21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
С. Глазьев: «Я не Швондер, и не Шариков»…
Когда пытаются преподнести мои предложения в области налогообложения сверхприбыли от использования природной ренты в духе «взять все и поровну поделить», мне сразу же вспоминается «Собачье сердце» Булгакова. Так и хочется сказать, что я не Швондер и не Шариков. Я предлагал и предлагаю качественно иное.

В той же передаче «Времена», где Владимир Познер поставил вопрос о ценах на нефть, обсуждался норвежский опыт использования природных ресурсов. Говорили, что из бедной страны это государство благодаря богатствам шельфа стало процветающим. Но мне непонятно, как можно пропагандировать норвежский опыт, приводить Норвегию в качестве примера грамотного использования природных богатств, но «забыть» о созданном в Норвегии специальном фонде, благодаря которому каждый гражданин имеет право на определенную часть сверхприбыли от использования природной ренты.

В наиболее ярком виде эти фонды существуют в арабских нефтедобывающих странах, где каждый рождающийся гражданин получает на свой счет определенную сумму, и по достижению совершеннолетия может использовать ее на образование, обустройство своей семьи. В Норвегии более сложная схема. Этот фонд (его еще иногда называют «Фондом будущих поколений») расходуется на социальные нужды — за счет его каждый гражданин имеет право получить бесплатное образование, полноценное, но бесплатное медицинское обслуживание. Но суть одна — 96 процентов сверхприбыли от эксплуатации природных ресурсов направляется в выведенный из бюджета фонд, который работает на накопительной основе и средства из которого напрямую тратятся на социальные нужды, или, как, например, в Великобритании — направляется в госбюджет, а затем уже расходуется на нужды общества.

Способов распорядиться доходами от использования природной рентой много. Это может быть и индивидуальная форма(как в ОАЭ),и коллективная (как в Норвегии), либо «бюджетная» (как в Великобритании). Но суть одна — это общественные деньги. Я предлагал (в своем законопроекте «О дополнительном налоге на недропользователей»), чтобы 80 процентов от получаемой сверхприбыли поступало в бюджет. Возможны и другие варианты — общественные государственные фонды, или вообще на личные счета граждан — в зависимости от принятого политического решения. Главное понять — что сверхприбыль от эксплуатации природных ресурсов образуется не благодаря чьим-то личным заслугам, вложенным частным деньгам или менеджерскому таланту (особенно сегодня, когда мировые цены на нефть растут, и прибыль нефтяных компаний увеличивается из-за конъюнктуры), а потому что в России есть уникальные месторождения, которые являются государственной собственностью, а доход от их использования должен идти на благо общества в целом.

А что мы видим сегодня? Сверхприбыль от эксплуатации природных ресурсов — это не менее 20 млрд. долл ежегодно. Но она оседает не в кармане государства. Эта прибыль даже не показывается как прибыль компаний. Сейчас — после введения единого для всех (и бедных и богатых) подоходного налога в 13 процентов, — эти деньги попросту перекачиваются в зарплаты высшего звена менеджеров компаний. Управляющий некой нефтяной компании получает по 2 млн. долл. ежемесячно так называемой зарплаты (которая является на самом деле той самой «перекаченной» сверприбылью от использования природной ренты). Зарплаты чиновников Газпрома, формально вообще государственной кампании, уже поскромнее — 160 тысяч долл. в месяц — насколько мне известно, — но такие цифры тоже «внушают». Вы уж меня извините, но мало новой команде «Газпрома» показалось, что каждый третий рубль от экспортной выручки оседает на счетах посредников, так еще и зарплаты решили увеличить…Это чистой воды пиратство… Так не странно ли, что именно в России, доходы от этой сверхприбыли идут не государству, хотя наш нищий бюджет, низкий уровень жизни, казалось бы, не позволяет нашим гражданам отдавать все доходы от использования природных ресурсов нескольким десяткам человек? Есть ведь и другие механизмы перераспределения доходов от использования природных ресурсов — экспортные пошлины, например…Но этот механизм кабинет министров тоже не жалует…

Что произошло в ходе дискуссии в программе «Времена»? Глава бюджетного Комитета Думы г-н Жуков фактически заявил, что нашему бюджету дополнительные поступления от использования природной ренты не нужны. С ним, судя по реакции на внесенный мною еще полгода тому назад законопроект «О дополнительном налоге на недропользователей», согласны и в правительстве, и в президентской администрации… Я ведь в конце прошлого года направил письмо президенту Путину, в котором, в том числе, высказал просьбу — «обеспечить реализацию президентом же определенного „стратегического приоритета — рационального, справедливого налогообложения природных ресурсов“, подтвержденного в ходе диалога по „прямой линии“ с гражданами России 19 декабря с.г».

И получил в качестве ответа отписку от некой дамы, работающей в администрации президента, в которой говорилось, что, мол, не царское это дело (президента то есть) разбираться с вопросами использования природной ренты. В письме также сообщалось, что мое письмо перенаправлено в ведомство г-на Кудрина. Но именно его ведомство в свое время дало отрицательный отзыв на этот законопроект, его ведомство год за годом проводит через Думу грабительский бюджет, его ведомство отмахивается от всех предложений по пополнению доходной части бюджета…

Я с такой, с позволения сказать, позицией не согласен. Я считаю, что наше государство — банкрот в части выполнения своих обязательств перед обществом, перед гражданами своей страны. Да, лично я, как уже говорил выше, считаю, что деньги от полученное сверхприбыли нужно перечисляться в бюджет, и оттуда уже расходовать на нужды общества, в том числе и социальные нужды. Но раз наше правительство и президент считают, что они обществу ничего не должны, я готов признать возможным и создание общенационального фонда развития, где будут накапливаться доходы от использования природной ренты и зачисляться с различными коэффициентами на накопительные счета граждан. Другое дело, что от нынешней власти мы вряд ли дождемся принятия таких решений.

Но надо понять и другое. В конечном счете, решать каким именно способом следует распорядиться доходами этой природной ренты — должны россияне. Во всех цивилизованных странах большая часть сверхприбыли от использования природных ресурсов используется на благо общество. Во всех, но, повторюсь, не в России…Но россияне не настолько богаты, чтобы просто так дарить 20 млрд долларов ежегодно нескольким десяткам пиратов, захватившим корабль российской государственности, и готовым — при первой же попытке отбить его — пустить этот корабль ко дну.


0.14626312255859