15/01
10/01
28/12
20/12
18/12
28/11
21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
Архив материалов
 
Последняя тайна Гитлера

 На календарях было 20 ноября 1922 г… Помощник американского военного атташе в Германии капитан Трумен Смит, приехавший из Берлина в Мюнхен, нашел адрес – Георгенштрассе, 42. Его уже ждали. После долгой беседы капитан составил подробный меморандум о том, что он услышал: “… Парламент и парламентаризм должны быть ликвидированы. Он не может управлять Германией. Только диктатура может поставить Германию на ноги… Будет лучше для Америки и Англии, если решающая борьба между нашей цивилизацией и марксизмом произойдет на немецкой земле, а не на американской или английской…” [10]. Человека, с которым встречался Трумен Смит, звали Адольф Гитлер. Хотя в 1922 г. он был еще практически “никем”. Один из лидеров крохотной партии в несколько тысяч человек. Такие партии в послевоенной Германии плодились сотнями. Возникали, пытались заявить свои программы и так же легко распадались. Но все же американский офицер получил чей-то приказ, ехал из Берлина в Баварию, тратил время, деньги, составлял отчет! То есть, Гитлера заметили. Обратили на него внимание. Кто?…


После Мировой войны одержали верх не сторонники “нового мирового порядка”, а те силы, которые считали, что и “старый порядок” вполне хорош. Подобные деятели были не только в Европе, их хватало и в США. Зачем тратить силы и средства, чтобы лезть к мировому господству, если можно просто наживаться и хищничать в свое удовольствие? И когда политика Вильсона провалилась, к власти в Америке дорвался кабинет Гардинга, самое скандальное правительство в истории США. За президентом стояла “банда Догерти” – группа воротил из штата Огайо [66]. Первыми же актами нового правительства были отменены все антимонопольные ограничения, существовавшие в американском законодательстве. И деляги навалились выжимать “навар” еще не за счет других государств, не за счет чужих народов, а за счет собственного.   
 

Те, кто протащил к власти Гардинга, подавали пример. “Серый кардинал” при президенте, Гарри Догерти, занял пост министра юстиции, расставлял на “теплые места” своих друзей. Провел “сухой закон”, ставший благодеянием для мафии – как раз тогда она развернулась в США в полную силу, получая огромные прибыли от нелегальной продажи спиртного. А министр юстиции греб прибыли, установив плодотворные контакты с мафией. При участии ставленников Догерти Фолла, Форбса, Миллера были разворованы нефтяные резервы военно-морского флота США, фонд помощи ветеранам, фонд имущества иностранцев [66].

  Безобразия были слишком уж крутыми даже для американского общества. Росло возмущение. Но правление Гардинга продолжалось всего два года, 2 августа 1923 г. он скоропостижно скончался. По официальной версии – от пищевого отравления. Этому никто не верил, тем более что вскоре, и тоже по неясным причинам, приказали долго жить оба свидетеля его смерти, жена и врач. Но скандалы настолько всех достали, что о президенте не жалели. Его биограф С.Г. Адамс писал: “Кончина Гардинга не была безвременной трагедией. Он умер вовремя”. Новый президент Кулидж удалил из правительства самые одиозные фигуры. Они попали под суд, но отделались легко – штрафами, небольшими сроками заключения или оправдались по недостатку улик. Что объяснялось очень просто: среди их сообщников и главных свидетелей разразилась настоящая “эпидемия” самоубийств и несчастных случаев. В общем, те, кто знал лишнее, тоже “умерли вовремя”.

  Усилиями Кулиджа и его преемника Гувера власть вернула себе более-менее приличное лицо. Но крупные корпорации по-прежнему действовали фактически бесконтрольно. Как констатировали американские историки А. Невис и Г. Коммаджер, “правительство удалилось из бизнеса, но бизнес вторгся в большинство направлений политики и формулировал их”. Однако верхушку американского бизнеса возможности “рулить” собственным правительством и качать прибыли из собственных сограждан уже не удовлетворяли. Эта верхушка уже вошла во вкус участвовать в международных делах. И не только в делах Азии или Латинской Америки, она настойчиво лезла в Европу.   

