интервенции, весь северный Иран превратился в сферу политико-экономического влияния России. Богатейшие провинции Персии - Гилян, Азербайджан, Хорасан - экономически были привязаны к Закавказью и Туркестану.
Попутно с ростом русского экономического влияния росло и влияние политическое.
Главным орудием этого влияния стала Персидская Его Величества шаха казачья бригада, организованная русскими офицерами и находящаяся под их же командованием.
Бригада номинально подчинялась персидскому военному министру, непосредственное руководство осуществлял русский посланник в Тегеране, на основании инструкций Военного министерства России. Командовал бригадой полковник русского Генерального штаба. Он же заведовал обучением персидской кавалерии и являлся советником шаха. Личный состав обучали русские офицеры-инструкторы и урядники, а лечил - русский военный врач. Повседневной формой служили русские папаха, сапоги и рубаха. Воинский устав был российский, русский язык подлежал обязательному изучению. Шах лично курировал бригаду, которая охраняла наиболее важные государственные учреждения. Помимо этого, в задачи бригады входила охрана шаха и высших должностных лиц Персии, караульная служба при консульствах, дипломатических миссиях, министерствах, арсеналах, отделениях банков, подавление беспорядков в стране и взимание налогов с населения. Под руководством русских офицеров, обучавших персидских казаков, бригада стала опорой трона и самым боеспособным регулярным соединением персидской армии. Финансовые расходы по содержанию бригады оплачивало персидское правительство.
В 1907 году было подписано англо-русское соглашение, подытожившее Большую Игру и раздел Персии. Оно же утихомирило «первую русскую революцию» и ознаменовало создание Антанты – блока Сердечного Согласия.
На момент подписания англо-русского соглашения командовал бригадой полковник Владимир Ляхов, который фактически был командующим Вооруженными силами Персии, в то время как Верховным главнокомандующим был сам шах.

В 1908 году Ляхов, обстрелял меджлис, и казнил нескольких революционеров, за что Мохаммед Али-шах назначил его генерал-губернатором Тегерана.
В период с 1907 по 1914 годы соперничество Англии и России в экономической сфере не ослабевало. Русские теснили англичан по всем фронтам. Рекордные годы для русской торговли 1913-1914. Размер импорта русских товаров в Персию достиг 62.2% всего персидского импорта, тогда как размер английского был всего 12,5%.
Памятная записка Сазонова от 22 марта 1915 года содержала согласие русского правительства на предоставление Англии ряда компенсаций. При этом, русское правительство лишь заявило, что в порядке уточнения границ между русской и английской сферами будут присоединены к русской сфере районы гг. Исфагана и Иезда, а также часть клина "нейтральной зоны", врезающегося между обеими "сферами" у Зульфагара.

В первой мировой войне Персия формально не участвовала. 1 ноября 1914 г. правительство шаха официально объявило о нейтралитете. Тем не менее, почти с самого начала и на протяжении всей войны территория Ирана являлась театром военных действий воюющих держав – Англии и России, с одной стороны, Германии и Турции – с другой.
В конце ноября 1914 г. турецкие войска вторглись в Иранский Азербайджан и заняли его западные районы. 14 ноября турецкая армия заняла Табриз. Уже в конце января 1915 г. русские войска ответили рядом успешных наступательных операций. 31 января 1915 г. Табриз был отбит. Одновременно с русскими в юго-западную область Ирана были введены английские войска.
Летом 1916 г. Персидская Его Величества шаха казачья бригада была переформирована в дивизию. Дополнительные расходы на ее содержание были возложены на русское (а с декабря 1917 г. - и на британское) правительство. Для поддержания порядка в Персии и борьбы с повстанцами с осени 1916 г. были сформированы входившие в дивизию: Ардебильский, Астрабадский, Гилянский, Зенджанский, Исфаганский, Казвинский, Карманшахский, Курдистанский, Луристанский, Мазандеранский, Мешхедский, Рештский, Тавризский, Тегеранский, Урмийский, Хамаданский, Хоросанский; Арагский отряды, стрелковый батальон, Конвойный взвод, Нестроевая команда Штаба дивизии. А также Кадетский корпус Персидской Е. В. шаха дивизии.
К началу 1917 года Иран был оккупирован почти полностью: весь север страны вплоть до Исфахана – Россией, южная часть – Англией. Часть западных районов оккупировали турки.

