10/11
30/10
24/10
19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
Архив материалов
 
Место у киотской «параши»
Давайте назовем вещи своими именами: Киотский протокол противоречит Уставу Организации Объединённых Наций и принципами международного права. Киотский протокол – это международные обязательства определённых стран ограничить потребление органического топлива на своих территориях. Под органическим топливом, как известно, следует понимать совокупность горючего и окислителя, т.е. угля, газа, нефти и атмосферного кислорода. А Принцип 2 Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро,1992 год) гласит: «Государства имеют суверенное право разрабатывать свои собственные ресурсы согласно своей политике в области окружающей среды и развития».

Россия располагает собственным горючим и окислителем в количествах многократно превышающих их потребление на её территории. Страны Евросоюза потребляют на своей территории и чужое горючее, которое она покупают, и чужой окислитель, которым они пользуются безвозмездно, в том числе и атмосферным кислородом России. Киотский протокол предлагает России принять на себя обязательства отказаться от своего суверенного права потреблять на своей территории свое же органического топлива в объёмах превышающих потребление 1990 года.

Далее, если антропогенное воздействие действительно оказывает существенное влияние на происходящее изменение климата через выбросы углекислого газа, то в соответствии с Принципом 2 «государства несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции».

Страны Евросоюза выбрасывают антропогенного углекислого газа много больше, чем может поглотить растительный мир на их территории, тем самым, нанося ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции. Россия выбрасывает антропогенного углекислого газа в 4-5 раз меньше, чем может поглотить её растительный мир. Ратифицировав, тем ни менее, Киотский протокол, Россия определит окончательно своё место в мировом сообществе — «у параши» (пользуясь образным жаргоном президента Путина).

Дело в том, что согласно статьям 3.9 и 21.7 Киотского протокола ограничения на выбросы для стран, взявших на себя таковые обязательства, могут быть изменены в последующем лишь при наличии консенсуса, а в его отсутствие — тремя четвертями голосов Сторон протокола, присутствующих и участвующих в голосовании. Если при этом учесть, что подавляющее большинство стран, ратифицировавших в настоящее время Киотский протокол, не имеют количественных обязательств по ограничению и сокращению выбросов и заинтересованы из экологических и экономических соображений в сохранении такового ограничения для России, то совершенно ясно, что у «развивающихся» стран всегда будет квалифицированное большинство.

Ну, а что сейчас в Европе? По европейским документам заинтересованные предприятия должны будут получить разрешение (сертификат) на эмиссию углекислого газа у национальных регулирующих органов. Эмиссии будут ограничены для каждого предприятия, при этом сертификаты на «приемлемые» эмиссии будут выдаваться бесплатно, а остальные нужно будет «как-то приобретать». Так как распределение государством квот на «приемлемые» эмиссии может быть неравномерным, то это означает возможность создания конкурентных преимуществ некоторым предприятиям, что можно рассматривать, конечно, и как меры государственной «помощи». Тем самым, когда будут распределены все квоты на «приемлемые» эмиссии, вновь возникающим или развивающимся компаниям квоты нужно будет также «как-то приобретать». Например, уже сейчас компания ENBW намеревается подать в суд, т. к. производит электроэнергию в том числе и за счёт эксплуатации ядерных реакторов, которые она по требованию «зелёных» должна в ближайшее время вывести из эксплуатации. Но сегодня она получила меньше квот, чем её конкуренты, сжигающие уголь. Аналогичные противоречия существуют между компанией E.ON-Ruhrgas, в основном сжигающей газ, и компаниями Vattenfall и RWE, работающими на угле.

При создании такого беспрецедентного поля для коррупции европейской бюрократии ряд предприятий просто предпочтут уйти из Евросоюза. Мало того, по ряду прогнозов резко вырастет стоимость электроэнергии, получаемой от использования органического топлива, в первую очередь угля. В Германии и Великобритании ожидается рост стоимости электроэнергии до 40%. Конкурентные преимущества получат компании стран не участвующих в Киотском протоколе (конечно, в первую очередь США, которые уже заявили, что в отличие от России не намерены жертвовать интересами своей экономики). В результате бесспорно сократится количество рабочих мест в Европе. Неизвестно также, что делать с традиционно проблемной отраслью энергетики – угольной, которая, тем ни менее, выполняет роль своеобразного социального гаранта. Ко всему сказанному добавим еще, что Германия в сентябре подала в суд на Европейскую Комиссию, которая хочет лишить её возможности перераспределять свои же квоты внутри страны.

В результате так называемого «политического решения по ратификации Киотского протокола», российская коррумпированная бюрократия добивается и для себя права распределять квоты на антропогенные выбросы углекислого газа в России. Поэтому надо полагать, что в ближайшее время после ратификации она развернётся уже с российским размахом — мало никому не покажется!

Ну а теперь давайте от традиционного русского «кто виноват?» перейдём ко второй части — «что делать?». Итак, Федеральному центру России «международным сообществом» в результате ратификации Киотского протокола установлена на 1 января 2008 года годовая норма антропогенных выбросов углекислого газа в объёме 2 388 720 тыс. тонн. За ее превышение Федеральный центр будет платить штрафы этому «международному сообществу». Указанная федеральная норма должна быть распределена между субъектами Российской Федерации в соответствии с их заявками. Исполнительные органы субъектов Федерации должны получить от предпринимателей (юридических и физических лиц, зарегистрированных на территории субъекта) заявки на необходимое годовое количество и виды органического топлива для потребления этими предпринимателями. После пересчёта этих данных на количество антропогенного углекислого газа, выбрасываемого в атмосферу при сжигании этого топлива и суммировании этого количества для всего субъекта Федерации, соответствующая заявка на необходимый региональный объем выбросов предъявляется Федеральному центру. Центр утверждает эту заявку, исходя из того, что сумма выбросов всех субъектов Федерации не должна превышать норму антропогенных выбросов углекислого газа в объёме 2 388 720 тыс. тонн, установленную для России «международным сообществом». Если у Федерального центра при этом появляется профицит, то он может его продать, если дефицит – урезает заявку субъекта Федерации или платить штрафы «международному сообществу». Федерации При появлении профицита у субъекта он может быть использован в новом году для развития новых производств на территории региона. Если у какого-либо предпринимателя при исполнении им своего бюджета антропогенных выбросов появится профицит, то он сможет передать его зарубежным партнёрам для реализации так называемых «проектов совместного осуществления». Но надо иметь при этом ввиду, что годовой бюджет антропогенных выбросов углекислого газа, установленный для России «международным сообществом», будет уменьшен на эту величину.

В заключение хочу сказать, что законодательной базы для установления вышесказанного порядка бюджетирования антропогенных выбросов углекислого газа на территории Российской Федерации не существует. Как всё сложится на самом деле – один Бог знает. Единственный неоспоримый факт — в результате ратификации Киотского протокола на 1 января 2008 года России будет установлен годовой бюджет антропогенных выбросов углекислого газа в объёме 2 388 720 тыс. тонн, и то если он до этого ещё не будет уменьшен в результате деятельности по так называемым «проектам совместного осуществления».

0.27709293365479