21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Метро-Ад
Втискиваясь в поезд метро,
мы не ведаем, доедем ли до следующей станции,
не превратившись в обрубок
обгоревшего мяса в искореженном вагоне…

М. Калашников и Ю. Крупнов
«Гнев орка» (апрель 2003 г.)



Информационная служба KMNews.Ru 7 февраля 2004 г., на следующий день после гибели как минимум полсотни наших дорогих людей в результате взрыва адской машины, сообщила:

Эксперты из США проследят за расследованием теракта в Москве

В Москву выезжает группа специалистов полицейского управления Нью-Йорка для наблюдения за следствием по делу о теракте в столичном метро. Этот визит является частью нью-йоркской программы по борьбе с терроризмом.

Американские специалисты считают, что у крупнейших городов России и США много общего, в том числе угрозы, которым они подвергаются. «Метро есть в Москве, метро есть и в Нью-Йорке», — говорят они.


Да, американские специалисты выдали нам очень важную информацию: метро есть и в Москве, и в Нью-Йорке.

Вообще, все выступления и сообщения по СМИ являются чрезвычайно информативными.

Например, вечером очередного страшного дня талантливый говорун Михаилом Леонтьевым в своей программе «Однако» успел всего в десять минут конфиденциально сообщить нам о том, что взрыв в метро – дело рук террористов. Он указал также, что с террористами не нужно вести переговоры, что те, кто призывает к переговорам, является их пособниками (вольными или невольными)… Он рассказал, что мы, несмотря на давление «других стран», не идём на поводу у террористов, а «боремся с ними. И побеждаем!». Он объяснил: самое главное – это бороться с террором. А все, кто призывает НЕ К ЭТОМУ – в той или иной степени враги.

А днём тоже шел поток информации. О том, что взрыв — это ужасно, что это — трагедия. О том, что «о взрыве в московском метро было немедленно доложено Президенту России», что «Владимир Путин постоянно получает информацию от соответствующих ведомств о ходе расследования».

Наконец, выступил глава государства и «сделал жесткое заявление по борьбе с терроризмом» (прилагательное жесткое, вероятно, должно было отсылать телезрителя к другому сообщению: за три дня до этого «Президент Владимир Путин заявил, что в случае задержки зарплаты к руководителям предприятий должны применяться жесткие меры»). В данном заявлении Президент также сообщил нам нечто сверхважное: всем руководит Масхадов. И в конце своего выступления про только что уничтоженных 39 (на тот момент) наших дорогих людей, зачем-то сказал: «Россия не ведет переговоры с террористами. Она их уничтожает».

Вот всё это, очевидно, и есть то «информационное общество», к которому нас зовут строители глобализации. Огромное количество информации, которая не про то и которая никому не нужна. И огромное количество жертв, которых не вернешь.

В сухом остатке: жуткий страх, ужас (слово «террор», напомним, и переводится как «ужас»).

Что же произошло и происходит на самом деле?

Во-первых, произошло очередное прямое пособничество власти и СМИ тем, кто организовал теракты.

Главная задача террориста — произвести ужас. Теракт — фабрика ужаса. Эффективная и производительная деятельность этой фабрики невозможна без многократного умножения средствами массовой информации. Более того, именно через СМИ ужас и производится. Оживающие, превращающиеся в живчики СМИ — первая и решающая составляющая теракта, главный цех фабрики ужаса. Те, кто позволил давать обильную информацию о теракте и те, кто фотографировал и публиковал фотографии вагона с остатками мёртвых людей — являются прямыми помощниками (неважно, вольными или невольными) диверсантов. Сюда же можно отнести и, буквально, наводнение города милицией и другими людьми в погонах и с автоматами ПОСЛЕ взрыва — также действует в правильном для организаторов теракта направлении. Инфантильность власти поражает.