В сложившихся условиях торг с русскими по вопросу присоединения «нейтральной зоны» представлял для англичан, мягко говоря, непростую задачу. Однако, как известно, условия вскоре изменились.


Серия переворотов, известных под названием «великих русских революций», в корне изменили расклад.
Брест-Литовское перемирие убило сразу несколько зайцев.
Во-первых, сепаратный мир с немцами означал нарушение условий Антанты, выход из неё России и тем самым дезавуировал достигнутые договорённости по Проливам.
Во- вторых, «Декрет о мире» и последовавшая за ним декабрьская демобилизация русской армии убрали русские войска с фронта.
23 марта 1918 года вывод русских войск из Персии был завершен. Их позиции тут же занимали английские войска.

Были, однако, и Трудности. Скрытое или даже явное дезавуирование, оформленных в виде обещаний и заверений, соглашений о Проливах и фактическая оккупация Ирана – это одно, а разрыв действующих англо-русских соглашений 1907 года - это несколько другое.
Но нет таких крепостей, которые бы не взяли большевики. Уже 29(16) января 1918 года, ещё до окончания вывода русских войск грянуло:

ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ РСФСР ОБ АННУЛИРОВАНИИ ВСЕХ СОГЛАШЕНИЙ, НАПРАВЛЕННЫХ ПРОТИВ НЕЗАВИСИМОСТИ ПЕРСИИ.
Гражданин Посланник!
Ввиду того, что в среде персидского народа существуют сомнения относительно дальнейшей судьбы англо-русского соглашения 1907 года, я имею честь от имени Советского Правительства Российской Республики довести до Вашего сведения нижеследующее:
В точном соответствии с принципами международной политики, утвержденными 26 октября 1917 года Вторым Всероссийским съездом Советов, Совет Народных Комиссаров объявляет англо-русское соглашение 1907 года, как направленное против свободы и независимости персидского народа, раз и навсегда расторгнутым. Равным образом объявляются со стороны Совета Народных Комиссаров недействительными и утратившими всякую силу все, как предшествовавшие указанному, так и последовавшие, соглашения, которые в каком бы то ни было отношении ограничивают или стесняют права персидского народа на свободное и независимое существование.
Поскольку еще не удаленные с персидской территории русские войска причиняют какие-либо притеснения персидскому народу, я прошу Вас верить, гражданин Посланник, что это происходит против нашей воли и объясняется либо темнотой части солдат, либо злой волей контрреволюционного элемента командного состава.
Советская власть предпринимает со своей стороны все меры к тому, чтобы освободить Персию от старых агентов царизма и империалистической буржуазии, которые являются одинаково врагами как персидского, так и русского народа. Все русские граждане, виновные в незаконных или насильственных действиях против персидских граждан, будут нами наказаны по всей суровости законов революции.
Советская власть сделает со своей стороны все, что от нее зависит в области международных отношений, чтобы добиться полного очищения Персии также и от турецких и английских войск. Мы горячо надеемся, что наступает эпоха, когда народы заставят свои правительства положить предел насилиям над персидским народом и что этот последний получит возможность свободно развивать свои силы на своей земле.
Во всяком случае, Совет Народных Комиссаров считает для себя допустимыми только такие отношения с Персией, которые основаны на свободном соглашении и на взаимном уважении народов.

«Известия» от 29 (16) января 1918 г.

Тем не менее, Трудности на этом не закончились - правительство большевиков пока ещё ни одним государством не было признано. В том числе и Персией. Персия признала Советы лишь в декабре 1918 года. Да и то: признать-то признала, а советской дипломатической миссии во главе с И.И.Коломийцевым аккредитации не дала.
В русской миссии продолжал работать русский посол фон Эттер, хана по-прежнему охраняла Персидская казачья дивизия, непосредственное руководство которой осуществлял русский посланник в Тегеране. Части дивизии вплоть до начала 1920 г. патрулировали побережье Каспийского моря. В конце 1917 г. в персидском порту Энзели подразделениями дивизии был окружен и выдворен восвояси большевистский десант, прибывший с целью советизации Персии.
Присутствие русских было отнюдь не эфемерным и персы, глядя на заманчивые предложения большевиков, переминались с ноги на ногу.
Само собой, с подобным положением вещей англичане мириться не могли – под их давлением осенью 1920 г. шах заключил с британским правительством договор о замене всех русских чинов дивизии английскими инструкторами. Все русские офицеры были уволены, а командование дивизией было передано «иранским военным».
Генерал Реза-хан, будущий шах Ирана Резо Пехлеви, начал свою военную карьеру, как рядовой Персидской казачьей бригады и дослужился в ней до генерала. В ноябре 1920 года Персидская Е. Е. шаха дивизия была расформирована.
С другой стороны, товарищи тоже не сидели, сложа руки. В советской литературе для дураков, их кипучая деятельность описывается так:

