21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Миграции ариев от 6000 до 3000 лет назад

 Автор не ставит своей целью подменять археологов и лингвистов. Да ему это и не по силам, не то базовое образование. Но то, что изложено в данной серии статей, археологам и лингвистам в значительной степени неизвестно. В ряде случаев становится очевидно, что в трудах данных профильных специалистов имеется путаница, и это вовсе не секрет – редко какие археологи и лингвисты не оспаривают друг друга, а еще чаще археологи и лингвисты просто друг друга игнорируют, когда данные принципиально не сходятся.
 

 
Задача настоящей серии статей по миграциям ариев – показать, почему, в чем зачастую проблема с интерпретацией данных. Поэтому автор советует тем профильным специалистам не играть в их любимую и увлекательную игру – выхватывать из комплекса данных погрешность (причем зачастую это им так кажется, но погрешности бывают, а кто считает, что нет – пусть бросит камень), и радостно объявлять, что автор ошибается, подразумевая, что по всему комплексу вопросов. Еще задача автора – показать, почему необходимо ввести в научный оборот методологию и данные ДНК-генеалогии. Настоящая серия статей это обосновывает… Итак, в первой части мы остановились на культуре шнуровой керамики.
 

Археологическая культура шнуровой керамики


Гаплогруппа R1a была первой, которую нашли в ископаемых костных останках. Нашли ее в Германии, при раскопках в Эулау, в культуре шнуровой керамики (Haak и др., 2008). Археологическая датировка захоронения — 4600 лет назад, в нем нашли кости группы взрослых и детей, большой семьи, убитых стрелами и каменными топорами при неожиданном нападении врагов. Гаплогруппа у всех мужчин и мальчиков — R1a. Авторы определили не только гаплогруппу, но и около десятка гаплотипов. «Около» — потому что не все определили полностью, некоторые с пропусками. Поскольку это оказалась семья, то гаплогруппы всех ее членов оказались похожими друг на друга. Вот такие:
 
13/14 25 16 11 11 14 10 12/13 30 14/15 14 19 13 15/16 11 23 (древние R1a)
 
Они оказались также очень похожими на расчетный гаплотип общего предка гаплогруппы R1a у этнических русских в том же 16-маркерном формате (как указывалось выше, выборка 17-маркерных гаплотипов R1a этнических русских показывает датировку примерно 4750 лет назад):
 
13 25 16 11 11 14 10 13 30 15 14 20 12 16 11 23 (этнические русские R1a)
 
Двойные числа в ископаемых гаплотипах — это те, которые точно определить не смогли, здесь возможны варианты. Только две аллели (так называются эти числа) у ископаемых гаплотипов явно отличаются от расчетных, и они выделены. Иначе говоря, эти пра-немецкие гаплотипы немного отличаются от пра-русских, что, в общем, удивления не вызывает. Тем более, что этот ископаемый гаплотип принадлежал одной конкретной семье, у которой всегда возможны мутации. Ясно, что эти гаплотипы принадлежат близким родственникам. Две мутации между гаплотипами означают, что предковый «пра-русский» и ископаемые «пра-немецкий» гаплотипы расходятся примерно на 700 лет. Это определяется довольно просто — константа скорости мутации для приведенных гаплотипов равна 0.0361 мутации на гаплотип на условное поколение в 25 лет. Поэтому получаем, что гаплотипы расходятся на 2/0.0361 = 55 → 58 условных поколений, то есть на 58х25=1350 лет (стрелка показывает расчетную поправку на возвратные мутации, потому что со временем часть мутаций возвращаются в исходное положение, и наблюдаемая хронология несколько занижается, в данном случае на 75 лет). Это помещает их общего предка примерно на (4600+4750+1350)/2 = 5350 лет назад, и согласуется с «возрастом» общего предка рода R1a на Русской равнине, определенным независимым путем, а именно 4900±500 лет назад. Можно, конечно, начинать дополнительно подгонять, что от немецкого (в будущем) Эулау до будущих русских территорий еще дойти нужно было, так что совпадение даже лучше, но мы этого делать не будем. Датировки все равно останутся в пределах погрешности расчетов.
 
Так ископаемые гаплотипы подтверждают расчеты и выводы ДНК-генеалогии, но подводят под нее базу археологии. И наоборот.
 

