22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Загнав Россию в ВТО, ее уподобили унтер-офицерской вдове...

Поможет ли нам заграница в модернизации экономики?

Казалось бы, если российскую экономику решено модернизировать, что декларируется вот уже много лет, то необходимо, наконец, разработать соответствующую модель ее развития и сформулировать соответствующие задачи, расписав алгоритмы их решения. Но, прежде всего, необходимо задаться аргументированными целями модернизации, чтобы бизнес «знал свой маневр» и мог действовать в интересах своих потребителей.

Как известно, промышленная продукция оказывается ненужной, если она не востребуется для производства товаров, техники и услуг, в которых нуждается население страны и само государство. Поэтому развитие и расширенное воспроизводство экономики любой страны зависят, в конечном итоге, от платежеспособного спроса населения на потребительские товары (услуги) отечественного изготовления. Чем выше платежеспособный спрос и соответственно больше номенклатура и объемы их производства при должном качестве, тем больше национальный ВВП и доходы в консолидированный бюджет. Ведь все налоги, собираемые с предприятий-изготовителей, концентрируются в ценах потребительских товаров, а налоги в конечном итоге выплачивает население страны, приобретая эти товары, и они по кооперационным цепочкам возвращаются участникам изготовления продукции.

Таким образом, платежеспособный спрос населения на отечественный «ширпотреб» предопределяет платежеспособный спрос на все ресурсы и промышленную продукцию, необходимые для его производства, и тем самым - для развития национальной экономики. Поэтому чем больше людей в стране занято полезным производительным трудом, тем больше доходы населения и выше платежеспособный спрос на все и вся, а, следовательно, шире воспроизводство продукции и капитала, и в казну поступает больше доходов.

Из сказанного следует, что одной из основных целей модернизации российской экономики должно быть максимально возможное увеличение числа рабочих мест при росте производительности труда и заработной платы. Это особенно важно для такой громадной страны, как наша, где рост безработицы чреват серьезными социально-экономическими катаклизмами и угрожает национальной безопасности. Так что никакая заграница нам не поможет.

Максимальная занятость населения станет возможной, если отечественные товаропроизводители смогут занять доминирующее положение на внутреннем рынке, и будут стремиться в полной мере удовлетворять внутренний спрос на все и вся. Для этого необходимо восстанавливать, развивать и создавать новые кооперационные производства различных видов отечественной продукции – от ресурсов до «ширпотреба», в том числе совместно с иностранными инвесторами. А для создания конкурентных преимуществ отечественным товаропроизводителям, преобладания на внутреннем рынке отечественных товаров и обеспечения тем самым максимальной занятости своего населения любое государство вводит дифференцированные ввозные и вывозные пошлины на определенные виды продукции, дотирует сельское хозяйство, дает различные преференции, в том числе налоговые и кредитные, наиболее значимым производствам.

Модернизировать экономику, если это модернизация, а не ее имитация, нужно на основе новейших мировых технологических и технических достижений, что обеспечит рост эффективности производства и производительности труда. Государство, как заинтересованная сторона, также должно вкладывать бюджетные средства в это дело, главным образом – в общенациональные инфраструктуры электроснабжения, различных видов транспорта и связи, что отдельным субъектам частного бизнеса не по силам, и создавать благоприятные условия для развития экономики – налоговые, таможенные и другие. Причем действовать оно должно солидарно с предпринимателями и обществом в рамках государственно-частного и социального партнерства, чтобы бизнесмены «знали свой маневр» с гарантиями на длительную перспективу, в том числе на мировых рынках. Без совместного с предпринимательскими сообществами планирования и управления балансами ресурсов и востребуемой продукции в этом деле не обойтись (см. «Как модернизировать экономику» – «Промышленные ведомости» № 2, февраль 2012 г.).

Итак,основой модернизации экономики должна стать ее инновационная реиндустриализация путем создания и развития комплекса современных кооперационных производств – от ресурсов до конечной, потребительски и функционально завершенной продукции. Но окажется ли все это возможным после вступления в ВТО в нынешних российских условиях?