Вторая составляющая производства ужаса: пустая, лживая, лениво и бездарно созданная «официальными лицами» информация — то есть дезинформация, создающая неопределённость и ещё и с этой стороны пугающую неизвестность и чувство полной незащищённости.

Третья информационная составляющая терроризма — бесконечные показы «фотороботов подозреваемых» (точно также было и после взрывов домов в августе-сентябре 1999 года). Эти угрюмые лица «неславянской национальности» за государственные деньги развешиваются на всех столбах и непрерывно демонстрируются по всем СМИ — и вносят свой немалый вклад в общее дело («бизнес») производства ужаса.

Четвертая составляющая. Отсутствие решения об объявление траура по погибшим по всей стране. Надеюсь, что это догадаются сделать хотя бы сегодня или завтра. Но отсутствие такого решения в первый день — показательно.

Пятая составляющая — абсолютно вредные указания на «пример Израиля, методы которого нам нужно перенимать», на некие нафантазированные «общепризнанные мировые принципы борьбы с террором». Россия не только не Америка, но и не Израиль (по крайней мере, пока).

Шестая составляющая — скрытие правды про то, что идёт война. И война в самом разгаре. Что мы имеем дело не с терактами — это ложное навязанное нам понятие, а с эффективными диверсиями.

Направляется война не из Чечни (хотя этим занимаются конкретные люди в Чечне и их многочисленные и хорошо организованные подельники в Москве всех национальностей) и не из «центров исламского терроризма» (хотя есть очевидные связи с рядом псевдоисламских боевых организаций) — а из отдельных центров внутри США, Великобритании, Израиля и, возможно, ряда других «развитых» стран (в том числе и спокойной «старой Европы»).

Направляется война теми, кто ответственен за взрыв 11 сентября, теми, чей единственный выход состоит не в организации мирового развития, а организации бесконечной тотальной мировой войны.

Указание в заявлении В. Путина на Масхадова, по меньше мере, непонятны.

На Кавказе сегодня несколько мощных боеспособных усиленных батальонов (до 700 человек каждый) — в частности, боевики Басаева и живого, скорее всего, Гелаева. Эти подразделения давно уже не подчиняются Масхадову, а напрямую подчиняются далёким зарубежным начальникам и, более того, методично готовятся сегодня к общему взрыву ситуации по всему Кавказу: через Абхазию (вероятнее всего, отряд Басаева), Южную Осетию (вероятно, Гелаев), Северную Осетию (теракты во Владикавказе), и Дагестан.

На Кавказе напрямую схлёстываются интересы Европы и США.

С Запада на Кавказ медленно, но верно «вползает» Европейский Союз. С Востока и Юга на Кавказ чуть поживее «забираются» США.

НАТО превращается в переговорный орган между Европой и США и, фактически, в генеральный штаб управления как стратегическими силами, так и отрядами боевиков. Масхадов при этом никого не интересует и никому не нужен. Кроме наших «борцов с терроризмом».

Что в итоге?

Отсутствие ясного обозначения врага, использование вредной сказки про «мировой терроризм», отсутствие дееспособных силовых ведомств.

И главное — продолжение самоубийственного курса на «интеграцию в мировое сообщество» и «завершение либеральных реформ», полное отсутствие стратегии восстановления и развития страны как мировой державы.

А это означает: теракты — а точнее диверсии — будут продолжаться, поскольку они не только возможны, но и необходимы до тех пор, пока Россия деградирует, а не развивается. А Россия сегодня под разглагольствования об экономическом росте и прочей продукции «фабрики грёз» деградирует.

В целом, я не вижу оснований что либо менять в том Плане по Чечне, который я предложил в июне 2002 года.

