17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
Демократия: цинично-парадоксальный взгляд

Известные события в Донбассе, Слобожанщине, Малороссии, Крыму, Новороссии, Галычине, Волыни и Закарпатье, угроза переноса этих событий в Великороссию заставляют внимательней присмотреться к теоретическим вопросам, связанным с идеями демократии и реального устройства системы государственного управления. Классическая доктрина демократии включает идею всеобщего равного избирательного права и свободных выборов, на которых граждане добровольно и осознанно отдают свои голоса политической силе, наилучшим образом удовлетворяющей их интересам. В ходе уравновешивания интересов в парламенте, части которого пропорционально представляют разноречивые интересы, достигается проведение государственной политики, в наибольшей степени соответствующей всеобщему благу. Для многих давно не секрет, что классическая доктрина демократии не имеет научного обоснования. Но целью данного материала не является её разбор. На самом деле, основной недостаток классической доктрины демократии и ей подобных – в том, что они изначально заходят с неправильной стороны. Вместо того чтобы найти существенные черты реально существующих систем управления в разных странах, они требуют подчинения этих систем идеальным конструкциям. В частности, в западной демократии находят всеобщее, равное, прямое и тайное голосование, хотя сам момент выборов играет очень малую роль при определении государственной политики в реальных системах управления. Иными словами, классики политологических теорий посоветовали всеобщие выборы – и мы выстроили в своей голове модель осознания реальности, которая видит момент всеобщего голосования, но не видит других явлений, которые и придают жизненность демократиям Запада.

Мы же подойдём к явлению выборов с несколько другой стороны. Вместо того чтобы обращать внимание на механизм перетягивания каната в момент самого голосования, мы посмотрим, как перетягивание каната происходит в другие моменты и как оно влияет на результат голосования и определения политики. Фундаментальным понятием нашей модели является понятие АДМИНИСТРАТИВНОГО РЫНКА, теория которого разработана экономистами-институционалистами.

Итак, основная гипотеза такова. Никакие чистые и честные выборы не существуют в природе и невозможны, а в каждой стране устанавливается национальная система административного рынка, в рамках которой происходит перетягивание каната и взвешивание интересов различных сил в стране.

Поясним тезис на примерах. Программа какой-то мелкой партии может идеально отвечать интересам подавляющего большинства населения, но пока эта программа не объяснена и не понята, её реальный «вес» на выборах получается из «веса», соответствующего высокому качеству программы, помноженному на очень малый коэффициент. Просто потому что за эту партию мало кто проголосует. В то же время, «вес программы» больших партий домножается на другой, более высокий коэффициент.

Таким образом, искажение результатов выборов неизбежно происходит задолго до голосования – в силу неравных стартовых позиций сторон, соревнующихся на выборах. И это «искажение» правильнее назвать уточнённым взвешиванием. В самом деле, если партия старая и у неё больше опыта, то совершенно правильно, что её весовой коэффициент, на который домножаются «объективные» показатели её программы, больше, чем у молодой, неопытной партии, которая с меньшей вероятностью сможет провести свою программу в жизнь. «Искажённое» донесение до населения противоборствующих точек зрения способствует тому, что соперничающие группировки и программы «взвешиваются» с тем весом, который соответствует реальной мощи соответствующих политических сил, программ и т.д. Таким образом, уточнённое (а не «равноправное») взвешивание программ на выборах отвечает интересам долгосрочной стабильности конкретной страны, выбору выверенной и точной государственной политики.