Всемирная торговая организация была образована группой развитых государств, корпорации которых сумели создать производство большой номенклатуры конкурентоспособной продукции, и насытили ею внутренние рынки своих стран. Для дальнейшего увеличения капиталов им понадобились новые рынки сбыта в максимальной степени свободные от каких-либо ограничений, в том числе таможенных. Так как учредителями ВТО являлись далеко не альтруисты, то они разработали соглашение о свободной торговле между членами этой организации, которое удовлетворяло, прежде всего, их интересы. Страны же, вступившие затем в ВТО, лишаются многих прав и преимуществ, способствовавших обогащению корпораций государств, учредителей ВТО. Такая постоянно поддерживаемая и наращиваемая «фора» для избранных превращает, как показывает время, слаборазвитых членов ВТО в полуколонии. Поэтому добровольно стремиться в эту западню можно лишь, обладая производством разнообразной и избыточной конкурентоспособной продукции, с целью завоевания новых рынков для ее сбыта. Именно так поступил Китай, потребительские товары которого предварительно проникли на рынки многих стран. Однако Россия из конкурентной продукции может предложить Западу в основном только газ, нефть и сырые металлы, которые и так покупают без всякой ВТО. Спрашивается, зачем же надо было стремиться в эту организацию?

В своей предвыборной статье «О наших экономических задачах», опубликованной 30 января этого года в газете «Ведомости», Владимир Путин писал:

«В процессе рыночной, в значительной степени стихийной трансформации выживали наиболее ликвидные отрасли, связанные с экспортом необработанного сырья и полуфабрикатов. Фактически мы пережили масштабную деиндустриализацию, потерю качества продукции и тотальное упрощение структуры производства. Отсюда крайне высокая зависимость от импорта потребительских товаров, технологий и сложной продукции, от колебания цен на основные экспортные товары, то есть от факторов, которые мы по большому счету не контролируем.

Иметь экономику, которая не гарантирует нам ни стабильности, ни суверенитета, ни достойного благосостояния, — для России непозволительно. Нам нужна новая экономика, с конкурентоспособной промышленностью и инфраструктурой, с развитой сферой услуг, с эффективным сельским хозяйством. Экономика, работающая на современной технологической базе. Нам необходимо выстроить эффективный механизм обновления экономики, найти и привлечь необходимые для нее огромные материальные и кадровые ресурсы.

При этом в диверсификации экономики мы не можем рассчитывать на протекционистские меры. И не потому, что вступили во Всемирную торговую организацию. Мы вступили туда именно потому, что имеем экономику, сильно зависимую от внешнего рынка и в производстве, и в потреблении.

Но высокие импортные пошлины оплачивают наши граждане и наши предприятия. Чрезмерный протекционизм всегда приводит к застою, низкому качеству и высоким ценам… Надо искать решения, которые позволили бы нам преодолеть складывающуюся одностороннюю технологическую зависимость… Россия обязана занять максимально значительное место в международном разделении труда не только как поставщик сырья и энергоносителей, но и как владелица постоянно обновляющихся передовых технологий как минимум в нескольких секторах. Иначе будем постоянно терять ресурсы, выплачивая их за новые, все более сложные и дорогие технологии промышленных товаров, материалов и медицинских препаратов, которые не умеем создавать сами. При этом доля мирового валового продукта, принадлежащая таким технологиям, будет расти, а сырьевых товаров и традиционных услуг — сокращаться». – Конец цитаты.

Лучше не скажешь. Казалось бы, после этого на пути в ВТО следовало тормознуть. Но этого не произошло.

Как и во многих других странах, чтобы как-то поддерживать конкурентоспособность российских товаров хотя бы на внутреннем рынке и тем самым - максимально возможную занятость населения, у нас введены дифференцированные ввозные и вывозные таможенные пошлины и дотируется сельскохозяйственное производство. Однако для стран, вошедших в ВТО, эти меры поддержки собственных товаропроизводителей и защиты внутреннего рынка либо запрещены, либо существенно ограничены. Мерами дотирования, недопустимыми по условиям ВТО, являются также заниженные в сравнении с экспортными внутренние цены товаров в рублях в пересчете по валютному курсу.

Еще задолго до подписания соглашения о вступлении в ВТО, руководство страны, видимо, чтобы показать серьезность намерений, и следуя давним директивам МВФ, «демонополизировало» естественного монополиста - РАО «ЕЭС», раздробив его на множество специализированных самостоятельных компаний. Оказавшись на свободном рынке, они многократно увеличили цены на электроэнергию внутри страны, которые теперь намного перегнали европейские. То же самое произошло с ценами на бензин - они сравнялись, а на газ - догоняют.

