13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
25/06
Архив материалов
 
Будем реалистами

Сегодня только ленивый не комментирует прошедшие выборы в Государственную думу. Толкователей и комментаторов в избытке. Россия теперь превратилась в страну трепачей и, я думаю, по количеству болтунов держит первенство в современном мире, да и в истории вообще. И это наиболее значительный результат, достигнутый нынешней Россией, — производство рекордного количества болтунов.

Но чтобы дать должную оценку этим выборам, их нужно рассматривать в общем контексте русской и мировой истории. Нужно точно знать, что мы имели в советские годы, почему советская система оказалась разрушенной, какую роль сыграл в этом Запад и какая социальная система сложилась в результате контрреволюционного переворота, который начался в августе 1991-го и завершился в октябре 1993 года. Без научно точного ответа на эти вопросы сказать что-то определенное об этих выборах невозможно.

В оценке выборов я исхожу из своей теории, которую развивал в течение не одного десятилетия, она обширна, и воспроизвести ее в нашей беседе невозможно. Но, следуя ей, я не вижу в этих выборах абсолютно ничего нового. Было ясно с самого начала: они заранее спланированы, и результаты получились примерно такими, как было намечено теми силами, которые контролируют ситуацию в стране.

Еще за несколько недель до 7 декабря я говорил о том, что, в общем, устойчивый, естественный электорат КПРФ на уровне примерно 30 процентов по меньшей мере уменьшат вдвое. Процентов пять отдадут Жириновскому — как человеку строго определенной функции, которому дозволено кривляться как угодно, лишь бы он в конце концов выкрикнул: «Коммунистов — под суд!» Процентов десять, говорил я, отдадут этой самой «Родине». На первом месте с большим отрывом прогнозировалась «Единая Россия». Так оно и получилось.

«Отдадут» — это не значит, что кто-то приходит в избирательную комиссию, и там ему эти проценты «нарезают» за счет КПРФ. Нет, все гораздо сложней, тут действует определенная механика, совокупность технологий. И данный результат получился не потому, что в стране сложилось определенное общественное мнение, что в нем выразились какие-то осознанные политические симпатии населения. Нет, это сработал скрытый механизм выборов, которые представляют собой манипулируемый, управляемый процесс.

Поэтому руководству КПРФ, рядовым коммунистам и вообще гражданам, симпатизирующим коммунистической идее, нет надобности впадать в отчаяние, а тем более — в панику. Это событие имеет чисто виртуальный, пропагандистский, показной характер. По существу, это ничтожное событие. Оно ничего не меняет ни в системе власти, ни в стране в целом. Состоявшиеся выборы — всего лишь виртуальное явление.

Почему нет оснований впадать в уныние? Во-первых, потому, что не было никаких оснований строить иллюзии. Во-вторых, нет оснований для пессимизма потому, что с коммунистическими лозунгами шли на выборы большинство фигурантов. «Родина» — от начала до конца. Жириновский делал почти то же самое. Другие мелкие партии и партийки действовали в том же духе. Да и «Единая Россия» в лозунгах выступала за социальную справедливость, по-жириновски — «за бедных, за русских», в общем. Поэтому, если считать «Единую Россию» пропрезидентской партией, а остальных как какую-то оппозицию, то и получилось голосов примерно поровну. Так что с социологической точки зрения примерно половина населения голосует и будет голосовать за коммунистические лозунги. Но кто выдвигает эти лозунги — другой вопрос. С этими лозунгами вылезают сегодня практически все, включая президента. Поэтому надо особенно подчеркнуть, что результаты выборов нельзя ни в коем случае рассматривать как поражение коммунистов. Потеря голосов не есть поражение.