Аналогичным образом, во время собственно выборов и подсчёта голосов производится дополнительное взвешивание, где в каждом конкретном регионе количество голосов, отданных за ту или иную партию, учитывается с поправочным слагаемым, соответствующем влиянию этой партии в данном регионе или избирательном округе. Степень отклонения поправочного слагаемого от нуля определяется институциональными особенностями данной страны. Если институты данной страны устоялись, то это значит, что способ определения поправочных слагаемых в зависимости от веса политических сил способствует стабильности и процветанию страны. В самом деле, если бы поправочные слагаемые неправильно отражали соотношение реальных сил, то рано или поздно система установления поправочных слагаемых была бы приведена в норму. Так, непосредственным поводом к кубинской революции послужила широкомасштабная фальсификация режимом Батисты президентских выборов. Реальное всеобщее отвержение режима Батисты позволило осуществить поход Фиделя Кастро через всю страну до столицы. По мере приближения к столице маленький отряд превращался в армию, а военное сопротивление ему сдерживалось слабостью режима. Обратим внимание на ключевое отличие кубинской революции от многочисленных оранжево-лепрозных путчей. Так же, как и движение Минина-Пожарского, это было освобождение столицы от антинационального режима, а не бунт разжиревшей столицы ради получения дополнительных привилегий.

Кубинская революция представляет собой крайний случай резкого приведения местной системы административного рынка в соответствие с реальным соотношением сил. В стабильных системах срабатывание корректировочного механизма происходит куда мягче, без доведения до открытого бунта. Например, в США, на президентских выборах 2000 года, поправочное слагаемое республиканского кандидата в штате Флорида лишь немногим отклонялся от нуля и соответствовал нескольким сотням голосов. При попытке местных властей увеличить отклонение поправочного слагаемого от нуля в ещё большей степени, демократическая партия включала целый механизм административного перетягивания на судебном уровне. Тем самым, и в самой демократичной демократии на свете голоса никогда не подсчитываются точно, а подсчитываются с поправкой на различные весовые слагаемые. И это реальная демократия для данной страны, которая позволяет учитывать интересы различных сил с учётом их действительных возможностей, не доходя до прямого силового конфликта.

Что же мы имели на Украине? Число голосов, поданных за того или иного кандидата 21 ноября 2004 года, корректировалось с учётом реального веса противостоящих сил. Я сейчас не хочу подробно обсуждать, сколько было корректировок с той или иной стороны. Результат переголосования 26 декабря, делавшего вообще невозможной фальсификацию в пользу Януковича, дал удивительное совпадение с результатами 21 ноября (за исключением Донецкой области, в которой произошло снижение количества принявших участие в голосовании на полмиллиона – несколько больше, чем можно списать на немощных, пропавших из списка и на нехватку бюллетеней). При этом никакой истерии, которая могла бы дать резкое повышение популярности Януковича, в восточных регионах не наблюдалось.

Главное утверждение состоит в другом. 21 ноября всякие корректировки и уточняющие слагаемые давали результат, точно отражающий реальное соотношение сил внутри страны: 49% на 46%. Так и было во время выборов на Украине 1999 года: масштабы фальсификации были чудовищны, но реальная сила Компартии Украины (КПУ) заведомо не позволяла предотвратить эти фальсификации или провернуть кубинский вариант. Значит, так тому и быть, при соотношении сил в 1999 году. А в голосовании 21 ноября, в результате функционирования административно-избирательного рынка, победил Янукович. И этот результат отражал реальное соотношение внутриукраинских сил именно, благодаря фальсификациям. Чистый, нефальсифицированный результат, даёт искажённую картину соотношения сил. При этом к голосам, действительно поданным за Ющенко, приплюсовывалось куда больше, чем к голосам, поданным за Януковича, но я же не возмущаюсь этому. Я признаю, что сила Ющенко в западных регионах такова, что именно чудовищно сфальсифицированные результаты в западных регионах и отражают реальную силу Ющенко в этих регионах. Поэтому вполне правомерно, что тамошние регионы бросили на взвешиваемые чаши куда большие гирьки, чем должно было бы получиться согласно скрупулёзному и точному подсчёту результатов голосования, до корректировок. Если какая-то политическая сила не может набрать достаточный корпус верных ей наблюдателей и членов избирательных комиссий из данного региона, то это значит, что она не сможет сама проводить запрограммированную ей политику в данном регионе, не привлекая малокомпетентных штрейкбрехеров из других регионов.