 Причем “закулису” США интересовали те государства, которые могли служить противовесом старым центрам мирового бизнеса и политики, Англии и Франции. Так, наш “знакомый” Отто Кан, вовсю наводивший “дружбу” с СССР, взялся финансировать фашистский режим Муссолини, убеждал других банкиров, что “американский капитал, инвестированный в Италии, найдет безопасность, поощрение, возможности и вознаграждение” [158].

 В демократических “разоблачениях” получила распространение версия, будто военному возрождению Германии помог Советский Союз [57]. Версия это чисто пропагандистская. Ранее говорилось, что сотрудничество между рейхсвером и Красной армией действительно существовало – немцам оказывали помощь в подготовке военных кадров, предоставляли им полигоны для совместных испытаний техники. Но помочь вооружить Германию Советский Союз никак не мог, его промышленность и научный потенциал были еще слишком хилыми. Дело обстояло наоборот, германские фирмы Круппа, “Рейнметалл” и др. выполняли советские военные заказы, продавали патенты, технологии (и неплохо на этом зарабатывали).

 А вот американцы очень даже поспособствовали, чтобы немецкая промышленность не развалилась в послевоенных кризисах, сохранила и повысила свой потенциал. В августе 1924 г. вопрос о положении Германии был рассмотрен на Лондонской конференции стран Антанты. Представители США и Англии настояли, что огромные репарации, которые немцы платят Франции, мешают восстановить экономику Германии, а это ведет к нарастанию революционной опасности. Был принят американский план Дауэса, смягчивший схемы погашения репараций и предусматривающий выделение для Германии крупных кредитов.

 В реализации плана приняли участие финансовые столпы США – Морган, Барух, Кан, Мельхиор, Рокфеллеры, Диллон. Для этих операций был специально создан “Интернешнл Аксепатнс банк”, председателем его правления стал еще один наш “знакомый” – Пол Варбург. А главным его партнером в Германии выступил, как нетрудно догадаться, Макс Варбург. Он как раз в это время, в 1924 г., вошел в генеральный совет Рейхсбанка (т.е. германского Центробанка). И значительная часть займов потекла через его гамбургские банки.

 Для американских банкиров и предпринимателей выгода этих операций состояла не только в получении процентов. Они успешно внедрялись в немецкую экономику. Компании “Дженерал электрик”, “Истмен-кодак”, “Дженерал моторс”, “Стандарт ойл”, “Форд”, “Интернэшнл телефон энд телеграф корпорейшн” и др. становились совладельцами германских предприятий, создавали с немцами совместные фирмы. Поэтому дела с Германией ширились и развивались. Когда программа плана Дауэса была исчерпана, был принят новый план Юнга…

 Но в 1929 г. в самой Америке разразился кризис. Причиной его был анархический разгул финансово-промышленных олигархий. В условиях промышленного бума (во многом оплаченного ворованным русским золотом) воротилы бизнеса не стеснялись изобретать любые способы увеличения прибылей. И была развернута мощная пропаганда “общества равных возможностей” – рядовым гражданам внушалось, что путь ко всеобщему обогащению лежит через покупку акций. Таким образом любой американец станет совладельцем предприятий, банков, железных дорог, шахт, со временем акции будут расти в цене, увеличивая капитал хозяина…  Реклама акций захлестнула страну. Их скупкой заразился весь народ, в них вкладывались все свободные средства.

 Чтобы набрать побольше акций, люди закладывали дома и имущество, влезали в долги под жалованье за несколько лет вперед. И биржевые спекуляции приняли такой размах, что даже акции вполне респектабельных фирм перестали по сути отличаться от “финансовых пирамид” – в ходе спекуляций и перепродаж накручивалась стоимость, намного превышающая реальное обеспечение. А в целом на массе акций, оседающих во владении граждан и организаций, по мере вздувания их биржевой стоимости накапливался гигантский фиктивный капитал, не обеспеченный ничем. Что и привело к “черному вторнику” 23 октября 1929 г., когда система дала первую трещину, и мыльный пузырь этого фиктивного капитала сразу лопнул.