Даже правые оказались не чужды этим лозунгам, как это ни парадоксально. Почему такое происходит? Дело в том, что западный мир практически уже отказался от демократии. В России даже ее видимость разваливается. Да, болтают о демократии много, но фактически получилось так, что коммунисты остались единственной партией, которая на деле стала ее защитницей. Защитниками демократии выступают сегодня и правые силы — именно потому, что они терпели поражение за поражением. Не надо обожествлять демократию, но ее принципы по существу своему — антидиктаторские, антитоталитарные. И за них так или иначе вынуждены выступать общественные силы и партии, которые не являются диктаторскими, можно сказать и так: более слабые на данный момент. Не потому КПРФ выступает в защиту демократии, что там все стали убежденными демократами — для коммунистов этого слишком мало, коммунистические принципы глубже, важнее для истории, чем демократия, но фактически сложилось так, что и они, и правые отстаивали демократию.

Любые выборы в современной России вообще ни в коем случае нельзя считать ни судьбоносными, ни переломными. Давайте зададимся вопросом: изменится ли сущность социальной организации российского общества от численных результатов выборов в Думу? Даже если бы туда пришли на все сто процентов коммунисты, власть от этого не улучшилась бы. И если там будут заседать сплошь «единороссы», тоже ничего не изменится. Дума будет функционировать так, как до сих пор. Но важность выборов раздували специально, поскольку это — виртуальное явление, и ему надо было придать значимости. И в этом состоит одно из следствий контрреволюционного переворота 1991—1993 годов: во власти стал доминировать виртуальный, показной, имитационный уровень, а не глубокий, сущностный, как это было в СССР.

В чем это выражается? Возьмем власть. Президентская власть, аппарат его администрации — это имитация советского Кремля. Но это только жалкое подражание той власти. Советский Кремль был сверхвластью и подчинял себе все прочие аспекты власти в обществе. Он распоряжался всеми ресурсами, и он делал великую историю, а этот пигмейский аппарат создает только видимость деятельности. Они всесильны назначить Ивана или Петра министром, губернатором, сенатором, но страну двигать вперед они совершенно не способны, бессильны. Здесь у них нищие, мизерные возможности. Это интеллектуально нищая власть. Нынешняя социальная организация характеризуется как гибрид остатков советизма, имитация западнизма и реанимация дореволюционного феодализма.

Что такое президентский аппарат? Это довольно крепкая и разветвленная административно-бюрократическая структура. Во главе ее стоит президент. Называют это исполнительной властью, имитируя западную систему. На самом деле это нечто другое. Создается видимость, что президент выбирается демократическим путем. Но вспомните, как Путин пришел к власти. Произошел верхушечный политический переворот, Ельцина убрали, назначили Путина, выборы при таком раскладе уже были фикцией.

На самом деле сложился аппарат власти, представляемый президентской администрацией, внутри которого власть конструируется и воспроизводится совсем не по демократическим принципам. Там производится отбор, назначения, никак не связанные с демократией. Президент назначает министров, полпредов в округа, во все органы власти отбирает своих людей. В эту властную структуру входят все силовые органы. Вот это и есть реальная власть. В ней нет абсолютно ничего демократического, кроме показных, виртуальных президентских выборов. Эта система власти напоминает власть дореволюционной России, она ближе к самодержавию, чем к советскому сверхгосударству во главе с партийным аппаратом. И хотя предпринимаются попытки создать партию вроде КПСС, они обречены на провал, потому что совсем другая социальная основа была у Советской власти и существует у нынешней.

ТЕПЕРЬ возьмем Думу. Ее изображают так, будто это высшая законодательная власть. Никакая она не законодательная власть. Это липа чистой воды. Дума — орган, полностью манипулируемый, подвластный президентскому аппарату. Думцы штопают один за другим какие-то законы — фактически занимаются тем, чем должен заниматься бюрократический аппарат. Законодательной верховной власти должно подчиняться все в государстве, а она занимается тем, что решает, какой процент налогов установить, регламентирует страхование автотранспорта, скоро правила дорожного движения начнет утверждать! Или взять даже бюджет — вроде важнейшее для страны дело. Его обсуждение преподносится так, будто важнейшим делом депутаты заняты. Смешно! Буря в стакане воды. Бюджет-то плевый — вот в чем дело. Вот как если бы у вас в кармане лежала горсть медяков, и вы над ними занимались мудрствованиями — куда один пятачок, куда другой истратить. С этим бюджетом сделать большие дела на пользу страны в принципе невозможно. В реальной стране промышленность фактически перестает существовать, армия тоже почти уничтожена, осталась лишь жалкая имитация того, что было. Система образования и здравоохранения разрушается, но одновременно создается видимость того, что что-то делается, что есть какой-то подъем. Это и есть виртуальная жизнь, виртуальная демократия и виртуальная законодательная власть.

