Интернет против Телеэкрана, 27.05.2018
Гибридная коалиция для гибридной войны. Чертова дюжина








Сергей Марков:

 Гибридная политическая война против России стала фактом, который никто не оспаривает. Но в российских элитах по прежнему царит недоумение: кто конкрентно атакует Россию? Этот вопрос имеет большую практическую значимость. Для эффективного отражения нападения нам очень важно понимать, кто конкретно сейчас атакует Россию, каковы их цели и система мотивации.

После избрания президентом США Дональда Трампа стало совершенно очевидно, что отнюдь не президент США является главой «штаба» ведения гибридной войныпротив России. Кто тогда?

Как представляется, ее вообще ведет не единый штаб, а коалиция различного рода структур. Точнее будет сказать Ad hoc коалиция. То есть коалиция, сложившаяся по одному конкретному поводу – добиться чего-то от России. Каждый свое. Но все они заинтересованы в нанесении поражения России.

Это характерная черта современного времени, когда мы имеем дело не с постоянными стабильными структурами, а с временно сложившимися союзами. Таким образом, гибридную войну против России ведет не какая-то постоянная политическая армия, ее ведет гибридная коалиция, которая состоит из разнородных структур. Причем они включают в себя как государственные иерархические структуры, так и структуры сетевого типа, которые действуют в большей степени самостоятельно, нежели по команде. Это очень современная коалиция с очень современными субъектами действия.

Центральное ядро антироссийской коалиции составляет разведывательное сообщество США. Это огромная совокупность структур, включающая в себя 16 различных спецслужб. Среди них важнейшую роль играют: Центральное разведывательное управление, Разведывательное управление министерства обороны, Агентство национальной безопасности, Национальный разведывательный совет и во многом Федеральное бюро расследований. Цель американского разведсообщества в войне с Россией – убрать препятствие для установления силовой гегемонии США во всем мире.

Россия является одной из немногих стран, обладающих глобальной разведкой. Кроме России и США, среди таких стран только Великобритания и отчасти Китай и Израиль. Российская и американская разведки не прекращали борьбу друг с другом и в 1990-е годы, когда отношения между странами были хорошими, но сейчас эта борьба обострилась.

Ключевым триггером для перехода американского разведсообщества в решительное наступление против России стал «казус Сноудена». Его многие недооценивают, но этот момент играл огромное значение. В рамках «казуса Сноудена» Россия подтвердила, что она является единственной по-настоящему независимой страной, потому что не побоялась предоставить Сноудену убежище, даже Китай тогда уклонился. Этим Россия создала опасный прецедент для американского разведсообщества, когда по пути Сноудена могли пойти очень многие - десятки, сотни или даже тысячи офицеров американской разведки.

Почему это так важно? Дело в том, что сейчас существует очень большое противоречие между теми парадными ценностями, вo имя которых работает американское разведсообщество и теми конкретными действиями, которыми вынуждены заниматься американские офицеры. Эти действия включают в себя: госпереворот и свержение законно избранного президента и активное сотрудничество с неонацистскими группировками на Украине, активное сотрудничество с радикальными джихадистами, которые используют террористические методы в Ливии, Сирии и других регионах, тотальную прослушку общественных деятелей и различного рода информационные и политические провокации.

Эта углубляющаяся пропасть между парадными ценностями и практической деятельностью разведсообщества США приводит к тому, что большое количество офицеров начинают задумываться о том, чтобы выйти из этой организации и рассказать о тех угрозах, которое она представляет миру. Если это произойдет, то мощь и авторитет разведсообщества будут очень сильно подорваны. Но этим тысячам потенциальных разоблачителей надо где-то скрыться от спецслужб США.

Поэтому наказать того, кто предоставил убежище Сноудену и остановить разоблачителей тайных действий США, чтобы не допустить «цунами Сноудена», и является одной из целей атаки на Россию со стороны американского разведсообщества. Именно поэтому США не остановились даже перед тем, чтобы силовым образом захватить, посадить и обыскать на чужой территории самолет президента Боливии. Потому что захватить Сноудена очень важно для них. Так казус Сноудена сыграл роль триггера.

Вторым звеном этой антироссийской коалиции являются союзные американскому разведсообществу разведки англосаксонских стран: Великобритании, Канады, Австралии, Новой Зеландии. Существует договор «Пять Глаз», который объединяет разведки всех выше перечисленных стран. Кроме того, вместе с этими спецслужбами работают и другие спецслужбы, которые очень сильно близки или прямо контролируются разведсообществом США.

