24/04
18/04
13/04
11/04
08/04
07/04
06/04
04/04
01/04
29/03
27/03
26/03
22/03
19/03
16/03
15/03
13/03
12/03
09/03
08/03
08/03
28/02
23/02
22/02
17/02
Архив материалов
 
Событие: упущенные возможности
Если Событием двух предыдущих недель стала череда кровавых терактов, показавших «эффективность» и «достижения» руководства «рыночной России», то две последние недели показали нечто ещё более важное. Сама по себе серия террористических атак ещё раз продемонстрировала: разрушение СССР и последовавшая за этим повальная приватизация-растащиловка выдвинули на роль российской элиты генерацию людей, которые не умеют, да и не заинтересованы в том, чтобы ЭФФЕКТИВНО бороться с террором. И не в рыночной экономике дело — в Китае она не менее рыночная, а оснований для терактов там вряд ли меньше, чем в России. Дело в личных качествах тех, кто на волне «демократизации» и «построения цивилизованной экономики» дорвался до главных рычагов власти, а так же в Системе, созданной этими людьми.

Следствием череды атак и, особенно, последнего, чудовищного по своей жестокости преступления, стала реальная «встряска» общества. Особенности произошедшего таковы, что они просто не могли не найти отклик в сердцах множества людей, привыкших уже и к взрывам, и к авариям, и к «обычным» захватам заложников. Можно однозначно утверждать, что воздействие произошедшего на общественное сознание было абсолютно неординарным. Людей, что называется, «проняло». Многие очень всерьёз стали задумываться над вещами и мыслить категориями, которые ранее даже не приходили в голову (или блокировались насаждаемыми властью установками «а что я могу?», «в Кремле не дураки, чай, сидят» и «там без меня всё равно всё решат!»..

Единственно разумной реакцией на происшедшее и на настроение людей любой власти, заботящейся о своей стране и своём народе, была бы серия действий, направленных на консолидацию и сплочение общества. И консолидация, и сплочение общества под руководящей и направляющей дланью, является голубой мечтой ЛЮБОЙ НОРМАЛЬНОЙ власти. В этом случае она получает в свои руки дополнительный и мощнейший ресурс. Его можно направлять на достижение любых целей — эффективность таких действий повышается многократно. Для власти это настолько нормальная и единственно возможная реакция, что общество ничего другого от легитимной властной элиты и не ждёт. Любой гражданин страны понимает: власть именно это и должна делать. А если не делает — вряд ли эта властная элита является той силой, которая заботится о своей стране (собственно, только для этого власть и выбирается). Выводы напрашиваются сами собой

Для российской власти и для президента Путина так же единственно разумными были бы действия, направленные на консолидацию. Особенно — учитывая то плачевное состояние страны и общества, в котором они оказалось за последние пятнадцать лет (власть это особо и не скрывает). Активная консолидация после кошмара Беслана и целой серии «показательных терактов» была не просто возможна. Многие подтвердят на личном примере: эмоции «в массах» просто требовали таких действий власти. Люди пошли на донорские пункты (отметим: после преступной отмены льгот донорам) уже потому, что считали себя обязанными хоть что-то сделать. Не раз приходилось слышать достаточно резкие и решительные высказывания. Моральный дух и готовность к реальным, направленным на пользу стране действиям, у населения были исключительно высоки. Если бы властная элита вместе с президентом направили бы эту энергию на РЕАЛЬНУЮ, а не виртуально-пиаровскую мобилизацию общества, объяснив последнему, что только мобилизация может спасти страну от надвигающейся катастрофы, ими могли бы быть достигнуты следующие цели:

1.«Лично-тактическая» — укрепление позиций собственно Путина и всего про- и околопутинского клана. Исключительное повышение реального, а не дутого рейтинга лично Путина и олицетворяемой им Системы.

2. Главная — мобилизация всего российского общества на реально полезные и жизненно необходимые для страны действия и целые программы.

