22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Информационное сопротивление
1.
В преддверии грядущих выборов в Госдуму в наш обиход вошло понятие «информационная война». Однако, при самом широком его употреблении многими не осознается, что эта метафора несет в себе богатейшее смысловое содержание и что ее развитие сулит неожиданные повороты мысли.

Итак, информационная война — это война, которая ведется при помощи СМИ одной политической силой против другой; в нашем случае явно или неявно проправительственными масс-медиа против лево-патриотической оппозиции, и соответственно, патриотическими изданиями и радиостанциями против нынешнего прозападного и либерального российского режима. Сознание будущих избирателей выступает как поле битвы, а победить противника здесь — значит лишить его положительного имиджа в глазах общественности и вывести из политической игры хотя бы на короткий срок. Данную задачу выполняют «регулярные армии», со стороны представителей правящего режима это либеральные и окололиберальные газеты, журналы, радиостанции но самое главное — телевидение, это поистине «оружие массового поражения» в информационной войне, поскольку оно способно за несколько месяцев или даже недель существенно изменить общественное мнение в пользу политзаказчика (вспомним историю с рейтингом Ельцина в 1996 году, который подскочил с нескольких процентов в начале президентской гонки до пятидесяти или даже шестидесяти — в конце). Оппозиция таким «оружием» не располагает и даже более того, и не может располагать в принципе, потому что технологии манипуляции сознанием есть принадлежность буржуазной демократии, предполагающей разобщенность общества, «войну всех против всех», что противоречит всем мировоззренческим и философским принципам, провозглашаемым патриотической оппозицией. Сопротивление «регулярной армии» оппозиции в этой информационной войне, то есть нескольких патриотических центральных газет и радиостанции столь незначительно, по сравнению с телеатаками либералов, что его хватает лишь для того, чтобы западники не могли заявлять о своей полной и безоговорочной победе. Поэтому, если мы уподобим оккупированным территориям ту часть общественного сознания, которая попала под влияние либеральной пропаганды в широком смысле слова (что вовсе не предполагает лишь поддержки инициатив президента), мы должны признаться, что давно уже живем в условиях более или менее глухой оккупации. Однако, в наших руках есть тоже оружие, которое не в состоянии использовать власть, и которое при умелом пользовании может принести нам победу.

Вспомним, что всех врагов, приходивших в Россию, даже несмотря на их явное военное превосходство, губило невнимание к фактору народной, партизанской войны. Западные захватчики — будь то Наполеон или Гитлер рассчитывали, что им придется воевать лишь с регулярной армией, а опыт такого столкновения они имели уже на европейском театре военных действий, народ же они привычно воспринимали как статистов, которые не вмешиваются в ход войны и покорно ждут ее исхода. Собственно, так оно и было в странах, где господствовали буржуазные ценности, и где считалось, что каждый должен заниматься своим и только своим делом: если человек — солдат, его задача — воевать против врага, а если рабочий или крестьянин — то соответственно — делать машины и сеять хлеб, пускай и при новой, оккупационной власти (действительно, как показывает опыт 2 мировой, в западных, буржуазных странах группы Сопротивления возникали редко и не могли вести полномасштабную борьбу с немецкими оккупантами, в отличие от традиционных обществ — например, СССР или Югославии). В России, с ее общинной психологией, подобная узкая специализация и индифферентизм ко всему остальному никогда не имели место, если в России на улице бьют человека, то прохожие, как правило, не проходят мимо, считая, что вмешиваться здесь — прерогатива милиции, как это бывает на Западе, а бросаются на защиту. И война с тем условием, конечно, что она справедливая, оборонительная, а не агрессивная становится у нас «общим делом» и возникает партизанское движение или Сопротивление, состоящее не из кадровых военных, а из обычных людей, взявших в руки оружие и воюющих против врага «всем миром», также как раньше «всем миром», например, помогали погорельцу отстроить дом.

Проведение аналогии с войной информационной тут весьма уместно, ведь и либеральные политтехнологи всецело рассчитывают на силу телевидения, радио и популярных изданий и воспринимают народ лишь как пассивную массу, электорат, который является послушным объектом их манипуляций с целью оставить у власти олигархический компрадорский режим. Но на самом деле это далеко не так: недовольство нынешним режимом и его внутренней и внешней политики сильно, и особенно оно возросло после фактической поддержки Путиным американской агрессии в Ирак и начала реформы ЖКХ, которая, что очевидно даже либералам-яблочникам, оставит тысячи и миллионы людей без крова или, как минимум, вышвырнет их из квартир, а также после серии технологических катастроф, которые показали всю практическую беспомощность и неконструктивность нынешней власти, в отличии от поносимых ею «тоталитарных коммунистов». Если бы удалось этот крепнущий протест народа направить в русло организации информационной партизанской войны, информационного Сопротивления это решительным образом изменило бы положение дел в российской политике и, возможно, привело бы к краху режима уже после нынешних выборов.