Например, разведки Германии и Японии не обладают самостоятельностью и субъектностью. Они практически полностью включены в разведсообщество США. Характерно, что американская разведка прослушивала главу Германии Ангелу Меркель, что не вызвало никакого конфликта, поэтому можно даже предполагать, что эта прослушка продолжается.

Кроме того, есть сильные страны в НАТО, которые играют большую роль в этом блоке и обладают серьезными спецслужбами. К таким государствам можно отнести, прежде всего, Францию, Нидерланды и Швецию, которые совместно работают по России.

Между прочим, это далеко не только шпионаж, но и гораздо более серьезные операции. Очень хорошо известно, что спецслужбы США и их союзников организовали госпереворот на Украине в 2014 году и осуществляют эффективный контроль над нынешним украинским режимом. Предполагается, что сбитый малазийский Боинг также стал жертвой этого разведсообщества, в частности Службы безопасности Украины, которая контролируется и управляется напрямую  ЦРУ США.

Есть основания полагать, что спецслужбы США и Великобритании при ключевой роли спецслужб Нидерландов занимаются фальсификацией расследования падения Боинга МН17, которое, видимо, выйдет на финишную прямую международного трибунала в середине 2018 года.

Также есть основания предполагать, что разведка Канады в сотрудничестве с США играла важную роль в том, что называется допинговым скандалом. Это привело к отстранению многих российских спортсменов и запрету государственной символики Российской Федерации на Олимпийских играх 2018 года в Пхенчхане. 

Главной причиной, почему другие разведки включены в эту борьбу, можно назвать то, что они являются союзниками США, и союзнические отношения на уровне разведок вышли фактически на уровень интеграции.

Третий субъект противостояния – это военно-промышленный комплекс, который включает в себя Пентагон и значительную часть Конгресса США. ВПК и Пентагону сейчас, как и всегда, нужен сильный враг для увеличения бюджетов. Большую роль играет также своего рода традиция, так как Пентагон боролся с Россией на протяжении 70 лет и, конечно, Россия обладает самым мощным, наряду с США, военным потенциалом и является единственной страной, способной уничтожить Соединенные Штаты Америки.

Триггером, который развернул ВПК и Пентагон к участию в гибридной войне против России, на современном этапе стала конкуренция американского военно-промышленного комплекса с российским, возобновившаяся при Владимире Путине.

Если в 1990-е годы ВПК еле выживал и был почти разрушен практически во всех странах на постсоветском пространстве, то с начала 2000-х годов российский ВПК начал восстанавливать свои позиции за счет высокого качества и относительной дешевизны продукции. ВПК Росии стал выигрывать все больше контрактов у ВПК США, вышел на второе место и стал практическими сопоставим с американским.

Если так будет продолжаться дальше, то ВПК США потеряет контракты на десятки миллиардов долларов с различными странами, поскольку эти страны будут продолжать уходить к России как по финансовым соображениям, так и потому, что Россия поставляет оружие на более льготных политических условиях, не вмешиваясь в политику тех стран, которым она поставляет оружие.

Четвертая часть этой коалиции – это то, что называется внешнеполитическим истеблишментом США. Цель гибридной войны с Россией для внешнеполитического истеблишмента США – это доминирование США и возглавляемой ими коалиции Западных стран. Этот внешнеполитический истеблишмент включает в себя Госдепартамент плюс тех сенаторов и конгрессменов, которые представляют внешнюю политику и оборону. Пентагон примыкает тоже.

Также сюда можно отнести редакции газет, работающих по внешнеполитической тематике, такие как The Washington Post, Financial Times, The Wall Street Journal, International Herald Tribune, The New York Times, CNN и некоторые другие. Сюда также нужно отнести фонды, которые работают с тематикой внешней политики: Open Society Institute Джоржда Сороса, British Council и примыкающие к ним Ford Foundation, Carnegy Corporation.

Ключевым моментом для разворота внешнеполитического истеблишмента США против России и Владимира Путина стала Мюнхенская речь Путина, в которой он сформулировал, что Россия выступает против однополярного мира, а также, что США не справляются с ролью хозяина однополярного мира, так как они просто не способны выполнять эту роль управляющего всем миром по факту.

Этим Путин позиционировал себя как опасный противник, и характерно, что к концу правления Дмитрия Медведева вице-президент США Джо Байден при встрече с Путиным прямо посоветовал ему не избираться на следующий срок. Когда Владимир Путин пошел на переизбрание, то атака на Россию вошла в свою горячую гибридную фазу. По всей видимости, именно тогда, в 2012 году и было принято решение о старте украинского силового проекта США и многих других действий.

