15/01
10/01
28/12
20/12
18/12
28/11
21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
Архив материалов
 
Украина после выборов: материализация духов и раздача слонов

Президентские выборы «2004» на Украине, вроде бы, закончились. Рано или поздно уляжется поднятая ими пыль, стихнут всеобщая истерика и истерия, как обычно, после исступления наступит период релаксации, то есть постпсихозного размягчения и расслабления.

Что же пришедшая к власти бригада новых-старых поводырей и хозяев жизни будет предлагать стране или, – это более вероятно, – что она будет насаждать без особого спроса ?

Ничего утешительного для страны я не вижу. Всё настолько предсказуемо, что становится скучно. Первое, что пришло мне в голову, когда я попытался для себя сформулировать ближне- и среднесрочные перспективы Украины, был, как ни странно, анонс Великого Комбинатора на афише провинциального города, в котором (т.е. в анонсе) Остап обещал трудящимся продемонстрировать чудеса материализации духов и организовать раздачу слонов.

Такими духами из совсем недалёкого прошлого представляются мне члены когорты «Сила Народа», растолкавшие себе локтями дорогу к власти. Кстати, для тех, кто не знает: «Сила Народа» – это дословный перевод английского словосочетания people power, весьма расхожего в последние годы в западных средствах массовой дебилизации и применяющегося для описания массовых же волнений, направленных на свержение существующей власти. Примеры: Сербия, Грузия, Филиппины. Западные манипуляторы сознания даже не озаботились тем, чтобы как-то разнообразить и видоизменить для Украины название «народного» движения, прилепив к нему имя нарицательное вместо какого-нибудь имени собственного. В лингвистике есть такое понятие – «калька», означающее дословное переложение единицы одного языка, например слова или словосочетания, на другой язык, без адаптации её к особенностям этого другого языка. Так вот, подобного рода калькирование, я бы даже сказал – тиражирование, поимела Украина в виде распространения на неё шаблона, разработанного Западом для устранения неугодных (Сербия) или не слишком угодных (Грузия) режимов.

Персональный состав «Силы Народа» вызывает сильное ощущение дежа-вю ( déjà vu ), «уже где-то виденного». В самом деле, все наиболее узнаваемые лица там – из «бывших»: Ющенко и Кинах – бывшие премьеры, Тимошенко и Пинзенык – бывшие вице-премьеры, Тарасюк, Головатый – бывшие министры (из пришедших на память, вообще-то их больше), Червоненко – бывший глава Госрезерва, и это не считая целого сонма бывших начальников всевозможных департаментов, ведомств и администраций. Все они –назначенцы если не Кучмы, то Кравчука. Если эти ребята – новая политическая кровь в застоявшемся организме государства и «народная», как они сами любят утверждать, оппозиция, то в таком случае Бин Ладен – тибетский далай-лама, ратующий за восстановление независимости своей родины исключительно ненасильственным путём.

У них хватает цинизма, беспринципности и наглости заявлять, что всё, что они делали в течение тринадцати лет «незалежности» – поодиночке или хором – было направлено только и исключительно на повышение благосостояния народа, «маленького украинца» в терминологии Ющенко, и если им это не удалось, то всему виной лишь малый срок их, каждого в отдельности, пребывания в соответствующей должности и противодействие правящего (?!) режима. Возникает наивный вопрос: а что же тогда представляет собой режим неправящий, или премьеры, вице-премьеры, министры и начальники департаментов – это всего лишь невинные карапузы из детского сада «Ромашка» ?

Конечно, можно вспомнить им тысячепроцентную инфляцию, потери людьми сбережений в советском «Сбербанке», массовые отключения электроэнергии, веерные и не только, выезд семи миллионов граждан Украины на заработки в другие страны в поисках куска хлеба, месячные пенсии и зарплаты на уровне ниже суточных для западных спецов, приезжающих для шеф-монтажа какого-нибудь объекта, но хотелось бы прежде всего спросить у них, как им спится и не мучают ли их кошмары от осознания того факта, что Украина из страны с населением в 52 млн. человек в 1991 году превратилась в страну с населением менее 48 млн. в 2004 году, то есть людские потери составили не менее 4 млн.. Оказывается, чтобы потерять 4 млн. населения, не надо ни ковровых, ни «точечных» бомбардировок стратегического то ли противника, то ли партнёра. За примерно десять лет войны во Вьетнаме там погибло от полутора до трёх миллионов – цифры разнятся –вьетнамцев, но это при ковровых бомбёжках, выжигании территории напалмом и дефолиантами, карательных экспедициях зондеркомманд «гуманитариев», экономической блокаде. На Украине ничего подобного не было, и такие потери !