 Правительство США еще и усугубило катастрофу, отказавшись от какой бы то ни было федеральной помощи населению – как объяснил президент Гувер, “чтобы не оскорбить духовные чувства американского народа”. Видимо, оскорбить духовные чувства олигархов он не опасался, так как казенные средства вовсю использовались для дотаций, чтобы поддержать их компании [66]. А в это время сотни тысяч семей разорялись, оставались не только без работы, а вообще без жилья и средств к существованию. Ночевали в скверах, в поисках заработка кочевали по стране, впрягаясь в тележки, нагруженные пожитками. Километровые очереди выстраивались в местах раздачи благотворительной похлебки...  Из США кризис перекинулся и на другие государства. Началась общемировая Великая Депрессия. И особенно болезненной она стала как раз для Германии, слишком тесно связанной с американским капиталом. Лопались банки, закрывались предприятия, количество безработных в 1931 г. достигло 3 млн., а к весне 1932 г. подскочило до 6,5 млн.

 Но Великая Депрессия принесла огромные выгоды американской “закулисе” – той самой группировке крупнейших банкиров, которая выступала сторонниками “нового мирового порядка”. Мало того, современными американскими исследователями доказано, что эта же группировка организовала кризис! В 1985 г. в США вышла книга известного политолога и историка Р.Эппернона “Невидимая рука или введение во взгляд на историю как на заговор” - которая для понимания процессов ХХ в. оказывается такой же важной, как исследование Саттона о финансировании тузами Уолл-стрита революции в России.


 Эппернон приводит многочисленные факты свидетельствующие об истинной подоплеке Великой Депрессии. Выясняется, что ряд олигархов – Барух, Диллон, Варбурги и др. позаботились своевременно избавиться от акций, вкладывая капиталы в недвижимость, золото и пр. И в самый день “черного вторника” Бернард Барух, привел на Нью-Йоркскую биржу своего друга, Уинстона Черчилля. Похоже, чтобы продемонстрировать собственное всемогущество – начало катастрофы мирового значения.

 В США эта катастрофа помогла сторонникам “нового мирового порядка” привести к власти своего ставленника – Франклина Делано Рузвельта. Он был одним из выдвиженцев Вильсона. Причем главными режиссерами его предвыборной кампании в 1933 г. снова стали Барух и полковник Хаус. Организовали ее опять безупречно. Рузвельта, как в свое время и Вильсона, представили защитником прав “маленького человека” – в противовес олигархам. Хотя все было наоборот. В окружении нового президента оказались все те же “старые лица”. Правда, Хаус при Рузвельте прежнего всемогущества не достиг, он вскоре умер. Но Барух стал его главным экономическим советником. Пол Варбург успел отойти в мир иной – но вместо него в “мозговой трест” Рузвельта вошел  его сын Джеймс Пол Варбург. А главным советником по военным вопросам стал генерал Дж. Маршалл – который и при Вильсоне командовал американскими контингентами в Европе. В “команду Рузвельта” вошли и другие деятели из “команды Вильсона” – Уильям Буллит, Уильям Липпман, Джон Грю, Гарри Гопкинс, Джон Форстер Даллес, Аллен Даллес.  