Так как «цена» доллара в рублях существенно, примерно вдвое, искусственно завышена в сравнении с их паритетом покупательной способности, то удельные энергозатраты в производстве российской продукции тоже оказались искусственно завышены примерно вдвое, и соответственно занижена ее конкурентоспособность. Курс рубля занизили специально, чтобы увеличить бюджетные доходы в девальвированных рублях, получаемых от экспорта углеводородного сырья и «сырых» металлов. Однако, увеличив таким способом бюджетные доходы от экспорта, власти искусственно увеличили энергозатраты на производство продукции, что отпугивает инвесторов. Между прочим, в Китае поступили наоборот.

Кроме того, согласно правилам ВТО нельзя требовать от иностранных инвесторов обязательной передачи технологий отечественным товаропроизводителям. Есть еще много других ограничений, которые препятствуют большей части членов ВТО защищать свои экономические, социальные и политические интересы. Надо также учесть, что за время почти 20-летних переговоров о вступлении в ВТО Россией утеряна большая часть промышленных ресурсов, остававшихся после распада СССР.

Возникла парадоксальная и пренеприятная для страны ситуация. Важность нашего вступления в ВТО, начиная с 1993 года, мотивировалась необходимостью беспрепятственного получения новых промышленных технологий, чтобы обеспечить прорыв в светлое рыночное будущее. Однако условия этой организации, в частности, о подтягивании наших объективно низких цен на собственные энергоресурсы к более высоким на внешнем рынке, окончательно, как отмечалось, отпугнут инвесторов от вложений в нашу экономику из-за возросших энергозатрат на производство продукции. К тому же, как отмечалось, инвестиции зарубежных инвесторов нельзя обусловливать обязательной передачей российским предприятиям технологий этих инвесторов.

Правила ВТО получают приоритет в нашем законодательстве, что в нарушение Конституции России приведет к нарушению прав граждан и ущемлению интересов нашего государства. Вместе с тем, «льготные», относительно немногочисленные, условия вступления в эту организацию, которые с трудом выторговали наши переговорщики, и о которых толком не известно, являются временными. Чтобы их скорее отменить, наши «партнеры» по ВТО уже готовят соответствующие судебные иски в суд этой организации. Стремятся они и в привлекательный для них по условиям ВТО российский минерально-сырьевой комплекс. Ко всему прочему, российский рынок после принятия в 2002 г. закона «О техническом регулировании» оказался не защищенным от ввоза некачественных и опасных товаров (см. «Закон "О техническом регулировании" развала российской экономики. Проплаченный стриптиз перед вступлением в ВТО» - «Промышленные ведомости» № 9, сентябрь 2006 г.).

В результате, из-за окончательной потери управления экономикой и незащищенности внутреннего рынка нас в ближайшем будущем ожидает дальнейшее сворачивание товарного производства и увеличение импорта, снижение ВВП, увеличение общего внешнего долга, который уже превысил золотовалютный резерв, рост безработицы и уменьшение доходов казны. Возрастет и вывоз капитала финансовыми спекулянтами благодаря расширению фондовых и финансовых рынков, что приведет к снижению бюджетных доходов от экспорта – они будут в большей мере перекачиваться за рубеж. Речь идет о многих десятках миллиардах долларов. Поэтому непонятно, как при таких условиях можно будет даже выжить.

Впрочем, надежда имеется. Я имею в виду вполне вероятный развал зоны евро, затем может последовать отказ от таможенных соглашений многих членов Евросоюза и самой ВТО, уменьшенной в масштабе копией которой является Европейский Союз. Далее не исключен выход многих стран из зоны доллара, коей является ВТО, с восстановлением их национальных суверенитетов, которые сегодня во многом подчинены международным финансовым спекулянтам, навязавшим миру фиктивную мировую валюту. И тогда нам тоже придется последовать общему примеру и начать залечивать полученные раны, если они не окажутся смертельными. Такое может произойти по следующим причинам.

