17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
«План Б» по свержению президента Уго Чавеса

Первоначальный оптимизм венесуэльской оппозиции в связи с избранием Энрике Каприлеса единым кандидатом в президенты сменился разочарованием. Он оказался не в состоянии поднять рейтинг популярности у электората даже на фоне частых отлучек Уго Чавеса на Кубу для лечения ракового заболевания. По майским опросам, Каприлес стабильно отстаёт от конкурента на 28-30 % голосов. При таком раскладе Чавес без каких-либо сложностей победит на выборах 7 октября с.г. Иностранные советники, которые определяют стратегию и тактику кампании, рекомендовали Каприлесу беспощадно критиковать Чавеса, не слишком заботясь об аргументации. Самое главное - вызывать негативные эмоции в отношении «авторитарного правителя», который ведёт страну к коммунистической диктатуре кубинского или северокорейского образца. 

Рекомендации не помогли. На выпады Каприлеса в адрес Чавеса массовый избиратель не откликнулся. Утверждения типа «за 14 лет страна ничего не добилась» - выглядят беззубыми, примитивными и далёкими от действительности. При этом сам Каприлес настолько уязвим по личным, отнюдь не выдающимся, качествам и настолько ненадёжен политически (он ультраправый, но подаёт себя как левоцентриста), что не может решиться на полномасштабную публичную конфронтацию с Чавесом. Обречённость Каприлеса как соперника Чавеса вынуждает его покровителей и кураторов из США, Израиля и Испании отказываться от схем традиционной «демократической конкуренции», делать ставку на «План Б» - силовой вариант смены власти в Венесуэле. В апреле 2002 года он не сработал, народ вернул Чавеса в президентский дворец Мирафлорес. Сейчас, десять лет спустя, в модернизированном виде «План Б» может быть применён с большей гарантией на успех. Империя огнём и мечом насаждает «новый порядок» без реального сопротивления мирового сообщества и международных организаций. Почему бы не повторить этот успешный опыт в Латинской Америке, «демократизируя» Венесуэлу? 

Если в 2002 году ставка делалась на использование массовых оппозиционных манифестаций и провокации со снайперским огнём по демонстрантам, то в 2012 году особые надежды возлагаются на «колумбийскую составляющую» заговора. Каприлес и его советники зачастили в Колумбию, обсуждая план кампании не только с «президентом на час» Педро Кармоной (возглавлявшим переворот 2002 года) и бывшими венесуэльскими офицерами, которые скрываются от боливарианских властей, но прежде всего с ультраправыми политиками и отставными колумбийскими генералами. 

Среди партнёров Каприлеса в Колумбии выделяется экс-президент Альваро Урибе, который по заданию наставников из Вашингтона все восемь лет нахождения на президентском посту вёл против Чавеса подрывную работу, создавая условия для изоляции «боливарианского режима» в Западном полушарии. Президентские выборы в Венесуэле предоставили Урибе новую возможность услужить вашингтонским покровителям, создать условия для прямого вмешательства США и свержения Чавеса.

Отрабатывать вашингтонский хлеб Урибе вынужден и потому, что в самой Колумбии его личное положение весьма шатко. Его бывшим соратникам вменяется широкий спектр преступлений: убийства ни в чём не повинных людей, которых выдавали за партизан с целью получения денежных премий; организация террора против профсоюзных, студенческих, индейских и религиозных деятелей; осуществление незаконного электронного контроля над членами парламента и политпартий; проведение «ликвидаций» за рубежом и т.д. Многие сподвижники Урибе, в том числе из тайной полиции (DAS), дают показания на экс-президента, что чревато в обозримом будущем судебным преследованием. «Нелояльное поведение» Хуана Мануэля Сантоса, нового президента Колумбии, отставные и действующие «урибисты» считают предательством. Слухи о готовящемся перевороте всё упорнее циркулируют в коридорах власти. «Урибисты» намерены положить конец тому конструктивному диалогу, который Сантос сумел наладить с Чавесом к нескрываемому недовольству администрации Обамы.

Мало кто из политологов предсказывал разрядку отношений между Боготой и Каракасом после победы Сантоса. Он всегда выступал в роли «ястреба», послушного исполнителя приказов из Вашингтона. Будучи министром обороны Колумбии, Сантос обвинял Чавеса в «поддержке» партизан, не колебался в выборе методов и средств, чтобы нанести поражение партизанским группировкам (FARC и ELN). Международный резонанс получила, в частности, атака колумбийского спецназа и ВВС США на партизанскую базу в приграничной зоне Эквадора. Полную ответственность за проведённую операцию взял на себя Сантос. До сих пор много неясного по делу группы из 120 колумбийских «парамилитарес», ультраправых боевиков, которые были переброшены в окрестности Каракаса, в имение «Daktari», для нападения на президентский дворец Мирафлорес и убийства Чавеса. Кто из высшего руководства Колумбии имел отношение к подготовке этой авантюры?

Стратегическими планами Пентагона предусматривается несколько вариантов «кризисного развития событий» в колумбийско-венесуэльских отношениях. Практически все они исходят из конфликтной ситуации, когда правительство Колумбии «будет вынуждено» отреагировать на вылазку партизан с территории Венесуэлы, используя армейские подразделения и авиацию для подавления партизанских баз. В период президентства Альваро Урибе угроза военного столкновения была перманентной, что вынуждало венесуэльскую сторону укреплять обороноспособность, приобретать современное оружие, тратить значительные бюджетные средства на усиление гарнизонов в приграничных с Колумбией штатах. Пентагон подпитывал недоверие колумбийских политиков и военных «достоверной разведывательной информацией» о базах FARC в Венесуэле. Перепроверка этих данных in situ, в том числе с привлечением журналистов, показывала, что колумбийцам вручались фальшивки. Урибе спровоцировал фактический разрыв дипломатических отношений между двумя странами, рассчитывая, возможно, что это поможет ему «пробить» вопреки конституционным ограничениям третий президентский срок. Не удалось.