 Рузвельт назвал свою программу “Новый курс”, перекликаясь с вильсоновской “Новой свободой”. И под флагом антикризисных мер начал радикальные реформы – причем в значительной мере использовался опыт большевиков в России. Были вдруг закрыты “на каникулы” все банки. Значительно расширялись полномочия Фелеральной резервной системы. У населения в принудительном порядке скупалось золото и серебро – за обесценившиеся бумажные доллары. Вводилось планирование и подобие экономической диктатуры, этим занялся Барух. А дальше пошли манипуляции с денежной массой, с ценными бумагами.
 И в итоге получилось, что “Новый курс” разорил американцев не менее капитально, чем Великая Депрессия! Группировка финансовой “бесовщины” попросту ограбила Америку! Но и установила в ней собственный диктат. Эта группировка разорила сторонников анархического “старого мирового порядка”. Скупила обесценившиеся акции различных компаний. Отныне 14 из 14.100 американских банков контролировали 25 % капиталов…

 Немногие понимали, что произошло. Понял, например, конгрессмен Луис Мак Федден, заявивший: “В Соединенных Штатах устанавливается мировая банковская система”. Он приходил к выводу, что “денежные и кредитные ресурсы США отныне полностью контролируются банковскими группами – группой Фёст Нэшнл банк Дж.П. Моргана и Нэшнл сити банк Куна-Лоеба…” Мак Федден пытался выдвинуть обвинения против выигравшей группировки олигархов – оценивал, что только из государственных средств она грабанула 80 млрд долл. Но… тут же и приказал долго жить. Два покушения на него были неудачными, а потом он скоропостижно скончался после банкета. Судя по всему, был отравлен.  Да, крупнейшие транснациональные корпорации начали устанавливать свой “новый мировой порядок”. Начали пока что с Соединенных Штатов…

 Одной из первых внешнеполитических инициатив Рузвельта, как и Вильсона, стало улучшение отношений с большевиками. Правда, американские банкиры и без того сохраняли с ними прекрасные отношения. Бывшие партнеры Шиффа из “Кун и Лоеб” Отто Кан, Варбурги, контактов с Москвой не прерывали, продолжали финансировать проект “Хазарии”, предоставляли займы для первых пятилеток. Это было очень выгодно, надежно – Советский Союз расплачивался всегда, независимо от своих внутренних трудностей. А сразу после избрания Рузвельта в Вашингтон пожаловал советский нарком иностранных дел Литвинов, и после переговоров последовало официальное признание СССР американским правительством. Теперь те же банкиры могли получать свои выгоды открыто, не утруждаясь поисками обходных путей.

 Однако Великая Депрессия имела еще один важнейший результат. В Германии кризис, безработица и нарастание недовольства помогли привести к власти Гитлера. Впрочем, это осуществилось не сразу. Продвижение будущего фюрера велось исподволь, постепенно. Вернемся хотя бы к описанной в начале главы встрече ефрейтора Гитлера с капитаном Труменом Смитом. Конечно, капитан, помощник военного атташе – невелика шишка. Но стоит учесть, что по “дипломатической традиции” помощники атташе всегда занимались делами разведки. И явно “антидемократические” идеи Гитлера о ликвидации парламентаризма офицера державы, провозглашавшей себя “оплотом демократии”, почему-то не отпугнули.

 Известным американским исследователем Дж. Халльгартеном был обнаружен и опубликован документ о еще одной любопытной встрече. В сентябре 1923 г. посла США в Германии Хьютона посетил немецкий угольный и металлургический “король” Стиннес. В частности, он говорил: “… Надо найти диктатора и дать ему необходимую власть. Этот человек должен говорить понятным народу языком, и такой человек уже есть. В Баварии началось большое движение…” Описывался и путь привода к власти: “Президент назначит диктатора, который покончит с парламентским режимом. С коммунистами безжалостно расправятся, и в Германии воцарится порядок. Тогда США смогут без опаски вкладывать капиталы в немецкую промышленность” [10]. Спустя десять лет реализуется именно этот механизм.

 Бывший канцлер Германии Брюнинг в своих мемуарах, которые он разрешил опубликовать только после своей смерти, сообщал: “Одним из главных факторов в восхождении Гитлера… было то обстоятельство, что он начиная с 1923 г. получал крупные суммы из-за границы”. От кого? И через кого? Один из исследователей, М.Голд, в своей работе “Евреи без денег”, вышедшей в 1945 г. в Нью-Йорке, указывал, что и здесь был замешан Макс Варбург, обеспечивая связи с американскими банкирами и нефтяными компаниями. 