В 1918 г. английские войска оккупировали Иран. Широко применяя силу, угрозы и подкуп, оккупанты свергали неугодные правительства или сменяли отдельных министров и создавали покорные им кабинеты.
Проанглийское правительство Ирана прервало, начавшиеся было в Петрограде переговоры между НКИД и иранским послом. Тем не менее Советское правительство не оставило своих попыток вступить в непосредственные отношения с Ираном. В июле 1918 г. в Тегеран была отправлена дипломатическая миссия во главе с И. О. Коломийцевым. Иранское правительство отказалось ее признать, несмотря на то, что само Советское правительство оно признало еще в декабре 1917 г. Иранское правительство продолжало сноситься с прежним, царским посланником, хотя Советское правительство давно отстранило его от должности.
Английские империалисты не только подавили национально-освободительное движение в этой стране, но и превратили ее в базу для действий против Советской России. Летом 1918 г. из Ирана началось наступление английского генерала Денстервиля на Баку и генерала Моллесона в Туркмению. С территории Ирана англичане планировали осуществить захват Закавказья, и прежде всего Баку. Из Ирана же они снабжали по Каспийскому морю через Гурьев армии Колчака, содействовали организации связи между Колчаком и Деникиным.
26 июня 1919 г. Советское правительство направило обращение к правительству и народу Ирана. Напомнив о своей ноте от 14 (27) января 1918 г., где были изложены принципы политики Советской России по отношению к Ирану, Советское правительство изъявляло готовность аннулировать все платежи Ирана по долговым обязательствам перед царским правительством, отказаться от всякого контроля над государственными доходами Ирана - таможенными, телеграфными, почтовыми и т. п.,- который осуществляли царское и английское правительства на основе взаимного сговора. Советское правительство объявляло Каспийское море свободным для плавания иранских кораблей, а также заявляло о прекращении действия всех русских концессионных прав, как государственных, так и частных. Оно заявило о безвозмездной передаче в собственность иранского народа русского Учетно-ссудного банка Ирана со всеми принадлежавшими ему ценностями. В собственность иранского народа передавались также безвозмездно все железные и шоссейные дороги, построенные царской Россией в Иране, портовые сооружения в Энзели, все принадлежавшие России почтовые и телеграфные линии. Вознаграждение от иранского правительства должны были получить только рабочие и служащие вышеперечисленных учреждений. Объявлялись отмененными все привилегии для русских граждан. Советская Россия отказывалась от вмешательства в организацию иранских вооруженных сил и т. д. Это был полный разрыв с политикой империализма и колониализма, которой противопоставлялась совершенно новая политика социалистического государства,, основанная на принципах интернационализма и самоопределения наций, признания равноправия всех народов. В обращении указывалось, что "настоящий шаг Российского Советского Правительства открывает новую эру в истории взаимоотношений России и Персии
Политика Советского государства в отношении зависимых и угнетенных народов была вызовом колониальным державам и их грабительской политике. Английские оккупационные власти и действовавшее по их указке иранское правительство скрыли обращение Советского правительства от иранского народа.
20 мая 1920 г. иранское правительство под давлением народного движения направило ноту Советскому правительству, в которой сообщало, что согласно выслать в Баку и Москву делегации для ведения переговоров с советскими властями. Советское правительство незамедлительно ответило, что готово начать переговоры. При этом оно заявило, что и в новых условиях оно повторяет свои прежние предложения
Народное движение против оккупантов и за установление отношений с Советской страной оказалось сильнее английских интриг. Иранское правительство, наконец, должно было вступить в переговоры с РСФСР. В ноябре 1920 г. в Москву прибыл для переговоров о заключении договора чрезвычайный посол Ирана Мошавер оль-Мемалек.
Вскоре в Тегеране произошел государственный переворот. В нем большую роль сыграл Реза-хан, впоследствии ставший шахом, а в то время командовавший полком казачьей бригады, когда-то организованной по просьбе шаха русским правительством. В результате этого переворота 21 февраля 1921 г. к власти в Иране пришло правительство Сеид Зия эд-Дина, являвшегося английским агентом. Но и он не смог помешать заключению советско-иранского договора, текст которого уже был согласован. 26 февраля советско-иранский договор был подписан в Москве.

