21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Свободная торговля и протекционизм
Торговая политика всегда привлекала внимание людей. Их интересовало, почему одни государства, обладавшие большим количеством ресурсов, оставались бедными, в то время как другие государства, обладавшие лишь человеческими ресурсами, быстро богатели. Это, а также поиск оптимальных путей развития внешней торговли составляют одну из наиболее сложных, но и интересных проблем экономической науки. Этим вопросом занимается целый ее раздел — международная экономика. Со временем внутри него сформировались два больших научных направления — свобода торговли (основатели А. Смит., Д. Рикардо) и протекционизм (основатели — А. Гамильтон и Ф. Лист).

Основой школы свободной торговли является теория сравнительных конкурентных преимуществ стран, сформулированная Рикардо в его книге «Принципы политической экономии и налогообложения». Суть этой теории состоит в том, что если страны специализируются на товарах, в которых они имеют наибольшее конкурентное преимущество, продавая излишки в обмен на товары других стран, совокупное богатство экономических субъектов увеличивается.

Основой школы протекционизма является доказательство несоответствия условий, для которых сформулирована теория относительных преимуществ реальной действительности. Это приводит к получению наиболее развитой страной львиной доли выигрыша от торговли и замедлению темпов экономического развития ее партнеров в отсутствие корректирующей государственной тарифной политики развивающейся страны. Наиболее полно основные положения протекционистской теории сформулированы Листом в его книге «Национальная система политической экономии».

После Второй мировой войны казалось, что школа свободы торговли одержала убедительную победу. Во-первых, целым рядом экономистов было доказано, что протекционистский таможенный тариф Смута — Хоули, введенный в 1930 г. в ответ на Великую Депрессию в США, продлил и усилил последствия Великой Депрессии. Во-вторых, активный упреждающий рост внешней торговли по сравнению с промышленным производством до 1980-х годов, на фоне снижающихся таможенных тарифов, создал значительное количество богатства, то время как в странах, использовавших политику протекционизма, экономический рост замедлился. В-третьих, была сформулирована и эмпирически доказана «дилемма заключенного» по отношению к внешней торговле: применение отдельными странами принципов протекционизма со временем приводило к их использованию всеми странами и снижению совокупного богатства.

Но 1980-е изменили ситуацию. Во-первых, целый ряд стран Африки и Латинской Америки, отказавшихся от протекционизма в пользу свободной торговли в 1960-е, столкнулись с замедлением темпов экономического роста и снижением совокупного богатства в 1980-х. Во-вторых, был эмпирически доказан рост структурной безработицы в развитых странах за счет усиления иностранной конкуренции. В третьих, протекционизм уступил место неправильной денежно — кредитной политики ФРС как основной причины возникновения Великой Депрессии. Это было убедительно доказано работами М. Фридмана и А. Шварц. И в-четвертых, был сформулирован и эмпирически доказан (но не объяснен) принцип таможенной защиты. Ведение государственной тарифной политики всегда улучшает условия торговли, а значит, повышает совокупное богатство страны. К аргументам критиков школы свободы торговли добавились также издержки структурной перестройки экономики при свободной торговле (свертывание неконкурентоспособных отраслей и переобучение работников), издержки отказа от защиты молодых и стратегических отраслей при свободе торговли.

1990-е годы с их повсеместным использованием компьютеров и внедрением в экономическую науку сложного экономического аппарата принесли новые поражения сторонникам свободы торговли. Во-первых, Лаура ДАндреа Тайсон в своей книге «Динамика торговли и занятости» поставила под сомнение эффективность свободной торговли для развивающихся стран. Она сумела своим сложным эконометрическим исследованием доказать три основных положения:

1) В международной экономике существует целый ряд аномалий (Тайсон приводит более 50-ти таких аномалий), из-за которых свобода торговли ухудшает условия торговли значительного числа развивающихся стран, что не может быть объяснено в рамках теории конкурентных преимуществ;

2) торговая политика развитых стран затрудняет развивающимся странам использование их конкурентных преимуществ, приводя к получению развитыми странами львиной доли выигрыша от торговли;

3) хотя свобода торговли приводит к созданию большего числа рабочих мест в развивающихся странах в краткосрочной перспективе, в долгосрочной перспективе ее влияние на занятость не определено, в то же время свобода торговли приводит к снижению социальных и экологических стандартов во всех странах из -за растущей международной конкуренции.

Тайсон объясняет принцип таможенной защиты влиянием аномалий в международной торговли и считает необходимым создание специальной теории международной торговли для развивающихся стран. Однако, более весомым вызовом сторонникам свободы торговли стали работы Пола Робертса. Робертс, старший научный сотрудник Института Гувера в Стэнфорде, серией своих статей в ряде научных журналов Америки, написанных в 2001-2002 гг., поставил под сомнение применимость теории сравнительных преимуществ в современной международной экономике. Суть идей Робертса состоит в том, что специализация на основе сравнительных преимуществ стран, позволяющая получить выигрыш от торговли всем странам, подрывается высокой мобильностью факторов производства. Страны, проводящие политику свободы торговли, вместо структурного приспособления экономики испытывают отток факторов производства в страны с наибольшей производительностью. При этом наибольшей производительностью факторов производства обладают страны с абсолютными преимуществами, что меняет характер внешней торговли.

Исторически существовали значительные барьеры на пути международной мобильности факторов производства. Ныне, однако, изменение политических систем в Восточной Европе и Азии открыло западным ТНК доступ к значительному количеству дешевых человеческих ресурсов, а развития телекоммуникационных технологий привело к возможности интеграции работников в сфере услуг и высокотехнологических отраслях вне зависимости от их физического месторасположения. Все это позволило ТНК замещать дорогие западные человеческие ресурсы дешевыми человеческими ресурсами из развивающихся стран. Разница в заработной плате между развитыми и развивающимися странами привела к возникновению абсолютных преимуществ у развивающихся стран, а международная мобильность факторов производства  — к смещению как выгод от внешней торговли, так и перетоку факторов производства в развивающиеся страны. Наличие значительного числа дешевых человеческих ресурсов в странах третьего мира означает, что данная ситуация, в отсутствие корректирующей государственной политики, сохранится и в долгосрочной перспективе. При этом, будет происходить рост безработицы, отток факторов производства и соответственно уменьшение богатства и уровня жизни в развитых странах.

Казалось бы, такое развитие событий благоприятно для развивающихся стран. Однако, не все так просто. Анализ результатов распределения выгод от внешней торговли, проведенный в рамках школы ресурсоориентированной теории экономического развития, показывает, что уровень жизни в развивающихся странах возрастает незначительно с притоком в них западных факторов производства (в форме иностранных инвестиций). Более того, потери социального капитала от снижения социальных и экологических стандартов из-за жесткой конкуренции развивающихся стран за иностранные инвестиции нередко перекрывает выгоды от их получения. Значительное количество незанятых человеческих ресурсов в развивающихся странах позволяет международным ТНК удерживать низкую заработную плату для привлекаемых ресурсов, а низкие таможенные пошлины, нередко устанавливаемые из-за вхождения развивающейся страны в международные торговые соглашения, низкие налоги на ТНК и репатриация ими капитала предупреждают получение развивающимися странами основных выгод от дополнительных конкурентных преимуществ. Таким образом, за счет уменьшения богатства развитых и в лучшем случае незначительного увеличения богатства развивающихся стран в долгосрочном периоде идет быстрый рост богатства международных монополий — ТНК, контролируемых глобалистскими экономическими элитами.

0.73009586334229