 Но в непосредственных контактах с нацистами Варбурги и другие прежние спонсоры большевиков не “светились”. Зачем повторяться? И трудно ли было найти другие связующие звенья? Одним из них стал Ялмар Горацио Грили Шахт. Отец его был гражданином США, крупным предпринимателем. Кстати, в этой книге уже неоднократно упоминался адрес – Бродвей, 120. 35-этажный небоскреб в Нью-Йорке, где располагался банкирский клуб, где по странному “совпадению” находились офисы Вениамина Свердлова, Сиднея Рейли, Вайнштейна, размещались компания Отто Кана и другие фирмы, замешанные в делах русской революции. По еще одному “совпадению” Вильям Шахт, папаша Ялмара, компаньон фирмы “Энкуитабл Лайф Ашшуренс”,  участвовал в строительстве этого самого здания на Бродвей-120 и являлся его совладельцем [158]. Ох, тесен мир!

 В США у Ялмара Шахта жило много родственников, три дяди, братья. Сам он стал банкиром в Дрездене, потом перешел на государственную службу, имперским комиссаром по валюте, вместе с американскими и германскими банкирами участвовал в разработке плана Дауэса. В 1920-х гг Шахт каким-то образом оказывается рядом с Гитлером, становится одним из главных его финансовых опекунов. Другим его опекуном выступил Вильгельм Кепплер. Владелец 50 % акций заводов фотопленки “Один-верке”. А вторая половина акций принадлежала американской фирме “Истмен-кодак”. С 1931 г. Кепплер стал главным экономическим советником Гитлера.

 Наконец, рядом с будущим фюрером нарисовалась фигура Курта фон Шредера. Представителя еще одной мощной международной финансовой семьи. Шредеры (или Шрёдеры) происходили из гамбургских банкиров. Естественно, были связаны с Варбургами – которые считались “королями” Габмурга, без связей с ними в этом городе действовать было проблематично. В XIX в. Шредеры открыли банк “Scroders” в Лондоне – и он быстро стал одним из солиднейших и преуспевающих банков в Англии. А затем и в США был открыт банк “J. Henry Scroder Bank & Trust Go”. Шредеры были в родстве с банкирскими кланами Маллинкродтов, Бишофов, Кляйнвортов, связаны и с Морганами, Рокфеллерами. Ну а упомянутый Курт фон Шредер, владелец кельнского банка “Штайн”и член правления ряда крупных фирм являлся вдобавок зятем Рихарда Шницлера, основателя и хозяина знаменитого химического концерна “ИГ Фарбениндустри”. Который состоял в картельной связи с рокфеллеровской компанией “Стандарт ойл”. Словом, куда ни кинь, мы всюду натыкаемся на “американский след”!

 Между прочим, если уж говорить о “совпадениях”, то можно назвать еще несколько. Один из компаньонов Ялмара Шахта, Эмиль Виттенберг, тесно сотрудничал с Олафом Ашбергом, вместе с ним входил в совет директоров “Роскомбанка”, через который шла утечка ценностей из России. А с концерном “ИГ Фарбениндустри” вовсю вел дела Вениамин Гомберг – братец многократно нам встречавшихся “литагента” Александра Гомберга и Сергея Гомберга (Зорина). Но это уж так, к слову пришлось. Пути “закулисы” неисповедимы…
 Если же мы вернемся к борьбе Гитлера за власть, то стоит обратить внимание – нацистская партия сперва отвоевывала свои позиции на демократических выборах. Упорно, шаг за шагом. Хотя каждый искушенный человек знает, что выборы в любых демократических государствах – штука очень и очень недешевая. Но усилиями теневых “друзей” к финансированию нацистов были подключены многие германские фирмы. В 1926 г. Гитлер дважды встречался и выступал перед тузами немецкой промышленности, в Эссене и Кенигсвинтере, в 1927 г. по просьбе угольного “короля” Кирдорфа написал брошюру “Пути к возрождению”, где изложил свою программу для делового мира. Она была издана, но, в отличие от “Майн кампф”, распространялась в узком кругу, именно для делового мира.