2.
Чем партизаны отличаются от солдат регулярной армии? Они, как уже говорилось, не принадлежат к кадровым военным, далее, они действуют неожиданно, маленькими группами, стремясь нанести вред противнику и скрыться, пользуясь знанием местности и поддержкой населения. Соответственно, информационное Сопротивление тоже должно состоять из мелких групп, куда входит несколько человек, которые не связаны с какой-либо определенной политической организацией и которые занимаются не пропагандой положительных идей и программ, а единственно контрпропагандой, ответными ударами на либеральные пропагандистские удары. Разумеется, масштабы влияния телепрограмм, собирающих и «зомбирующих» миллионы телезрителей и одной или нескольких групп, использующих вполне кустарные средства агитации, несравнимы. В то же время эти группы имеют и ряд преимуществ: они могут широко использовать знание реальной жизни, и противопоставлять его фантомам телевизионного Политспектакля, например, сравнивая положение среднего, обычного человека — рабочего, учителя, инженера с рассуждениями либеральных политиков о «стабилизации» в стране; далее, личный контакт при агитации зачастую более мощное средство, чем слова из телевизионного мира от шоу-звезды, которого никто не воспринимает как реальную личность (это, между прочим, стали понимать даже капиталисты, недаром в последнее время многие из них стали делать упор не только на рекламные щиты и ролики, но и на деятельность уличных коммивояжеров, еще один пример того, как они пытаются выжать деньги из всего, даже из естественного человеческого доверия). Но самое главное, мелкие, но согласованные удары групп Сопротивления сразу по множеству «болевых точек» машины либеральной пропаганды могут дать очень сильный эффект. Сказанное только на первый взгляд кажется несколько эсксцентричным развитием метафоры, на самом деле, подобную стратегию разрабатывал и теоретически обосновывал итальянский философ Антонио Грамши (он называл это «молекулярными ударами» по капитализму) и не без успеха воплощают в жизнь современные западные антиглобалисты.

Что должны использовать «информационные партизаны»? Широкая доступность компьютерной и копировальной техники в городах позволяет размножать самые острые материалы, печатающиеся в патриотических газетах с тем, чтобы нести их в народ (собственно, такая практика уже имеется, нужно лишь, чтобы она стала массовой). Возможно и желательно и создание своих собственных средств наглядной агитации (тут простор для народной фантазии, причем, лучшие образцы таких листовок, рисунков могут публиковаться в специальных выпусках тех же патриотических газет, для их распространения). Следует приветствовать нейтрализацию пропаганды противника (ироническое обыгрывание слоганов политрекламы противника, например, добавим к эспээсовскому «Ты что? Хочешь жить как на Западе?» «Ты что, НЕ хочешь жить как на Западе? Джордж Буш уже выслал бомбардировщики!», такая наглядная агитация на столбах рядом с плакатами СПС сведет на нет их воздействие на зрителя).

Можно и нужно широко использовать Интернет, поскольку Сеть сегодня остается территорией, более или менее свободной от информационного контроля со стороны буржуазных правительств и олигархических групп, включая ТНК. В силах групп информационного Сопротивления создавать сайты соответствующего содержания, рассылать в массовом порядке по электронной почте письма, раскрывающие тот или иной пиар-прием проправительственого телевидения (как это делали западные антиглобалисты перед началом войны в Ираке).

При этом чрезвычайно важно наличие некоего центра, который координировал бы действия разрозненных групп информационного Сопротивления, но именно координировал, а не объединял их и тем более не руководил ими. Такую роль могут играть патриотические газеты, например «Советская Россия», на страницах которых могут размещаться материалы о контрпропагандистских действиях в разных городах о героях информационной партизанской войны, о методах их работы.

Разумеется, выдвинутые предположения носят рабочий характер, они могут быть оспорены, дополнены, развиты. Само обсуждение их в широкой патриотической прессе и в Интернете означало бы, собственно, начало информационной партизанской войны. На стороне правящего буржуазного режима — административный ресурс и деньги для оплаты труда профессионалов — политтехнологов, которым, в действительности, глубоко наплевать на те самые идеалы либерализма, о каковых они твердят в умело состряпанных лозунгах. На стороне оппозиции — тысячи и миллионы не вписавшихся в нынешние «капреалии» людей, среди которых множество — с высшим образованием, с учеными степенями, со знанием современных информационных технологий, и все они больше не намерены терпеть разрушение своей Родины и своего собственного жизнеустройства под старую песню о либеральных реформах, и не знают лишь, что делать, куда приложить силы. Лично я глубоко убежден, что труд, основанный на вере в свое дело, на чувстве локтя, и на патриотическом идеале, гораздо эффективнее труда за кусок хлеба, пускай и с маслом и даже с икрой, на работодателя, к которому относишься с тайным презрением. Теперь мы можем доказать это на деле.


0.19794201850891