22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Как накормить всю Россию?

На вопросы отвечает  Константин Бабкин - президент Промышленного союза «Новое Содружество»:

- Современная экономическая политика должна максимально стимулировать развитие и созидание, рост производства и прекращение оттока населения из деревень, - говорит Константин Бабкин. - В рамках «Партии дела» мы подготовили предложения, которые нацелены на это. Мы назвали их «Дорожная карта развития сельского хозяйства». Там, в частности, оценен потенциал производства продовольствия в России. По нашим оценкам, мы можем производить не 80 миллионов тонн зерна в год, как сейчас, а 300 миллионов тонн! Мы можем утроить объем производства продовольствия в целом и кормить миллиард человек. В этой «Дорожной карте» мы прописали все основные направления аграрной политики, которые будут способствовать этому.

- А что для этого нужно делать?

- Реализовать две основные идеи. Во-первых, создать равные условия конкуренции как между отечественными и зарубежными аграриями, так и между российскими крестьянами внутри страны. Во-вторых, крестьянам должно быть экономически выгодно производить сельскохозяйственную продукцию. И для этого сейчас есть все условия. Надо просто действовать разумно, последовательно и согласованно: развивать внутренний рынок, поддерживать экспорт и стимулировать производство. Каждый из этих трех блоков разбивается на отдельные меры. Так, например, для развития внутреннего рынка надо разработать регламенты, которые предусматривают контроль за качеством продовольствия. Потому что мы сегодня едим неизвестно что и неизвестно из чего... Если мы будем четко контролировать качество продовольствия, то у нас и здоровье нации будет укрепляться, и рынок для российских аграриев расширится - они смогут больше производить качественного мяса, молока, других продуктов взамен импортных суррогатов. Нужно срочно защищать рынок России от неравной конкуренции из-за рубежа. Сейчас дотации в России меньше, чем, например, в Евросоюзе. При этом наш рынок открыт - и это приводит к тому, что мы половину продовольствия импортируем! То есть нашему крестьянину мы не помогаем, а, скажем, немецкому и французскому помогаем очень сильно! Наш крестьянин не может работать в неравных условиях конкуренции - ему абсолютно невыгодно производить продукцию. Поэтому надо либо пошлины на ввоз повышать, либо увеличивать господдержку отечественного производителя.

- Видимо, государству проще повысить пошлины, чем изыскать ресурсы для дотаций?

- Конечно. Пошлины - простой и эффективный метод, который применяется в мире для защиты отечественного производителя.

- Почему же тогда его сейчас не используют у нас?

- Мешает смесь неграмотности и космополитического мышления. И у противников этой меры два аргумента: Россия вступила в ВТО, и, по условиям этого вступления, мы не можем защищать свой рынок. Сейчас вот, например, в 8 раз снизили пошлины на свинину, в 5 раз - на комбайны. И Россия не может их поднять. Получается, что условия вступления в ВТО закрепляют депрессивное состояние нашего села. Поэтому наша партия считает, надо игнорировать эти драконовские условия. Мы уверены, что состояние российского села важнее, чем членство в ВТО.

- И вы считаете, что Россия может на этой пойти? Фактически дискредитировать себя в глазах мирового сообщества, отказавшись от тех условий, на которые она согласилась?

- Престиж страны, которая развивает свое село, только вырастет! Страна с развитой экономикой, с довольной деревней только выиграет от этого. К тому же выход из ВТО дискредитирует не страну, а тех деятелей, которые нас туда завели. Да и вообще тут могут быть разные методы - игнорировать или признать неконституционной процедуру ратификации вступления в ВТО. Можно, допустим, официально выйти из этой организации или потребовать реформировать ее, поскольку она закрепляет несправедливые условия. Я бы предложил признать неконституционной саму процедуру ратификации вступления и не соблюдать условия протокола.

- Предположим, что Россия на это пойдет. За счет увеличения пошлин сократится импорт. И с чем мы останемся? С тем же слабым сельским хозяйством, которое пока не в состоянии целиком обеспечить страну продовольствием?

- Но наши крестьяне не могут обеспечить нас продовольствием только потому, что их загнали в такие условия. Их выдавили из деревни, выдавили из бизнеса - ведь никто не хочет сегодня заниматься сельским хозяйством. Это невыгодно. Если можно будет зарабатывать деньги на производстве зерна, мяса птицы и т.д. - туда опять пойдут капиталы. Как это было, когда государство защитило на 5 лет рынок свинины и ее производство стало расти на 20 процентов в год! И мы практически вышли на самообеспечение. А с вступлением в ВТО пошлины на ввоз свинины снизили, и почти все инвестиционные проекты в нескольких крупных холдингах производителей свинины были заморожены. Не думаю, что мы почувствовали, что три года назад свинина была дороже, чем сейчас. Но для деревни это было очень благотворно: в регионы, области пришли агрохолдинги, в строительство и развитие которых были вложены большие деньги, и сотни тысяч людей на селе получили нормальную работу.

