Интернет против Телеэкрана, 20.11.2017
Валентин Катасонов:Наши резервы пора спасать

 Считается аксиомой, что любые экономические санкции обладают эффектом бумеранга. В том числе и такие, как заморозка международных резервов. Мы сейчас поговорим о возможной заморозке международных резервов России после того, как Вашингтон объявил нам экономическую войну.

Некоторые эксперты полагают, будто угроза заморозки наших резервов лишь гипотетическая. Да и речь, по их мнению, идет лишь примерно о четверти резервов – казначейских бумагах США (109 млрд долл.). Должен внести уточнение.
Кроме долговых бумаг казначейства США, у России в США имеются еще валютные резервы в виде депозитов в американских банках. Банк России не дает их детальную картину. Он приводит лишь общую сумму по статье «Наличная валюта и валюта на счетах» — 77,64 млрд долларов. Без расшифровки, сколько приходится на наличную валюту и сколько на банковские счета.
Тем более мы не знаем, в каких банках находится наша валюта. Но судя по обрывочным данным зарубежных СМИ, могу предположить, что с учетом валюты на счетах в американских банках в пределах юрисдикции США не менее трети наших валютных резервов. 

Но не надо питать иллюзий насчет того, что остальные валютные резервы находятся вне сферы досягаемости Вашингтона. Во-первых, потому, что, если Вашингтон надумает провести заморозку наших резервов, он постарается привлечь к этому своих союзников – страны Западной Европы, Канаду, Австралию, Японию. Напомню, что когда Вашингтон в 2011 г. объявил заморозку зарубежных активов Ливии, то он к этому делу привлек всех своих союзников.
Даже если по каким-то причинам какие-то союзники откажутся от участия в заморозке, Вашингтон будет пытаться действовать напрямую. Что я имею в виду?
Скажем, он может оказывать давление на те частные структуры, в которых депонированы российские резервы. Например, на депозитарий ценных бумаг в Бельгии, где мы храним часть своих резервов в бумагах. Или на европейские банки, где депонирована наша валюта. Ведь после финансового кризиса 2007–2009 гг. органы финансового надзора и регулирования США умудрились обложить европейские банки штрафами и разного рода компенсациями за ущерб от всевозможных нарушений. Европейскими банками в пользу США были уплачены астрономические суммы, измеряемые десятками миллиардов долларов.
Мысль моя проста: так или иначе Вашингтон сумеет заставить «неамериканские» банки заморозить валютные средства Российской Федерации. Даже если эти банки физически будут находиться за тысячи километров от США.
Не должно быть никаких иллюзий насчет того, что при желании Вашингтон сумеет заморозить все наши резервы, за исключением золотой их части. На 1 июля 2017 г. все международные резервы России составили 412,24 млрд долларов. В том числе международные резервы в виде иностранных валют (валютные резервы) были равны 343,47 млрд долларов (83% всех резервов). 


Остальное – монетарное золото (68,77 млрд долл., или 17% резервов РФ). В физическом выражении это золотые слитки общим весом 1717 тонн.  По умолчанию предполагается, что все наше монетарное золото находится на территории Российской Федерации. Однако 100-процентной уверенности нет. Известно, что десятки стран хранят ту или иную часть своих золотых резервов в США, в подвалах Федерального резервного банка Нью-Йорка, на Манхэттене. Есть ли там российское золото, я не знаю. В зарубежных СМИ попадались публикации, где утверждалось, что наше золото в Нью-Йорке есть. Думаю, чтобы не было никаких сомнений, Банк России должен предоставить Государственной думе необходимую информацию по золотому запасу, включая данные о местонахождении металла. А при необходимости следовало бы провести аудит золотых запасов. 


Теперь оценим вероятность принятия решения о заморозке. Напомню: в 2013 г. в конгрессе США ряд «народных избранников» уже поднимали вопрос о такой заморозке. Но тогда до этого дело не дошло. Говорят, что, мол, и не дойдет никогда, потому что заморозка может спровоцировать бегство либо от доллара США вообще, либо от американских казначейских бумаг. Но смею заметить, уже было несколько таких заморозок. Причем немалых сумм. Замораживались резервы Ирака, Ливии, Сирии, Ирана. Суммы замороженных резервов варьируют, но в совокупности резервы перечисленных стран не меньше, чем резервы России. Вот на днях нашел данные Международного валютного фонда о резервах Ирана (замороженных). В мае этого года они составляли 115 млрд долларов. Как видим, проведенные заморозки позиции доллара и американских казначейских бумаг не пошатнули. 


