22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Семь "нет" или почему нельзя дарить "наши острова"
Сначала о названии. Почему не «передавать», «возвращать» или в конце концов «продавать»?

Что бы Россия не получила взамен островов — деньги, мирный договор, заверения в вечной дружбе и бесконечной любви, уверения в том, что наконец-то Россия стала «подлинно демократической страной», стремящейся к добрососедским и партнерским отношениям с иными государствами, строящей отношения на принципах международного права и т.д. и т. п., — это будет именно Подарок. Все полученное взамен не восполнит тех потерь, которые Россия понесет, в случае если острова отойдут Японии.

А значит, это не «продажа», не «передача», не «возвращение», а именно подарок. Далее предлагается несколько аргументов в пользу позиции о сохранении российского суверенитета над островами. Десять лет назад необходимости в подобной аргументации не было, но все меняется, и сегодня порой приходится доказывать и объяснять очевидные вещи.

«Нет» № 1: Острова нельзя дарить, потому что это последняя «точка» сохранения международного порядка и равновесия, существующего после Второй мировой войны.

Страны антигитлеровской коалиции по завершении Второй мировой войны установили и закрепили, в том числе и посредством создания Организации Объединенных Наций, принципы мирового порядка и провозгласили нерушимыми послевоенные границы. «Дар» островов Японии автоматически ведет к пересмотру границ. Вряд ли найдутся две страны, которые не желали бы пересмотра границ в свою пользу. Что касается России, то территориальные претензии со стороны Китая, стран Балтии, Финляндии, Германии, возможно, вчерашних советских республик нам обеспечены.

Вопрос сторонникам «передачи» островов: что ответим новым претендентам на российскую территорию, ведь в их арсенале будут все те же доводы об исторической справедливости, добрососедстве, о крайней необходимости заключения именно Мирного договора (в обмен на часть российской территории) и т. п.?

«Нет» № 2: Острова нельзя дарить, потому что это нанесет невосполнимый ущерб экономическому потенциалу страны.

Не будем спорить с очевидным: сегодня Курилы, да и в немалой части Сахалин хищнически эксплуатируются, и при всем при этом их доля в экономическом потенциале страны достаточно мала, чтобы не сказать — ничтожна. Сегодня всерьез обсуждается даже вопрос о сумме, которую Россия может получить от продажи островов.

Однако следует напомнить, что морские биоресурсы относятся к категории возобновляемых. Это означает, что, когда будет выкачана последняя тонна нефти и добыта последняя тонна угля, на морских пастбищах будут «гулять» миллионы тонн биологических ресурсов (проще говоря, еды).

Вопрос сторонникам «передачи» островов: что выбрать — кратковременную выгоду сейчас или позаботиться о будущем?

Можно проще, как в народной сказке: сейчас взять мешок золота (некую сумму за острова) или «на потом» оставить неразменный рубль (острова)? Ведь ясно, что вечный рубль навсегда с тобой и всегда приносит выгоду!

«Нет» № 3: Острова нельзя дарить, потому что для этого нет юридических оснований.

Япония проиграла Вторую мировую войну (кто забыл, каковы были ее итоги, и что такое послевоенный мировой порядок, напоминаем: Япония, как и Германия, потерпела поражение, послевоенные границы незыблемы), страны-победительницы продиктовали ей свою волю.

Япония приняла условия капитуляции, подписала мирный договор в Сан-Франциско (СССР его не подписал, но что это меняет?), в котором национальная территория Японии была ограничена, собственно, четырьмя островами Японского архипелага.

Советско-японская декларация 1956 года — это документ о намерениях (проще говоря, «мы сделаем это то-то, если вы сделаете это», СССР дарит в знак доброй воли малую часть Курильского архипелага, Япония освобождает Окинаву от американских военных баз), к тому же принятый с нарушением Конституции СССР и РСФСР, а следовательно, не имеющий силы (в части, предусматривающей изменение границ РСФСР).

Кстати, американские военные базы все еще на Окинаве.

Вопрос сторонникам «передачи» островов: назовите внятные аргументы юридического характера, однозначно свидетельствующие о неправомерности российского суверенитета над островами.

«Нет» № 4: Острова нельзя дарить, потому что в этом случае Россия «потеряет лицо», что никак нельзя допустить, если учесть планы нашей страны по вхождению и интеграции в азиатско-тихоокеанский регион (АТР).

Подарив острова, Россия в глазах Японии и японцев «потеряет лицо» (честь и достоинство). С таким «партнером» можно не церемониться. И дальнейшие территориальные требования, в этом можно не сомневаться, будут простираться до Урала. Не следует забывать, что за территориальным спором между Россией и Японией внимательно следят наши дальневосточные соседи.