Современные метрополии и колонии

Членами ВТО и Евросоюза являются страны с различным уровнем социально-экономического развития и, соответственно, различными экономическими и политическими интересами. Однако в этих организациях, провозгласивших свободу торговли для избранных, конечно же, не могли быть предусмотрены механизмы выравнивания этих интересов, чтобы подтягивать так называемые развивающиеся страны к уровню развитых. В условиях далеко не равноправной «свободы» торговли происходит обратное. Крупные корпорации развитых стран заинтересованы в том, чтобы побольше урвать у партнеров по свободному рынку дешевых ресурсов и рабочей силы. Поэтому из тех же бывших советских прибалтийских республик, вступивших в ЕС и ВТО, на Запад устремилась наиболее образованная и квалифицированная часть населения. А оказавшаяся неконкурентной промышленность этих стран, бывшая когда-то частью большой советской кооперации и стран Совета экономической взаимопомощи, исчезла. Иначе и быть не могло: богатым корпорациям нужны не конкуренты, а свободные от них рынки. Поэтому и в ВТО, и в Евросоюзе богатые страны, подобно метрополиям, становятся богаче, а бедные государства – беднее, наращивая долги и превращаясь в банкротов, колонии и полуколонии. Примерами кандидатов в банкроты являются Греция и Испания, на очереди - Кипр и Италия, и число их растет.

Положение могло бы спасти создание в ЕС единой экономической системы. Она должна была бы быть сбалансирована по ресурсам, объемам товарного производства и гарантированному сбыту продукции как по ЕС в целом, так и в каждой из стран Евросоюза. Причем устойчивость и эффективность единой экономики будет обеспечиваться лишь при соблюдении ряда общесистемных условий. Главное из них – поддержание баланса товарно-денежного обращения, в том числе в каждой стране ЕС, комплексом взаимосвязанных мер (см. «Как модернизировать экономику» – «Промышленные ведомости» № 2, февраль 2012 г.).

Отсутствие единой сбалансированной экономической системы в зоне евро делает наличие единой валюты не просто бессмысленным, но опасным для всех стран, вошедших в этот альянс. Так как часть стран еврозоны потребляет больше, чем производит, то это вынуждает их прибегать к заимствованиям, что приводит к падению покупательной способности евро во всем европейском валютном альянсе. Соответственно изменяются и курсы евро относительно других валют. На стабильность евро и других валют в значительной степени влияет также изменение «покупательной способности» доллара при приобретении за него других валют, поэтому манипуляции спекулянтов с его продажами вызывают глобальные финансовые кризисы. Дело в том, что доллар добровольно признан всеми странами мировой валютой. Но эта «мировая валюта» - липовая, так как не существует мировой экономики, как большой кооперационной системы, частью которой якобы является Россия, что тоже выставлялось в качестве довода необходимости вступления в ВТО. Сегодня словосочетанием «мировая экономика», на самом деле, подменяется понятие «международное разделение труда», обычно не согласуемое между странами в расчете на случайный спрос на мировых рынках товаров и услуг. Ну, а если не существует мировой экономики как системы, то не может объективно существовать и единой мировой валюты, оборот которой в мире необходимо было бы поддерживать в соответствии с мировым оборотом вселенской товарной массы (см. «Экономический кризис в России - порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» - «Промышленные ведомости» № 10, октябрь 2011 г.).
Кандидатов в банкроты их партнеры по еврозоне пытаются спасти кредитами за счет средств налогоплательщиков. Но принципиально в экономике этих стран ничего не меняется. Ведь рост внешних заимствований и большая безработица во многом там порождены бесконтрольной спекулятивной деятельностью банков на фондовых и валютных рынках. Выдают они и кредиты, но в основном тоже финансовым спекулянтам. Однако сумма выдаваемых кредитов существенно превышает собственные и привлеченные средства. Впрочем, это общемировая тенденция. По-русски это называется фальсификацией денег, а на Западе для ее легализации придуман лукавый термин «кредитная мультипликация», причем благополучие экономик стран оценивают по состоянию их фондовых и финансовых рынков. Поэтому вместо целевого кредитования промышленных предприятий при наличии у них заказов, в Евросоюзе спасают обанкротившиеся банки. Так, испанским банкам выдается сейчас 100 млрд. евро, чтобы они продолжили спекулятивную деятельность.