Если в течение 45 лет до 1991 года численность населения страны пусть и не всегда высокими темпами, но неуклонно возрастала, то после этого года она неуклонно снижается. Все эти годы люди умирали от невозможности адекватно прокормить себя и свои семьи, от невозможности позволить себе лекарства и медицинское обслуживание, от социальной деградации и стрессов, вызванных отсутствием перспектив найти себя в этой жизни. Если так пойдёт и дальше, а оснований надеяться на лучшее нет, то лет эдак через тридцать на Украине может остаться половина от того населения, что мы имели на 1991 год, год «великого перелома». Правильно, больше и не надо: для обслуживания коллаборационистского режима вполне достаточно, а для его мальтузианствующих хозяев – и подавно.

Проводников либерально-рыночного фундаментализма, этих полевых командиров глобализации, ныне входящих в команду Ющенко, беззаветно, верой и правдой, душой и телом, не за страх, а за совесть служивших и служащих Западу, вряд ли терзают угрызения совести в связи с тем, что такие людские потери Украины за последние годы не идут, например, ни в какое сравнение с потерями Советского Союза в афганской войне. За девять с небольшим лет полноценной «горячей» войны в Афганистане, где СССР косвенно противостояли, помимо прямого противостояния со стороны моджахедов, также США, Западная Европа, Пакистан, Иран и целый ряд мусульманских государств, наша бывшая страна официально потеряла что-то около четырнадцати тысяч человек. Цифра эта, кстати, не сильно расходится с цифрами неофициальными, диссидентско-правозащитными, которые обычно имеют тенденцию к невероятному разбуханию, служат основанием для проливания крокодиловых слёз по невинно убиенным и обвинений коммунистического режима в кровожадности. Функционально грамотный человек, учившийся в средней школе, знает, что четырнадцать тысяч – это «несколько» меньше четырёх миллионов, и, если он в трезвом уме и здравой памяти, сделает хотя бы формально-логический вывод, какой режим гуманнее. Можно, конечно, вспомнить о потерях среди афганцев, но ведь речь-то сейчас идёт о себе, любимых. Ведь и американцы прежде всего считают тела своих, а уж потом – и очень округлённо – тела всяких там «зверьков» и «косоглазых».

Четырнадцать тысяч за девять лет войны и четыре миллиона за тринадцать лет якобы мирного перехода от неэффективного социально-экономического строя к эффективному!

Каждая человеческая жизнь самоценна и уникальна. Но, как известно, смерть одного человека – это трагедия, смерть миллионов – статистика. Видимо, обезличенные миллионы потерянных по их вине жизней не тревожат совесть реформаторов.

Что же эти вновь материализовавшиеся призраки (духи) прошлого могут дать Украине?

Во-первых, их не для того привели к власти в «этой», как принято говорить в таких случаях на Западе, а теперь, естественно, и у нас, стране, чтобы они отклонялись от столбового курса на рыночную глобализацию, признанного мировой закулисой в качестве безальтернативного для человечества. Понятное дело, они будут втискивать экономику страны в прокрустово ложе макроэкономических показателей, где требование к тому, чтобы цифры увязывались с формулами и формулы – с цифрами, затмевает стремление к реальному благосостоянию рядовых членов общества. Это ведь только США – колыбели рыночного либерализма – позволено существенно отклоняться от «здоровых» макро-экономических показателей и накапливать государственный долг, приближающийся к триллиону долларов, а таким странам, как Украина, этого делать, упаси боже, нельзя. Вернее, долги перед Западом иметь можно и нужно, чтобы находиться в «правильной» зависимости, а вот иметь монетарную свободу внутри страны, то есть, попросту говоря, обеспечивать свою экономику необходимой для её функционирования денежной массой, нельзя.

