21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Пентагон: «Европа по-прежнему нуждается в нашем лидерстве»

В январе нынешнего года Пентагон сообщил о готовящемся сокращении своих вооруженных сил, размещенных в Европе. На момент официального постановления планировалось к 2013 г. вывести одну эскадру истребителей А-10 с авиабазы Шпангдалем в Германии и 603-ю эскадру воздушного контроля с авиабазы Авиано в Италии. Кроме того, было намечено сократить контингент штаб-квартиры Пятого корпуса в Афганистане, который не будет возвращен в Европу, а также расформировать в 2013 г. 170-ю боевую бригаду и сократить численность 172-й бригады на 8 тыс. солдат. Также в рамках сокращения в следующие пять лет в европейских соединениях численность военнослужащих должна быть уменьшена на 2,5 тыс. человек.

Конечно, такие перемены можно рассматривать как позитивный сигнал для России, так как американское «кольцо анаконды» будет несколько ослаблено. Однако, прежде чем впадать в излишний оптимизм, следует проанализировать разные стороны данной перспективы. Тем более что заявленные изменения далеко не однозначны и могут быть пересмотрены. 

В странах ЕС на данный момент находится 80 тыс. человек военного персонала США, который размещен на 28 базах, в основном в Германии, Италии и Великобритании. Помимо баз существуют и другие пункты дислокации, называемые инсталляциями. Их количество достигает 350 (1).

Как указывает Люк Коффи в своем исследовании, посвященном обоснованию присутствия военных баз США в Европе и изданном в июле этого года фондом «Наследие» (2), передовое военное присутствие США в Европе не является анахронизмом холодной войны, а необходимо по ряду причин. В первую очередь, военная мощь США в Европе помогает им достигать своих политических целей в регионе Евразии и Ближнего Востока. США считают, что узел от Арктики до Леванта, а также от Магриба до Кавказа является чрезвычайно важным, и американские военные базы в Европе предоставляют руководству США необходимую гибкость, устойчивость и многовариантность решений в нынешней геополитической турбулентности. 

От себя заметим, что американские бастионы холодной войны в Европе теперь превратились в передовые операционные базы. А с учетом продвижения Вашингтоном системы ПРО становится все более очевидным, что эти базы направлены и против России.

Кроме того, как и следует для либеральной демократии, основополагающие текущие интересы США в Европе связаны с экономическим интересом. В ЕС как евроатлантическом образовании с 27 странами и США сосредоточена примерно половина глобальной экономики. Обосновывая свое присутствие в целях обеспечения региональной безопасности, которое, в свою очередь, влияет на местные экономики, Вашингтон надежно закрепился в ЕС, продолжая вести дискурс о безопасности под тем или иным предлогом. Только в 2010 г. США провели 33 многонациональных военных учения с участием 50 тыс. солдат и офицеров из 40 стран Европы. Если к этому добавить различные тренинги для европейских коллег, связанные с несением боевой службы в Афганистане, для некоторых стран привязка к военному присутствию США является неплохой кормушкой. 

Кроме того, США достигают и иных целей в таком сотрудничестве. Например, грузинский батальон, который задействован вместе с морской пехотой США в афганской провинции Гильменд, потенциально может быть применен в конфликте на Кавказе против Южной Осетии, Абхазии или даже Ирана, так как полученный боевой опыт не идет ни в какое сравнение с маневрами на дому, а тесное общение с коллегами из США будет содействовать психологическому окультуриванию грузин в нужном идеологическом направлении. То, что осенью 2012 г. количество грузинских военнослужащих в Афганистане будет увеличено вдвое, может служить определенным сигналом. Грузия, в лице своего руководства в последнее время демонстрирующая ярую приверженность евроатлантическим ценностям, не может не рассматриваться Белым домом как один из форпостов на европейской периферии.

Основные задачи Европейского командования США (Евроком) на будущее прописаны в обращении к Конгрессу США в 2012 г. Это: 1) приведение в высокую готовность вверенного контингента; 2) поддержка Еврокомом НАТО в соответствии со ст. 5 Устава и концентрация на союзнических и партнерских мероприятиях в области подготовки для взаимодействия; 3) помощь международным силам безопасности во время переходного периода, а также тренинги для коалиционных сил; 4) поддержка сил НАТО и других государств-партнеров, переоснащение их возможностей для обеспечения региональной стабильности и собственной безопасности; 5) развитие стратегических отношений и сил, необходимых для постоянного доступа, который обеспечит США свободу действий и глобальный охват; 6) предотвращение доступа экстремистских организаций к оружию массового поражения; 7) продвижение баллистических ракетных систем НАТО в Европе на основе интегрированного подхода со сбалансированным участием; 8) предотвращение развития локальных кризисов в региональные конфликты на Балканах и на Кавказе.

