21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
Архив материалов
 
О внутренних инвестициях
Итак, иностранные инвестиции в Россию для производства экспортной продукции не пойдут. Во-первых, не придут инвесторы с высокими технологиями, на которых можно получить высокую прибыль – такие инвестиции и на Западе нужны, и никто утечки новейших технологий оттуда не допускает. А инвестиции в производство низкотехнологичных товаров не придут, потому что на такие инвестиции полно тёплых стран. Наконец, инвестиции в производство товаров для внутреннего потребления понемногу идут, но недостаточно, чтобы существенно изменить ситуацию в России и тем более позволить ей оторваться даже от наиболее успешных «тёплых» развивающихся стран – Мексики, Малайзии и т.д.

Однако, это не значит, что в России невозможно организовать производство товаров одной из двух групп своими силами. Да, для налаживания коммерческого выпуска товаров второго типа нужны огромные инвестиции в Россию, потому что наиболее высокотехнологичные отрасли были лишены собственных средств ещё в начале 90-х, а инвестиции под производство товаров второго типа нужны огромные. Согласно правилу о запрете инвестирования технологии в страну-геополитического противника, инвестиции в Россию под технологию второго типа не придут никогда. Инвестиции под производство товаров второго типа могут быть сделаны только на основе собственных оборотных средств, а их в условиях российского климата можно накопить только при производстве товаров второго типа, которые оставляют прибыль. Возникает замкнутый круг. Те холодные страны, которым удалось единожды вырваться из этого круга, сосредоточились на производстве товаров второго типа (при их небольшом населении это возможно), экспортируют их и, получая олигопольную надбавку, вкладывают значительную часть прибыли в то, чтобы и далее производить товары второго типа, а не первого. И благодаря олигопольной надбавке, им удаётся компенсировать повышенные расходы на проживание в холодном климате. Получается, шанс России – это найти собственные средства для инвестиций в производство товаров второго типа и, разумно ими распорядившись, совершить технологический толчок, а затем постоянно концентрировать все силы на поддержании опережающего технологического уровня. И собственные деньги для инвестиций можно найти. Это, в первую очередь, нефтедоллары. Но это значит, что надо их по-другому расходовать и пресечь не только отток капитала из России, но и отказаться от того потребления импорта, которое является паразитическим, т.е. не играет роли незаменимого поощрения особо эффективной работы.

Здесь стоит упомянуть об инвестициях, рассчитанных на внутреннее потребление, необходимо разобраться с устоявшимся критическим отношением к таким инвестициям. Часто пишут, что такие инвестиции приносят нашей стране только вред, потому что позволяют инвесторам приобрести и вывезти нефть в обмен на гамбургеры или пиво. Зачем в России построен Макдональдс? Зачем хозяину Макдональдса русские рубли? Что он на них купит? Доллары! И вывезет их из России и инвестирует в тёплые страны, что на практике и происходит. Откуда же в России доллары? От продажи сырья. По сути, мы просто меняем нефть на гамбургеры. А для «удобства» введена конвертация (заметьте, внутренняя) рубля. То же самое относится и к «Диролам» и проч.

Слов нет, в приведённом примере польза от подобных инвестиций, мягко говоря, неочевидна. Однако дело тут не в самом по себе инвестировании во внутреннее потребление, а в других факторах. В первую очередь, это низкие внутренние цены на нефть, позволяющие конвертировать слишком малое число гамбургеров в слишком большое количество нефти. Во вторую очередь, это неправильное распределение доходов внутри страны. Россия теряет на гамбургерах много нефти не потому, что это инвестиции во внутреннее потребление, а потому что часть российского населения слишком богата и позволяет себе тратить деньги, на которые можно купить очень много нефти, на всякие гамбургеры. Интересно, что вся страна субсидирует при этом потребление ими гамбургеров и пива: вдобавок к их формальным доходам, страна доплачивает им разницу между внутренними и мировыми ценами на нефть, пошедшую в уплату гамбургеров. Получается, что в данном случае вовсе не иностранные инвесторы грабят Россию, а свои же граждане. Потом это приводит к утечке капитала в виде нефти, но направляют её за рубеж русские покупатели гамбургеров, а не иностранные инвесторы. Может, лучше отобрать у покупателей гамбургеров, по меньшей мере, нефтяную субсидию на разницу цен и направить её прямо на инвестирование из государственных источников?

Но если в России не будет ценовых и распределительных перекосов, то иностранные инвестиции в производство товаров для внутреннего потребления могут оказаться выгодными, особенно когда речь идёт об инвестициях вместе с новыми технологиями (не стратегически важными, разумеется). Такими технологиями развитые страны действительно делятся. Ведь знание, как организовать супермаркет – это тоже технология. К технологиям производства, рассчитанным на внутреннее потребление, относится производство ряда трудноперевозимых стройматериалов и т.д. На такие технологии наблюдение А.Решняка не распространяются. Чтобы разобраться, насколько такие инвестиции выгодны для России, представим, что какая-то иностранная фирма придет с новой технологией и инвестирует в производство систем отопления, которые сэкономят половину горючего. Для простоты будем считать, что себестоимость старых и новых систем одинакова и что в обоих производствах заняты одинаковое число работников (чтобы не сравнивать варианты трудоустройства и т.п.). Чтобы победить местных конкурентов, иностранной фирме придётся продавать системы по такой цене, чтобы потребители тоже получали какую-то выгоду по сравнению с тем положением, что они имели при закупке старых систем отопления. Иными словами, российские потребители действительно будут платить за новые системы больше, чем платили за старые, но увеличение в цене будет включать только часть сэкономленного горючего, а не всё сэкономленное горючее. В этом случае, грубо говоря, прибыль фирмы — это и есть часть сэкономленного ею для России горючего. И тогда нет ничего страшного в том, что она вывозит часть сэкономленного её силами горючего — и нам, и им хорошо. Поэтому огульно критиковать инвестиции для внутреннего потребления неправильно.

Продолжение следует...
Миронин С. Кудрявцев М.
Другие статьи этого автора

0.052052021026611