22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Сирийский клинч

«От же ж не свергается Асад со своим тираническим режимом, и усе!» — как могла бы сказать незабвенная Фаина Георгиевна Раневская в те не слишком далекие от нас времена, когда окружающий мир был известен жителям одной шестой за вычетом партруководства, разведчиков и дипломатов исключительно по передовицам «Правды», программе «Время» и «Клубу кинопутешественников». И была бы совершенно права, поскольку в отличие от всех предшествующих режимов, сметенных «арабской весной», в Ливии, дополненной интервенцией НАТО, Дамаск вопреки всем прогнозам и предсказаниям держится, и держится неплохо.

Возможно, именно потому, что опыт Туниса, Египта, Ливии и Йемена, не говоря уже о соседнем Ираке, показывает, что бывает с теми, кто не цепляется за власть до конца, позволяя себя свергнуть или безнаказанно предать. При этом отбиваться до конца, никому не доверяя и не капитулируя, пока это возможно, — единственное, что Башару Асаду остается с учетом опыта падения соседей по региону, который он сегодня имеет. Саддам переоценил себя и недооценил жадность своих генералов — Ирак оккупировали, а его повесили. Бен-Али был предан тунисской элитой, раздраженной тем, что президентский клан отхватил слишком большой кусок национального пирога, бежал и оказался единственным из всех отставников, кто уцелел физически, по крайней мере, пока. Мубарак, поверив своему окружению и советам президента США, ушел в отставку добровольно и оказался опозорен, в тюрьме и под судом. Каддафи воевал «по правилам», не используя оружия массового поражения и до самого конца не открывая огонь по «западникам», — Ливии как единого государства де-факто более не существует, а самого Каддафи линчевали с запредельной жестокостью. Салех лавировал между Ираном, Саудовской Аравией, США, местными племенами и местными исламистами — чудом остался жив после покушения, но не сохранил ни контроля над рассыпающимся Йеменом, ни денег.

Союзник Ирана и «еретик»

Что именно на основании такого «позитивного» опыта должен делать президент Сирии, которого свергают отнюдь не потому, что он диктатор? На Ближнем Востоке, в Африке и на большей части Азии неавторитарные лидеры западного типа не правят государствами — они там не имеют шансов приблизиться к власти, а не то чтобы встать во главе системы. Асад не хуже Бутефлики, эмира АтТани или любого короля из дома Абдель-Азиза ибн-Сауда. Не говоря уже о Зуме, Мугабе или Карзае с его наркогубернаторами. И не потому, что его режим жестоко угнетает собственный народ: в Саудовской Аравии и на Бахрейне шиитов угнетают не менее, а порой куда более жестоко, но никто в западном «международном сообществе» и Лиге арабских государств по этому поводу не шевельнет и пальцем. Свергают Асада по той простой причине, что он единственный в арабском мире союзник Ирана с государственным статусом (ливанская «Хезболла» не в счет, это военно-политическое движение, а не государство), а на повестке дня — великая «замятня» между суннитами и шиитами в районе Персидского залива, по результатам которой наконец-то выяснится, кто главный в исламском мире: шиитская демократическая теократия или суннитские, а точнее салафитские (в России чаще именуемые ваххабитскими) монархические диктатуры. Помимо прочего, Асад не просто шиит, но алавит и, следовательно, с ортодоксально-суннитской точки зрения, еретик в квадрате. Что в свое время, в начале 80-х, его отцу в Хаме и продемонстрировали «Братья-мусульмане», подняв антиправительственный мятеж, подавленный большой кровью. Тогда погибли не тысячи — десятки тысяч. Однако ирано-иракская война, израильская операция «Мир Галилее» — первая ливанская война, война в Афганистане, гражданская война в Ливане и прочие события такого рода отвлекли арабские монархии залива от судеб «социально близких» исламистов Сирии. Сегодня ситуация другая. Методичная, страна за страной зачистка светских авторитарных режимов, где-то начавшаяся исключительно из-за местных причин, где-то подпитываемая извне, а где-то инспирированная ваххабитской осью — Катаром и Саудовской Аравией — при поддержке Турции и стран западного блока, споткнулась уже на Ливии. Если бы не военный удар НАТО, сепаратистский мятеж в Киренаике захлебнулся бы в самом начале, а если бы не спецоперация, окончившаяся ликвидацией Каддафи, бомбить его отряды с использованием дорогостоящего высокоточного оружия можно было бы по сию пору. Североатлантический альянс продемонстрировал в ходе ливийской операции все возможные несостыковки в деятельности его участников, которые только можно было предположить, а ряд его особенно чувствительных провалов, вроде нехватки боеприпасов у Франции и Великобритании через несколько месяцев после начала кампании, предположить было просто невозможно. Война против Сирии, возглавляемой молодым и более чем дееспособным Асадом, опирающимся не только на армию и спецслужбы, но и на значительную часть населения страны, — мероприятие куда более опасное, затратное и кровопролитное, чем операция против престарелого лидера ливийской революции. В том числе потому, что сирийская армия, одна из наиболее дееспособных и опытных на арабском Ближнем Востоке, не идет ни в какое сравнение с ливийскими вооруженными силами.