Так что Думу надувают, как цыган лошадь, пропагандируют, как важную ветвь власти, когда на самом деле она — ноль без палочки. Поэтому довольно комично выглядят все эти кривлянья в телеэфире одних и тех же депутатов, их бесконечные интервью. Жаль только, что далеко не все в стране понимают сущность такой Думы. Выбросите эту муть всю на помойку — ничто в стране не изменится. Найдутся тысячи и тысячи чиновников, которые без такого вознаграждения, как у депутатов, и без такой помпы будут делать эту же работу ничуть не хуже.

Поэтому не играет никакой роли — кто прошел в Думу, кто не прошел. Для страны это не важно. Это все играет роль только на уровне показухи, виртуализации жизни, на уровне пропаганды. Тем более что президентские выборы на носу. А они решают не только личную судьбу Путина.

В этой системе значительная личность во главе страны в принципе быть не может. Но нужно создать видимость, что это очень серьезная власть, что она получает поддержку народа. Ведь и Ельцин появился во главе страны в результате политического переворота, диверсионной операции на самом деле, а не каких-то там выборов демократическим путем. И он все время твердил, что он всенародно избранный. Да если бы были реальные демократические выборы, кто бы за этого болвана и пьяницу голосовал? Его избрание — результат технологий.

И вот такая система власти уже сложилась. Определенная категория людей держит в своих руках власть, идеологическую сферу и экономику. И им нужно утверждаться постоянно, иначе все увидят, что король голый. Поэтому так важен для них виртуальный пропагандистский эффект. Хотя советские годы все время поносят за то, что там существовал жесткий агитпроп, он на самом деле несравним с тем, что развернулось сейчас. И вовсе не случайно агитации сегодня отдается столько средств, уделяется такое повышенное внимание.

Есть два пути утверждения власти. Советский режим утверждался за счет деятельности по существу. Строились заводы, фабрики, школы, больницы, люди получали образование, строилось жилье... И когда сравниваешь пропагандистский уровень советских времен с тем, что творится сейчас, явно видишь, насколько мизерным был уровень пропаганды в те годы. Мне становится жалко, что так было.

СЕГОДНЯ все основные компоненты жизни общества рушатся. Поэтому деятельность по существу стараются компенсировать показухой, торжествами, юбилеями, награждениями, создается огромное число генералов, всяческих президентов, теперь одних академий, наверное, полсотни. Шумиха идет по любому поводу и даже без него. Средства массовой информации как один из основных аспектов жизни общества (а это власть, экономика и идеология) все время шумят только о подобных виртуальных вещах. Даже реальные трагедии, которых не скроешь, такие, как захват заложников, катастрофы, пожары, превращаются в виртуальную заботу власти о народе: пострадавшим выделяются средства на лечение и семьям погибших — на похороны, президент выражает соболезнование. И об этом говорится больше, чем об истинных причинах той или иной трагедии. О них вообще, как правило, не говорится. Все глубокое, серьезное, от чего действительно зависит ход истории, остается за кадром. Об этом — ни слова. И возможностей говорить — никаких. Кто только не выступает по телевидению, какую только чушь не несет!

Самое главное состоит в том, что представителям власти не нужно понимать объективных законов развития общества. У них нет научного понимания этих процессов. В этом смысле советский период остался непонятым — тот уровень понимания, который существует в России, этого не предусматривает. Существуют два типа понимания. Скажем, тот, кто планирует все операции с Россией, вовсе не должен понимать законов развития общества. Есть наука разрушения, наука грабежа. И есть наука созидания. Охотник, который идет убивать тигра, не является зоологом, специалистом по выращиванию тигров. Ему нужно знать, куда ударить, а не какие условия создать для роста и развития вида.