 А “отмывочной” структурой, через которую прокачивались деньги нацистам, стала партийная “касса взаимопомощи”. Ведали ею Гесс и Борман, теоретически она предназначалась для выплат штурмовикам, пострадавшим в драках или арестованным, но касса имела “юридическое лицо”, официальные банковские счета, и принимала частные “пожертвования” – ну мало ли кто захочет помочь покалеченным? И суммы переводились такие, что на предвыборные кампании всегда хватало.

 Среди спонсоров были не только немцы. Американский историк Л.Лохнер называет британского нефтяного магната Детердинга, чьи субсидии Гитлеру достигли 10 млн. марок, английского “газетного короля” лорда Ротермира. Рурские промышленники, поддерживая нацистов, тесно контактировали с “Экономической лигой Англии” (организацией ряда солидных предпринимателей). Р.Геснер указывает, что щедрую помощь нацистам оказали австрийские Ротшильды, Фриц Мандель. А посольство США в Берлине 23 сентября 1930 г. доносило в госдепартамент: “Нет сомнения в том, что Гитлер получает значительную финансовую поддержку от крупных промышленников… В последнее время складывается впечатление, что влиятельные финансовые круги оказывали и оказывают на канцлера давление, чтобы предпринять эксперимент и допустить нацистов к власти… Как раз сегодня получены сведения из обычно хорошо информированных источников, что представленные здесь различные американские финансовые круги проявляют большую активность именно в этом направлении” [10].

 Бесценное свидетельство, причем исходящее от самих же американцев. Да, как раз с 1930 г. наряду с парламентскими методами стала внедряться другая тактика. Давление на президента Гинденбурга и на канцлера, в то время Брюнинга, чтобы отдали власть нацистам. И, как видим, занимались этим не только немецкие, но и представленные в Германии “американские финансовые круги”. Брюнинг тоже сообщает об этом в своих мемуарах. Пишет, что к нему и президенту обращалась “группа крупных предпринимателей”. Имен он не называет, но упоминает, что эта группа посещала посла США в Берлине М. Секетта.

 А в 1931 г. Гитлер поручил своему экономическому советнику Кепплеру организовать кружок видных предпринимателей, которые будут консультировать партию по всем экономическим и финансовым вопросам. Германских, только германских предпринимателей! Но ведь и Кепплер был связан с американцами, а кроме него, в кружок по инициативе самого Гитлера вводятся Шахт, Шредер, входит Хельферих, представляющий немецко-американскую фирму “Эссо”, Бингель – глава связанного с американцами концерна “Сименс-Шуккерт” и др. Ну а 19 ноября 1932 г. крупнейшие немецкие промышленники и банкиры уже начинают не просить, не предлагать, а решительно требовать, они подают коллективную петицию Гинденбургу, настаивая, чтобы передать власть Гитлеру. Среди подписавших – те же Шредер, Кепплер и т.д.

 И 4 января 1933 г. не где нибудь, а на вилле Шредера происходит секретная встреча Гитлера с недавним рейхсканцлером (и личным другом Шредера) фон Папеном. На ней оба политических деятеля и банкир все обсудили, обговорили. И как раз здесь было заключено соглашение о конкретных условиях передачи власти. 28 января престарелый и впадающий в маразм Гинденбург по уговорам Папена отправил в отставку правительство Шлейхера и назначил рейхсканцлером Гитлера… 

 На 5 марта были назначены выборы в рейхстаг, и уж с деньгами для предвыборной кампании у Гитлера никаких проблем не возникло. В конце февраля Шахт созвал совещание финансистов и промышленников, и за несколько минут было собрано 3 млн марок. Нацисты одерживают победу, а сам Шахт становится президентом Рейхсбанка.