Еще одной важной частью коалиции является значительная часть руководства Демократической партии США. Это те люди, которые занимаются внешней политикой и кого принято относить к коалиции «демократических интервенцианистов». Они полагают, что главная цель внешней политики США не столько отстаивание национальных интересов США, сколько продвижение определенной идеологии и политического мироустройства, которое они называют демократией.

На самом деле их понимание демократии очень далеко от классических определений демократии, часто вступает в прямое противоречие с реальностью, но для них именно это и есть демократия. Эти «демократические интервенцианисты» во многом доминируют в современном Госдепе по взглядам.

Характерно, что социологический опрос, проведенный среди сотрудников Госдепартамента США, показал, что большинство его сотрудников на первое место ставят не национальные интересы США, а продвижение демократии и свержение диктаторов и устранение авторитарных лидеров от власти. По сути дела, эта коалиция «демократических интервенцианистов» на сегодня является доминирующей в Демократической партии США с точки зрения внешней политики.

Активно участвуют в гибридной войне с Россией не только деятели Демократической партии США, но и деятели Республиканской партии США. Основная группировка, которая ведет войну с Россией, это так называемые неоконсерваторы или неоконы. Эта группировка является двухпартийной, но по большей части все-таки сосредоточена в Республиканской партии США.

Их отличие от «демократических интервенцианистов» заключается в том, что если «демократические интервенцианисты» в рамках Демократической партии выступают с целью установления глобальной гегемонии глобалистов, которым должны подчиняться и США, то неоконсерваторы ратуют прежде всего за глобальную гегемонию самих США.

Их концепция ментально близка идее Льва Троцкого о перманентной революции. Создатели движения неоконов были выходцами из руководства троцкистского журнала. Это хорошо известный факт. Они отбросили идеи о коммунизме. Но сохранили идеи о силовой революции. Троцкий мечтал о том, чтобы «внести революцию в Европу на кончиках своих штыков». В блеске глаз неокона лично мне всегда виден отблеск того штыка, которым Лев Троцкий мечтал перенести революцию в европейские страны, в первую очередь, в Германию.

Идеологически неоконы, прежде всего, представляют из себя группировку, ориентированную на ликвидацию всех серьезных противников Америки. Именно неоконы играли ключевую роль во внешней политике США времен Джорджа Буша. Именно они были инициаторами войны в Ираке. Сейчас, при Дональде Трампе, неоконы оказались несколько отстранены от власти, но усиленные такими фигурами, как Джон Болтон и рядом других, неоконы получили шанс вернуться к управлению внешней политикой США.

Кроме политических интересов, в антироссийской коалиции представлены и экономические. Во-первых, как уже упоминалось, это военно-промышленный комплекс США, а также Великобритании и Франции, которые мечтают разрушить и подчинить себе российский военно-промышленный комплекс. Помимо того, в антироссийской коалиции важную роль играют финансовые институты. Их цель – глобализация без препятствий государственного суверенитета, носителем и экспортером которого является Россия.

При этом надо отметить, что финансовые институты как правило не проявляют большой агрессивности в антироссийской политике. Министерство финансов США, в частности, вводя санкции против России, выбирает не самый радикальный вариант, но тем не менее, санкции Минфина США и Великобритании являются очень сильными ударами по России.

К тому же влияние финансовых институтов, различных банков, фондов, таких организаций, как Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, Минфин США, является настолько огромным, что даже их небольшое участие в антироссийской коалиции дает ей огромные ресурсы и важные инструменты для удара по России.

Также у этих финансовых институтов есть широкая сеть союзников США в российском истеблишменте, прежде всего, в российских финансовых кругах. Использование этой сети может являться одной из главных надежд антироссийской коалиции и сыграть ключевую роль в определении итогов этой большой политической битвы.

Важный интерес в атаке на Россию также имеется у транснациональных энергетических корпораций, тесно связанных с США и Великобританией. Их позиция не едина, они разделены. Часть этих корпораций готовы сотрудничать с Россией на ее условиях, то есть оставить за Россией право осуществлять национальный контроль за своими нефтегазовыми ресурсами, но другая часть планирует поставить под свой контроль российский нефтегазовый сектор. Тем более, что надежда на это была очень близка к исполнению в 1990-е годы.

Эту надежду давали соглашения о разделе продукции, которые были приняты Россией в интересах международных глобальных корпораций. Все это было усугублено политической слабостью российского правительства, а также политикой крупных корпораций, таких, как «Юкос», ориентированных на максимальную интеграцию с Западом. Триггером для них стало решение Кремля поставить под национальный контроль оперирование крупнейших энергетических компаний в России. Это стало ясно для всех в 2003 и 2004 годах в деле «Юкоса» Ходорковского.