Если отжать из этого текста советский пропагандистский мусор, в сухом остатке получим следующие факты:

1. К осени 1919 года Иран фактически превратился в английский протекторат.

2. 21 февраля 1921 г. к власти в Иране пришло правительство Сеид Зия эд-Дина, являвшегося английским агентом.

3. 26 февраля в Москве с английским агентом, руководившим «фактическим британским протекторатом» Советами был подписан Исторический Договор.

К договору мы ещё вернёмся, а пока отметим, что на решение животрепещущей Персидской Проблемы были брошены практически все основные силы большевиков.

В персидской свистопляске гарцевали и Джугашвили, и Орджоникидзе, и Наримановы, и участник Брест-Литовского спектакля Караханян, и прибывший из Лондона Чичерин, и даже убивший Мирбаха «Яков» «Блюмкин», записавшийся в компартию Ирана под номером "2". Кто был под номером "1", не знают до сих пор.
В общем, это целая история, вплоть до создания на севере Ирана «Социалистической Гилянской республики».
Здесь же отметился и прибывший из английского плена и сдавший англичанам русские корабли Раскольников, и даже Сергей Есенин и Велимир Хлебников, назначенный в новоиспечённой «республике» министром культуры.
Однако всего этого оказалось недостаточно.
И тогда англ…, гха-хм, советское правительство выставило на фронт тяжёлую артиллерию Резерва Главного Командования – для переговоров и подготовки Исторического Договора, из Лондона был вызван и направлен послом в Персию кадровый сотрудник министерства обороны и министерства иностранных дел Великобритании, по совместительству старейший член партии большевиков – Теодор Ааронович Ротштейн. 15 ноября 1920 года Политбюро ЦК РКП (б) утвердило кандидатуру Ротштейна на должность представителя Советской России в Иране. Чичерин, в представлении в Политбюро на Ротштейна, отмечал, что «он хорошо разбирается в мировой политике Англии, особенно глубоко в англо-персидских отношениях, и хорошо знает современную историю Ирана». Перечислив все положительные качества кандидата, наркоминдел подытожил представление словами: "Среди наших товарищей ему нет равных"

(Г.Чичерин - Н.Крестинскому. 14.11.1920 // Коллекция документов РГАСПИ)

.

Даже беглый обзор биографии «Фёдора» «Аароновича» позволяет согласиться с Чичериным – равных Ротштейну среди «товарищей» было действительно не много.
Родился Фёдор-Теодор 14(26) февраля 1871 года в Ковно, в семье аптекаря. Будучи гимназистом в Полтаве, связался с местным кружком народовольцев, и рано ли, поздно ли, попал в поле зрения полиции. Двери университета перед ним с треском захлопнулись , и молодой Теодор в 1890 году эмигрировал к дальним родственникам в Англию. Там «русским революционерам» получать образование не возбранялось. Вплоть до 1920 года Ротштейн прожил в Англии, став крупным функционером и теоретиком английского социалистического движения.
В 1895-1911 годах он член британской Социал-демократической федерации (с 1907 - Социал-демократическая партия), причём в 1901—1906 годах входил в её исполком. Вот здесь список его творческого наследия.
Там и «Этика сексуальных отношений», и «Сексуальная этика и болтовня», и биография Цицерона.
В 1901 году Ротштейн, при всех своих прочих регалиях, вступил и в РСДРП, а после "Лондонского Раскола - 1903" примкнул к большевикам. Во время пребывания в Лондоне в 1902-1903 годах Ленин почти ежедневно встречался с Федором Аароновичем в читальном зале Британского музея. Иногда заходил к Ротштейну домой, и вовремя бесед, на коленях у Ленина неизменно сидела маленькая дочка Ротштейна Наташа.