Конечно же, поддержка финансовых спекуляций вместо поддержки реального сектора экономики евро не спасет. Совершенно очевидно, что в условиях продолжающегося мирового финансового и экономического кризиса теряющий свои позиции евро потянет за собой на дно многие страны. Поэтому «тонущие» ради собственного спасения станут вынуждать банкротов покидать еврозону, и те будут восстанавливать свои прежние валюты. Но, чтобы выжить, им придется создать самодостаточную экономику, а это для сравнительно небольших стран с ограниченными ресурсами возможно лишь в кооперации с другими странами. Таким образом, придется договариваться о создании единой экономики, сбалансированной по ресурсам, объемам производства и сбыту в целом по системе и отдельно по странам, и также вновь вводить единую валюту. Но вне рамок единого государства и единого политического руководства такое невозможно. Руководители европейских государств, судя по происходящим событиям, до осознания причин нарастающего в Евросоюзе кризиса еще не доросли. К сожалению, в Таможенном союзе пошли по такому же пути.

Мировой финансовый и экономический кризис, во многом вызванный ростом финансовых спекуляций, и которые теснят товарное производство, привел к нестабильности и падению спроса продукции на мировых рынках. В этих условиях государства при падении мирового спроса оказываются объективно заинтересованы в увеличении продаж отечественных товаров внутри страны, чтобы компенсировать снижение экспортных доходов. Поэтому не исключено, что с нарастанием мирового финансового и экономического кризиса члены ЕС и ВТО начнут отказываться от соглашений о свободном перемещении товаров и капиталов через их границы, чтобы восстановить свой суверенитет и защитить свои внутренние рынки, в том числе ограничив вывоз валюты.

Правила ВТО нарушают права человека, провозглашенные Декларацией ООН и Конституцией России

Чиновники, которые почти 20 лет вели переговоры о вступлении России в ВТО, получали все эти долгие годы за счет средств налогоплательщиков хорошую заработную плату и немалые загранкомандировочные. Как известно, фактически налогоплательщиками являются не организации, а граждане страны. Именно население, приобретая потребительские товары и услуги, в конечном итоге выплачивает все налоги, которые концентрируются в конечных ценах товаров и услуг. Поэтому от его материального благосостояния и платежеспособного спроса зависит благополучие государства, а право на достойную жизнь провозглашено Всеобщей декларацией о правах человека и гарантировано у нас ст. 7 Конституции Российской Федерации.

Однако, похоже, что российские переговорщики, добиваясь присоединения России к ВТО, были озабочены не столько соблюдением прав сограждан, а также интересов малого и среднего бизнеса и тем самым самого государства, сколько добивались выгод для нескольких металлургических магнатов, у которых большая часть промышленных активов размещена за рубежом. Именно эти магнаты инициировали вступление России в ВТО, так как были заинтересованы в ликвидации таможенных барьеров, чтобы беспрепятственно вывозить из страны на свои зарубежные предприятия дешевую руду, металлолом и свои сырые металлы. Это позволит им существенно уменьшить затраты на производство конечной металлопродукции на своих зарубежных заводах и устранить конкурентов, в том числе в России (см. «Металлурги просят "накрыть" импортеров огнем. Незаконные расследования Минпромторгом импорта крепежа и металлопроката чреваты усилением экономического кризиса» - «Промышленные ведомости» № 5-6, июнь 2009 г.).

Всеобщая декларация о правах человека была принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Российская Федерация, будучи членом ООН, должна соблюдать положения этого международного документа, и все они зафиксированы в Конституции страны. В п. 4 ст. 15 Конституции сказано, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотрены российским законом, то применяются правила международного договора».

Всеобщая декларация о правах человека – документ ООН, поэтому он обладает более высоким юридическим статусом в сравнении с правилами ВТО. Так как Декларация согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ является составной частью ее правовой системы, то при подписании соглашения о присоединении России к ВТО приоритетной является норма п. 1 ст.15 российской Конституции: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Таким образом, условия о присоединении России к ВТО имеют юридическую силу лишь в том случае, если они не противоречат Всеобщей декларации о правах человека. Положения восьми из 30 статей Декларации касаются соблюдения достойного жизненного уровня человека, который обеспечивается соответствующей заработной платой, достаточной, как минимум, для простого воспроизводства ресурсов человека и выращивания, хотя бы, одного наследника. Достаточность размера заработной платы определяется покупательной способностью рубля, которая зависит от цен на товары и услуги.