 По сути хозяйство-то ему досталось ох какое незавидное! Долги Германии иностранцам составляли около 19 млрд марок, а вместе с зарубежными вложениями в немецкую промышленность – 23,3 млрд. Каждый год Германия должна была выплачивать только по процентам 1 млрд. То есть, захомутали ее крепко. Но Шахт в мае отправляется в США. Встречается с президентом, его советниками, министрами, тузами Уолл-стрита. Произносит речи, убеждая их, что “нет в мире более демократического правительства, чем правительство Гитлера” [139]. В Германии уже сгорел рейхстаг, царит террор, громят не только коммунистов, но и другие партии, штурмовики убивают политических противников, создают концлагеря. Однако американские правители и банкиры с какой-то стати “верят” Шахту, выделяют дополнительные займы.

 А в июне тот же Шахт приезжает на международную экономическую конференцию в Лондоне. Встречается с директором английского банка Норманом, и от британцев тоже получает заем, почти миллиард фунтов. Его называют “финансовым чародеем”, и он действительно творит “чудеса”. Ну подлинные “чудеса”! Шахт добивается сокращения, а потом вообще прекращения платежей по старым займам! Раз – и все. Уж кто-кто, а западные банкиры всегда очень скрупулезно относились к долгам (например, о долгах царского правительства почти сто лет помнили). Теперь же не пойми с какой стати вдруг соглашаются простить немцам миллиарды…

 А в августе 1933 г. на прием к Гитлеру прибывает первая делегация крупных дельцов США. Глава фирмы “Интернешнл телефон энд телеграф корпорейшн” Состенес Бенн и уполномоченный этой компании в Германии Генри Манн. Фирма уже вела дела с немцами, совместно с “Сименс-Шуккерт” основала свои филиалы “Лоренц” и “Стандарт электрик”. Протокол встречи исчез бесследно. Но известно, что по рекомендации советника Гитлера Кепплера Бенн ввел в правление своих германских филиалов все того же банкира фон Шредера и доктора Вестрика. После чего концерн “Стандарт электрик” получил выгодные военные заказы, а “Лоренц” приобрел 28 % акций заводов “Фокке-Вульф”, которые вскоре начнут штамповать боевые самолеты…            

 Спрашивается, ради чего Запад предпринимал такие усилия и затраты? Из ненависти к коммунизму, как сообщают советские источники? Впрочем, не только советские. На лозунгах “опасности большевизма” играли и нацисты. Шахт, Розенберг, Гугенберг разработали и представили в Лондоне меморандум, доказывая, что спасти Европу от этой опасности может лишь Германия, если позволить ей вооружиться. Но в том, что Гитлеру отводилась роль орудия только против коммунизма, позволительно усомниться. В 1920-х правительство Веймарской республики доказывало то же самое, что и Шахт с Гугенбергом – просило смягчить версальские условия, чтобы противостоять “красной угрозе”. Но не добилось ничегошеньки, а Гитлеру сразу давались любые поблажки…

Причина была другой. Американская “закулиса”, делая ставку на Рузвельта, устанавливала “новый порядок” в США – а дальше его требовалось распространить на весь мир. Но для этого требовалось сокрушить сторонников “старого порядка”, европейскую “закулису”. Сделать это было можно руками Гитлера.


Разумеется, чрезмерное усиление Германии было для заокеанских теневых кругов тоже нежелательно. Но против этого существовало надежное, уже испытанное средство. Столкнуть немцев с Россией. Потом, после того, как погромят Европу. 

Данный текст является отрывком из книги Валерия Шамбарова - «Антисоветчина, или Оборотни в Кремле». По словам автора, она является «логическим продолжением» его предыдущей книги «Нашествие чужих, или заговор против Империи» и рассказывает об операциях западных правительств, транснациональных корпораций и спецслужб, результатом которых стало крушение СССР. Книга вышла недавно в издательстве "Алгоритм"


0.1540060043335