18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
15/01
10/01
28/12
20/12
18/12
28/11
21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
Архив материалов
 
России готовят "дефолт -2005"
Советник президента России по экономическим вопросам Андрей Илларионов во вторник, 28 декабря, подвел итоги 2004 года и обозначил наиболее важные, с его точки зрения, изменения в России, которые произошли в этом году.

Уходящий 2004 год Илларионов назвал «Годом великого перелома», по аналогии с выступлением Сталина, в котором тот оценивал итоги 1929 года.
В России произошел переход от одной модели развития экономики и общества к другой — «интервенционистской», как назвал ее Андрей Илларионов. Суть этой новой модели заключается в том, что государство энергично вмешивается в экономику, причем не только силами ведомств и организаций, осуществляющих регулирование экономики, но и ведомств и чиновников, которые далеки от этой сферы. Смену модели развития Андрей Илларионов назвал «результатом года», и подчеркнул, что выбор сделан. Россия теперь совершенно другая страна, с другой структурой, идеологией и экономикой.

Другой известный экономист Евгений Ясин солидарен со своим коллегой. «Пока шла компания против «ЮКОСа», все полагали, что это изолированный случай, — заметил он. — Но сейчас мы имеем доказательства, что это не случай, а некая тенденция». По его словам, люди, располагающие властью, могут позволить себе наказывать неугодные им компании, «ну а поскольку неугодными обычно являются компании более независимые и уверенные в своей хорошей репутации, то вторым у нас оказался «Вымпелком»... «В итоге — снижение деловой активности, рост инфляции, падение производства, достижение удвоенного ВВП под вопросом, — пояснил Ясин. — Здесь я полностью согласен с советником президента Андреем Илларионовым, хотя это случается крайне редко».

Стоит, пожалуй, дополнить известных экономистов. 2004 год стал также годом окончательного раскола некогда единого либерального движения и завершил первый этап структурирования двух отпочковавшихся от него ветвей.

Плохо замаскированная и жесткая критика власти со стороны бывших союзников по демократическому лагерю, даже членов Правительства, постепенно перерастает в хорошо организованную кампанию. Значительная часть властной верхушки («силовики», «силовая олигархия», «выходцы из номенклатуры») представляются ортодоксальными либералами ни больше ни меньше, как предателями «светлых идеалов демократии» конца 80-х-начала 90-х годов.

Ситуация чем-то напоминает известное явление термидора. Само это понятие было рождено Французской революцией XVIII в. 9 термидора 1794 г. во Франции произошли события, которые считаются концом революции. В ходе политического переворота Робеспьер и его сторонники были свергнуты и казнены. Причем, в роли заговорщиков выступали не сторонники свергнутого революцией короля, а часть бывших руководителей и активных участников революции. С тех пор «термидор» в переносном смысле означает уничтожение революции и ее завоеваний руками самих революционеров, а не их противников.

В качестве главной мишени для критики нынешних «термидорианцев» была выбрана экономическая политика. Здесь претензий у «либеральных фундаменталистов» хоть отбавляй. Не доведены до конца пенсионная реформа, реформа электроэнергетики и ЖКХ, существенно сбавлены «благодаря» давлению «силовиков» темпы экономического роста. И, конечно, самое главное — непростительная, с их точки зрения, атака на «ЮКОС». И если кровавые события октября 1993 года ничуть не возмутили нравственное чувство истинных демократов, то арест нефтяного олигарха и перераспределение его собственности вызвали столь мощное сопротивление, что окончательно выкристаллизовали стороны конфликта.

Публичные порки, которые устраивает Грефу Фрадков по различным поводам, в том числе за банальные опоздания, плохую работу МЭРТ в области приватизации госсобственности или недостаточно оптимистический взгляд на рост ВВП, наверное, можно попытаться объяснить личной неприязнью. Однако в такое объяснение верится с трудом. Пока конфликт, во многом благодаря воле президента, удерживается в определенных рамках. Это позволяет представителям двух враждебно настроенных сторон до сих пор работать в одном Правительстве.

Сколь долго может продлиться такое равновесие? Судя по некоторым признакам, стороны в самое ближайшее время готовятся к решительному размежеванию. И поводом к нему может стать ожидаемое начало нового социально-экономического кризиса в России.

В среде бизнес-элиты об этом говорится почти открыто. Вице-президент РСПП Игорь Юргенс в интервью «Росбалту» заявил: «Мы в скором будущем, возможно, будем наблюдать циклический кризис перепроизводства в каких-то отраслях и недопроизводства в других. Он может быть усугублен ветшанием инженерных сетей, возникновением кризисных явлений в банковской сфере, сопротивлением масс социальным реформам»... По мнению бизнесмена, последние очень возможны. За монетизацией должны последовать реформы медицины, образования, социального страхования, ЖКХ, естественных монополий. Это все может встретить непонимание и сопротивление. Плюс война с террором. «Все вместе даст негативный эффект, — предположил Юргенс. — Тут возникнут сомнения, размышления, каким путем идти — автаркическим госкапиталистическим или открывающимся и либеральным».

Очевидно, что, с точки зрения последовательных либералов, «силовики» намеренно препятствуют движению страны по второму пути, загоняя ее на рельсы госкапитализма, что абсолютно противоречит рыночным догматам. С другой стороны, «силовая олигархия» не имеет никакой внятной экономической стратегии и хотя со скрипом, но осуществляет программу либералов-рыночников. Премьер-министр Михаил Фрадков, например, хотя и не был замечен в пропаганде монетизации льгот, что само по себе показательно, все же дал зеленый свет на ее проведение!

Всем было понятно, что монетизация тяжким бременем ляжет на регионы и серьезно ухудшит их финансовое положение. Возможные социальные последствия в виде массовых волнений и прочих неприятных вещей было решено предупредить, укрепив систему управления, для чего и была введена фактическая назначаемость губернаторов. «Угроза терроризма» в данном случае была использована на всю катушку.

Складывается впечатление, что притормаживая основополагающие либеральные реформы в экономике и социальной сфере, «силовики» стремятся отодвинуть во времени видимо уже неизбежный социально-экономический кризис. Напротив, некоторые «либеральные фундаменталисты», похоже, рассчитывают на его гребне потеснить своих соперников и взять реванш. Благо, опыт соседнего государства по мобилизации масс и смене политической элиты — налицо.

Как заявил Игорь Юргенс, «по целому ряду обстоятельств, тенденция госкапитализма и все более активного вторжения государства в так называемые стратегические отрасли сейчас временно выигрывает». По его словам, в ближайшее время реальным мерилом будет рынок и доходы населения. «Если они, как при нынешнем курсе рубля и цене на нефть, будут идти поступательно или, по крайней мере, вровень с тем, что мы наблюдали, то есть по 15% роста реальных доходов на душу населения в последние три-четыре года, тогда народ вряд ли активно будет выступать против большего вмешательства государства в экономику или меньшего», — уверен он. Народ будет реагировать на это в политической сфере, но не в экономической. «А вот если вдруг что-то произойдет с экономикой, это даст толчок к большим размышления: каким путем идти?», — заключил Юргенс.
Вполне возможно, что повод для «больших размышлений» представится уже в 2005 году...


0.14389204978943