 
Захоронение мужчины гаплогруппы R1a (в центре) в археологической культуре шнуровой керамики, с датировкой 4600 лет назад на территории современной Германии (Эулау). Положение костяка — на правом боку, головой на запад, лицом на юг, ноги согнуты.
 
Еще одно наблюдение – в публикации о захоронении носителей R1a в Эулау было описано положение костяка в скорченном положении – мужчин на правом боку, головой на запад, лицом на юг, женщин – развернуто, на левом боку, головой на восток, лицом на юг, ноги у всех согнуты. В дальнейшем это положение подтвердилось, и оказалось специфическим для гаплогруппы R1a у мужчин и женщин. Это же положение мы видим и для фатьяновской культуры на территории современной России (см. ниже).
 

 
Пример другого (чем у R1a) обряда трупоположения, который относится к гаплогруппе G2a, культура линейно-ленточной керамики, Германия, датировка 7040±40 лет назад, субклад G2a2a1. Положение мужского скелета – на левом боку. Из статьи (Haak и др., 2015).
 
То, что все большое семейство было убито явно пришельцами, пока мужчины племени отсутствовали, может говорить о том, что обстановка в Европе с выживанием автохтонных обитателей тогда стала действительно накаляться. Естественно, на это легко возразить, что мало ли кого убивали почти пять тысяч лет назад. Но на самом деле мало, во всяком случае, пришельцами (речь не идет о возможных ритуальных жертвах или наказаниях за преступления в племени). В культуре Винча, например, за почти все время ее существования (до заключительного времени культуры) не было укрепленных сооружений, не найдено оружия, и это, возможно, было золотое время Старой Европы. Но потом культура погибла, когда погибли почти все гаплогруппы Старой Европы, и когда культура колоколовидных кубков (гаплогруппа R1b) активно заселяла Европу со стороны Пиреней, то есть юго-запада. Если бы пришельцы действительно нападали на древние поселения, как в Винча, там были бы и укрепления, и оружие. Похоже, что в первой половине III тыс. до н.э., когда погибла культура Винча, когда была убита большая семья в Эулау, когда в горах убили «Отци», или «ледового человека», причем убили не случайно, а намеренно и целеустремленно гнались за ним несколько дней в горах, возможно, тогда и начала исчезать мирная «старая Европа». Возможно, это всё окажется несвязанными случайностями, но пока это обоснованно сказать нельзя.
 
Археологическая культура шнуровой керамики (она же культура боевых топоров, в которой боевые топоры имели, возможно, декоративное, ритуальное значение, их клали в мужские погребения), датируется 5200-4300 лет назад, что соответствует описанной находке R1a 4600 лет назад. В исторической науке так и не понятно, из каких культур возникла культура шнуровой керамики – из культуры воронковидных кубков (6000-4700 лет назад), или шаровидных амфор (5400-4800 лет назад), или баденской культуры (5600-4800 лет назад), и останется непонятным, пока не будут получены воспроизводимые данные о том, какие гаплогруппы преимущественно составляли те культуры.
 

 
Археологическая культура шнуровой керамики (5200-4300 лет назад), шаровидных амфор (5400-4800 лет назад), ямная (5600-4300 лет назад) и баденская культуры (5600-4800 лет назад). Трипольская культура на этой карте не показана. В ямной культуре выявлены уже 11 образцов ископаемой ДНК (в Самарской области на Волге, и в Калмыкии, Haak и др., 2015; Allentoft и др., 2015), и все оказались R1b, в основном R1b-Z2103. В культуре шнуровой керамики найдены образцы ДНК гаплогруппы R1a (субклад не определен) с датировкой 4600 лет назад.
 