Отсюда можно сделать вывод, что военное присутствие США в Европе будет продолжено, при этом часть затрат на эту инфраструктуру еще и переложено на плечи европейских налогоплательщиков под видом необходимости запуска новых программ, трансформации вооруженных сил и обеспечения региональной безопасности. Подход, судя по всему, будет избирательным к каждому члену НАТО и партнеру США.

При этом Евроком США имеет в своей структуре ВВС, ВМС, армию, морскую пехоту и силы специального назначения, т.е. все силы, необходимые для проведения полного спектра боевых действий, а также разведки, наблюдения и рекогносцировки. Особенно это касается ВМС США, по этому поводу глава Европейского командования адмирал Джеймс Ставридис отметил, что «возможности подлодок (в вопросах разведки и наблюдения) чрезвычайно необходимы, поскольку ВМФ России повышает характеристики своего подводного флота» (3). 

Как следует из официальных документов Пентагона, РФ рассматривается как прямая угроза. Тот же Л. Коффи пишет, что «для ряда членов НАТО Россия является главным фактором при военном планировании, а для других партнеров США, таких как Грузия, Россия продолжает быть агрессором» (4). 

Еще одно важное замечание – вместе с ВМС Африканского командования Евроком осуществляет патрулирование более 20 млн. кв. морских миль Мирового океана и около 70% береговой линии планеты!

Хотя Белый дом планирует также наращивать свое военное присутствие в Тихоокеанском регионе в связи с объявленным Новым веком США в Азии, а также изменить ситуацию в Сирии и Иране, ряд лоббистов и стратегов продолжает настаивать не только на необходимости сохранить военное присутствие в Европе, но и завести там новые военные базы, особенно на периферии, что автоматически означает приближение к России и угрозу ее национальным интересам.

Это связано с тем, что, с одной стороны, юг Европы от Восточной Атлантики до Ближнего Востока и Кавказа позиционируется стратегами НАТО как арка нестабильности (расширенный концепт З. Бжезинского), а с другой – народные протесты и беспорядки в Северной Африке дают американским стратегам дополнительный повод к обоснованию присутствия на периферии Европы.

Упомянутый ранее адмирал Дж. Ставридис в докладе Конгрессу США также отметил большую важность европейских баз (в Италии, Испании и Греции) для проведения операции против Ливии (5). Поскольку в операции «Одиссея. Рассвет» участвовала авиация в основном с немецких и британских баз, средиземноморская инфраструктура НАТО использовалась в качестве перевалочных пунктов обслуживания. Ставридис акцентировал внимание на значении не только конкретных узлов, но скорее на значении европейской сети в целом, с помощью которой можно достигать и других регионов, будь то Африка, Ближний Восток или европейская, и даже азиатская части России. В этом контексте можно вспомнить и военные операции США в Либерии в августе 2003 г., когда Евроком США инициировал миротворческую операцию и база Виченца в Италии была выбрана в качестве штаб-квартиры для командования совместными вооруженными силами.

Хотя на Чикагском саммите Североатлантического альянса было принято решение, что финансирование НАТО в 2015-2024 гг. будет значительно сокращено, Вашингтон выкрутился и из этой ситуации. На этом же саммите была созвана так называемая Коалиция приверженных участников (Coalition of Committed contributors), или Инициатива С-3. Хотя речь шла в основном об обеспечении безопасности в Афганистане, эта инициатива может быть трансформирована и для других целей.

На саммите также обозначили, что спектр инструментов НАТО в ближайшем будущем будет сфокусирован на так называемых эмерджентных изменениях в области безопасности, а в целях реорганизации НАТО также крайне заинтересовано в установлении новой логистической цепи в Средней Азии, а в долгосрочной перспективе – привлечении к сотрудничеству Афганистана, Пакистана и даже Ирана! (6) Это, конечно же, отложено на далекую перспективу, однако интерес США и НАТО к транзитным базам в России является подтверждением таких намерений. Кстати, проектировщики из НАТО уже нацелились и на северные морские просторы России, апеллируя к обеспечению необходимой безопасности в Арктике и контролю над Северным морским путем.