Система, в которой мы сегодня живем, сложилась по типу разрушения. Разгромили силой советскую систему, которая была жизнеспособной. Но ее ударили в самые уязвимые места — как извне, так и изнутри, силами «пятой колонны» и предателей. И отдали на растерзание мародерам в награду за разрушение. Политическим мародерам отдали политическую сферу, экономическим мародерам — экономику, менталитетную сферу захватили идейные мародеры. Как грабить страну, как ее держать в руках, чтобы хозяева были довольны — это они умеют. Но поднять страну по существу — для этого нужно научное понимание, это другой уровень мышления вообще.

Сейчас неуместно говорить о том, что вот-вот произойдет какая-то катастрофа, что Россия рухнет. Россия уже рухнула, катастрофа длится. Вот в чем все дело. Весь ужас состоит в том, что русский народ как единый народ уже не существует, он атомизирован, раздроблен, десятки миллионов обречены на вымирание, и они вымрут в ближайшие десятилетия. Сейчас общее физическое вымирание русских уже идет. Психически и идеологически люди также тяжело больны.

Россия сохраняет еще видимость целостности только за счет тех условий, которые сложились в мире. Американцам пока невыгодно, чтобы Россия распалась. Если же понадобится, подадут сигнал, и в течение нескольких месяцев отпадут Чукотка, Приморье, Татарстан — все! Механизм отлажен, и все будет происходить так, как происходило уже, когда отделялись Грузия, Армения, Узбекистан и так далее. Не делают этого пока, потому что тогда удержать Россию под контролем американцев будет невозможно, это обойдется в десятки раз дороже, чем теперь.

Вы посмотрите: Ирак. В военном отношении разгромить его удалось быстро, там не было мощной армии. Но как удержать ситуацию под контролем? Бушу приходится все время просить с конгресса еще десятки миллиардов долларов для этого. Западному миру для удержания своего господства действительно приходится серьезно тратиться.

Чтобы разгромить в военном отношении Россию, нужно не больше средств, чем для строительства аэродрома в Подмосковье. Не в этом проблема, а в том, что будет после? Ведь сейчас в России даже с такими элементарными задачами, как борьба с наркоманией, коррупцией, не могут справиться. Страна живет фактически по правилам бандитских шаек, на криминальном уровне. А что будет, если она распадется на несколько таких образований? Там немедленно установятся феодальные режимы. Что с ними делать, какая от них будет польза Западу? Они все непроизводительны.

Россия тоже уже перестала в целом быть производительной страной. Она живет за счет недр, остатков производства оружия, которое еще сохранилось от советского времени. Она живет за этот счет, а не за счет производства, как это было в советский период. Вот с этой точки зрения я рассматриваю выборы. Это мелочь, из-за которой даже и волноваться не стоит. Но это мелочь характерная.

НЕ ЛЮБЛЮ давать советы. Но как бы я действовал на месте коммунистов? То, что случилось со страной, случилось вопреки воле тех коммунистов, что сегодня составляют КПРФ. Поэтому не надо им брать на себя ответственность за все это, не надо бороться за какие-то посты, какие-то комитеты в Думе, даже за создание «красного пояса». Что бы они ни делали сегодня, все равно на них свалят вину за происходящее падение страны. Если коммунист приходит к власти в области, он рано или поздно перекрасится, если коммунист станет во главе Думы, он все равно предаст, если он каким-то боком прикоснется к власти — быть ему по ту сторону от партии. И это даже не потому, что они по натуре предатели, они другими быть не могут в этой системе. Выдвигая коммунистов во власть, КПРФ поставляет материал для того, чтобы компрометировать коммунистов. Наверное, это каким-то чутьем понял бывший губернатор Кубани Николай Кондратенко, который добровольно отказался идти на новые губернские выборы.

Нужно занять совершенно определенную позицию: эта система сложилась вопреки коммунистическим убеждениям и устремлениям, у коммунистов иные идеалы, и они не несут ответственности за эти выборы. Для них они — это только возможность объяснить людям, что происходит.

