21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
Архив материалов
Пилзнер - чешский ресторан в Москве
 
«Проект» Путина
Ничто не “катится само собой”, как пытался в свое время убедить общество М.С.Горбачев, и ничто не “получается как всегда”, как позже пытался убедить В.С.Черномырдин. Свободная продажа земли — это не “как всегда”, это именно впервые в истории России. Расчленение РАО ЕЭС или Единой системы железных дорог — это не “как всегда”, ибо электрификация в России, начиная с плана ГОЭЛРО, шла по пути создания единой Системы, как и строительство сети железных дорог, начиная со второй половины XIX века.

Превращение в товар тепла для жилищ — это тоже не “как всегда”. Массовая урбанизация происходила в России начиная с 30-х годов ХХ века уже при централизованном теплоснабжении. Расчленение всех этих больших систем — проект для России новый, чужеродный и антироссийский. Ибо расчленяются именно те системы, которые соединяют, скрепляют огромную территорию в страну.

В общем, в двух словах, замысел реформаторов сводится к тому, чтобы провести “разгосударствление” ЖКХ, лишить эту сферу ее “коммунального”, общенародного характера, снять с власти обязанность содержать, развивать и модернизировать главные технические системы ЖКХ.

Утверждение, что государство не может и не будет заниматься восстановлением пришедшей в упадок за время реформ инфраструктуры, в среде правительственных чиновников сделано, видимо, очень жестко. Поэтому авторы Доклада, подготовленного под руководством начальника отдела Минпромнауки, делают вывод, абсолютно противоречащий всему предыдущему тексту документа — о том, что выход из кризиса возможен только на путях установления рыночных отношений. Точнее, они даже не говорят, что выход из кризиса возможен; они говорят, что ничего другого не остается, а это разные вещи.

Вот этот вывод Доклада:
“Система централизованного теплоснабжения России медленно деградировала до сегодняшнего состояния в течение 10 лет, приводить же ее в порядок необходимо быстро, иначе начнутся необратимые процессы. На восстановление того, что было раньше, средств не найти, не хватит всего бюджета страны. Не остается ничего другого, как заняться рыночными реформами: управлением, экономией, конкуренцией, инвестициями, мотивацией и т.д.”.


Надо подчеркнуть эту исключительно важную мысль: на восстановление того, что было раньше, средств не найти, не хватит всего бюджета страны. Она означает признание того факта, что “раньше” (в советское время) хозяйственная система создавала (“позволяла найти”) средства для того, чтобы построить и содержать “то, что было раньше” – здравоохранение и науку, армию и спорт, теплоснабжение и рацион питания со средним содержанием 105 г белка в день. В нынешней хозяйственной системе для всего этого “средств не найти”. Различие этих двух типов хозяйства фундаментально, оно касается самого главного – возможности существования народа (населения) России. Система, созданная в ходе реформы, такой возможности не предоставляет.

В отношении ЖКХ практически всех граждан РФ сегодня волнует, с той или иной степень осознания, именно этот фундаментальный вопрос. Власть РФ, включая верховную, и послушные ей СМИ трактуют проблему недобросовестно, категорически не принимая самого этого вопроса и представляя проблему реформы ЖКХ как серию частных технических задач. Само волнение граждан трактуется властью как “законное недовольство” тем, что тарифы растут, а качество услуг не повышается. Мы, мол, готовы заплатить настоящую цену – но обеспечьте нам за наши деньги и настоящий европейский комфорт.

Вот самый, пожалуй, красноречивый пример. В декабре 2002 г., когда уже пошла волна отказов, отключений и аварий в теплоснабжении, была устроена большая пропагандистская акция “народный телефон” – В.В.Путин в прямом эфире отвечал на телефонные звонки граждан из всех уголков РФ. Всего гражданами был сделан миллион звонков, но президент смог ответить на полсотни. Вот вопрос о ЖКХ, отобранный режиссерами для ответа, и сам ответ. Он выражает официально принятую трактовку состояния дел и его видения президентом и правительством:
ВОПРОС: Здравствуйте. Меня зовут Лисатов Александр. Я из города Асбеста Свердловской области. Поздравляю Вас с наступающим Новым годом.
У меня вопрос по реформе ЖКХ. Она как бы заявлена, но реальных действий на местах не видно. Я вот не вижу... То есть квартплату поднимают, хотят сделать ее 100-процентной, а условия-то не меняются. Мусор не вывозится, отопление слабое, горячей воды нет. У меня вопрос такой: каким образом можно обеспечить ответственность жилищно-коммунального хозяйства перед гражданами, то есть перед квартиросъемщиками?

В.В.ПУТИН: Александр, спасибо Вам за этот вопрос. Он тоже относится к разряду традиционных и понятно, почему. Потому что проблема наболела. И Вы совершенно правы в том, что реальных сдвигов не видно.

Действительно, мы очень много и часто говорим о необходимости проведения реформы в сфере жилищно-коммунального хозяйства, а сдвигов пока нет, и реформа вроде бы не идет. И это тоже правда, и я скажу почему. Потому что невозможно было до сих пор вообще ничего проводить, имея в виду, что федеральные и другие государственные структуры задолжали в систему ЖКХ астрономическую сумму — 25 миллиардов рублей. И что же можно говорить, о какой реформе, если в системе нет денег? Необходимо было расчистить эти финансовые завалы.