«Друзья Сирии» не готовы воевать

Армии суннитских монархий — Марокко и Иордании, на которые изначально явно рассчитывали в своей антисирийской стратегии монархии ССАГПЗ, пригласив их войти в состав этой изначально исключительно «заливной» организации, пытаясь превратить ее в «клуб арабских монархий», воевать против Сирии в настоящий момент не готовы. Это же касается Турции, которая отношения с Сирией испортила вконец, но ударить по ее территории опасается, поскольку Реджеп Тайип Эрдоган не очень доверяет собственным генералам, продолжает чистки высшего командного состава собственной армии и справедливо предполагает, что в тот момент, как Турция нападет на Сирию, по ее собственным тылам ударят террористы — боевики Рабочей партии Курдистана. В том числе с сирийской территории, на которой Асад предоставил им полную свободу в населенных курдами районах. Североатлантический альянс без прямого мандата ООН воевать ни с кем не готов, а согласие ООН без поддержки Москвы и Пекина ему не получить, и эту поддержку Россия и Китай не окажут. Средств давления на них не существует, заинтересовать их нечем и обещать им нечего — слишком много обещаний было нарушено до того. НАТО в любом случае без Соединенных Штатов воевать ни с кем не будет, в том числе в Сирии, не говоря о том, что новый французский президент поставил вопрос о выходе Франции из военной структуры альянса, куда ее включил его предшественник. Олланд не Саркози и демонстрирует это самым простым способом: торпедируя инициативы своего неудачливого соперника. США до ноябрьских выборов, а точнее до начала января, когда новый президент вне зависимости от того, Ромни это будет или Обама, разберется с послевыборными делами, воевать не готовы — ни с Сирией, ни с Ираном. Для идущего на выборы Обамы очередная война по его инициативе означает, что он не миротворец и лауреат Нобелевской премии мира, а клон Буша-младшего и его неоконов — о втором сроке можно будет забыть. Самостоятельные действия против Сирии армий ССАГПЗ — это даже не смешно. Тем более что они, за исключением отдельных подразделений Катара и КСА, в настоящий момент целиком и полностью заняты подготовкой к столкновению с иранской армией и Корпусом стражей исламской революции, в том числе на собственной территории, помимо которой существуют еще Йемен, Бахрейн, Ирак и Ливан — потенциальные фронты шиито-суннитской войны на арабской земле, даже если забыть о столкновении интересов Тегерана и Эр-Рияда в Пакистане и Афганистане.

Благими намерениями...

