14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
На смерть Балабанова

Умер режиссёр Алексей Балабанов, несомненно, выдающийся деятель постсоветской культуры. Собственно эта культура Балабановым и была сделана, что конечно свидетельствует не столько о его мощи, сколько о её худосочности. Но это не вина режиссёра фильмов, а вина режиссёра жизни. Если конечно в этом случае можно говорить о вине. 

Балабанов был прекрасным режиссёром от Режиссёра, то есть не очень образованным, но крайне самоуверенным и волевым человеком, умеющим продавливать реальность и рассказывать внятную историю. Как известно советское кино в отсутствие конкуренции и при наличии жесточайшей цензуры приобрело удивительную способность говорить ни о чем. Что 90% советской продукции превращает в целлулоидный хлам. К тому же снятый на бракованной плёнке. «Мычит и бредит Москва». 

Вначале Балабанов решил честно мычать и бредить, и попытался экранизировать «Замок» Кафки. «Замок» это занудливый бред немца-графомана. Читать это невозможно, экранизировать тем более. Такой «Кафка» хорошо изображён Набоковым в «Даре». Помните бездарного немца-драматурга? Это оно.

Дальше пошло лучше. Как режиссёр Балабанов состоялся, сняв два «Брата» и «Про уродов и людей». Эти фильма сняты подряд: «Брат 1» – 1997, «Про уродов и людей» – 1998, «Брат 2» – 2000. 

Как это ни покажется абсурдным, для меня это трилогия, наглядно показывающая эволюцию автора и генезис постсоветской культуры. 

«Брат 1» это фильм про загадочного «советского дикаря в себе», как деус экс махина, появляющегося в мире российских 90-х и решающего проблемы. По мере их поступления. И на уровне, доступном его пониманию. Куда качнёт дальше «Данилу Багрова/Бодрова», кем он будет – непонятно. Есть поразительная жестокость и поразительная же наивность. Внутреннее обаяние и сила молодости, но также варварство. Человек «не ведает что творит», и по этому остаётся человеком. Режиссёр им любуется и одновременно его осуждает. История рассказана, культурные приличия соблюдены. 

После этого снимается «Про уродов и людей». Про людей там мало, всё больше про уродов. Уроды это жители уродливой Российской империи, живущие в уродливом декадентском «серебряном веке». Это садисты, слепые, сумасшедшие, монстры (буквально – на уровне сиамских близнецов). Всё снято очень талантливо, на гениальной интуиции. Между прочим, я НАГЛЯДНО понял, что такое сексуально фрустрированный невротик, посмотрев сцену гибели отца семейства, увидевшего впервые в жизни порнографическую фотографию. Как-то откровение снизошло. Точно так же я вполне понял механистическую философию 18 века, посмотрев заводного «Казанову» Феллини. 

Видно, что человек в начале 20 века жил. А мы там не жили. И он нам, как там люди жили, ПОКАЗАЛ.



Русские гимназисты в своём интерьере – сиамские близнецы китайского происхождения Коля и Толя.

Только показал Балабанов общеевропейскую стилизацию-карикатуру, имеющую отношение к реальной России ещё более отдалённое, чем советские агитки про «ужасы царизма». В этом смысле климовская «Агония» просто-таки вершина исторического реализма.

Фильм Балабанова крайне реалистичен, но это реалистический показ той фантасмагорической каши, которая образовалась в голове советского человека после многодесятилетнего прессинга советской пропаганды. 



Отец Балабанова Октябрин Сергеевич. В молодости был первым секретарем райкома комсомола, редактировал областную газету и дружил с Борисом Ельциным. По его приглашению ездил с семьёй в Москву на ХХV съезд КПСС.

Кстати эта пропаганда нечто невероятное по своей убойной силе. Потому что там дезинформация идёт по всему спектру – от северокорейского бреда «сталинианы» до модернистских изысков Эйзенштейна. Получается убийственный германокитайский коктейль. Прошибает и даунов из загородной «лесной школы» и профессоров из столичного университета. Все начинают водить хороводы и махать платочками.

Балабанов был настолько талантлив, что стилизовал своих «Уродов» кинематографически. Там воспроизводится и пародируется сам «синематограф» - как на уровне сюжетных линий, так и на уровне отдельных сцен. То есть это обобщенный образ «движущейся картинки», по которой мы невольно судим о той эпохе. В начале 20 века всё было немое, чёрно-белое и дрыгалось под расстроенное фортепиано. 

Далее, после тезиса «Брата» и антитезиса «Уродов» возник синтез - «Брат-2». Это позитив «про Людей». Багров здесь явно положительный герой, решающий вопросы по своему полному праву. На, мол, тебе, проклятый Столыпин, пулю в харю. Это не дикарь и не самозванец, это прочитавший букварь хозяин страны. В этом букваре про уродов Пушкина-Достоевского ничего нет. Там есть:

Я узнал, что у меня
Есть огромная родня:
И тропинка,
И лесок,
В поле – каждый
Колосок,
Речка,
Небо надо мною – 
Это все мое, родное!


Это стихи некоего «Владимира» Натановича «Орлова». Раскрывшего культурный горизонт «Алексею» Октябриновичу «Балабанову». Каковой Октябриныч всегда будет для человека русской культуры тоже «неким». И фильмы его крайне интересными и забавными «неко-эко-каковоками» - курьёзами УРОДОВ. Которые, как помидоры – есть любим, а так - нет.



Натаныч

Неудивительно, что после «17 мгновений весны», «Брат-2» любимейший фильм номенклатурно-чекистской шоблы, которой на время дали подержаться за Кремль. Собственно во второй части Багров - альфаспецназовец, работающий под дурачка и конкретно разбирающийся с пиндосами в их заокеанской Украйне. Так мол и так, за Севастополь и Аляску ответите по всей программе. У советских собственная гордость, убьём Литвиненку нахер, какой восторг. А развалившаяся армия и проржавевшие ракеты об этом думать нам ни к чему. Не тот уровень для колониальных прапорщиков. 

Посему семье Балабанова соболезнование выражено на самом высочайшем уровне. Умер Государственный Мастер. Государствообразующий.

Историю-то Балабанов нам всем рассказал и историю понятную. Вопрос про что эта «история». Чудак использовал сохранившуюся культурную инерцию и на хорошем русским языке очень образно изобразил Россию то ли Сербией, то ли Молдавией. Что неверно. Потому что самопротиворечиво. 

Д. Галковский
опубликовано в сокращении

0.18996214866638