3. Второстепенная (развитие первой) — возможность эффективно заткнуть рот всем антипутинским силам и внутри страны, и за её пределами (российское общество «перестало бы слушать» те зарубежные силы, которые стали бы «наезжать» на российского президента). Общество просто не поддержало бы силы, «покусившиеся» на нового «спасителя Отечества». Эти цели позволили бы также оправдать любое «закручивание гаек», любое снижение качества жизни и практически любое урезание социальной политики внутри страны под лозунгами «на войне, как на войне!», «всё для фронта, всё для Победы!», «жён и детей своих заложим, но оплатим служивых людей!».

Власть могла бы получить колоссальную, просто неоценимую временную фору перед неизбежно надвигающейся катастрофой систем жизнеобеспечения страны (одним из элементов которой может стать терроризм на промышленных и военных объектах).

Таким образом, очевидно: реальная мобилизация общества была бы исключительно выгодна как лично президенту, так и всей властной и околовластной элите. Что же власть сделала на самом деле?

Мощнейший патриотический посыл российского общества (его сила позволяет с полным основанием говорить о НАРОДЕ) не был использован Путиным. Реальных действий по мобилизации общества не произведено. Власть ограничивается заклинаниями «мы сделаем ещё лучше, чем было до сего дня» (хотя куда уж «лучше».). Или вообще делает худшее, что можно предпринять в сложившейся ситуации: начинает лихорадочно укреплять собственное положение исключительно неуклюже-административными методами, демонстрируя одновременно:

1. нежелание признать ошибки и принципиальные пороки Системы, сложившейся в России за последние пятнадцать лет и приведшей к таким страшным результатам. Без этого признания невозможно реальное исправление ошибок и пороков, а их «консервирование» приведёт к ещё более страшным последствиям.

2. продолжение ставшей уже традиционной практики использования пиаровских акций вместо реальной созидательной политики. То есть именно та причина, которая не позволяет современной псевдо-элите исправлять ситуацию в стране к лучшему, сохраняется в неизменном виде. Власть отказывается от реальных действий и продолжает подменять их показушными акциями.

Из п. 2 можно сделать дополнительный вывод: нынешняя властная элита взяла у худшей части советской партноменклатуры худшие же черты (стремление к показухе вместо реальной работы). Это в очередной раз подтверждает: нынешняя властная, или псевдо-элита, является той молодой частью «капээсэсэвской» партноменклатуры, которая, вырастая в тепличных условиях позднего СССР, образно говоря, не знала реальной жизни и не была способна к напряжённому созидательному труду. Эта разжиревшая в сытости и безопасности генерация высокопоставленных бездельников захотела жить «как там», не понимая, что за такую «жизнь» «там» возьмут в качестве оплаты единственный имеющийся у неё ресурс.

3. преступную слабость и неумение (или, что ещё хуже – сознательное нежелание) отстаивать свои интересы или интересы России (если одни интересы не равны другим). Последнее вытекает из сравнительного анализа высказываний высших должностных лиц России и, в первую очередь, Путина, в течении двух прошедших недель.

Образно говоря, «речь №1» — это краткое обращение президента к народу, которое дало всем «невнутрисистемным» патриотическим силам, да просто нормальным людям, основание надеяться на возвращение здравого смысла к верховной власти. В этом обращении президент говорил и о «могучем СССР», и бедственном положении сегодняшней России (».ого, что удалось сохранить»., и о «кознях Запада», как истинной причине терроризма. То есть, сказаны были очевидные и здравые вещи, давно не являющиеся секретом для нормальных людей и давно ожидаемые этими людьми от президента. При всей половинчатости (а нередко, к сожалению, и лживости, если разобраться внимательно), «речь №1» была относительно всего сказанного ранее вменяемо-патриотичной. Кроме того, обращала на себя внимание явная эмоциональная напряжённость и даже растерянность выступающего президента.