Конечно, лирикой и беседами дело не ограничивалось. Ротштейн был звеном в цепи в одной из схем финансирования партии большевиков. Например, в 1907 году для проведения Vсъезда Ротштейн организовал большевикам заем у предпринимателя Джозефа Фелса.
В 1908 –м году гонимый по свету Владимир Ильич писал в Лондон слёзные письма:


Дорогой товарищ,

Два с половиной - три месяца назад в Финляндии, я получил ваше письмо с напоминанием о задолженности, которое я передал в ЦК. В настоящее время "финский разгром" заставил меня переехать в Женеву, что потребовало значительного времени и усилий. Сегодня один из товарищей здесь сказал мне, что Вы настойчиво напоминаете о долге и о том, что англичанин даже угрожает публикацией в прессе (!) И др.
Я должен немедленно написать еще раз в Россию, чтобы сказать, что долг должен быть погашен. Но, вы знаете, это очень сложно сделать это сейчас! Финский разгром, аресты многих товарищей, захват документов, необходимость удаления типографий и необходимость отправить многих товарищей за рубеж, все это повлекло тяжелые и непредвиденные расходы. Финансовое положение партии становится все более жалким, потому что сказалась привычка работать нелегально в течение двух лет и вся легальная и полулегальная деятельность была "испорчена" Секретные организации должны быть организованы почти заново. Это обходится в кучу денег. Все интеллектуальные, мещанские элементы отказывают партии, исход интеллигенции огромен.
Следует объяснить англичанину, что условия во время второй Думы, когда был сделан заём, весьма отличаются от нынешних, и что партия будет, конечно, выплачивать свои долги, но невозможно, немыслимо требовать этого сейчас, что было бы ростовщичеством, и так далее.
Мы должны убедить англичанина. Вряд ли он сможет получить деньги. И поднятие шума приведёт его в никуда.
Если я не ошибаюсь, члены фракции подписали обязательства как отдельно, так и за фракцию в целом тоже.
Всего самого наилучшего.

С уважением,
Н. Ленин

Слово Ильич сдержал - вексель был оплачен в 1918 году по его личному распоряжению.
После создания в 1911 Британской социалистической партии, Ротштейн возглавил её левое крыло.Что это означает - достаточно хорошо описано в литературе.

В начале XX века болото лондонской «русской политической эмиграции» - этот золотой фонд «русских революционеров» - насчитывало около пяти тысяч человек, и Ротштейн там был весьма значительной фигурой. Именно он опекал в Лондоне Валаха-Литвинова, Майского, Керженцева и многих других, включая Якова Петерса. Ротштейн находился в тесном контакте и с

Русской службой ВВС

«русским революционером-народником» С. Степняком-Кравчинским и возглавляемым им «Фондом вольной русской прессы».
В друзьях у Ротштейна был английский кадровый разведчик Брюс Локкарт. Литвинов по просьбе Ротштейна написал Локкарту рекомендательное письмо для Троцкого.
Первую мировую войну Ротштейн встретил, работая «переводчиком с русского» в британском военном министерстве и министерстве иностранных дел. В известной беседе с Михаилом Муллером, Ротштейн вспоминал некоторые «курьёзные эпизоды»:

В связи с журналистской деятельностью у меня произошел в 1916 году курьезный эпизод. Однажды утром, когда я сидел у себя наверху и, как обычно, работал, внизу у входной двери раздался звонок. Я подумал, что это почтальон или посыльный из редакции и продолжал работать. Вдруг с лестничной площадки послышался голос жены: "Фред, это к тебе пришли". Ничего не подозревая, в халате и домашних туфлях я спустился вниз и увидел в прихожей пожилого полицейского. Это был констебль из Скотланд-Ярда. Я с изумлением взглянул на него, послышался вопрос: "Вы мистер Ротштейн?" И когда я утвердительно кивнул головой, он продолжил: "По предписанию моего начальства, я должен вас арестовать и препроводить в арестный дом". "Ничего себе", - подумал я, и в глазах у меня стало темнеть, но тут же взял себя в руки и сказал: "К сожалению, я сейчас болен и не выхожу на улицу". "Ну что ж, - добродушно отреагировал полисмен, - когда выздоровеете, пожалуйста, сами явитесь в Скотланд-Ярд", - и дал мне подписать бумажку. Когда полицейский ушел, я прежде всего успокоил жену и стал соображать, что делать. Сначала надо было разобраться, за что мне определили такое наказание. Ломая над этим голову, я вспомнил, что еще в начале 1916 года получил предупреждение от цензурного комитета за напечатанную в газете "Апил" статью с призывом прекратить войну. Кроме того, сравнительно недавно в "Дейли Ньюс" была напечатана моя статья с критикой военного министерства. По законам военного времени за это полагалось до 6 месяцев тюремного заключения. Такая перспектива меня никак не устраивала, и я решил позвонить в Манчестер мистеру Скотту, который был владельцем и главным редактором либеральной газеты "Манчестер Гардиан". Кроме того, Скотт был личным другом премьер-министра Ллойд Джоржа и моим непосредственным боссом. Когда я до него дозвонился и изложил суть дела, то первое, что он меня спросил, - откуда я ему звоню? И когда узнал, что из дому, прокричал в трубку: "Очень хорошо, не выходите из дому, я завтра буду в Лондоне". На следующий день Скотт прибыл в Лондон утренним поездом и сразу направился в резиденцию премьер-министра. Через полчаса они вместе с Ллойд Джоржем вышли, пересекли улицу и вошли в Скотланд-Ярд. Там Ллойд Джорж попросил у переполошившегося начальника показать ему ордер на арест мистера Ротштейна и собственноручно разорвал его. Так закончилась эта трагикомичная история. Правда, потом милейший мистер Скотт еще долго ворчал, упрекал меня в неосмотрительности. Что касается моей тогдашней политической деятельности, то я должен сказать, что сыграл не последнюю роль в создании Британской коммунистической партии.