Ведь коммунисты имеют перед собой далеко идущую историческую ответственность. Не надо заменять ее стремлением пробиться в Думу только с той целью, чтобы оказывать пустяковое влияние на работу власти, например, на пару процентов увеличить ассигнования какой-то сферы производства. Не в этом их миссия. Пережить такую великую историю — и заниматься такими мелочами! Эти выборы — хороший урок для того, чтобы переориентировать вообще деятельность партии.

Во всех демократических парламентах оппозиция имеет свои цели. Так вот основные усилия нужно сосредоточить на пропаганде, на воспитании населения, для этого использовать сейчас свое присутствие в Думе. Коммунисты играли и играют роль самим фактом своего существования и какого-то заметного участия в общественной жизни. Нужно заняться всерьез разработкой теории, новой идеологии, соответствующей условиям XXI века. С марксизмом два века спустя уже ничего не сделаешь, и нынешним коммунистам сегодня брать на себя ответственность еще и за Маркса, который жил в XIX веке, не стоит. Нужно все внимание отдать тому, чтобы изучать реальный опыт реального советского коммунизма, а не догматического. И нужно пропагандировать этот опыт.

К кому могут сейчас обращаться коммунисты? Прежде всего это люди, которые действительно являются самыми уязвимыми жертвами этой системы, — в основном учащаяся молодежь, студенты, люди творческие, техническая интеллигенция, бюджетники. То есть это растущая, думающая часть общества. Конечно, это не значит, что надо отказаться от влияния на те слои, которые до сих пор считались социальной базой Компартии. Есть сейчас рабочие, но нет рабочего класса. Есть крестьяне, но нет класса. Это надо учитывать.

Сравните социальную структуру населения в советские годы и сейчас. Тогда коэффициент социальной полезности был самым высоким, а степень паразитарности была самой низкой в сравнении с другими странами. 80 процентов взрослого населения России составляли рабочие, крестьяне, техники, инженеры, врачи, научные работники и так далее. Это все было социально полезное население. Они получали зарплату за труд. Так или иначе каждый делал что-то полезное для общества. И только 20 процентов населения не входили в эту категорию — это больные, некоторые пенсионеры... Между прочим, значительная часть пенсионеров оставалась социально полезной.

Сегодня надо исходить из того, какую структуру населения мы имеем. Резко сократился рабочий класс, и почти растворилось крестьянство. Но только в одной личной охране банкиров, высших чиновников, криминальных авторитетов состоит около миллиона человек — это здоровые, крепкие парни, которым не нужны ни образование, ни производственные навыки — только мускулы и умение стрелять. Точно так же выросла гигантская армия ничего не производящих людей в сфере торговли, в различного рода услугах. Картина поменялась на противоположную. Сейчас только 20 процентов русского населения является социально полезным.

Но этот режим будет держаться за власть, поэтому он заинтересован в деградации народа. Им не нужны люди образованные в таком количестве, как это было в СССР. Достаточно бухгалтеров, учетчиков, которым якобы дано высшее образование, но это образование на самом деле ничтожно.

Роль оппозиции, роль Коммунистической партии в такой ситуации очевидна. Просвещать население, рассказывать правду о том, что было и что стало со страной, объяснять, почему это произошло и к чему привело, — вот что нужно теперь. При этом необходимо мужество, чтобы не рассчитывать на скорые перевороты. Это — историческая задача, на решение которой уйдет немало лет.

В этой связи во весь рост встает вопрос: ходить или нет Геннадию Зюганову на президентские выборы? Я считаю, что это недопустимо. И поясню, почему.

Пропаганда навязывает народу мнение: убрать Зюганова! Ситуация, как с Хусейном, как с Милошевичем, как будет и с Лукашенко — убрать, и все! И если он пойдет на выборы, ему добавят еще немало к тому, что уже вылили на выборах думских. А после скажут: ему мало прошлых провалов, он опять решил выдвигаться и провалился, поэтому — убрать, однозначно! Самое страшное, что так заставят думать и многих коммунистов.

