21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Почему они не приходят?

После первоначальной эйфории “демократических” реформ начала 90х годов, характеризовавшейся, в первую очередь, огромным энтузиазмом народа, принимавшим участие во всевозможных политических выборах и демонстрировавшим огромный процент явки избирателей, этот энтузиазм стал мало-помалу угасать. В настоящее время даже в такой “колыбели” демократических реформ, как Санкт-Петербург, явка избирателей на выборы мэра города снизилась практически до предела – 25-30%, допускаемого законодательством о местных выборах для признания их состоявшимися. Не «отстают» от него и другие города. Например, в Челябинске выборы в городскую Думу постоянно оказываются под угрозой срыва, до четверти депутатских мандатов так и остаются невостребованными. Дума постоянно встречает проблемы с обеспечением кворума, так как в 2-3 округах выбрать депутата не удается даже после 3-4 избирательных кампаний-довыборов подряд.

Разумеется, такое “точное” соответствие процента явки с требованиями закона не может не вызывать сомнений. Как говорят, на избирательные участки у нас является ровно столько избирателей, чтобы сделать выборы состоявшимися, если надо по закону не менее 25% избирателей – является 25-30%, надо 50% — является 50-55%. Но, несмотря на очевидные ухищрения властей, реальное желание людей принимать участие в этих спектаклях “демократической” России неуклонно падает. В полный рост встает опасность для власти допустить срыв мартовских президентских выборов – так как для того, чтобы они были признаны состоявшимися, требуется обеспечить явку более 50% от числа зарегистрированных избирателей. А на думские выборы явились, даже с учетом предположительно “нарисованных” ЦИКой 3 миллионов “мертвых” душ, едва 55%. И хотя из истории постреформенной России известно, что в выборах президента принимают участие обычно чуть большее число избирателей, чем в думских выборах – перспектива, что “неблагодарный народ” подложит большую свинью нашему “дорогому” президенту – уже стала сниться в кошмарных снах всем представителям чиновничей вертикали “Единой России”. А перспектива эта весьма реальна – несмотря на дутые рейтинги, демонстрирующие высокий накал “всенародного доверия и любви” к президенту, действительность от них весьма далека.

Вопрос о том, почему же активность людей и степень их участия в выборном процессе неуклонно снижается, разумеется, давно муссируется и в “демократической” и в оппозиционной прессе. На первый взгляд, ответ на него очевиден и не вызывает никаких сомнений. “Очевидными”, разумеется, оппозиционная и “демократическая” пресса считают ответы разные. С точки зрения “демократов”, снижение явки избирателей – в чем-то положительный и ожидаемый процесс – дескать, со снижением степени гражданской активности сталкиваются все развитые капиталистические страны, плюс, в обществе начинают возобладать тенденции “не лезь в политику – сосредоточься на зарабатывании собственных денег”. На периферии, если можно так выразится, “демократической” прессы (это прежде всего органы потерпевших поражение Яблока и СПС) выражен и несколько иной взгляд, впрочем, не страдающий оригинальностью: русское быдло, мол, не заслужило демократии, стосковалось по кнуту хозяина и своей пассивностью готовит приход к власти патриотов-ультранационалистов.

При всей ущербности сравнения России с развитыми странами (и не в пользу России, увы) и динамики политической активности, тем не менее, следует признать что снижение числа избирателей, принимающих участие в выборах характерно и для европейских стран, причем это снижение может сочетаться с явным ростом участия людей в акциях “прямого” действия – таких, как антиглобалистские и антивоенные акции.

В патриотической прессе объяснение этого феномена – снижения процента явки граждан на выборы отличается своей спецификой. С одной стороны, народ объявляется заманипулированным посулами и обещаниями власти на фоне со скрипом, но чуть возрастающего уровня жизни, с другой стороны, по примеру “демократов”, народ упрекается в недостаточно активной гражданской позиции, но уже приводящей не к победе ультранационалистов, а к победе чинуш-бюрократов “Единой России”.

Как видим, в объяснениях, и, на первый взгляд, достаточно логичных, недостатка нет. Тем не менее, причины такого поведения людей, приводящих к упрекам их как справа, так и слева, на мой взгляд иные. И такое противоестественное совпадение взглядов “правых” и “левых”, в общем-то, сводящихся к нехитрой и неновой идее – какой плохой народ, не понимает, как мы жаждем ему послужить к его же пользе и не голосует за нас (коммунистов или “демократов”) – поневоле рождает мысль о том, что и те и другие не учитывают чего-то весьма важного. Не желают искать причины такого поведения людей в себе, в своих движениях и партиях, а не в людях. Хотя бы просто потому, что последнее – абсолютно неконструктивно. Политическая партия только тогда способна возглавить движение масс, когда она является выразителем их глубинных интересов. И если партии не удается такие интересы нащупать – что толку сетовать что народ, мол, плохой – от этого он хорошим не станет. Поэтому снижение политической активности избирателей на выборах при голосовании за партии любых направлений показывает, в первую очередь то, что ни одна из них не смогла избирателям предложить то, что бы отвечало внутренним устремлениям широких народных масс.

