06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
Архив материалов
 
Грядущий французский крах

 Левые во Франции провалятся. Так же, как и правые либералы в Испании. Ждите волны усиления националистов и приверженцев «железной руки», а также – краха Еврозоны

Последние события во Франции и Испании позволяют сделать вывод: нас ждет оглушительный провал как социалистов-левых, так и хрестоматийных неолибералов. Испания станет нью-Грецией, а к ней неминуемо подтянутся Франция плюс Италия. Европейские «элиты» ничего не могут сделать с кризисом. И это неотвратимо приведет к поляризации обществ.

Европа, как и весь Запад, будет втягиваться в полосу неототалитаризма. Причем крах Франции сыграет тут практически решающую роль. А попытки стимулировать экономику и элементарно выжить повлекут за собой переход на национальные валюты.

ГРЯДУЩИЙ ФРАНЦУЗСКИЙ КРАХ
Франция проголосовала за социалиста Олланда-Голландца (Hollande). Тем самым большинство французов выступила против европейской политики сокращения госрасходов и социальных программ. Олланд ратует не за «затягивание поясов», а за политику стимулирования экономики – чтобы увеличить национальный продукт. Именно с этой целью он намерен ввести драконовские налоги на личные доходы (75% на тех, кто получает более миллиона евро в год, 45% - на тех, кто получает свыше 450 тысяч). Логика проста: не хочешь платить такие налоги на ЛИЧНЫЕ доходы – инвестируй деньги в производство и новые рабочие места. 


И социалист-Голландец прав. Но лишь отчасти. Прав потому, что политика затягивания поясов и увеличения налогов на личное потребление могла бы дать эффект в Европе 1930-го или даже 1979-го годов, но никак не в нынешнем ЕС. Ибо в прежней Европе страны и народы по максимуму производили все самостоятельно. Не только продовольствие, автомобили, самолеты и станки, но и потребительские товары, и тучу всяких комплектующих, и электронику, и сталь, и изделия химпрома. То есть, весь спектр товаров. А теперь огромная доля европейской индустрии вынесена в Китай, где производить якобы выгоднее. Именно это и играет самую роковую роль, предугатавливая европейцам тоталитарное будущее. 


Итак, в старой, индустриальной Европе снижение госраходов и социальной нагрузки вело бы к оживлению ИМЕЮЩЕЙСЯ промышленности и к постройке новых заводов и фабрик. В Европе же  те же шаги приводят только к падению нездорово-потребительской экономики, к снижению совокупного спроса, к дальнейшему обнищанию людей – и к политическим потрясениям.
В этом Олланд прав. А вот дальше он неправ. Почему? Что толку строить во Франции (как обещает Олланд) новые дороги, провинциальные аэропорты и торговые моллы, коли вокруг нет работающих производственных заведений? Коли богатые, даже получив налоговое стимулирование, примутся вкладывать деньги в Китай, где и в ближайшие годы что-то производить – намного выгоднее, чем на Западе? Ведь чтобы экономика поднялась, а «пирог» национального продукта увеличился, нужно восстанавливать в стране заводы/фабрики, создавая миллионы качественных рабочих мест. Однако как это сделать? Ведь мировой рынок наводнен товарами из Китая и Азии. Что должна делать новая французская промышленность? Автомобили, электроника, одежда, обувь – все это уже есть на рынке в громадном числе, из Китая. Производить дешевле и лучше Франция не сможет. Да и сделать рабочую силу такой же дешевой, как и в КНР, она также не в силах. Несмотря на удорожание рабочих рук и мозгов в Китае, пройдет еще не одно десятилетие, пока китайцы приблизятся к европейскому уровню дороговизны труда.
Значит, французам ради спасения объективно нужно делать две вещи. 


Первое - ради появления новых промпредприятий у себя дома и создания рентабельности производства вводить протекционистские таможенные барьеры, выходить из ВТО, силой сокращать непроизводительные расходы на социальные пособия миллионам бездельников, загонять «рублем и кнутом» миллионы «постиндустриальных трутней» на фабрики. Кроме того, новая индустриализация требует игры курсом валюты и учетными ставками, выдачи ГОСУДАРСТВЕННЫХ беспроцентных кредитов под приоритетные проекты развития – проекты государственные и частно-государственные. А это значит, что французам придется отказываться от евро, возрождать франк, брать под контроль центральный банк и составлять планы экономического развития – как в 1930-е. 


Вы представляете, какие потрясения в ЕС вызовет выход Франции из зоны евро, введение протекционизма и отказ от членства в ВТО? Это будет попросту развал Еврозоны, начало краха ВТО.
Но это – только часть дела. Одновременно придется создавать принципиально новые товары и виды техники, которые можно предложить мировому рынку. Ведь внутренним рынком французы не обойдутся: слишком мал. Колоний-то у Франции больше нет, нет прежнего расширенного рынка сбыта. А принципиально новые товары – это создание по сути новой цивилизации, вложения огромных средств в фундаментальные и прикладные исследования, в опытные проекты, в образование и науку. Сделать из можно, только отбирая деньги у содержания миллионов граждан, привыкших сидеть на социальных пособиях.
Вот почему мы смело предрекаем крах администрации Олланда. Она не сможет пойти на столь радикальные шаги. Не хватит ни смелости, ни времени. Это ж надо быть Сталиным, Рузвельтом, Франко, Гитлером и Ли Куан Ю в одном лице. Олланд в такой роли? Не смешите нас. Да и власти Евросоюза будут мешать на каждом шагу. 