На данный момент долг составляет примерно 2,5 миллиарда. Это, по сути, только текущие платежи. В этом году мы заложили в бюджет 2003 года соответствующую сумму — 13,7 миллиарда для того чтобы проплачивать все, что следует платить со стороны Федерации и других уровней власти в эту систему.

Но есть и другая проблема: вы знаете, что у нас в стране очень большое количество людей, которые пользуются льготами. В тот период времени, когда экономика и политическая сфера постоянно «колотили» друг друга — и то, и другое находилось в достаточно плачевном состоянии: напринимали столько законов и правил, что в настоящее время у нас в стране, вы даже не представляете, сколько людей пользуются льготами и либо совсем не платят, либо платят только 50 процентов от требуемой суммы в систему ЖКХ. Их — 85 миллионов человек. Это не только инвалиды, участники Великой Отечественной войны, участники боев в горячих точках, это и ветераны труда в регионах. Но не только непосредственно те люди, которые имеют эти заслуги перед государством, но и члены их семей. Опять возвращаюсь к той же проблеме. Если в системе нет денег, то трудно говорить о реформировании.

И, наконец, следующая проблема, тоже очень важная. У нас подавляющее большинство наших граждан пока живет очень скромно, доходы имеет низкие. И любое неосторожное действие в этой сфере очень чувствительно отражается на населении. Поэтому так осторожно и, может быть, даже нерешительно ведет себя Правительство.

В этом году принят совсем либеральный Закон. Он, фактически, не задевает никого, а передает ряд полномочий с федерального уровня — так называемый «федеральный мандат» — на уровень субъекта Российской Федерации. Ну а часть населения, которую особенно нужно поддержать, это, прежде всего, интеллигенция на селе — на нее деньги в федеральном бюджете тоже предусмотрены.

Ну, и наконец, самое последнее, и, может быть, самое главное. Необходимо постепенно, очень аккуратно, но последовательно, создавать рыночную конкурентную среду и платить государственные деньги не за факт существования той или другой организации в системе ЖКХ, а за качество услуг, которые она оказывает населению. Это требует определенного времени, и по этому пути мы обязательно будем идти. Но, согласен с Вами в том, что двигаться нужно энергично”.


Конечно, политкорректный вопрос Александра Лисатова полностью выхолащивает реальную проблему. Вся отрасль ЖКХ, в которой сосредоточена треть основных фондов страны, находится, по общему мнению правительственных экспертов, на грани “техносферной катастрофы”, а единственный звонок президенту по этой проблеме сводит дело к мелочам. Но еще более неискренним является ответ В.В.Путина – неискренним даже по отношению к этому политкорректному вопросу. Рассмотрим кратко главные мысли этого ответа.

1. Реальных сдвигов не видно. Как можно сказать такое, если именно реальные сдвиги налицо – динамика аварий и отказов теплоснабжения стала выражаться геометрической прогрессией. Значит, деградация системы приобрела характер цепного самоускоряющегося процесса. Это фундаментальный сдвиг, изменение самой природы системы, ее качественного состояния. Здравомыслящих людей волнуют именно сдвиги к худшему, а президент отбрасывает саму мысль, что такие сдвиги бывают в действительности. Раз улучшения, которое обязано было иметь место при его правлении, не наступает, значит, “реальных сдвигов не видно”.

2. Реформа вроде бы не идет. Как это не идет, если именно реформа ЖКХ стала практически главной и единственной причиной социальных протестов невероятно терпеливого населения? Как не идет, если в Перми уже приватизированы водоснабжение и канализация – хотя накануне было несколько заявлений членов правительства о том, что эти стратегические системы жизнеобеспечения приватизация подвергаться не будут? А разве не реформой является само расчленение единой государственной отрасли на огромное множество мелких акционированных фирм? Разве не реформой является обязательная передача объектов ЖКХ, принадлежавших промышленным предприятиям (например, котельных), в муниципальную собственность? Свидетельства глубокого реформирования ЖКХ перед глазами у людей. Неужели президент этих свидетельств не видит? Он, скорее всего, отметает саму мысль, что проводимая под его руководством реформа может иметь неблагоприятные последствия. Нет, либеральная реформа является благом по определению, и если люди блага не наблюдают, значит, “реформа вроде бы не идет”.

3. Федеральные и другие государственные структуры задолжали в систему ЖКХ астрономическую сумму — 25 миллиардов рублей. Это совершенно неожиданное и просто поразительное утверждение. Президент как бы походя отметает то, что зафиксировано специалистами и чиновниками, никем не ставилось под сомнение и является по сути главным предметом обсуждений. Как это 25 млрд. рублей (0,84 млрд. долларов)? А амортизационные отчисления за 12 лет, которые и составляют ту сумму, что надо вложить теперь для приведения ЖКХ в минимально стабильное состояние? Ведь зам. председателя Госстроя только что (в апреле 2003 г.) назвал эту сумму – около 5 триллионов рублей (165 млрд. долларов)! Ведь эти деньги “федеральные и другие государственные структуры” должны были все 12 лет регулярно тратить на ремонт и поддержание основных фондов ЖКХ, но они эти деньги забирали для других целей (не будем уж говорить о том, куда эти деньги уплыли). Они действительно “задолжали в систему ЖКХ астрономическую сумму”, но не 25 миллиардов рублей, как утверждает В.В.Путин, а эти самые 5 триллионов рублей. Нет, г-н президент, так дело не пойдет.