«Оранжевые» будут следовать основному положению либерального капитализма, согласно которому (если говорить общепонятным, «гражданским» языком) денег в стране должно быть мало, а индивидуумов, гоняющихся за ними, – достаточно много, чтобы деньги эти были крепкими, здоровыми (опять же из английского – strong and sound money) и обеспечивали развитие экономики и общества. Это приведёт к лишению многих предприятий оборотных средств, к их вытеснению с рынка и, соответственно, ликвидации – со всеми вытекающими для их работников последствиями.

На некоторое время на плаву останутся предприятия горно-металлургического комплекса. Почему? После разгрома СССР и уничтожения его промышленного потенциала в 90-х годах прошлого века Запад снисходительно разрешил России и Украине оставить у себя отрасли, производящие достаточно востребованную в мире продукцию, но производимую в экологически, скажем так, неблагоприятных условиях. В эту категорию попала, в частности, чёрная металлургия, получившая в своё время в Советском Союзе серьёзное развитие и объекты которой в большом количестве остались на территории Украины. Не будь это выгодно Западу, металлургия постсоветских стран была бы так же вырублена, как, скажем, аэрокосмический комплекс и «оборонка». Правда, сейчас ликвидность чёрной металлургии в значительной мере поддерживает бурно развивающийся, но, как ни странно, недемократический Китай, всасывающий, как пылесос, любое сырьё и полуфабрикаты, к каковым относится и продукция металлургии. Однако, согласно оценкам, уже через пару-тройку лет Китай превратится из нетто-импортёра в нетто-экспортёра металлопродукции, что отрицательно скажется на металлургии как Украины, так и России. Открывать для украинской металлургии свои рынки Запад всерьёз не будет – не в его это правилах, и «оранжевые» тут не помогут: не тот статус, не тот масштаб.

Отдельные украинские проекты, например совместное с Россией производство самолётов «Антонов», также сохранятся на некоторое время, но будет это, скорее, по инерции. В дальнейшем, по мере неминуемого отдаления Украины от России, и эти проекты сойдут на нет.

Все экономические обещания «оранжевых», кроме обещания втянуть страну в Евросоюз, вроде бы размыты, хотя действовать они будут по строгому и совершенно конкретному «пляну» (плану) своих спонсоров. Эта конкретика проявится несколько позже в виде подрыва экономических основ государства. Единственным конкретным обещанием является божба выколотить дополнительно миллиард-другой то ли долларов, то ли гривен из «донецких» и «днепропетровских» (если под этими терминами подразумевать крупный и ну очень средний донецкий и днепропетровский бизнес, а не рядовых членов общества) за приватизацию металлургического комбината «Криворожсталь» или же вообще реприватизировать последний. Причём сомнений в целесообразности самогó факта приватизации такого гигантского и прибыльно работавшего и до приватизации объекта, как «Криворожсталь», даже не выражается.


Далее. Будет активизировано вступление Украины во Всемирную Торговую Организацию (ВТО). «Оранжевым» миссионерам наплевать на то, что членство в ВТО выгодно либо развитым буржуазным государствам, вроде США и западноевропейских, либо откровенно слабым, типа банановых республик Центральной Америки, которым что членство, что нечленство – терять нечего ввиду хилости собственных экономик, так что при членстве даже лучше: можно расслабиться и получить некоторое удовольствие в виде иностранных инвестиций. Для Украины, которой в наследство от Советского Союза досталась довольно развитая промышленность, членство в ВТО будет означать уничтожение ещё дышащих отраслей, вроде пищевой и текстильной. Конечно, возможно, будут и свои плюсы. Например, в качестве компенсации за закрытие десятка-другого отечественных предприятий будет создана фабрика по пошиву футбольных мячей для фирмы Adidas-Salomon, и будут достойные представители «козацкого рода», которому «нет перевода», шить мячи за эквивалент 100 долларов США в месяц, как это делают бывшие красные партизаны Вьетконга и их потомки во Вьетнаме. Никто на Западе не будет плодить себе конкурентов в слаборазвитых или доведённых до такого состояния странах. Когда нам твердят, какое это благо – западные инвестиции, как-то забывают подчёркивать тот факт, что инвестиции эти идут только туда, где наёмный труд стоит минимум на порядок ниже, чем в западных демократиях. В противном случае какой смысл либералу-глобализатору вкладывать свою нажитую непосильным трудом прибавочную стоимость в развитие экономики экономических маргиналов ?