Теперь его люди в государственных и военных структурах, СМИ, предпринимательских кругах и т.д. распространяют тезис о том, что Сантос оказался «слабым политиком» и не в состоянии «эффективно противостоять» Чавесу. Этой слабостью якобы воспользовались партизанские командиры, восстанавливая боеспособность своих отрядов и сеть оперативной поддержки за рубежом. Урибе пытается доказать, что даже в положении пенсионера FARC считает его более опасным противником, чем Сантоса. В Буэнос-Айресе, в помещении, в котором собирался выступать Урибе, агенты полиции обнаружили взрывное устройство. Экс-президент мужественно заявил: «Бандитам меня не запугать». Впрочем, эксперты вскоре определили, что то была не взрывчатка, а «шумовой артефакт», не представляющий угрозы. В левых СМИ история с «бомбой» подавалась как пиар-акция самого Урибе и как попытка его пособников обвинить аргентинских сторонников FARC в терроризме. 

За последние недели «прогремели» ещё два события, которые должны были подтвердить активизацию FARC в Колумбии. Покушение на экс-министра внутренних дел (в правительстве Урибе) Фернандо Лондоньо было осуществлено в демонстративно дерзкой манере. Бронированная автомашина Лондоньо затормозила у светофора. Тут же к ней приблизился молодой человек лет 18-20, прикрепил бомбу (с магнитным держателем) и побежал к мотоциклисту, поджидавшему его в отдалении. Взрыв раздался почти мгновенно и превратил автомашину в кучу обломков. Водитель и телохранитель погибли, Лондоньо повезло, он отделался лёгкими ранениями. Министр обороны Пинсон заявил, что по технике исполнения это покушение похоже на те, которые осуществлялись в «других регионах мира, в Азии или странах Ближнего Востока». Личность одного из покушавшихся, как сообщают СМИ, была установлена по «потерянному мобильнику», им оказался бывший («раскаявшийся») член FARC. Его арестовали. Президент Сантос заявил, что не понимает причин покушения на экс-министра. В Колумбии и Венесуэле многие посчитали, что атака на Лондоньо была организована «урибистами», чтобы дестабилизировать обстановку в стране и свалить всё на FARC и Сантоса. Не исключается, что ультраправые намеревались использовать этот террористический акт для того, чтобы не допустить принятия закона о юридических рамках мирного урегулирования в Колумбии. Установлено, что «бомбист» работал на ультраправых заговорщиков, а не на FARC, и уцелел чудом. Организаторы теракта «запланировали» его смерть при взрыве. 

Второй эпизод - гибель 12 солдат в результате атаки отряда FARC в приграничной зоне Махайюре – едва не послужил предлогом для возобновления враждебной кампании против боливарианского режима: «Партизаны нанесли удары из засады и скрылись в Венесуэле, чтобы дожидаться подходящего момента для следующей вылазки; венесуэльские военные ничего не делают для нейтрализации FARC!» Тем не менее 10 колумбийцев было венесуэльцами задержано. В случае подтверждения их принадлежности к 59-му фронту FARC, их передадут колумбийским властям, как это неоднократно случалось в прошлом. Чавес не раз предупреждал, что не допустит использования территории Венесуэлы незаконными военными формированиями, и эту линию проводит чётко. 

За последние годы в Венесуэле в качестве беженцев от внутренней войны укрылось не менее 4 миллионов колумбийцев. Среди них и те, кто, имея боевой опыт в армии или отрядах «самообороны», направлены в страну спецслужбами США и Колумбии «на оседание». Эти люди хорошо знают, какую работу им придётся выполнять. Радикализация избирательной кампании в Венесуэле – только вопрос времени. «Пятая колонна» в стране действует активно, раскачивают ситуацию «неправительственные организации», ведут повседневную подрывную работу проамериканские СМИ. На этом фоне едва ли не ежедневно сообщается об «авариях» на нефтяных комплексах, железных дорогах, катастрофах с самолётами (гражданскими и военными) и т.д. 

Слово «саботаж» впервые прозвучало из уст министра электроэнергии Эктора Наварро. «Существуют доказательства, - сказал он, - что повреждение электрических систем в стране осуществляется намеренно. Отсюда – отключения и перебои с подачей электричества. Это не заурядное воровство оборудования или проводов. Это системная работа по причинению ущерба. Были зафиксированы в одно и то же время пожары на нескольких подстанциях в различных частях страны. Это не может быть просто совпадением. Расследование этих ЧП ведётся Генеральной прокуратурой и Боливарианской службой разведки (Sebin)».

Акции саботажа – это первый сигнал о том, что решение о «Плане Б» Вашингтоном принято. Как здесь не вспомнить о разоблачении агентами Sebin резидентуры колумбийской разведки, которая, используя специальный вопросник ЦРУ, вела сбор информации об энергетических объектах в Венесуэле.


Нил НИКАНДРОВ

http://www.fondsk.ru/pview/2012/05/29/plan-b-po-sverzheniju-prezidenta-ugo-chavesa-v-dejstvii.html

0.17428493499756