На мой взгляд, нарастающая апатия и снижение политической активности людей, отказ их от участия во всех и всяческих выборах объясняются не просто тем, что они никому не верят и не видят тех сил, которые бы выражали их интересы. Народ просто начинает понимать, и делает это намного раньше всех партий, понимать тот факт, что каждый из избирателей в отдельности и все они вместе не могут быть компетентны в вопросах, которые выносятся на выборы и облекаются в форму голосования за тех или иных кандидатов. Ведь что происходит? Все мы помним угар демократической эйфории, вынесший на высший государственный пост Б.Ельцина. Этот господин, в общем-то, обещал именно то, что и сделал – запустить широкий процесс реформ экономики, перестройку ее на манер рыночной. Разумеется, при этом были и определенные популистские обещания – высокого уровня жизни, и манны небесной. И, разумеется, голосуя за курс реформ каждый из нас имел ввиду именно цель реформ – всеобщее процветание, которое нам обещали из года в год, и даже обещали лечь на рельсы в том случае, если, мол, цены повысятся. Ан процветания не вышло. Дальше больше – на рельсы, разумеется, никто не лег, но теперь людей стали пугать “коммунистическим реваншем” и, опять же, для продолжения курса реформ, вынудили снова проголосовать за дорогого Борис Николаича.

Заметьте, что твердо обещали нам только одно – продолжать курс реформ. И, в общем-то, это обещание выполнили. Но рано или поздно люди, наконец, стали понимать, что голосовать за обещания они могут до бесконечности. У каждого из нас в конце концов возник вопрос – а насколько я, лично я компетентен, чтобы оценивать – надо ли стране проводить реформы? Как избежать обмана со стороны разного рода “обещалкиных”? Конечно, реформы провалились, но если проголосовать за коммунистов, кто даст гарантию, что это не очередной обман? Да и как можно спрашивать меня о том, какие реформы нужны стране и как именно их нужно проводить? Ведь я, этот вопрос себе может задать каждый, работаю на своем рабочем месте и там являюсь профессионалом – но не могу же я знать за всю страну? Вот в предвыборной программе блока “Родина” указывается, что блок будет выступать за проведение “ограничительной монетарной политики”. В проекте программы вообще вместо слова “ограничительной” употреблялось слово, которое не каждый найдет в словаре – “рестрикционной”, потом, видимо, “по совету друзей”, С.Глазьев заменил его на более понятное, что, однако, не повлияло на суть. Думаю, не более нескольких человек из сотни избирателей хотя бы понимают, что это такое – “ограничительная монетарная политика”, а тех, кто способен компетентно решить – нужно ее проводить или нет в масштабах страны – и того меньше. И как же поднимается рука предлагать человеку сделать “осознанный выбор”, за который ратуют как “демократы”, так и коммунисты? Может ли он по сути своей быть осознанным? На основании чего избиратель должен этот выбор делать? Ведь фраза про монетарную политику – всего лишь одна, а вся программа блока “Родина” – это два десятка страниц убористого текста. Как в ней разобраться даже добросовестному избирателю, который желает ставить галочки в бюллетене не просто так, а так, чтобы это было бы лучше для страны?

Вопрос, разумеется, ответа не имеет. Люди разуверились в своей возможности разобраться в проблемах страны, в том, что каждый способен избрать действенный способ их решения и, поэтому, все больше и больше самоустраняются от выборов и принятия на себя ответственности за свой, в общем-то, случайный выбор. Ведь определенные основания у Ельцина кричать о том, что, проголосовав за него, народ, тем самым, взял на себя ответственность за курс реформ – что ни говори, были. Ельцин обещал проводить реформы и проводил их, а ответственность за их провал с удовольствием возложил на людей – дескать, сами голосовали за реформы экономики – что хотели, то и получили. И возражать, что, дескать, голосовали не столько за реформы, сколько за хорошую жизнь и всеобщее процветание – тяжело, так как президент обещал процветание именно через проведение реформ. Что же остается человеку, который видит, что, играя на его некомпетентности в тех или иных вопросах, его беззастенчиво обманывают, манят на выборах конфеткой и сладкими обещаниями, а в конце концов, в бедственном положении обвиняют его же самого? Да только не ходить на выборы – не верить ничему и никому, и в первую очередь, самому себе – осознать, наконец, тот простой факт, что каждый избиратель, и он в частности, не могут профессионально и компетентно оценивать не то что экономические программы партий в целом, а даже отдельные предложения этих программ.