Одно из условий пребывания в ВТО – установление внутренних цен в каждой стране равными внешним в пересчете по соответствующим валютным курсам. Казалось бы, если следовать требованиям ВТО о необходимости соблюдать условия равноправной и добросовестной конкуренции, то курсы валют для обеспечения эквивалентности товарообмена по стоимости, чтобы не обманывать друг друга в торговле, надо устанавливать по их паритетам покупательной способности. Упрощенно говоря, это означает, что если пирожок с мясом в Германии стоит в среднем 1 евро, а в России – 5 рублей, то пирожковый курс должен равняться паритету покупательной способности валют – 1 евро за 5 рублей. На самом деле, для этой цели должна быть сформирована достаточно представительная корзина потребительских товаров и услуг, соотношение цен которой, допустим, в евро и рублях, и составит обменный курс этих валют по их паритету покупательной способности. Аналогично нужно установить курсы для «корзины» промышленной продукции и набора сырьевых ресурсов, и периодически корректировать все курсы в соответствии с изменением ценовой инфляции. Но тогда у финансовых воротил Соединенных Штатов и других стран ВТО исчезнет возможность воздействовать на экономики других стран, манипулируя базарными курсами доллара.

Как отмечалось выше, для увеличения бюджетных доходов от экспорта в пересчете на рубли Центробанком установлен курс обмена рубля с долларом, который примерно вдвое превышает паритет их покупательной способности. Это означает, что покупательная способность рубля занижена вдвое. Поэтому подтягивание внутренних цен к значениям внешних согласно действующим базарным валютным курсам ведет к росту в стране ценовой инфляции, в том числе из-за удорожания импортных товаров, поставки которых растут, потере остатков конкурентных преимуществ по себестоимости российских товаров и росту энергозатрат на их производство, и существенному снижению реальных бюджетных доходов от экспорта в рублевом исчислении. В результате будет снижаться жизненный уровень населения, что противоречит как Всеобщей декларации ООН о правах человека, так и п. 1 ст.15 Конституции РФ о том, что «законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации», согласно п. 2 ст. 55 которой «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Напомню, что соглашение о присоединении к ВТО после его ратификации станет частью российской правовой системы (п. 4 ст. 15 Конституции).

Установить же новый курс обмена рубля с долларом и евро - по паритетам их покупательной способности с рублем – нам не позволят. Это будет расцениваться как нарушение правил ВТО, направленное на создание преимуществ отечественным товаропроизводителям. На самом же деле, несоответствие обменных курсов валют членов ВТО их паритетам покупательной способности, - это мера дискриминации в отношении стран с более «дешевыми» валютами, навязанная крупными корпорациями и банками США. Фальсификация курса обмена валют ущемляет как права населения России, так и населения многих других стран, членов ВТО. Разрешить эту проблему, очевидно, могли бы Конституционный Суд России и Европейский Суд по правам человека. Но это лишь одно из следствий «международной» валютной политики. Навязанная фальсификация валютных курсов превращает страны с «дешевой» валютой в источники наживы для стран с валютой «дорогой».

Фальсификация курсов валют – как средство уворовывания чужого капитала

Допустим, пирожок с мясом в Германии стоит в среднем 1 евро, а в России – 5 рублей, однако курс обмена этих валют установили равным не 1 к 5, то есть по паритету их покупательной способности, а 1 евро «продают» за 10 рублей. Тогда турист из Германии, поменяв у нас евро на 10 рублей, купит два пирожка, а приезжий из России – лишь один. Установление Центробанком России валютных курсов рубля, которые примерно вдвое занижают его реальную покупательную способность, ведет фактически к бесплатному вывозу немалых объемов экспортной отечественной продукции, в то время как импортные товары закупаются по завышенным ценам. Но экономическая ситуация в стране усугубляется всей порочной денежной политикой, проводимой с 1992 г., частью которой является валютная. И вот почему.

Для обеспечения баланса товарно-денежного обращения, то есть, чтобы можно было полностью рассчитываться за все производимые и продаваемые в стране товары и услуги, денежная масса должна превышать ВВП – сумму их добавленных стоимостей, так как ВВП, будучи составной частью товарного оборота в экономике, всегда меньше его стоимости - цены. Иначе говоря, агрегат М2 необходимо «привязывать» к товарной массе с учетом их оборота. Денежная масса прокручивается в экономике за год примерно дважды. Например, в Китае она вдвое превышает ВВП, так как он составляет примерно половину товарного оборота.У нас ВВП также составляет примерно половину товарного оборота в экономике, поэтому денежная масса для поддержания баланса товарно-денежного обращения должна превышать ВВП  тоже, как минимум,  в два раза. 