Не подлежит сомнению уничтожение угольной промышленности на Востоке Украины. Во-первых, потому, что она в большой степени дотационна, а это никак не вписывается в «здоровые», «правильные» макроэкономические критерии, во-вторых, потому, что шахтёры – одна из социальных опор «донецких», а эти последние (в их «классическом» виде), по разумению «оранжевых», должны сойти с исторической сцены.

В сфере культурно-языковой будет усилено насаждение галицийского варианта украинского языка, экспортированного эмигрантами в Северную Америку на рубеже XIX-XX вв.. и затем реимпортированного на Украину после провозглашения "незалежности" в 1991 г., но уже в до неузнаваемости изменённом виде (одно слово "милициянты", то бишь "милиция", чего стоит, и если это украинский язык, то я с этим категорически не согласен). Подгонка украинского языка под западный или озападненный в диаспоре шаблон началась ещё при Кравчуке. Тут можно приводить много примеров, но сошлюсь лишь на один. Нам предлагается писать и произносить слово «кафедра», пришедшее к нам в этом виде из православной Греции, как «катéдра», поскольку в западных языках эквивалентом буквы «ф» в словах греческого происхождения является буквосочетание «th», причём буква «h» не читается (за исключением английского языка, где букво-сочетание «th» образует так называемый дифтонг со специфическим произношением, эквивалента которого в украинском языке нет), поэтому слово «кафедра» при использовании канонов основных западноевропейских языков (например, немецкого, французского, испанского) надо писать и произносить как «катедра». Получается, что в греческо-славянское слово насильственно внедряются элементы западноевропейской морфологии. Это характерный пример того, как для удобства колонизаторов и оккупантов насилуется уже устоявшийся родной язык. При наличии в окружении пана Ющенко таких лиц, как Роман Звáрыч, сценарий галицизации выглядит более чем убедительным. Зварыч до начала 90-х годов был гражданином США (из диаспоры), потом принял украинское подданство (по своей ли воле?), стал депутатом Верховной Рады («парлямента») и с тех пор педалирует на Украине либерально-диаспорные ценности. Для русского, «русско-язычного» и даже центральноукраинского уха его галицийско-диаспорный акцент – как скрежет зубовный в ночи.

Собственно, галицизация Украины – это лишь инструмент для отдаления последней от России. «Оранжевые» служат космополитическому Западу, а там национализм в его наиболее одиозных формах не приветствуется, но с удовольствием используется ситуативно, например для расчленения Югославии по национальному признаку.

Конфессиональные предпочтения «оранжевых» сомнений также не вызывают. Это та же галицизация страны, но только не языковая, а конфессиональная. С Украины будет постепенно выдавливаться Русская Православная Церковь Московского Патриархата, а её собственность будет передаваться Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Страну ещё больше, чем сейчас, заполонят христианизаторы в гражданском – баптисты, иеговисты и иные секты, финансируемые Западом и преследующие раскольнические цели. Впрочем, у «оранжевых», вроде бы, имеется и союзник не из христиан. Это крымские татары, признаваемые украинскими националистами второй коренной нацией Украины помимо собственно украинцев (себя, любимых !). Остальные народы, стало быть, – некоренные. Это при том, что, скажем, венгры, словаки, румыны столетиями, если не тысячелетиями, жили на занимаемых ими ныне в пределах Украины территориях. Однако когда г-н Ющенко в пароксизме эксгибиционизма после второго тура выборов принимал присягу положа руку на библию, он, видимо, просто забыл, что крымские татары – не христиане, а мусульмане, и подобный ритуал может их обидеть. В многоконфессиональной стране президенту, который хочет быть «отцом нации», надо бы использовать конфессионально более нейтральную атрибутику, например экземпляр конституции. В принятии присяги на библии можно также усмотреть признаки нарушения закона, поскольку Украина – государство светское, что закреплено в конституции и законодательных актах, и выставление напоказ первым лицом государства своего явного предпочтения религии, да ещё и какой-то одной, не может квалифицироваться иначе, как вызов закону или попросту провокация. Кстати, если говорить о библии, то даже у каждой из христианских конфессий, которых на Украине минимум три – православная (Московского и Киевского Патриархатов), греко-католическая (униатская) и католическая, – наверняка свои предпочтения, какой экземпляр библии использовать в подобных государственных мероприятиях. Рискну также выразить крамольную по нынешним временам мысль: ведь в государстве, помимо верующих, могут быть и атеисты, конституция этого не запрещает, и как они должны воспринимать шоу с клятвой на библии ?