В октябре 1920 года в Москве Ротштейн развлекал и повсюду сопровождал прибывшего в Москву старинного лондонского знакомого Герберта Уэллса.
Вот такой замечательный человек готовил Исторический Договор с «агентами английского империализма».

Советско-иранский договор 1921 г. имел величайшее значение для взаимоотношений двух соседних стран. Веками угнетавшийся иранский народ впервые вздохнул свободно. Он безвозмездно получил от Советского правительства огромное имущество и ценности. Добровольный отказ Советского правительства от всех привилегий и концессий, которыми располагала Россия в Иране,- это был акт, ранее неслыханный в практике отношений между великой державой и малым государством.
Советско-иранский договор 1921 г. был серьезным ударом по империализму с его колониальной системой

«Всэ были паражэны», да
Договор действительно был неслыханным. В американской прессе прокатилась волна недоумения. Американский журнал «The Nation» от 03.06.1921 г. писал:

Россия пожинает теперь в Персии плоды ее политики самопожертвования, ибо она отказалась от всего – от концессий, дорог, телеграфов, банков, не прося ни пенса вознаграждения за убытки….

Удивляться было чему. Вот он тот самый удивительный документ, осенённый рукой Мастера:

Российское Советское Правительство заявляет о своем отказе от участия в каких бы то ни было мероприятиях, клонящихся к ослаблению и нарушению суверенитета Персии, и объявляет отмененными и потерявшими всяческую силу все конвенции и соглашения, заключенные бывшим Правительством России с третьими державами во вред Персии и относительно ее.
<.....>
Hе желая пользоваться плодами захватной политики бывшего Царского Правительства России, отказывается от пользования островами Ашур Ада и другими островами, расположенными у побережья Астрабадской провинции Персии возвращая вместе с тем Персии местечко Фирузе и окружающие его земли, уступленные Персией России по Соглашению 28 мая 1893 года.
<.....>
Российское Советское Правительство заявляет о своем полном отказе от той финансовой политики, которую вело на Востоке Царское Правительство России, снабжавшее Персидское Правительство денежными средствами не ради содействия хозяйственному развитию и процветанию персидского народа, а в видах политического закабаления Персии. Российское Советское Правительство отказывается поэтому от всяких прав на займы, предоставленные Персии Царским Правительством, и объявляет таковые займы недействительными и не подлежащими оплате. Оно отказывается от всех требований на пользование теми государственными доходами Персии, коими гарантировались сказанные займы.
<....>
Российское Советское Правительство, в соответствии с провозглашенным им отрицанием колониальной политики капитализма, служившей и служащей причиной неисчислимых бедствий и кровопролитий, отказывается от использования финансовых предприятий царской России, имевших целью экономическое закабаление Персии. Оно передает поэтому в полное владение персидского народа денежные суммы, ценности и вообще актив и пассив Учетно-Ссудного Банка Персии, а равным образом движимое и недвижимое имущество означенного банка, находящееся на территории Персии.
<....>
Российское Советское Правительство безвозмездно передает в полную собственность персидского народа следующие русские сооружения:
а) шоссейные дороги Энзели - Тегеран и Казвин - Хамадан со всеми относящимися к этим дорогам землями, постройками и инвентарем;