А потому политика социалистов по «стимулированию экономики» кончится самым пагубным для экономики фиаско. И усилением Нацфронта М.Ле Пен. Провал социалистов во Франции (как и везде) приведет к победе так называемых правых (хотя это название давно устарело). Вернее будет правизна в политике, левизна и кейнсиантство – в экономике. Социально-экономический крах Франции неизбежно вызовет цепную реакцию во всей Европе.

ТЯЖЕЛЕЙШЕЕ НАСЛЕДИЕ
Мой знакомый банкир, недавно побывавший во Франции, вернулся в ужасе. Половина белого французского населения – вырожденцы, не желающие работать. Несмотря на кризис, они, не имея нормальных источников дохода, берут кредиты и тратят их на туристические поездки и на покупку всяких «гаджетов». На вечный «отдых» и потребление. И совершенно не задумываются над тем, как возвращать эти ссуды. Добавим к белым трутням еще и афро-азиатских иммигрантов, сидящих на социальных пособиях. На круг – более половины людского балласта, который имеет право голоса и не пожелает по доброй воле расставаться с социальной «холявой». Кстати, партия Марии Ле Пен играет как раз на чувствах тех французов, которые не хотят содержать на счет своих налогов ораву «постиндустриальных» бездельников и низкоквалифицированных мигрантов. 


Чтобы демонтировать полностью обанкротившуюся европейскую модель «социального государства» во Франции и провести новую индустриализацию, потребуется силой подавить половину электората. А это может сделать только крайне жесткая, националистическая власть. Только она сможет перенаправить социальные расходы с содержания стариков и мигрантов на поддержку рождаемости в семьях коренных французов. Классический правый либерализм тут бессилен: капиталистам нужна поддержка низов. И тут потребуется именно органическое (тоталитарное) устройство, которое совмещает капитализм с разумным социализмом. А это – Третий путь, новый вариант все того же фашизма. Каковой не только забастовки запрещал, но и капиталистов жестко обуздывал, принуждая их вкладывать деньги в новые рабочие места и в соцпакеты для РАБОТАЮЩИХ. 


ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ
Параллельно с корчами Франции социально-экономические бедствия будут усугубляться в Италии и Испании. Испания, где к власти в декабре 2011-го пришли классические либералы-капиталисты Мариано Рахоя, тоже проводит политику затягивания поясов и сокращения госраходов, попав в ту же самую ловушку деиндустриализации, что и французы, и прочие западники. С теми же эффектами. Уже видно, как в Испании начинается молодежный массовый протест. Да где! В Барселоне – столице Каталонии, выступающей за отделение от Испании. Причем если правительство Рахоя сокращает госрасходы, то бунтующая молодежь требует их увеличения. Так что и Испанию ждет веселенькое будущее. То, что мы написали по поводу Франции, можно смело перенести на Испанию.
Италия – тот же эффект.

А там уж и Германия подтянется. Прочитайте добротную, насыщенную графиками и статистикой книгу Тило Саррацина «Германия: самоликвидация». И он говорит о том же самом, только уже для немецкого случая. Потому рано или поздно в Германии поднимется новый национал-социализм.
Причем это будет потом. А сначала Европу ждет усиление либерального маразма, который максимально осложнит будущее и сделает грядущий приход тоталитаризма крайне жестоким. Европа полыхнет так, что мало не покажется.

ЦЕНА ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО СЛАБОУМИЯ И ТОЛЕРАСТИИ
Дело в том, что все, здесь обрисованное, европейские «элиты» понимать не желают. Их толерантность и политкорректность, доведенные до маразма, запрещают даже обсуждать сии проблемы. Расправа над Саррационом, написавшим довольно нейтральную книгу – тому подтверждением. А что ждет корабль, получивший пробоину, но на котором обсуждение самого факта пробоины – под запретом? Где все на капитанском делают вид, будто ничего не случилось? Правильно: катастрофа.
Продолжается и экономический маразм. Европейские верхи и «ученые» продолжают повторять маразматические выкладки постиндустриализма. Мол, неважно, что обувь (электроника) производится в Китае. Ведь штука товара там обходится в 5 евро, а в ЕС продается за 50 евро. Так что, мол, все хорошо: 95% добавленной стоимости все равно производится на Западе. 


Видимо, это уже крайняя форма бухгалтерского маразма постиндустриальных кретинов-либералов. Они, видимо, деньги собрались есть. У них весь мир – в финансовых отчетах. А между тем, здравое размышление дает совершенно иную картину. Если товар (ботинки или мобильный телефон) производится в самой Европе и продается за те же 50 евро в магазине, то поток денег от продажи «размазывается» более или менее равномерно, давая доходы и инженерам, и рабочим, и всем, кто с ними связан. Это создает совокупную платежеспособность народа и обеспечивает доходы бюджетов всех рангов. Кроме того, работающая промышленность обеспечивает работу науке и образованию у себя дома. 


Если же товар дешево делается в Китае и продается с накруткой в сотни процентов, то огромный приток средств концентрируется только в узком кругу корпоратократов (владельцев брендов), у банкиров (кредиторов корпораций и хранителей их денег) и у торговцев. Основной массе европейцев не достается ничего. Наличие огромной массы денег (заработанных на китайском производстве) у узенькой группы лиц побуждает их тратить прибыли на свое сверхпотребление, на финансовые бесплодные спекуляции и построение фондовых пирамид, на новые вложения в тот же Китай. В итоге КНР, получая рабочие места и технологии, развивается и усиливается. А Европа – превращается в край неквалифицированных, малодетных люмпенов, отягощеный госдолгами, с деградирующими наукой и образованием.


М. Калашников

http://m-kalashnikov.livejournal.com/1262894.html#cutid1


0.1974458694458