Какой же выход? Как совместить требования демократии, то есть непосредственного участия каждого в выборах верховной и местной власти и некомпетентность каждого же в сложнейших вопросах, в которых требуется свободно ориентироваться для совершения осознанного выбора? Предположим, есть партия А и партия Б. Каждая обещает благоденствие и процветание – но одна через всемерное ускорение процесса вступления России в ВТО (Всемирную торговую организацию), а вторая – наоборот, на условиях отказа от вступления туда? Попутно и те и другие обвиняют оппонентов в продаже Родины и корыстном интересе. И у той и у другой партии достаточно ученых-консультантов, своим авторитетом подтверждающих позицию политиков. Проблема тут может быть и в том, что у науки нет точного ответа – приведет ли вступление в ВТО к декларируемым целям, ученые просто выражают позиции разных научных школ, за каждой из которых – определенные весомые научные результаты, но расходящихся по этому вопросу. Что нужно сделать избирателю, чтобы совершить осознанный выбор? Совершенно очевидно, что вникнуть в вопрос на соответствующем уровне, разобраться в разногласиях ученых и составить свое мнение, тем более правильное – сможет в лучшем случае один из тысячи избирателей, а ведь это  — только один из вопросов, по которым расходятся наши партии А и Б, на самом деле каждая имеет целую программу, отличающуюся от другой по множеству пунктов.

Выход же, как это ни странно, весьма прост. Для того, чтобы лучше его понять, можно обратиться к опыту других структур общества, которые вынуждены решать сходные вопросы. Структур, в которых большинству или одному человеку приходится полагаться на мнение меньшинства в тех вопросах, где это меньшинство, очевидно, более компетентно. Это, например, предприятие. Директор крупного предприятия, как правило, не в состоянии вникнуть и детально разобраться в проблемах всех цехов или участков, имеющихся в его подчинении. Начальники цехов – более компетентны в проблемах, стоящих перед их коллективами. Каким же образом директор добивается, что начальник цеха его не обманывает, не вводит в заблуждение, пользуясь его некомпетентностью? Помогает ему в этом принцип ответственности за результат. Начальнику цеха ставится задача – обеспечить выполнение плана, добиться тех или иных показателей и устанавливается ответственность за его невыполнение. Ответственность – самая разная – от грозившего бракоделам и некомпетентным руководителям, неумеющим справиться с заданием лагеря или штрафбата в военное время, до лишения премии или увольнения в более спокойные времена. Жесткость наказания не главное, главное – его неотвратимость и назначение за недостижение конкретного результата. Иными словами, именно ответственность перед директором начальника цеха позволяет директору в какой-то мере положиться на компетентность своего подчиненного. Директор знает, что, если цех провалит план, ответит за это непосредственно начальник цеха, и от этой ответственности уйти ему будет очень сложно.

А теперь посмотрим, можем ли мы как избиратели, установить ответственность для партии, которая претендует на то, чтобы вести и привести нас к благополучию и процветанию? То есть можем ли мы установить какое-то наказание для лидеров партии и депутатов ее фракции или парламента в целом, которые нашими стараниями попадут в Думу, если в результате у них ничего не выйдет – в ВТО-то вступят (или откажутся), но ни благоденствия, ни процветания стране и народу не обеспечат? Очевидно, что ответ на этот вопрос – нет. Несмотря на то, что и партия А, и партия Б не переставая болтают об “ответственности перед народом” – вся их ответственность сводится к фикции. Скажем, партия СПС перед выборами много кричала, что каждому избирателю предлагает присоединиться к договору, который, дескать, опишет взаимные обязательства между СПС и избирателями. Примерно то же самое предлагал и С.Глазьев, лидер блока “Родина”, говоря об ответственности перед избирателями. Но если детально вглядеться в “договор” СПС и в то, какая же ответственность там предусматривается для партии, не сдержавшей своих обещаний, то картина открывается неприглядная. В лучшем случае, избиратель, якобы, получает право, в случае отступления партии от обещаний, изложенных в договоре (например, невнесения в Думу того или иного законопроекта), поднять вопрос об отзыве тех или иных депутатов фракции этой партии. Но ведь каждый избиратель и так, безо всякого договора вправе поднять вопрос об отзыве того или иного депутата – это право гарантируется избирательным законодательством, другое дело, что реализовать его практически невозможно. Очевидно, что для этого требуется недюжинная организованность со стороны избирателей и большие денежные средства – ведь отзыв организуется через повторное голосование, а кто оплатит работу избирательных комиссий и проведение этого голосования? Таким образом, никаких новых видов ответственности партия перед избравшими ее избирателями на себя не берет, за исключением, быть может, моральной, от которой господам из партий А и Б вполне может быть ни жарко ни холодно. Кроме жалкой возможности не проголосовать на следующих выборах за неоправдавших доверия депутатов, у народа нет никаких средств воздействовать на своих же избранников. Соответственно, избранники это чувствуют и вовсю пользуются – отсюда воровство, коррупция, беззастенчивое использование служебного положения в личных целях, да и просто некомпетентность наших депутатов. И только как бумеранг эта проблема безответственности потом возвращается в виде апатии и нежелания людей участвовать в выборах.