Следовательно, претензии каждой политической силы на власть должны корректироваться на её возможности проводить политику. В восточных же регионах нет западного тоталитаризма, по крайней мере, в Харькове представителей Ющенко никто не преследует (дебилов с оранжевыми ленточками полно, и они ничего не боятся, и горсовет с мэром за оранжевых). Значит, здесь сторонники Януковича менее сильны, чем сторонники Ющенко в западных и центральных регионах. Поэтому именно здесь масштабы фальсификации в пользу Януковича, если и были, то минимальны. Значит, малые масштабы фальсификации в пользу Януковича в восточных регионах отражают, что сил у его сторонников не так уж и много, и всё это отразилось на результате голосования 21 ноября, давший результат 49:46, хотя по числу реально проголосовавших перевес Януковича должен был стать больше.

По-видимому, попытка повторения оранжево-лепрозной революции в условиях России практически неизбежна, и надо быть к ней готовым. В частности, надо спокойно избавиться от догм, навязанных классической доктриной демократии. Через механизмы административного рынка взвешивается куда большее число значащих факторов, чем при голосовании по демократическим канонам. Конечно же, предпочтения населения тоже нужно учесть. Почему бы не устроить это через голосования, результаты которых скорректированы с учётом других факторов? Главное, чтобы отвечало интересам страны. Я не знаю, можно ли подобными соображениями в корне пресечь настроения демократических чистюль в России, но надо уже сейчас говорить, что незачем так вопить по поводу фальсификаций. Результаты голосования отражают реальное соотношение сил не до, а после уточняющих корректировок распределения голосов в ходе административно-избирательного процесса.

Что же произошло после 21 ноября? Почему соотношение сил так резко изменилось? Один из моих оппонентов попытался играть в рамках моей же логики и говорит примерно следующее. После 21 ноября на Украине и взвесили по административному ресурсу, т.е. по «реальной мощи», учитываемой национальной системой административного рынка. На Украине и взвесили «реальную мощь» партий, помноженную на соответствующий коэффициент в критически важных (для административного рынка) регионах и институтах. Эти институты – попустительствующий мятежникам президент, пособничающий спикер и продажная Рада, сволочные судьи, осатанелые журналисты и прочие жители столицы, сверхактивное меньшинство западенцев… Янукович суд проиграл. Не это ли победа его соперника на административном рынке? То, что у Ющенко не только больше сил в своих регионах, но и много в чужих, только и подтверждает его силу с точки зрения административных весов и возможности проводить свою программу без открытых силовых конфликтов. С точки зрения «административных весов», для которых фальсификации не являются критическим показателем, здесь все в порядке. В отсутствие возможности скорректировать результаты выборов 21 ноября в свою пользу до оглашения результатов Центризбиркомом, они пользуются теми механизмами, которые доступны. В данном случае Верховным Судом, как еще одним административным ресурсом. Может быть, они на это и рассчитывали, на дополнительную гирю на весах административного торга. И если эта гиря сработала – значит, их победа заслужена. В чём тогда претензии оранжевому путчу? Неправильно взвесили? Или не там взвешивали? Или не те люди взвешивали?

Что же, именно последняя фраза и отражает суть конфликта. Да, я считаю, что незачем так вопить по поводу фальсификаций, а надо учесть, что результаты голосования отражают реальное соотношение сил. А плохо то, что соотношение сил изменяется в результате действия внешних игроков – когда США начинают совсем уж неприкрыто швыряться десятками миллионов долларов и угрозами склоняют власти к принятию условий оранжевых. Вот это уже настоящая фальсификация, потому что уничтожаются остатки суверенитета страны, а решения в ней принимаются не в ходе внутреннего процесса административного торга, а с участием наглых внешних игроков, когда вес внутренних сил практически сводится к нулю, а до 40% совокупного веса, участвующего в административном торге, попадает в руки вашингтонского обкома.