Так что по большому счету в активной игре против сирийского правительства остаются только террористы-одиночки или отряды «Аль-Каиды», завербованные ею в рамках объявленного против Асада Айманом аз-Завахири джихада, дезертиры из Сирийской свободной армии, «Братья-мусульмане», некоторые племенные ополчения и прочая креатура Эр-Рияда, Дохи и Анкары. Без внешней поддержки, в том числе со стороны авиации и флота, как в Ливии, этого совершенно недостаточно для успешного ведения войны против режима, несмотря на щедрое финансирование и вооружение исламистов «заливниками» и организацию их военной подготовки западными инструкторами. Ситуацию для оппозиции осложняет ее разобщенность и нескоординированность, периодически приводящая к столкновениям между ее отрядами, борьба за финансовые ресурсы (Катар и Саудовская Аравия финансируют только исламистов, которых курирует каждая из этих стран по отдельности), а также нулевые возможности воздействия на происходящее кого-либо, кроме боевиков, что вызывает на Западе справедливые опасения в том, не поддерживают ли в борьбе с Асадом Брюссель и Вашингтон своих собственных врагов.

Борьба за права интеллектуалов, демократов и либералов отнюдь не то же самое, что поддержка «Аль-Каиды» против светского режима, даже обладающего оружием массового поражения — в первую очередь химическим. Впрочем, пока Асад у власти, его войска склады с химическим оружием охраняют. Что с ними будет после падения его режима — понятно. Лучший приз для исламистских террористов, чем доступ к запасам химического, а также, не исключено, биологического оружия, и придумать трудно. Годами западные спецслужбы пытались предотвратить реализацию сценариев такого рода. Сегодня западные политики своими собственными руками могут предоставить «Аль-Каиде» этот шанс, которого она так долго ждала. Конечно, они сделают это даже не понимая, что творят, руководствуясь исключительно демократическими догмами и желанием поддержать партнеров с Аравийского полуострова против Ирана и его союзника. Однако благими намерениями дорога в ад вымощена, что лучше всех понимают в Израиле, где не тешат себя иллюзиями в отношении послеасадовской Сирии, помогать исламистам не стремятся, зато готовятся к наихудшим сценариям развития событий, включая общерегиональную войну.

Падет ли сирийский режим?

При всем том, повторим еще раз, слухи о скорейшем падении режима в Дамаске пока что оказались блефом. Попытки взорвать изнутри Алеппо и Дамаск или захватить пригороды столицы опирались исключительно на суннитские кварталы, что в ряде случаев привело к развитию ситуации по ливанскому сценарию: Бейрут 70—80-х или Багдад 2000-х — вот единственное, во что в случае удачи оппозиции превратятся крупные сирийские города. Значительная часть суннитов, по крайней мере светских, понимая это, поддерживают Асада или нейтральны. Это же касается алавитов, друзов, исмаилитов и других шиитов, христиан — как арабов, так и армян, черкесов и чеченцев. О курдах мы уже говорили: они не поддержат оппозицию хотя бы потому, что ее поддержала Турция. Поток оружия и боевиков через сирийскую границу на всем ее протяжении, кроме израильского участка, нарастает в моменты нанесения по правительственным войскам ударов в крупных городах, когда некоторые пограничные КПП захватываются боевиками, однако ситуации такого рода не означают долговременную потерю контроля Дамаска над границами страны.

Боевики-иностранцы вне зависимости от того, алжирцы это, ливийцы, иракцы или чеченцы, — фактор, крайне раздражающий местное население и консолидирующий его вокруг режима. Ирак и Афганистан это доказали в полной мере. Наконец, теракт, в результате которого были уничтожены высокопоставленные силовики, в качестве доказательства близкой победы оппозиции вызывает немало вопросов. В частности, все более вероятной кажется версия о том, что он был организован руководством режима для того, чтобы отсечь группу, входившую в военно-политическое руководство страны, которая согласилась предать и свергнуть или уничтожить президента. Многое подтверждает это и прямо, и косвенно, хотя озвучивать это открыто режим не будет: мало хорошего в том, что часть высшей элиты была куплена врагом. Как следствие, Асад может держаться еще очень долго, а если война с Ираном начнется, вполне может и устоять.


Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока

http://www.odnako.org/magazine/material/show_20048/


0.22880482673645