«Речь №2» — программное послание, разъясняющее, «что конкретно нужно делать». Эта речь — образец забалтывания реальной проблемы и реальных путей её преодоления. Всё понятно, всё умно, всё правильно С таким же успехом можно было объяснять, что с терроризмом нужно бороться тщательно, а о найденным бомбах сообщать «куда следует». Очень ценные указания — главное, до них никто раньше не додумался. В речи много пожелании и рекомендаций, как сделать лучше, указаний, что «всё нАчалось, сформИровалось и ухлУбилось». Ещё немного — и мы услышим от нашего сегодняшнего президента знаменитое «процесс, товарищи, пошёл!».

Вновь налицо использование привычного пиара вместо реальной работы. Ну, ещё, пожалуй, административно-рефлекторное «держать и не пущать», сворачивая всё, что хоть в какой-то степени находится не под административным диктатом.

Под «речью №3» можно, обобщённо, понимать все последующие выступления и президента, и ведущих пропрезидентских политиков, и прокремлёвских СМИ. Это всё «старые песни о главном», касательно «международного террористического интернационала» и «необходимости плечом к плечу с другими странами-жертвами терроризма бороться с оным». Фактически эта серия высказываний означает, что Путин и его окружение возвращаются на привычное поле поддержки «цивилизованного мира» (который на самом деле и является источником и организатором любого современного терроризма). Происходит безоговорочное встраивание России в конструкцию, создаваемую «международным сообществом» и отказ от вменяемой, да просто единственно разумной позиции отстаивания интересов России. Происходит закрепление бессубъектности (отсутствия собственной позиции и возможности-решимости её отстаивать) и окончательной позиционной капитуляции России.

Очевидна резкая трансформация позиции верховной власти и лично Путина, произошедшая за две последние недели. В первые дни мы видим плохо скрытый испуг (при том, что личной безопасности власти террористы угрожать не могут) и резко-патриотические, де-факто антизападные заявления.

Позднее — маловразумительные инициативы (вроде создания «Общественной палаты», возрождения ДНД и отмены выборности глав субъектов Федерации), которые реально ничего не меняют*. То есть фактическое забалтывание необходимой и вполне реальной консолидации общества многочисленными «программами» и «инициативами». При этом Запад с одной стороны критикует Путина за «недемократичные решения», а с другой стороны делает ходы, которые логично расценить как предложение помощи и союза в обмен на возвращение к старой, прозападной и антироссийской политике (то есть подкуп).

В финале — возвращение к прозападной позиции трактовки «борьбы с терроризмом» как сугубо международного, да ещё и «исламистского» явления с встраиванием в «международную антитеррористическую коалицию». При одновременном отказе от какого бы то ни было проекта реальной консолидации общества. Такое изменение декларируемой политики позволяет сделать следующие выводы:

1. Власть (Путин) была напугана возможной реакцией общества на проводимую последние пятнадцать лет политику, приведшей к таким терактам. Этим были вызваны и  первоначальная резко-».атриотичная» позиция, и соответствующие высказывания президента. Это означает, что власть осознаёт свою прямую ответственность за создание в стране ситуации, благодаря которой стали возможны такие чудовищные акции.

2. Первоначальная позиция, обозначенная в «речи №1» и денонсированная в «речи №3», преследовала, кроме успокоения общественности, ещё одну цель. Это был совершенно оправданный и разумный шантаж Запада, своего рода «оскаленные зубы». «а мы вона как могём!». Сделав вынужденный ход (обращение к народу), Путин постарался извлечь из него хоть какую-то пользу, получив дополнительный козырь в торге с Западом. Мол, если и дальше будете меня прижимать к стене — стану патриотом, а наш народ меня поддержит. И мало вам, господа, после этого не покажется: можем и Союз возродить.