Еще одной важной частью антироссийской коалиции являются глобальные корпорации в сфере Hi-Tech. Их роль нельзя недооценивать. Конечно, эти корпорации не являются в большей своей части политически активными, но у них есть четко выраженный общий политический интерес - добиваться своего неограниченного доступа на рынки любых государств, в первую очередь, крупных, например, таких, как Россия. Их общая задача: построить единый мир с ограниченным суверенитетом государств и национальных правительств, но такие страны, как Россия, открыто настаивающие на своем суверенитете и поддерживающие суверенитет других государств, позволяя другим странам укреплять свой суверенитет, для них являются проблемой.

При этом часть этих глобальных корпораций постепенно политизируется. Наиболее ярким примером такой политизации является Facebook, который занимает все более ясную политическую позицию. В частности, например, при модерации администраторами Facebook русскоязычной части Интернета, связанной с конфликтом на Украине, предпочтение явно отдается сторонникам украинского репрессивного режима при серьезном ограничении свободы слова у его противников.

Глава Facebook Цукерберг неоднократно выступал с политическими заявлениями, нападками на Россию. Можно сказать, что именно корпорация Facebook во многом задает тренд этого мира – политизацию. Причем несмотря на парадную позицию, политизация идет явно в направлении против демократических принципов и институтов. Facebook поддерживает антидемократический репрессивный режим в Киеве, все более активно ограничивает свободу слова своих пользователей. Эта тенденция, которую мы видим в случае с Facebook, будет нарастать и с другими корпорациями в сфере Hi-Tech, которым по большей части совершенно не нужны конкуренты в лице национальных правительств.

Еще одним блоком антироссийской коалиции являются балтийские государства, чьей официальной идеологией по сути является русофобия. К этим государствам можно отнести как государства бывшей советской Прибалтики - Латвию, Литву, Эстонию, так и другие Балтийские страны, прежде всего, Швецию, Польшу и Данию. Отдельный вопрос, почему русофобия стала практически официальной государственной идеологией в этих странах.

В Латвии и Эстонии у власти находятся этнократические режимы, которые, в случае демократизации, приведут к потере власти их лидерами, поэтому русофобия является практическим интересом истеблишмента Латвии и Эстонии. Что касается Польши и Швеции, то русофобия этих стран коренится в их прошлом, когда в свое время Польша и Швеция претендовали на роль доминирующих восточноевропейских держав, но проиграли борьбу в конкуренции именно с Российской империей.

Это историческое обстоятельство доминирует над умами элит Польши и Швеции. Также важной причиной, возможно, их русофобии как едва ли ни официальной идеологии этих стран является их теснейший союз с внешнеполитическим истеблишментом США. Именно эти страны являются главными союзниками США в Европе и поэтому проводят такую жесткую политику по отношению к России.

Важной частью антироссийской коалиции являются те страны, которые имеют территориальные претензии к России. В частности, это Япония, полуофициально Латвия и Эстония. Румыния, возможно, хотела бы осуществить аншлюс Молдовы и пророссийского Приднестровья, поэтому проводит структурированную антироссийскую политику.

Сюда также можно добавить Грузию, руководство которой верит до сих пор, что именно Россия, а не абхазы и осетины – это главные виновники, что Абхазия и Южная Осетия не являются частью Грузии. Для этих стран важно сломать Россию, после чего они попытаются удовлетворить свои территориальные претензии. Потенциально к этой группе может примыкать и Финляндия, но пока эта проблема не актуализирована.

Несколько экзотическим, но активным участником антироссийской коалиции, ведущей гибридную войну с Россией, является либертарианская коалиция. Это сторонники постмодернисткой релятивистской морали. Ключевую и наиболее выдающуюсю роль здесь играют активисты ЛГБТ-сообщества. Причиной их активных атак против России является известный факт, что Россия является защитницей традиционных семейных ценностей и в этом плане противостоит их интересам.

Либертарианская и постмодернисткая коалиция обладает большим влиянием в СМИ и в сфере шоу-бизнеса, тем самым они способствуют тому, что деятели средств массовой информации и шоу-бизнеса занимают очень критическую позицию по отношению к России.

Наше государство помимо своей воли оказалось втянутым в мировую гибридную войну. Удастся ли выиграть у такой могучей коалиции? Да, потому что для России это жизненно важно. А для всех участников коалиции нанесение поражения России приятно, но не обязательно. 



0.0097379684448242