Возвращаясь к исследованию Л. Коффи, хотелось бы отметить что сделанные в нем выводы вполне реалистичны и понятны американскому истеблишменту. Это: 1) ставить национальные интересы США выше бюджетных сокращений; 2) провести полную переоценку интересов США в Евразии и определить, каким образом можно поддерживать цели Еврокома США в регионе; 3) продемонстрировать приверженность США НАТО и евроатлантической безопасности (присутствие американских войск в Европе является наиболее наглядным примером такой поддержки, а поскольку НАТО трансформируется под вызовы XXI века, альянс будет нуждаться в американском лидерстве); 4) быть честными с европейскими партнерами и проводить консультации с ними до принятия каких-либо решений в отношении размещения войск; 5) выделять боевые бригады, базирующиеся в США только для проведения учений в Европе; 6) подтвердить, что НАТО обладает ключевой ролью в деле отношений США с европейскими союзниками; 7) пересмотреть решения, связанные с выводом двух бригад из Европы, что повлияло бы на инфраструктуру перевозок и хранения грузов.

В заключение и мы попробуем очертить факторы, которые могут воспрепятствовать планируемой перезагрузке НАТО по американскому образцу. На наш взгляд, ослабить европейско-американский военный альянс способны: 

- чрезмерные расходы на новые инициативы, чему могут способствовать как неправильное понимание стратегическим командованием геополитической обстановки, так и политическое решение руководства стран ЕС; 

- появление новых угроз, для которых будет необходима переориентация ресурсов; 

- очередной военный конфликт, в который будут втянуты США, где видение решение проблемы у стран ЕС будет отличным от Вашингтона (как уже было в ряде случаев – от отказа Италии участвовать в агрессии против Югославии в 1999 г. до критики кампании в Ираке); 

- углубление экономического кризиса как в США, так и в Европе, который потребует значительного увеличения социальных расходов и, соответственно, сокращения военных расходов; 

- появление в СМИ скандальной информации по типу операции Гладио (тайная армия НАТО в Европе); 

- рост протестных настроений в странах ЕС по поводу присутствия военных баз США, особенно в критических и узловых точках – Неаполе, где расположена штаб-квартира 6-го флота ВМС США, местах дислокации ВВС – Лэйкенхэз, Милднхолл, Алконбэри (Британия), Рамштайн, Шпангдалем (Германия), Азорские острова (Португалия), Инжирлик (Турция), Авиано (Италия), а также в странах Восточной Европы;

- позиция ряда стран-членов НАТО, настаивающих на выводе тактического ядерного оружия США, наличие которого рассматривается как анахронизм холодной войны, а также стимулирование дебатов по поводу пересмотра концепции ядерного сдерживания (впервые этот вопрос был затронут на саммите в Лиссабоне в 2010 г.); 

- рост китайского могущества, что заставит переориентировать значительные военные ресурсы США в Азию и другие регионы, имеющие стратегическое значение для Вашингтона; 

- создание более привлекательной концепции коллективной обороны в Европе, включая возможность создания альянса нового типа с активным участием России.

________________________________

(1) U.S. Government Accountability Office, Defense Management: Additional Information and Stakeholder Input Needed to Assess Military Posture in Europe, GAO–11– 131, February 2011, p. 6. http://www.gao.gov/new.items/d11131.pdf

(2) Luke Coffey. Keeping America Safe: Why U.S. Bases in Europe Remain Vital. The Heritage Foundation. Special Report No 111. Washington, DC, July 11, 2012.

(3) Admiral James G. Stavridis, “European Command: 2012 Posture Statement,” U.S. European Command, p. 23. http://www.eucom.mil/doc/23162/2012-high-resposture-statement.pdf

(4) Luke Coffey. Keeping America Safe: Why U.S. Bases in Europe Remain Vital. The Heritage Foundation. Special Report No 111. Washington, DC, July 11, 2012. Р. 15

(5) Admiral James G. Stavridis, “European Command: 2012 Posture Statement,” U.S. European Command, p. 71, http://www.eucom.mil/doc/23162/2012-high-resposture-statement.pdf

(6) Rynning Sten. After Combat, the Perils of Partnership: NATO and Afghanistan beyond 2014. NATO Defence College, Rome - No. 80 - July 2012. Р. 7


Леонид САВИН


http://www.fondsk.ru/news/2012/08/14/pentagon-evropa-po-prezhnemu-nuzhdaetsja-v-nashem-liderstve.html


1.4644961357117