Вопрос сторонникам «передачи» островов: как называется проигравший, требующий контрибуцию с победителя?

И как относиться к тому, кто выполняет эти требования? Может, следует потребовать еще?

«Нет» № 5: Острова нельзя дарить, потому что в этом случае нарушается геополитическое равновесие не только на Дальнем Востоке, но и во всей Азии.

Если кто-то забыл — «Россия — евразийская страна» (В. В. Путин).

Посмотрите на карту: найдите Японию, Сахалин, Курилы, внимательно рассмотрите моря и проливы в этом регионе, рассмотрите линию государственной границы Российской Федерации.

Где будет проходить эта линия, если острова отойдут Японии, каков будет международно-правовой статус Курильских проливов, Охотского моря, Татарского пролива, сахалинского и вообще российского шельфа?

В каком положении окажутся Камчатка, Магадан и другие субъекты РФ в этом регионе? Ведь из четырех составляющих полноценную транспортную инфраструктуру (авиа-, морской, авто- и железнодорожный транспорт) эта часть России лишена двух последних. А если наши отношения с соседями окажутся не столь добрососедскими, как нас заверяют, это означает одно — крайний северо-восток России окажется фактически в блокаде! (Ограничимся этим, хотя список катастрофических последствий достаточно велик.)

Вопрос сторонникам «передачи» островов: хотите, чтобы Сахалин и Курилы стали вторым Калининградом — для поездки на материк необходимо будет получать японскую визу?

«Нет» № 6: Острова нельзя дарить, потому что ссылка на исторические приоритеты недействительна и чревата бесконечным и бессмысленным спором о первенстве.

Знаете, кому должна принадлежать вся Западная Европа и все Средиземноморье? Ни за что не угадаете. Это все должно принадлежать России, потому что первый русский царь Иван IV Васильевич (Грозный) — потомок (согласно его официальной родословной) брата Юлия Цезаря и законный претендент на наследство Цезаря.

Как вы понимаете, серьезно относиться к такой аргументации нельзя.

Спор о первенстве в открытии, освоении и заселении островов относится к той же категории аргументов. Не умаляя ни заслуг, ни подвигов русских первооткрывателей и первопроходцев, следует признать, что исключить возможность того, что столетием, десятилетием или даже годом ранее то же самое сделали японцы или китайцы или кто-то еще, нельзя. Как быть?

Очень просто, разграничить историческое прошлое и политическое настоящее — так было, и так есть! И договориться о точке отсчета «политического времени». Таковой (на этом держится современный мировой порядок) является 1945 год — год окончания Второй мировой войны. С этого момента заканчивается «так было» и начинается «так есть».

Вопрос сторонникам «передачи» островов: не вернуть ли в полном соответствии с принципом «исторической справедливости» Москву Финляндии, Крым Греции, а столицу России перенести даже не в низовья Волги, где была столица Батыя — Сарай, а сразу в Улан-Батор (Монголия)? Правда, сразу же возникает еще вопрос: может, всю Японию, или как минимум Хоккайдо, отдать айнам — все же были первыми (из известных нам)?

«Нет» № 7: Острова нельзя дарить, потому что трагедий, выпавших на долю народов России и русского народа в XX веке, более чем достаточно.

Последние годы пресса и телевидение много поведали нам о судьбах сахалинских корейцев, в особенности старшего поколения, на долгие полвека оторванных от своей родины, близких и родных. Вспоминается один телесюжет: встреча отца и сына, отцу — за девяносто, он прикован к креслу-каталке, не может двинуть даже рукой, перед ним — на коленях уже давно ставший стариком сын, ни разу в жизни не видевший отца. Мало кто смотрел на это без слез.

Знаем мы теперь и о том, сколько боли и слез в сердцах тех японцев, уже давно стариков, кто приезжает на Сахалин и Курилы повидать места своего детства и юности, навестить могилы предков.

Вопрос сторонникам «передачи» островов: хотите, чтобы была восстановлена справедливость — страдали корейцы и японцы, теперь пусть страдают русские, пусть лишатся малой родины тысячи и тысячи русских, для кого Южный Сахалин и Курилы за эти годы стали «нашими островами»?

На этом наши доводы в пользу сохранения российскими российских островов далеко не исчерпаны. Мы остановились лишь на тех, что достаточно очевидны любому здравомыслящему человеку независимо от его возраста, национальности, политических убеждений и т. д.

Мы предлагаем всем, для кого Сахалин и Курилы — родные острова, продолжить наши «семь нет» и довести их до цифры 100. Тогда и в высоких московских кабинетах, и в центральных СМИ, и, надеемся, в Токио не смогут отмахнуться от твердой воли жителей Сахалина и Курил, всех, кто видит и любит в России свою страну.

0.18160796165466