Итак, мое мнение, что риск заморозки высок. Пытаться «перегонять» нашу резервную валюту из одних банков в другие, из одних казначейских бумаг в другие – дело увлекательное, но малопродуктивное. Надо трезво отдавать себе отчет в том, что Дядя Сэм сконструировал достаточно хитроумный глобальный финансовый колпак, находясь под которым, стране сложно избежать санкций Вашингтона. Единственный разумный вариант маневра – перевод валютной составляющей наших резервов в металлическую, т.е. в монетарное золото. До него рука Вашингтона не дотягивается. Правда, честно говоря, эта задача не из легких. Поскольку мировой рынок золота достаточно плотно контролируется нашими геополитическими оппонентами. Но здесь есть чему поучиться у Китая, который без особой шумихи закупает на мировом рынке как минимум по 700 тонн желтого металла в год (не считая того, что его собственная годовая добыча на уровне 400 тонн в год).
Итак, как бы мы ни спешили перевести всю валютную часть резервов в металлическую, вряд ли сумеем. Предположим, что вообще не успеем даже один доллар конвертировать в золото, а Вашингтон уже завтра осуществит заморозку. Что делать? 

У нас кое-что есть для ответного удара. Для этого предлагаю рассмотреть таблицу, которая называется «Международная инвестиционная позиция Российской Федерации», составляемая Банком России на годовой и квартальной основе. Она отражает соотношение между зарубежными активами, накопленными в результате экспорта капитала из России, и нашими обязательствами перед остальным миром, которые образовались в результате привлечения иностранного капитала в виде прямых и портфельных инвестиций, а также кредитов и займов. 

И зарубежные активы, и обязательства России перед нерезидентами на протяжении многих лет нарастали и достигли своего пика в начале 2014 года, накануне старта экономических санкций Запада против России. Далее началось снижение и активов, и обязательств. При этом, однако, чистая инвестиционная позиция (ЧИП) России (разница между активами и обязательствами) росла. Даже за первый квартал 2017 года ЧИП увеличилась на 22 млрд долларов. Западные инвесторы и кредиторы уходят из России, не желая стать «козлами отпущения» в случае, если начнется масштабная экономическая война и их активы окажутся замороженными. Российским экспортерам также надо было бы «сматывать удочки», возвращая зарубежные активы в Россию. Но на начало второго квартала текущего года картина была такова, что мы слишком «выдвинулись» с зарубежными активами (ЧИП=244 млрд долл.). 


Но не все так драматично. Предположим, что Вашингтон заморозит международные резервы Российской Федерации. Под заморозку, если она произойдет «завтра», попадет не менее 300 млрд долларов, которые входят в совокупные зарубежные активы Российской Федерации. Без них наши зарубежные активы упадут ниже планки в 1 триллион долларов. При таком раскладе активы нерезидентов в России могут перевесить оставшиеся российские активы за рубежом. Мы сможем дальше играть в «шахматы» экономической войны, рассчитывая на ничью. 

Впрочем, было бы лучше начинать шахматную партию без той «форы», которую мы дали нашему противнику в виде международных валютных резервов. Но еще раз повторюсь: для того, чтобы увести все валютные резервы из-под удара, требуется значительное время. 

Думаю, что наши оппоненты умеют просчитывать ходы «шахмат» экономической войны. Но они могут в своих расчетах исходить из того, что у Москвы не хватит духа для того, чтобы заморозить активы нерезидентов на сумму 1 триллион. Они же видели, как долго мы тянули с «симметричным» ответом, когда Вашингтон наложил лапу на имущество посольства РФ в США и выслал наших дипломатов. Надо действовать и быстро, и решительно. И в данный момент тому же МИДу России советую сделать громогласное заявление: в случае заморозки наших валютных резервов мы немедленно подвергнем заморозке иностранные активы в Российской Федерации.

А можно даже сразу провести национализацию иностранных активов. Ведь нас, согласно закону об экономических санкциях, объявили «врагом» и «агрессором». Значит, нам объявили войну. В этом случае, согласно законам жанра, проводят не заморозку, а конфискацию или национализацию имущества противника. Тем самым мы сумеем убить двух зайцев:
– дадим достойный «ответ Чемберлену» (т.е. Вашингтону);
– вернем национальную экономику народу, которая оказалась в руках иностранного капитала.

О том, что иностранный капитал контролирует значительную часть российской экономики, я уже писал в своей статье «Инвестиционная оккупация России. Половина экономики страны принадлежит иностранному капиталу».

http://sovross.ru/articles/1587/34683


0.028540134429932