Однако  соблюдением этого условия, необходимого для обеспечения устойчивости рубля и экономики как большой системы, все годы «реформ» пренебрегают. Тем самым игнорируются научные основы экономики и п.2 ст. 75 Конституции. Этой конституционной нормой Центробанку вменено в обязанность обеспечивать устойчивость рубля, под которой следует понимать устойчивость его покупательной способности, а не базарного валютного курса с бивалютной корзиной, как это трактуют власти. Однако с началом так называемых экономических реформ рублевую денежную массу якобы для борьбы с инфляцией приравняли к золотовалютному резерву по обменному курсу рубля и доллара. Была создана парадоксальная ситуация, которая продолжается по сей день. Обусловив эмиссию рублей поступлением в Россию долларов, власти превратили рубли в дешевую копию американской валюты, эмиссия которой нам неподконтрольна. Доллары получают в обмен в основном на наши углеводороды. Благодаря искаженному валютному курсу, которым занижается реальная покупательная способность рубля, часть нашей экспортной продукции достается зарубежным покупателям фактически на халяву.

Золотовалютный резерв был в 1990-е годы невелик, поэтому валютный курс установили таким, которым тогда примерно втрое искусственно занижалась покупательная способность рубля. В результате денежная масса не превышала 15-20% ВВП, а Центробанк существенным обесцениванием рубля в валютном исчислении пытался накачивать бюджет инфляционными рублями. Так как денег в обороте катастрофически не хватало, а объемы продукции были относительно велики, то возник масштабный бартер, а правительство выпуском долговых облигаций строило гигантскую финансовую пирамиду заимствований.

Бартером экономика и вожделенный для реформаторов рынок отчаянно сигнализировали о необходимости устранить денежный дефицит, но реформаторы эти сигналы игнорировали. Они продолжали абсурдную практику эмиссии рублей в привязке к золотовалютному резерву, хотя рубли надо было печатать в полное обеспечение товарного оборота, а не в обмен на валюту, которой в пересчете по курсу на рубли для обеспечения оборота товарной массы катастрофически не хватало. В результате из-за нехватки денег сворачивалось товарное производство, а власти создавали условия для увеличения экспорта углеводородного сырья. Демонетизация российской экономики, положенная в основу экономической политики правительства, и которая продолжается по сей день, явилась главной причиной развала товарного производства, обнищания значительной массы людей и последовавшего в августе 1998 г. дефолта.

 С подорожанием нефти и увеличением золотовалютного резерва денежная масса росла, однако демонетизация экономики продолжалась, в том числе изъятием из оборота значительной части денежной массы. Денежная масса по-прежнему удерживалась в размерах, намного меньше требуемых, и не превышала в среднем 40% относительно ВВП. Если полагать, что она оборачивалась дважды в год, что вполне реально, то  денежный дефицит в обороте в последние пять лет ежегодно составлял в среднем 40%. Об этом свидетельствует и непрерывный рост кредиторской задолженности предприятий.

Кредиторская задолженность нефинансовых организаций на конец декабря 2009 г. составила 14,88 трлн., на конец 2010 г. - 17,52 трлн.,  а к концу 2011 года возросла до 20,914 трлн. рублей. Очевидно, денежную массу в указанные годы требовалось увеличить, как минимум, на соответствующую кредиторскую задолженность, что позволило бы уменьшить и дебиторскую задолженность организаций. 

Из-за искусственно созданного дефицита денежного обращения совокупный внешний долг в стране к 1 января 2012 г. возрос до 538,94 млрд. долларов, из которого на корпорации приходилось свыше 329,6 млрд., а внешний долг российских банков (полученные кредиты, различные долговые обязательства, депозиты нерезидентов и пр.) превысил 164 млрд. долларов. Совокупный внешний долг к этому времени значительно превысил золотовалютные резервы, которые уменьшились до 498,649 млрд. долларов, причем немалая их доля вложена в американские облигации с весьма низкой доходностью. В случае дальнейшего обострения мирового финансового кризиса и банкротства банков США, чьи ценные бумаги приобрел Центробанк, значительная часть его золотовалютных резервов исчезнет. Тогда нечем будет выплачивать внешние долги и России грозит новый дефолт. Таким образом, абсурдная политика эмиссии рублей в обмен на поступающую в страну валюту в виде экспортной выручки и зарубежных кредитов продолжается.

