21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Революция и революционер 21 века

Как правило, когда современные люди слышат слово «революция» у них перед глазами сразу встают толпы революционных матросов, штурм Зимнего, указующий перст Ленина и прочие хорошо известные по советской пропаганде образы. Эти затертые штампы сейчас выглядят комично, их неадекватность сегодняшним реалиям столь очевидна, что порой кажется, будто эпоха революций прошла. Возможно, это и верно, если под революцией подразумевать реализацию классического алгоритма «телефоны, телеграфы, мосты», но кто сказал, что революция сводится к картинкам из фильмов советского агитпропа? Возможна ли сейчас революция, и если да, то какая, и если нет, то почему?

Чтобы ответить на эти вопросы надо четко представлять себе, что означает сам термин «революция». Итак, революция (от позднелатинского revolutio-поворот, иногда переводят «катить назад». — коренной переворот в жизни общества, который приводит к ликвидации одного общественного строя и замене его другим строем. Как видим, в определении нет ни слова о броневиках, ленинских кепках, матросах и прочих тому подобных вещах. Если выражаться русским языком, по возможности обходясь без позднелатинских словечек, то вопрос, помещенный в заголовке статьи будет звучать так: возможен ли коренной переворот в жизни общества?

На вопрос, сформулированный подобным образом, просто напрашивается положительный ответ, ведь мы сами были свидетелями революции 1991 года. Все было, и коренной переворот, и замена одного строя другим, был даже глубокий передел собственности. Заметьте, я не даю названия строю, установившегося после известных событий 1991 года, к чему ненужные споры? Я лишь констатирую факт: революция произошла на наших глазах, но многие парадоксальным образом этого не заметили.

Причины этой слепоты, на мой взгляд, коренятся как раз в том, что пропагандистские штампы советской эпохи вошли в плоть и кровь значительной части нашего народа, причем пропитали даже тех, кто искренне считает себя антикоммунистом. Нередко, даже те, кто считают марксизм бредом сивой кобылы, не способны выйти за рамки марксизма! Они видят революцию через очки истмата: объективные предпосылки, движение масс, классов, противоречие между производственными отношениями и производительными силами и все такое прочее.

С другой стороны, противники сегодняшнего строя, мечтающие о его свержении, также находятся в плену устаревших понятий, а потому они совершенно бессильны. В разных вариантах они пытаются повторить опыт Ленина, опять таки даже те, кто самого Ленина и большевиков ненавидит. Сторонники революционной борьбы ломают голову над тем, где взять деньги на революцию, как создать партию, боевые отряды, пропагандистский аппарат, а потом уже перейти к телефону-телеграфу. Самые прогрессивные из таких людей мысленно способны чуть скорректировать цели, ну, например, поменять телеграф на «Останкино». Кое-кто даже понимает, что появились сотовые телефоны и так просто связь уже не поставишь под свой контроль, но не более того.

Выходить на борьбу с такими представлениями о революции, значит уподобиться Дону Кихоту, напялить ржавые доспехи, оседлать клячу и броситься... не на мельницу, а хуже, на танк, причем в танке будет сидеть такой же Дон Кихот, искренне полагающий, что именно он защищает Россию. Мир за последние десятилетия сильно изменился, а раз так, то должен измениться и революционер, если только он хочет быть настоящим революционером, а не картонной дурилкой в ловких и натруженных руках.

Революционер нового поколения должен понимать, что сила оборачивается слабостью, а слабость, напротив, может быть источником силы. Колоссальные динозавры, казавшиеся непобедимыми, царили миллионы лет, но где они? Их вытеснили крысоподобные существа, предки современных млекопитающих, на которых динозавры и внимания то не обращали. Закованный в латы рыцарь, вооруженный тяжелым мечом, оказался беспомощным против арбалетчика. То, что еще совсем недавно было источником силы, теперь является слабостью.

Как совершались революции прошлых эпох? Создавалась мощная, дисциплинированная организация, с руководящим аппаратом, между революционерами четко распределялись функции, параллельно с теоретической борьбой, шла подготовка боевых отрядов, закупка оружия и так далее. Идти сейчас этим путем практически невозможно и бесперспективно. Власть, в широком смысле этого слова, не сидит, сложа руки. Правящие группировки нашли эффективные способы противодействия традиционным схемам свершения революции. Деятельность спецслужб пронизывает все слои общества, любая формальная организация легко нашпиговывается провокаторами, они и разваливают организацию изнутри. Все силы революционеров идут уже не на подготовку революции, а на борьбу с расколами, шатаниями, предательством и прочее. Создается невыносимая атмосфера взаимного недоверия, обвинения в продажности следуют одно за другим. В конце концов, почуяв неладное, истинные революционеры отказываются участвовать в фарсе и выходят из организации, надеясь создать свою, новую партию.

Так происходит раскол с последующей маргинализацией и скатыванию революционной деятельности к бутафории и имитации таковой. На самый крайний случай, у властей есть еще пара козырей пострашнее — это шантаж и физическое устранение революционеров. Власть не повторит ошибок прошлого, она не станет делать из революционера мученика или народного любимца — в тюрьму его не посадят. Далее, если знаешь цели революционеров, знаешь, что ими движет, то нетрудно предугадать их шаги. Властям очень хорошо известен устаревший стереотип поведения бунтовщиков: на «телеграфе» революционеров и повяжут, что блестяще доказали события 1993 года. Поэтому глубоко ошибочными являются попытки создать подпольную организацию заговорщиков-революционеров. Нынешняя революция должна быть полным антиподом предыдущих. Вместо концентрации — распыление, вместо централизованной организации — полное отсутствие таковой. Нет штаба, разрушив который, власть разрушает всю организацию. Да и организации тоже нет.

Рассмотрим идеальную модель революции будущего. Это именно модель, то есть значительно упрощенное описание того, что имеет место в реальной жизни, однако в главных чертах отражающая действительность.

Итак, те, кто придерживаются сходных идей и готовые отстаивать эти идеи, не создают политических организаций, а создают народ внутри народа. Вместе реализовывают коммерческие проекты, поддерживают и всячески помогают другу, словом создают клан. В процессе совместной работы быстро выясняется — кто чего стоит, выдвигаются управленцы, специалисты, волевые и профессиональные люди. Те, кто сможет наладить солидарные связи, получают значительные преимущества по сравнению с остальными разрозненными социальными группами общества. Такой клан может постепенно обрасти «мускулами», деньгами и влияниям. В перспективе «свои» люди оказываются везде. И в конечном итоге, деятельность современного революционера должна заключаться в изменении идейного и морального климата общества. Это и будет коренным поворотом в жизни общества — то есть революцией.

0.19654893875122