4. Есть и другая проблема: вы знаете, что у нас в стране очень большое количество людей, которые пользуются льготами… Их — 85 миллионов человек. Понятно, что в любой сфере нашей жизни список “других проблем” бесконечен. Как понимать, что президент в списке всех проблем ЖКХ поставил число “людей, которые пользуются льготами” на второе место (после долга государства в 25 млрд. руб.)? Число 85 млн. человек вообще ни о чем не говорит – можно было бы назвать и цифру 145 млн., — ведь все какими-то символическими льготами в этой земной жизни “пользуются”. Пусть бы В.В.Путин сказал, сколько эти ненасытные “ветераны войны и труда” действительно умыкают денег из средств ЖКХ.

Ведь с мест как раз идут сообщения, что деньги на эти мизерные льготы регулярно не перечисляются из федерального бюджета, а сами местные власти, чей долг составляет обычно несколько годовых бюджетов, средств на выплату этих льгот не имеют. По словам и.о. мэра замерзавшего в январе г. Тихвина, “федеральный бюджет должен Тихвинскому району около 30 миллионов рублей компенсаций за льготников” (“Известия”, 14 января 2003).

Но главное, сопоставимы ли в сумме эти льготы с масштабом тех средств, которые нужны для восстановления ЖКХ? Смешно даже сравнивать. Назвав проблему льгот второй по значимости проблемой ЖКХ, В.В.Путин пытается увести внимание общества от действительной сути проблемы.

5. Опять возвращаюсь к той же проблеме. Если в системе нет денег, то трудно говорить о реформировании. Это – рефрен наших реформаторов. Мол, нет денег – чего же вы хотите от нас! И почему-то этот аргумент считается разумным и убедительным (впрочем, так считают только сами реформаторы – люди же как минимум мысленно задают себе вопрос: куда же делись деньги?). Бывают, конечно, реформы, для проведения которых нужны большие деньги. Например, частные предприятия ЖКХ не справляются с задачами и правительство решает эти предприятия национализировать и модернизировать. Нужны деньги – и на выкуп предприятий, и на обновление технологической базы. Но ведь все планы нынешней реформы ЖКХ в РФ сводятся как раз к приватизации и повышению тарифов, то есть не к трате, а к получению денег. Об этом ясно говорит и принятый в ноябре закон о реформе ЖКХ , и заявления М.Касьянова и Н.Кошмана. Какие были нужны деньги, чтобы продать водопровод в Перми? Только заплатить чиновникам и их американским “консультантам” за интеллектуальную работу по продаже государственной собственности достойному авторитету.

6. Подавляющее большинство наших граждан доходы имеет низкие. Поэтому так осторожно и, может быть, даже нерешительно ведет себя Правительство. Это утверждение смахивает на издевательство, почти неприкрытое. Нерешительность правительства ведь выразилась именно в том, чтобы почти полностью прекратить ремонт технической базы ЖКХ, что поставило “наших бедных граждан” в отчаянное положение. Во всем остальном – в повышении тарифов, расчленении отрасли и даже, прямо скажем, коррупции, правительство ведет себя исключительно решительно. Неужели В.В.Путин считает, что А.Лисатов из города Асбест недоволен тем, что правительство слишком нерешительно сживает население со света? Он ведь так вопрос не ставил.

7. Необходимо создавать рыночную конкурентную среду и платить государственные деньги за качество услуг, которые ЖКХ оказывает населению. Эту задачу В.В.Путин считает самой главной – перевод ЖКХ на рельсы рынка и конкуренции. Полный отказ от статуса ЖКХ как системы жизнеобеспечения и безопасности государства. Рынок! Признание только платежеспособного спроса и, таким образом, ликвидация права на жизнь как естественного права. В этом действительно главная суть реформы ЖКХ, и В.В.Путин эту суть открыто признает. Но выразил он эту мысль странно и нелогично. Если теперь рынок и 100-процентная оплата услуг населением, то при чем тут “государственные деньги”? На льготы ветеранам? И почему платить надо за качество, если, например, в теплоснабжении для людей важно прежде всего количество, выражаемое строгой мерой в установленных единицах измерения (ккал, квт-час и пр.)?

Итак, более или менее ясно выразил В.В.Путин свое либеральное кредо и намерение полностью превратить теплоснабжение в объект купли-продажи. Он сосредоточил внимание исключительно на проблемах обращения продукта теплоснабжения, но никак не производства. Таким образом он увел обсуждение от жестких, абсолютных, материальных проблем – состояния теплосетей, планов децентрализации отопления и т.д.
Кара-Мурза С.Телегин С.
Другие статьи этого автора

0.14572095870972