Это доказывает, что высшая элита страны, служа Западу, фактически преследует свои собственные интересы и не является прямой креатурой Запада. Следовательно, до конца Запад не станет защищать таких «союзников», которые являются всего лишь младшими партнёрами в Большой игре на Большой шахматной доске. А в отношении к партнёрам не действует правило «сукин сын, но свой». С партнёром отношения строятся на основе бизнеса: выгодно-невыгодно. И если что — пусть партнёр выбирается сам (особенно, когда он полностью выработал свой ресурс, как Горбачёв).

3. Скрыть испуг (п. 1) власть не смогла. Это показывает внутреннюю слабость Системы, которая эффективна только в тех случаях, когда нужно «отнять и поделить» что-то чужое (например — госсобственность). И, кроме того, неспособность верховной власти к долго- и среднесрочному прогнозированию возможного развития событий (ведь отказ от реальной консолидации общества неизбежно приведёт Путина к судьбе Горбачёва).

4. Власть, привыкшая к замене созидательной политики показухой-пиаром, не способна делать что-то реально полезное для страны. Все действия «после Беслана» сводятся как максимум к рокировке управленцев (что напоминает знаменитую басню Крылова «Квартет». и к рефлекторному «закручиванию гаек» в сфере волеизъявления населения. Последнее, на длительную перспективу, играет против самой власти, так как лишает общество необходимого «общественно-политического люфта», через который в не-мобилизационных условиях можно «стравливать пар» социальной напряженности. Поразительно, что властная элита даже не попыталась использовать те очевидные для неё выгоды, которые мог бы принести ей теракт.

5. Из п. 4 можно сделать вывод: это уже не просто «кризис управления». Это наглядная демонстрация самоубийственной неспособности высшей властной элиты заботиться о чьих бы то ни было (даже о своих собственных) интересах. Власть не в состоянии менять свой курс, что означает: она не власть, а менеджер чужого курса.

6. Даже потенциальная возможность появления какой-либо общественно-политической силой способности проводить реальную (а не пиаровскую) политику, основанную на поддержке общества, вызывает у власти обоснованный страх за своё положение. Это видно и на примере «речи №1», когда президент постарался упредить обоснованные обвинения в свой адрес, и в донельзя заорганизованных, в стиле начала 80-х годов, «массовых акциях протеста» «Россия против террора». Официозность и «спущенность сверху» этих акций показывают, что Путин опять же старался «упредить» возможность проведения таких акций оппозицией (что самым негативным образом сказалось бы на его имидже).

7.Из п. 4, 5 и 6 следует, что вменяемые силы в составе властной элиты должны, хотя бы из чувства самосохранения, пересмотреть своё отношение к происходящим в стране процессам. У них есть более чем реальная возможность взять эти процессы под свой контроль — особенно, учитывая, как именно такого развития событий и опасается высшая властная элита (то есть считает его возможным, то есть — не считает своё положение абсолютно прочным и непоколебимым).

8. И самое главное: всё вышесказанное показывает, что ничего принципиально власть менять не будет. А «консервация» сегодняшнего положения (вне зависимости от «укрепления вертикали власти», «выборности глав субъектов Федерации» и даже «удвоения ВВП». и далее будет вести страну от одной катастрофе к другой. Причём характер катастроф, учитывая тенденции постсоветской России, будет прогрессировать в сторону увеличения числа жертв.

*- отмена выборности глав субъектов Федерации принципиально не изменит ситуации с управляемостью регионов — по крайней мере, к лучшему. На «ключевой регион» и раньше Кремль не мытьём, так катаньем мог протаскивать лояльного руководителя. А «назначенцы» из-за «прямолинейной зависимости» от Кремля смогут легко предать своего «патрона», как только их «припрёт» по-настоящему. К тому же, у них появится дополнительный стимул освободиться от жёсткой подчинённости Центру, что потенциально будет способствовать росту скрытого до поры сепаратизма. То есть эта шумно обсуждаемая инициатива на самом дел ничего не значит.

0.11192202568054