В начале прошлого года в «Гневе орка» М. Калашников и я писали:
«Нежелание людей видеть даже ближайшее будущее давно стало притчей во языцех. В 1900-м все казалось лучезарным и прекрасным. Разве что-то изменилось ровно век спустя? Так что, читатель, и нынешняя Реальность с бело-сине-красным флагом, Путиным, Пугачевой и Киркоровым преходяща. Впереди нас могут ждать весьма неожиданные повороты истории. Мы вообще живем в эпоху большой неопределенности. Выходя из дому, мы не знаем, станем или не станем мы через час заложником? Ложась почивать на ночь, мы не ведаем, не рванет ли сегодня гексоген в подвале нашего дома? Втискиваясь в поезд метро, мы не ведаем, доедем ли до следующей станции, не превратившись в обрубок обгоревшего мяса в искореженном вагоне. Садясь в самолет, мы рискуем увидеть последнюю картину в жизни: налетающие на нас стены небоскреба. И потому не стоит, право, отметать с порога ту картину, которую мы нарисовали в самом начале…»


А в самом начале мы нарисовали горячую войну в примерно 2007 году, похожую на репортажи из Югославии и Ирака.

Да, я забыл указать на ещё одну составляющую фабрики ужаса.

Речь идёт о целенаправленной дезориентации населения через специальные показы «о дружбе». Поразительно было смотреть на то, как непомерно широко улыбающийся заместитель Гендиректора агентства ИТАР ТАСС Михаил Гусман выслушивал заявления Советника Президента США по национальной безопасности Кондолизы Райс о том, «сейчас лучший период в американо-российских отношениях. Потому что Россия — страна переходного периода, но появляются признаки того, что она стремится нащупать свой путь к демократии». И о том, что «мы вместе боремся против кошмарных убийц, террористов, которые стремятся только убивать. Они говорят, будто у них есть какая-то политическая программа, но на самом деле они просто терроризируют людей, губят и убивают. А у нас очень хорошее сотрудничество в борьбе против террора».

Особую пикантность демонстрации улыбающихся Гусмана и Райс придавало два факта. Первое: недавний визит К.Пауэлла, который фактически принудил российское руководство к принятию условий Грузии по выводу российских военных из Грузии. Второе: гражданин Виктор Вексельберг потратил от $100 млн. до $150 млн. на приобретение яиц Фаберже  — то есть ту сумму, на которую можно купить в этом году для Российской Армии в два-три раза больше вертолётов, чем решено купить (ещё не купили) в этом году (аж пять штук).

… Да, метро есть и в Москве, и в Нью-Йорке. Поэтому в заключение ещё раз процитирую «Гнев орка».

«… Генерал Дроздов и его аналитическое агентство «Намакон» (фактически — частная русская разведка) 3 декабря 2002 года опубликовали на страницах газеты «Завтра» свой доклад «Подземный ветер». Процитируем обширный отрывок из оного.

«… В августе 1999 года, как нам известно, «Управление по специальным видам вооружений» Минобороны США (DTRA), воспользовавшись отчаянным безденежьем российских ученых и политическим хаосом, заключило прямой контракт N DTRA-99-М-0407 с одним из закрытых акционерных обществ (ЗАО), созданном при одном из московских научных институтов из числа его сотрудников, на проведение научной работы по проблеме «Метро» общей стоимостью 34.500 долларов США (наименования ЗАО и НИИ опущены во избежание подсказки террористам. По материалам агентства «Намакон»).

В соответствии с этим «проектом» группа российских специалистов, поставив под вопрос реальную безопасность нескольких миллионов соотечественников, за 34 с половиной сребреника подрядилась осуществить целевую научную работу по моделированию возможных последствий террористического ядерного взрыва в системе тоннелей типа метро.

При этом Заказчиком (Министерством обороны США) была определена конкретная задача по получению количественных оценок эффектов возникновения и распространения сейсмических ударных волн в геологическом массиве, распространения газовых потоков и зон разрушений в результате ядерного взрыва, осуществляемого в системе разветвленных тоннелей большой протяженности.

… Интересно все же: почему американцы заказали исследование последствий ядерных взрывов малой мощности не в нью-йоркском, а в московском метро?.. »

0.18576502799988