б) железнодорожные линии Джульфа - Тавриз и Софьян - Урмийское
озеро со всеми постройками, подвижным составом и другим имуществом;

в) пристани, товарные склады, пароходы, баржи и другие транспортные средства на Урмийском озере, со всем относящимся к ним имуществом;

г) все выстроенные бывшим Царским Правительством в пределах Персии телеграфные и телефонные линии со всем имуществом, зданиями и инвентарем;

д) порт Энзели с товарными складами, электрической станцией и другими постройками.

<....>
Исходя из этого соображения, что, в силу провозглашенных в ст. I настоящего Договора принципов, утратил также силу и Мирный трактат, заключенный между Персией и Россией в Туркманчае 10-го февраля 1828 года, ст. VIII коего лишала Персию прав иметь флот на Каспийском море, обе Высокие Договаривающиеся Стороны
согласны, что с момента подписания настоящего Договора они будут в равной степени пользоваться правом свободного плавания по Каспийскому морю под своим флагом.
Российское Советское Правительство, торжественно отказавшись от пользования экономическими привилегиями, основанными на военном преобладании, объявляет недействительными также и все прочие кроме перечисленных в ст. ст. IX и X концессии, вынужденные у Правительства Персии бывшим Царским Правительством для себя и для своих подданных. Оно с момента подписания настоящего Договора возвращает персидскому народу в лице Правительства Персии все сказанные концессии, как приведенные в исполнение, так и не приведенные, и земельные участки, полученные на основании этих концессий.
<....>
Российское Советское Правительство, исходя из провозглашенного им принципа свободы религиозных верований, желает положить конец миссионерской религиозной пропаганде в странах Ислама, имевшей скрытой целью политическое воздействие на народные массы и поддерживавшей этим путем хищнические интриги царизма. Оно объявляет поэтому закрытыми все религиозные миссии, учрежденные в Персии бывшим Царским Правительством, и примет меры к недопущению впредь посылки в Персию из России таковых миссий.
Земли, постройки и имущества Православной Духовной Миссии в Урмии, равно как все имущество других учреждений этого рода, российское Советское Правительство безвозмездно передает в вечное владение персидскому народу в лице Правительства Персии.

Учинено в гор. Москве 26 февраля 1921 года

Все русские достижения за полуторавековой период были слиты единым росчерком английского пера: «Учинено в гор. Москве 26 февраля 1921 года.»
Последующее 30 - летнее правление в Иране Резо Пехлеви ознаменовалось дичайшей русофобией, гонениями на русских и запретом русского языка.

Ну а Ротштейн, после того, как мир был удивлён, поскакал по советской феодальной лестнице в небо - член Коллегии Народного комиссариата иностранных дел (1923-1930), ответственный редактор журнала «Международная жизнь», Действительный Член Социалистической (с 1924 - Коммунистической) академии (1922-1926), Член президиума Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН; 1922-1926), первый директор института мирового хозяйства и мировой политики (1925-1927), член Главной редакции Большой советской энциклопедии (1-е изд.; с 1927 по 1945), действительный член АН СССР (1939), кавалер ордена Ленина и Трудового Красного знамени и прочая, прочая, прочая.
Благополучно пережил Сталина и скончался в Москве 30 августа 1953 года. Однако, судя по всему, дело усопшего Академика живёт.
Тому же Муллеру Ротштейн хвастался детишками: "Здесь вы видите двух мальчиков в бойскаутской форме - это мои сыновья Андрюша и Женя."

Эндрю Ротштейн вырос из скаутских коротких штанишек, закончил Оксфорд, и поскольку был по языку, воспитанию и культуре англичанином, стал многолетним руководителем Коммунистической партии Великобритании и преподавателем кафедры славистики Лондонского университета. По совместительству работал корреспондентом ТАСС и почетным доктором Московского университета.
Даже в 1989 году 90-летний маразматик бубнил: «Коммунизм победит во всем мире».

Впрочем, не надо думать, что от Ротштейнов русским достались одни только гадости.
Доча , сидевшая на коленках у Ленина, оставила в наследство аборигенам лучик света Просвещения




Александр Каминский
http://a-kaminsky.livejournal.com


0.25328302383423