14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Кем проводилась "сердюковская реформа"

Cмены министра обороны ждали давно. Если кого и не надеялись увидеть в новом правительстве — так это Анатолия Сердюкова. «Самый непопулярный министр» — это как раз он. В общем, действительно, кинозвёздами с таким лицом не становятся. И такого количества обидных прозвищ не удостаивался почти ни один другой государственный деятель. Но, вопреки ожиданиям почтеннейшей публики, он остался министром и в новом правительстве. И по вполне понятным причинам: задачи, которые перед ним ставились, — выполнялись. 

Тем не менее, на популярности самого министра успешность реформы Вооружённых Сил никак не сказалась. О самой реформе судили во многом по личности министра, с именем которого она прочно ассоциировалась. 

Итак, что же именно подлежит обсуждению. С поднятыми зарплатами и централизацией их выплат никто не спорит. Серьёзный сдвиг с обеспечением жильем — тоже налицо. Реальное перевооружение и новую технику в войсках — никто не критикует. В разы увеличившаяся боевая подготовка с постоянными учениями и уровнем обеспечения и снабжения, расходом ГСМ и боеприпасов, о котором до 2007 можно было только мечтать — тоже факт. Вывод хозработ из ежедневной жизни подразделений — поддерживают все. Критикуют передачу их на аутсорсинг, но как это можно было сделать иначе? Привлечение на службу контрактами, уменьшением до года срочной, борьбой с неуставняком, когда на каждый чих прилетает проверка из военной прокуратуры — наверное, можно было по-другому, но сделано так.

Наиболее сложные вопросы, как ни странно, относятся к чисто военным аспектам реформы. Переход от дивизионной структуры неполного состава к бригадной постоянного. Изменение структуры управления, укрупнение округов, создание общих командований разновидовых сил. Сокращение общей численности ВС. Укрупнение военных вузов и многое другое. Все эти преобразования приписываются гражданским реформаторам, пришедшим в центральный аппарат МО вместе с Сердюковым — «эффективным менеджерам». В реальности именно эти преобразования и планировались, и обосновывались, и претворялись в жизнь как раз кадровыми военными -- теми, кто прекрасно понимал, что и как нужно делать. Они не просто давно назрели, а даже перезрели. Другое дело, что эти преобразования были невозможны без сокращения кадрового состава и ущемления интересов очень большого числа офицеров, в том числе высшего звена управления. Уже много сказано, что сделать это могли только люди «чужие» в армии. Тем не менее, это сделано. Тем, кто надеется, что со сменой министра будет какой-то откат назад, могу посоветовать разочароваться сразу.

Причиной смены министра обороны стала не реформа Вооружённых Сил — здесь как раз почти всё удалось, хотя немало ещё предстоит сделать. Министр обороны лишился должности из-за факта незаконного обогащения его подчинённых — это безусловный факт. Масштабные хищения в структуре, единственным акционером которой является Министерство обороны, вряд ли можно назвать явлением исключительным. То, что чиновники в самых различных областях не могут удержаться от личного обогащения, используя государственную должность, — совсем не новость. К уровню их материального положения, превышающему разумное представление о достатке, люди скорее привыкли, чем удивляются. И странно было бы предполагать, что от порока корыстолюбия избавлены люди, имеющие самое непосредственное отношение к собственности Министерства обороны. Но скандал с хищениями дискредитирует не только вороватых завхозов и лично министра как их начальника — а всю реформу. В общественном мнении реформы связаны с личностью министра. А смена министра имеет прямое отношение к воровству в «Оборонсервисе». Таким образом, на всё, что сделано, легла тень недоверия. Хотя самой реформы эти хищения касаются очень относительно. Примерно как воровство кирпича на стройке завода. 

Репутацию бывшего министра уже вряд ли что-то спасёт — он и без того был «самым непопулярным». Самый сложный этап преобразований, когда необходимо было «резать по живому» теперь прочно ассоциируется с не самым фотогеничным министром, так же, как и корыстолюбие подчиненных ему чиновников. Сажать таких просто необходимо, чтобы избавить остальных от иллюзии вседозволенности. И, наверное, к лучшему, что это произошло именно сейчас. Репутацию преобразования Вооружённых Сил восстановить очень трудно. Здесь бесполезно что-то доказывать или убеждать в правильности шагов и решений — вопли о том, что всё делалось ради «откатов и попилов», получили реальное подтверждение. Возглавить Министерство обороны должен был человек, которому доверяют. Собственно, поэтому пришлось переводить одного из немногих людей, обладающих безусловным авторитетом в обществе, с другого недавно полученного поста. Назначение Сергея Шойгу, в значительной степени способно вернуть военному строительству доверие.

Теперь можно констатировать две вещи. Во-первых, людей, обладающих репутацией, у нас не так уж много. Во-вторых, репутация становится одним из главных достоинств человека на государственной должности. И это обстоятельство кажется очень важным. Особенно в области обороноспособности Родины. 


Александр Горбенко

http://www.odnako.org/blogs/show_21904/


0.14155197143555