Часть не достававших в обороте денег покрывалась кредитами коммерческих банков, сумма которых к концу 2010 г. года превысила  21 трлн., а к концу 2011 года – 27,9 трлн. рублей, что на 3,114 трлн. и 3,368 трлн. рублей соответственно превышало в эти годы денежную массу.

Всего из выданных в 2010 г. коммерческими банками кредитов отсутствовавшими у банков деньгами, а также сверх денежной массы, и деньгами, недоступными для кредитования, которые постоянно используются в обороте, фиктивными оказались кредиты на сумму свыше 8 трлн. рублей, а из выданных в 2011 г. - на сумму свыше 9 трлн. рублей

Как при этом сводили балансы в Банке России, Минэкономразвития и Минфине, если сводили, непонятно. Центробанк для компенсации дефицита банковской ликвидности, обусловленного выдачей фиктивных кредитов, ежедневно заимствует банкам деньги в виде однодневных кредитов.  В октябре - декабре  2011 г.  размер однодневных займов колебался  примерно от 130 млрд. до 210 млрд. рублей, а ежедневные остатки на корсчетах в ЦБ составляли от 600 млрд. до  980 млрд. рублей. Фальсифицированными деньгами обеспечивается и часть теневого оборота в экономике,  который оценивается в размере 40%. О масштабах «тени» можно судить, например, по продажам в России кожаной обуви (см. «Почему российские банки выдают фиктивные кредиты триллионами несуществующих рублей?» - «Промышленные ведомости» № 4, апрель 2012 г.).

Таким образом, можно резюмировать следующее. Почти все российские банки  путем выдачи фиктивных кредитов, не обеспеченных не только соответствующими банковскими активами, но и денежной массой в стране, проводят, по сути, эмиссию фальсифицированных денег, причем в больших масштабах, и строят из них финансовые пирамиды. Часть этих кредитов «обналичивается» или конвертируется в валюту, которую вывозят за рубеж. А Центробанк ежедневным кредитованием коммерческих банков поддерживает эту фальсификацию. Вступление в ВТО открывает широкий доступ на наш рынок зарубежным банкам, что значительно увеличит в России оборот спекулятивного капитала и увеличит беспрепятственный его вывоз за рубеж. Вывоз может продолжаться вплоть до исчезновения золотовалютного резерва. А если в стране не останется валюты, то корпорациям и банкам нечем будет отдавать внешние долги, и тогда им грозит банкротство.

Вступив в ВТО, руководство России лишается возможностей устранить многие серьезные пороки экономической политики. Поэтому все перечисленные выше факторы вряд ли позволят модернизировать российскую экономику. Спасти страну сможет либо массовый исход членов ВТО, включая Россию, из многих соглашений с этой организацией, либо самостоятельный выход из ВТО, когда начнут систематически проявляться прогнозируемые многими экспертами негативные тенденции. Только потери бюджета от снижения или ликвидации ввозных и вывозных пошлин оцениваются многими миллиардами долларов.

Ситуация усугубляется, как отмечалось, правовой незащищенностью нашего рынка от ввоза некачественных и опасных товаров, которая возникла с принятием закона «О техническом регулировании», и чему в немалой мере способствовали заинтересованные в ВТО металлургические магнаты (см. «Коллективный поп Гапон во главе лжереформы технического регулирования. Почему вице-президент РСПП Дмитрий Пумпянский ратует за снятие барьеров в торговле, неограниченную экспансию иностранных стандартов и приватизацию стандартизации?» - «Промышленные ведомости» № 4, апрель 2010 г.).

Продержаться какое-то время на плаву должен помочь возврат к обязательности применения наших ГОСТов, которые гармонизированы с международной системой стандартизации ISO. Международные нормы качества продукции позволят нам хотя бы защититься от ввоза опасных и некачественных товаров. Подробней об этом говорится в статье «Коль прыгать в омут ВТО, то в госстандартах по ISO», публикуемой в этом же выпуске газеты.

Моисей Гельман

http://www.apn.ru/publications/article27052.htm


0.32501983642578