Впрочем, лидеры крымских татар к ситуации с «клятвоприношением», видимо, относятся индифферентно, доколь их интересы «крышуются» Западом в лице «оранжевых», люто ненавидящих всё русское. Точно так же протестантско-католический Запад дружит в Косово и Метохии с албанцами-мусульманами против православных христиан-сербов.

Отношения с Россией при новом режиме также претерпят изменения не в лучшую сторону. В долгосрочной перспективе России придётся смириться с потерей базы в Севастополе – «городе русской славы». Вытеснение России будет проходить планово, рутинно, и, что самое обидное, Россия, как всегда за последние полтора десятилетия, не предпримет никаких шагов в защиту своих же жизненных интересов на постсоветском пространстве, которое вроде бы и входит в сферу её влияния, но всё время сокращается, как шагренева кожа.

Путинский режим не станет серьёзно портить отношения с «оранжевой» Украиной, поскольку, – так уж сложилось, – Россия живёт за счёт экспорта нефти и газа, а основные трубопроводы, качающие доллароносные углеводороды на Запад, проходят через Украину. Кстати, именно поэтому Россия не станет упираться из-за Севастополя: кремлёвские «прагматики» почтут за благо сохранить за собой совершенно конкретные нефтегазовые потоки вместо эфемерного престижа военного присутствия в географически тесно замкнутом Чёрном море.

После вступления Украины в НАТО, что при «оранжевом» режиме дело лишь недолгого времени, российским военным придётся лицезреть на своих радарах натовские самолёты, хотя бы символически патрулирующие воздушное пространство страны-своего члена. Как уже происходит в Прибалтике.

Несмотря на всю неблагоприятность после президентских выборов 2004 года положения противников подчинения Украины западной парадигме развития ирония судьбы будет заключаться в том, что вместе с трезвомыслящими людьми пострадают и рядовые бойцы, пехота «оранжевых». Ведь известно, что революцию делают идеалисты, а её плодами пользуются мошенники. Если допустить, что так было во время и после Великой французской революции 1789 года и российской коммунистической 1917 года, то почему это правило не должно распространяться на украинскую «оранжевую» революцию 2004 года? Ведь революция есть революция, во всяком случае, нам сейчас упорно вдалбливают, что на Украине имела место быть именно революция со всеми её пошлыми признаками. А раз революция, господа-товарищи революционеры, будьте готовы к уже апробированному революционному сценарию: вначале – вроде бы всеобщий народный подъём, энтузиазм, инфляция ожиданий и надежд, потом – психическая релаксация, вопросы (вначале к себе, любимым) «ну и что мне (нам) с этого?», в конце концов – разочарование и ступор. Но будет уже поздно. То есть поздно для массы революционеров. Кукловоды без них разберутся, «за чтó боролись». Нет и гарантии того, что сохранят здоровье все лидеры «революции»: репрессии, в том числе и к своим, – непременный атрибут любой серьёзной революции. Опять же известно из опыта – революция пожирает своих детей. Если нынешние рядовые революционеры этого не понимают, это их большая проблема. Впрочем, история учит тому, что ничему не учит. Так было, так есть, так будет. Конечно, сравнивая «оранжевую революцию» с Великой французской революцией, я делаю первой большое одолжение – уж больно очевидна её подоплёка, уж слишком торчат Freedom House’овские уши. Тем не менее, раз её творцы хотят выглядеть революционерами, пусть так и будет, но только и отвечать за её последствия большинству из них надо быть готовыми по-революционному – собственной шкурой.

Вот так. Нарисованная картина послевыборной, ющенковской Украины может показаться чересчур пессимистичной, но ведь исторический-то оптимизм был, якобы, характерен только для победившего пролетариата ( кстати, победившего тоже в революции – социалистической, но это совсем другой разговор ). Теперь пролетариат уже не выступает в роли победителя, – вышел весь «победитель», не смог в своё время защитить ни большое государство, ни самого себя, – да и нет его в классическом виде, а для нынешнего рядового украинского обывателя ( по определению нового президента –«маленького украинца» ), как в плохом, так и в хорошем смысле – не важно, могут наступить ещё более нелёгкие, чем прежде, времена.


0.22739696502686