Как же сделать депутатов ответственными перед избравшим их народом, как передать в руки народу действенные рычаги воздействия на своих избранников? Очевидно, что речь должна вестись об определенном наказании для депутатов, не оправдавших доверия избирателей. Даже просто отзыв тех или иных депутатов мало что дает – как уже говорилось, для организации и проведения запутанной процедуры отзыва требуется наличие организатора или инициативной группы среди избирателей и значительных денежных средств. А вдруг эта инициативная группа всего лишь преследует цель отозвать неугодного депутата и посадить своего, который будет выражать интересы этой группы, а не всех избирателей? Другой вопрос – степень наказания для несправившихся со своей работой народных избранников. Наказание, разумеется, должно быть разным для разных уровней власти и находится в соответствии с, так сказать, уровнем соблазнов для каждого органа власти. Скажем, для депутатов думы небольшого городка, в котором их многие знают лично – вполне достаточно будет одновременно с новыми выборами выяснить мнение людей о том, оправдали ли доверие старые депутаты, и, если нет – объявить об этом публично, во всех средствах массовой информации – депутаты думы прошлого созыва при оценке избирателями заслужили вотум недоверия. Полагаю, такое моральное наказание будет весьма действенно. Ведь сейчас, даже если депутат проиграл выборы другому кандидату, он отнюдь не считает, что работал плохо – он готов говорить, что просто уступил место лучшему, даже намекает на неблагодарность горожан – и возразить ему трудно – нет ясно выраженной оценки его работы со стороны избирателей.

Что же касается депутатов высшего звена – Государственной Думы, да и президента – для них, очевидно, морального наказания в виде публичного порицания и объявления не оправдавшими доверие народа явно мало. Слишком велик уровень соблазнов. За лоббирование того или иного закона не в интересах народа, а в интересах своего кармана, депутат может получить столько, что будет плевать с высокой колокольни, как говорится, на все и всяческое недовольство народа. Не выберут в следующий раз? А ему, после ‘большого хапка’, больше и не надо. Поэтому, чтобы побудить таких депутатов служить и подчиняться интересам своих избирателей, интересам страны, наказание за неумение работать должно быть гораздо более суровым – вплоть до лишения свободы на срок, равный сроку депутатских полномочий. Если же депутат отстаивал интересы народа, но не смог противостоять большинству, работающему исключительно на свой карман – ему никто не помешает выйти к избирателям и объяснить свою позицию. Если люди сочтут его доводы заслуживающими внимания – он может избраться на новый срок полномочий и делом искупить вину перед гражданами России.

Только такая реформа политической системы России, предусматривающая введение института действенной ответственности депутатов, да и самого президента перед избравшим их народом может переломить тенденцию все большей апатии и неверия людей в то, что их голос что-то решает. Это не даст перекладывать на избирателей же вину за провал реформ или неправильное их проведение – так как каждый избиратель, вынося оценку депутатам будет руководствоваться исключительно изменениями качества своей жизни. А для определения, стало ему жить лучше или нет – ему не надо знать, надо ли было вступать в ВТО – надо просто оценить конечный результат – как та или иная политика, которую проводила политическая партия, выигравшая выборы, сказалась на его жизни. И если реформы привели к ухудшению качества жизни большинства граждан России, это должно автоматически констатировать полное фиаско органов государственной власти, за которым неизбежно должно следовать наказание, своей неотвратимостью гарантирующее, что другие любители поживиться за народный счет будут бежать от власти и депутатства без оглядки.

0.037051916122437