Что делать? Выдвигать в президенты кого-то другого? Но сегодня в партии нет фигур, адекватных Зюганову по известности, по авторитету, по опыту руководства. Есть, конечно, умные, порядочные люди, но адекватных просто нет. Тем более что, кого бы ни выдвинули, исход выборов предрешен, мы говорили уже о том, что в результате контрреволюционного переворота сложилась недемократическая система власти со своим механизмом отбора людей.

Путин недавно заявил, что он идет на президентские выборы как независимый кандидат, не связанный с партиями. Это бессмысленная формулировка. Что значит — президент независим от партии? Назовите хоть одного западного президента, который скажет, что он независим — он всегда представляет те или иные партии, в противном случае за него никто и голосовать не придет. Путин, во-первых, идет на выборы как представитель партии «Единая Россия», которая ведет огромную массу избирателей. Во-вторых, Путин идет как представитель огромной административно-бюрократической системы. Она не называется партией, но превосходит все партии по своей мощи. А в пропаганде это выглядит так, будто он независим, будто он представляет некий народ вообще. Конечно, когда народ превращают в сборище дураков, он воспринимает такого «независимого» президента с умилением, как в дореволюционной России до поры до времени представляли царя. Так почему коммунисты должны участвовать в этом фарсе? Их неучастие нанесет ущерб всей технологической структуре выборов, что было бы очень важной акцией коммунистов.

Выходить сейчас на выборы — значит ликвидировать партию. Коммунисты должны отчетливо представлять, что, каких бы успехов ни добивались США, как бы ни шла глобализация, но все равно мир со временем расколется на коммунистическую тенденцию и антикоммунистическую, западническую. Оставить Россию без Компартии в этом мире было бы непростительной исторической ошибкой.

Западный мир все равно эволюционирует в том направлении, которое представляли коммунисты — только в другой форме. Коммунистические идеи Томаса Мора, Кампанеллы, идеи социальной справедливости, антисобственности восторжествуют. Частная собственность как система была и остается главным мировым злом. Человечество сейчас деградирует в эволюционном отношении именно потому, что в наступившей эпохе господствует частная собственность. Но это — агония частнособственнического мира.

ДА, СЕЙЧАС западный мир во главе с США может разгромить любую страну, но это будет и началом краха самого западного мира. Разгромили советский коммунизм — кончилась и западная демократия. Сейчас западный мир распрощался не только с демократией, но и с либерализмом. Поведение США — это тоталитаризм гитлеровского типа и еще хуже. Западные страны были полусоциалистическими, и первое, чем они занялись после разгрома СССР,— ликвидацией социальных завоеваний. Это вызвало сопротивление, борьбу, возникло антиглобалистское движение. Оно разнородно по социальному составу. Инициаторы его — в основном интеллектуалы, молодежь. Коммунисты должны добиваться влияния на этих людей точно так же, как и на профсоюзы, на женские, молодежные и другие гражданские организации. Вообще говоря, коммунисты должны стремиться к созданию в России гражданского общества и влиянию на него. Это влияние может осуществляться только через повышение интеллектуального уровня партии.

У КПРФ есть такая возможность. В этих условиях надо издавать и укреплять свои газеты, журналы, показывать интеллектуальное преимущество коммунистов. Для этого не надо слишком много денег. И уверяю вас, в среде предпринимателей найдется не так уж мало людей, которые готовы будут поддержать здесь коммунистов.

Дело в том, что жертвами системы становятся даже люди из тех кругов, которые ее и устанавливали. Поэтому надо работать и с ними, с каждым, кто так или иначе видит и чувствует на себе губительность и несправедливость установившегося режима. О том, что недовольство зреет, я знаю не умозрительно, мне приходится сталкиваться с такими людьми. Нужно накапливать и этот потенциал. Задача состоит в том, чтобы люди и партия, которые сегодня действительно поставлены в трагическую ситуацию, нашли и узнали друг друга. Это гораздо важнее, чем очередные президентские выборы.

0.16584205627441