22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
И снова Жеглов, Шарапов, Кирпич и правозащита
Понятие «правозащиты» и «прав человека» постоянно находилось в центральной повестке дня с первых же дней реформ. Да и сейчас об этом говорят довольно много. Я думаю, все помнят, что многие-многие годы, публично защищались права именно тех людей, которые в обществе вызывали раздражение вплоть до ненависти. Опять же в качестве деятелей, которые постоянно, мелькая на телевидении, занимались этой правозащитой, нередко фигурировали лица, не пользовавшиеся никаким авторитетом в обществе. Добавим к этому и международную позицию: всех этих «пасе» и прочих, которые всемерно способствовали дискредитации правозащиты в России, регулярно поддерживая тех, кого сами граждане нашей страны считают своими врагами. Теперь словосочетание «права человека» вызывают у людей БРЕЗГЛИВОЕ презрение, примерно такое же презрение, как и другой забойный термин из 90-х – «эта страна». Сложилась очень интересная и опасная ситуация. С одной стороны люди не верят в суды, не верят следствию, полиции. Все понимают, что КАЖДОГО могут ЗАПРОСТО посадить в тюрьму, подержать в СИЗО, а уж погостить в «обезьяннике» - это вообще самое обычное дело. Причем обычный человек абсолютно бесправен. Понятно, что именно в таких условиях правозащита приобретает важнейшее значение, а правозащитник должен быть «всесоюзным старостой» и добрым, но вместе с тем грозным дедушкой, которого боятся ВСЕ, облеченные властью на местах. Однако, что у нас вместо правозащиты, и кто играет роль правозащитников, и как к этому относятся в обществе, я уже писал выше. Я не буду говорить о том, что это сделано специально. Но не потому, что я считаю, будто бы так сложилось случайно, а потому что сейчас «не об этом». Сейчас я хочу сказать про другое.

Нередко когда пытаются привлечь внимание общественности к скандальному факту, то рассуждают так: «сегодня в тюрьме убили гражданина ИКС, а завтра в СИЗО убьют вас». Но этот аргумент не работает. Люди мысленно отвечают: «гражданин ИКС – это одно, а я – другое», хотя при этом все равно считают, что в тюрьму или СИЗО может попасть КАЖДЫЙ. Почему так происходит? Потому что людям не объяснили, как из одного вытекает другое, не объяснили, почему если убивают ИКС, то запросто убьют и вас. На роль этого ИКС постоянно выбирают именно тех, с кем абсолютное большинство населения себя не ассоциирует: миллиардеров, адвокатов, политиков радикального крыла и т.п. «Посадили? А не фига было нефть приватизировать. Посадили? А не фига было бандитов защищать и в их среде околачиваться. Посадили? А не фига было… и так далее» - типичный строй рассуждений. Но проблема в том, что если в тюрьме, СИЗО и тому подобных заведениях, при задержании, аресте, обыске и тому подобных мероприятиях уже сложились «традиции» пыток, беззакония, издевательств, то неминуемо они затронут ВСЕХ.

Убивать – тяжело, пытать – еще тяжелее. На это идут немногие. У таких людей должен ОТСУТСТВОВАТЬ важный психологический барьер, и неслучайно найти палача всегда было трудно. На весь город один человек – да и то в маске, чтобы не видели. Но если барьер сломан, если кто-то попробовал крови и ему за это ничего не было, если такого продолжают держать в полиции, надзирателем и прочее, то такой человек, разбирать не будет, кто перед ним. Если сложилась атмосфера при которой подтасовка улик является нормой, то не надейтесь, что улики будут подтасовывать только по отношению к заведомым преступникам. Кошелек подбросят не только заведомому вору Кирпичу, но и ЛЮБОМУ. Вот это надо понять. В этом смысл спора Шарапова и Жеглова. Об этом и пытался предупредить Шарапов, но симпатии зрителя полностью на стороне Жеглова. А почему? Потому что нам показали, что Кирпич преступник, потому что мы заранее знали, что он успел выбросить украденный кошелек, и мы видели, что Жеглов и Шарапов это заметили.

Вспомним еще раз спор Шарапова и Жеглова. Обычно внимание людей концентрируется на первой части диалога, когда Жеглов произносит свою знаменитую фразу: «Вор должен сидеть в тюрьме». Всем это нравится, всех это подкупает, и люди теряют главный вывод, который содержится во второй части диалога. Вот он:

«- У нас суд, между прочим, народным называется. И что ты хочешь
сказать?
- То, что он хоть от имени всех людей на улице действует, но засунутый
за пазуху кошелек не принял бы. И Кирпича отпустил бы...
- И это, по-твоему, правильно?
Я думал долго, потом медленно сказал:
- Наверное, правильно. Я так понимаю, что если закон разок под один
случай подмять, потом под другой, потом начать им затыкать дыры каждый раз
в следствии, как только нам с тобой понадобится, то это не закон тогда
станет, а кистень! Да, кистень...»

Вот в чем опасность: если закон один раз подмять, то потом подбрасыванием кошельков, патронов, наркотиков будут ЗАТЫКАТЬ дыры в следствии. Потом начнут избивать и выбивать показания, а в конце-концов посадят и невиновного, как это было с Груздевым. Ведь ясно же, что на самом деле Груздева посадили и расстреляли. Это же сказано почти прямым текстом. Груздев спасся СЛУЧАЙНО и только потому, что Шарапов увидел в Груздеве «своего», то есть интеллигента. А было бы ему наплевать, не стал бы Шарапов рыть землю носом (имел полное право), и отправился бы Груздев к стенке. И это было бы прямым следствием из методов Жеглова, который подкидывает кошельки. Сейчас много говорят о политически мотивированных делах, и понятно, что большинство населения себя с политиками не ассоциирует. Но люди должны задуматься, что попробовавший крови, не останавливается, и уже не важно попробовал ли он крови в случае политически мотивированного дела, или какого-то иного. Важно то, что вы окажетесь один на один "в комнате без окон" с человеком, у которого СНЯТ барьер на беззаконие.

И напоследок. В том диалоге Жеглова с Шараповым, есть еще и третья часть, которая вообще в фильм не попала, и о ней не вспоминают. Но третья часть важнее первой, и не менее важна, чем вторая. Вот оно:

«Все замолчали, и молчание это нарушалось только гулом и тарахтением
старого изношенного мотора, пока вдруг Коля Тараскин не сказал со смешком:
- А мне, честное слово, нравится, как Жеглов этого ворюгу
уконтрапупил...»

И есть еще последняя тематически ЧЕТВЕРТАЯ часть разговора. Она выражена одной фразой Пасюка по адресу Тараскина.

«Пасюк взглянул на него с усмешкой, погладил громадной ладонью по голове, жалеючи сказал:
- Як дытына свого ума немае, то с псом Панаской размовляе...
И ничего больше не сказал».

Пасюк то все понял, вот такие вот Тараскины со своим «уконтрапупил» и будут РЕШАТЬ вашу личную судьбу. А решать они будут, насмотревшись на примеры. А примеры подавать будут «жегловы».

0.14556121826172