Давайте посмотрим - сегодня в цене на буханку хлеба стоимость самого зерна составляет всего лишь 10 процентов. Остальное - это стоимость кредитов, топлива, коммунальных услуг, аренды помещений, налоги, взятки и т.д., - вся эта «лабудень», без которой батон хлеба не появится на прилавке. Если мы по-настоящему, не формально, заботимся о наших потребителях, то бороться надо с именно с этим. А не с ценами на зерно и другую жизненно необходимую сельхозпродукцию. Грамотная защита внутреннего рынка даст работу 7 миллионам аграриев, реально улучшит жизнь 40 миллионов людей, которые живут в сельской местности. Да и горожанам это только на пользу! Факты таковы: если стоимость зерна вырастет на 10 процентов (а это хорошее подспорье крестьянам), то буханка хлеба при этом подорожает всего на 1 процент! Конечно, для кого-то и эти копейки имеют значение, но тот рост экономики, который неизбежно повлекут за собой эти меры, позволит стране собрать больше налогов в казну и оказать прямую дотацию бедным людям, для которых подорожание хлеба на 1 процент существенно.

- Речь идет о повышении закупочных цен на зерно?

- Рыночных. У нас государство регулирует цены на зерно - то поднимет немного, то опустит. Когда в последний раз на него опять «уронили» цены, у крестьян фактически отобрали 40 миллиардов рублей! И никто им это не компенсировал. В результате производство зерна «просело», и горожанам от того, что деревня осталась без работы, лучше не стало... Мы считаем, что государство должно гарантировать крестьянам стабильно высокие цены на продукты сельского хозяйства, чтобы там была уверенная рентабельность. Только тогда туда придут частные инвестиции. И тому есть убедительные примеры! За 7 лет Россия увеличила производство мяса птицы в 2 раза. Это ли не лучшее подтверждение тому, что если государство обеспечивает производителю нормальную защиту рынка, то туда идут частные капиталы, люди охотно идут работать на село и т.д. А это был результат всего лишь введения пошлины на импорт мяса птицы. Помните, когда запретили импортировать «ножки Буша»?

- Но то, что вы назвали словом «лабудень», - это же не беда только сельского хозяйства, а беда всей нашей системы. Вы хотите перевернуть всю страну?

- Да, и Московский экономический форум, который только что прошел, ориентирован не только на изменения в столице, но и во всей стране. Когда у нас кредитные ставки 12-13 процентов годовых - о каком экономическом развитии можно говорить? Или если у нас появляется профицит бюджета, его называют стабфондом и отсылают в Америку? При такой политике никакое развитие невозможно. Надо все менять - и финансовую, и налоговую политику. Надо организовать поддержку экспорта. Мы же можем экспортировать не только нефть или газ!

- А в чем, по-вашему, должна заключаться поддержка экспорта?

- Это опять же связано со стоимостью кредита. В чем это проявляется на практике? Например, приезжаем мы в Киргизию и говорим: «Купите наши комбайны». Нам отвечают: «У вас отличные комбайны, они нам очень нравятся, но у нас денег нет, дайте кредит - и мы постепенно расплатимся». Мы говорим: «Хорошо, мы берем кредит в российском банке (а это 13 процентов годовых плюс риск...) и в итоге под 15 процентов годовых можем вам дать». И слышим в ответ: «Э-э нет! Так не пойдет! Какие 15 процентов, если немцы нам привозят свои комбайны и дают их в кредит под 4 процента годовых максимум?» А все просто: у немцев есть государственный банк, который дает межгосударственные долгосрочные кредиты. Пока у нас такого банка и таких процентов нет - мы теряем все внешние рынки! Государственный экспортный банк или агентство - это один механизм. Второй - политическая поддержка экспорта. Привожу пример из нашей практики: приезжаем мы в Армению, предлагаем наши комбайны. Нам говорят: «Мы бы с удовольствием купили в рассрочку». А между тем в прошлом году Россия дала Армении 500 миллиардов долларов безвозмездной помощи. Почему бы ее не оказывать не деньгами, а, скажем, комбайнами?! Но российские чиновники говорят нам, что это сложно, что это невозможно увязать... И в результате Россия по-прежнему платит деньгами, вместо того чтобы дать нашу технику, зерно, мясо - любую несырьевую продукцию. Но пока мы не видим усилий с российской стороны, чтобы наши чиновники «продавливали» российскую продукцию политическими мерами.

- Простите, а это не прожектерство с вашей стороны? Насколько реально убедить наше правительство в необходимости принятия всех этих мер, как вам кажется?

- Думаю, что разумное правительство убедить возможно.

ЕЛЕНА ЦЫГАНКОВА, Источник: Совершенно секретно

http://www.rosagromash.ru/ru/highlight/387-2013-04-16-07-26-43


0.1826810836792