На это мне возражали следующим образом (и с описательной частью я полностью согласен):

«Не только вашингтонского. Просто в глобализирующемся мире административно-избирательный рынок тоже глобализируется. В административном (т.е. по-Вашему реально действующем) рынке участвуют дополнительные игроки. И они порой сильнее внутренациональных. Административный рынок, о котором Вы пишете, перешагнул национальные границы. Не замечать этого, рассматривать торг на административном рынке, не принимая в расчет внешние силы, - опрометчиво. Взялись рассуждать об административном рынке – рассуждайте о нем во всей его красе и силе. Если на международном административном рынке национальные силы не котируются, значит они не достаточно сильны для проведения собственной политики без конфликтов.
Взялись рассуждать об административном рынке – к принципам демократии не апеллируйте».

Что ж, как я уже говорил, с описательной частью высказывания я полностью согласен. Но я не согласен с оценочной частью. В том-то и дело: мои претензии к жёлто-горячему путчу в том, что на выборах 21 ноября взвешивание проводилось согласно расстановке внутренних сил, а к 26 декабря – с наглым вмешательством Запада. Так вот, результат, полученный при наглом вмешательстве, никак не отвечает интересам долгосрочной стабильности страны и должен быть однозначно отвергнут. В отличие от чисто национальной системы административного рынка. Результат административного рынка можно было бы принять, если бы не взвешивались американы. Именно чудовищное влияние Запада и изменило соотношение сил. Выборы при национально ориентированном диктаторе – это ещё ничего, а вот предстоящие иракские выборы в условиях американской оккупации – действительно неприемлемо.

Поэтому правильный подход должен быть следующим: сначала надо нейтрализовать американо-натовских шпионов, а потом проводить выборы. Шпионы не имеют права участвовать в выборах или административном торге: отсев предателей из политической жизни должен проводиться в любой стране мощью правоохранительных органов, а не избирательной системы. Пусть даже 90% населения Украины захочет в президенты американо-натовского шпиона – даже в этом случае задача государственной Системы в странах российской макроцивилизации устранить этого шпиона из политического процесса, наплевав на население. И причина проста: государство живой организм, для выживания которого необходим суверенитет. Лучше пожертвовать демократией (походить в смирительной робе), чем убить государство, пожертвовав суверенитетом ради абстрактных идеалов демократии.

Таким образом, я не апеллирую к принципам демократии, а апеллирую к принципам суверенитета российской макроцивилизации. Я буду приветствовать глобализацию административно-избирательного рынка, когда более патриотичное правительство России обеспечит с помощью такой глобализации перевес малороссийских сил на Украине и воссоединение тамошних земель с Великороссией. Я буду доволен, когда чуть разбогатевшая Россия будет подбрасывать деньжата в Варшаву, чтобы Польша обслуживала российские интересы, а не американские (у Польши на роду написано обслуживать, так что вопрос только в том, кого она будет обслуживать). А вот глобализацию административного рынка вопреки интересам России я решительно отвергаю.

Я согласен, что Верховный Суд – это тоже одна из гирь взвешивания соотношения сил в административном торге. Проблема во влиянии США на то, в какую чашу упадёт эта гиря.

Когда Верховный Суд принимает то решение, за которое ему больше заплатит одна из соревнующихся групп национальных олигархов, это ещё куда ни шло. А когда Верховный Суд принимает то решение, которое приказали принять из американского Госдепа – это уже буквальный каюк для страны.

Поэтому национально ориентированные силы в России должны ослабить степень своего апеллирования к идеалам абстрактной демократии, а озаботиться, прежде всего, суверенитетом в интересах сохранения российской цивилизации. Программа устранения американо-натовских шпионов из русской политики должна быть взята на вооружение открыто. Нельзя ориентироваться на революцию – надо ориентироваться на оздоровление существующей государственной системы. Первым шагом для этого было бы, в союзе с российской партией чиновников, устранить из российской политики все откровенно прозападные силы. Многие из них уже хорошо раскрылись во время оранжево-лепрозной революции, да их можно было назвать пофамильно и до киевских событий. Нужно устранить все антиСистемные силы. А когда они будут устранены, уже соотношение сил изменится так, что реальное выздоровление будет быстро достигнуто через механизмы административно-избирательного рынка. Тогда и начнётся возрождение России.


0.41820287704468