Вопреки мнению многих историков, ямная культура не имеет никакого прямого (генеалогического) отношения к культуре шнуровой керамики. Первые – R1b, вторые – R1a. И никакие «геномные данные» (Haak и др., 2015) этого не изменят, потому что интерпретация их в настоящее время основана на системных ошибках. Как R1a, так и R1b происходят от общего родителя – гаплогруппы R1, поэтому геномное «сходство» между ними ровным счетом ничего не означает, кроме как то, что R1a и R1b – братья, и геномное сходство между ними просто обязано быть. Как и сходство между братьями, потому что у них есть общий предок – их отец. Считать, что раз они сходны, то один брат происходит от другого – это принципиальная ошибка. Но эту ошибку постоянно делают «геномные популяционные генетики». А другие их пересказывают – «согласно исследованиям анализа геномов 170 обитателей различных районов Евразии, живших от 8000 до 2000 лет назад, «культура боевых топоров» была сформирована потомками мигрантов из Восточной Европы и Причерноморско-Каспийской степи в Западную Европу» (это биолог А. Марков играет в «испорченный телефон», хотя и сами цитированные статьи – клубок недоразумений). Авторы перепутали направления миграций, во времена культуры шнуровой керамики они были с запада на восток, а не с востока на запад, и всё потому, что смотрели на «похожесть» геномов, не желая понимать, что «похожесть» не задает направления миграций. Пишут, что «генофонд носителей «культуры боевых топоров» на 79% происходит от генофонда общего с генофондом ямников…» (тот же А. Марков по тем же источникам). Он и должен быть похож, именно потому, что R1a и R1b происходят от одной гаплогруппы, R1, только это ни о чем не говорит в отношении направления миграций. Мой брат переехал в одну сторону, я в другую, и что? По сходству наших геномов можно что-то сказать, кто куда направился? А попгенетики провозглашают, что это показывает, что R1а (шнуровики) произошли от R1b (ямников). Надо же все-таки на гаплогруппы смотреть.
 
В итоге – поразительная ситуация. Совершенно искаженную картину и выводы, не имеющие к науке никакого отношения, печатают журналы Nature и Science, наиболее престижные журналы мира, СМИ по всему миру перепечатывают, восторгаются «вершинами современной генетики», а там – полная, поражающая безграмотность, отсутствие научной школы мышления, кардинальные искажения истории и лингвистики. Сейчас генетики, конечно, скажут – а мы не только мужчин, мы и женщин в той же степени рассматриваем, мы политкорректны – только это опять ничего не изменит. Не произошли шнуровики от ямников, там не только мужские гаплогруппы другие, эти культуры передвигались в противоположных направлениях, первые с запада на восток, вторые с востока на запад (очень немного, если вообще такие были), а в основном с востока на юг, через Кавказ на Ближний Восток. В Европу они прошли совсем другим путем и с другой стороны, а именно с юго-западной, с культурой колоколовидных кубков (Klyosov, 2012).
 

Фатьяновская археологическая культура (4300-3500 лет назад)
средней полосы современной России


С течением времени культура шнуровой керамики (5200-4300 лет назад) продолжала смещаться на восток, и переходить в фатьяновскую культуру (4300-3500 лет назад, по другим данным 4800-3900 лет назад) средней полосы России, на Верхней и Средней Волге, которая протягивалась с территорий современных Белоруссии и Литвы до современных Чувашии и Татарстана. К ископаемым гаплогруппам фатьяновцев – шнуровиков можно отнести R1a-M198/M17 в Смоленской области с датировкой 5120±120 лет назад, а также R1a из захоронений в Смоленской и Псковской области с датировками примерно 4500 лет назад (жижицкая культура). Как уже было отмечено выше, фатьяновцы укладывали своих покойников точно так же, как и носителей гаплогруппы R1a в культуре шнуровой керамики.
 

 
Завершение фатьяновской культуры у историков остается неясным. Одни полагают, что их «поглотили абашевские племена» (по датировкам совпадают с таковыми у фатьяновцев), которые считаются «индоиранскими», то есть тоже, видимо, гаплогруппы R1a. Но поскольку абашевскую культуру часто выводят из ямной, что согласуется с частым труположением на спине, то они, или часть их, могли быть R1b. Если абашевцы, как и шнуровики, тоже принадлежали к субкладу R1a-Z280, то «поглотить» они фатьяновцев не могли, разве что керамика могла немного измениться. Здесь археология и история имеют несколько разные точки отсчета. У археологов, если люди остались те же, но изменились, скажем, глиняные горшки, то культура изменилась, и уже может иметь другое название. И у археолога появятся трудности с преемственностью культур, потому что он ориентируется на признаки, зачастую размытые – антропология, горшки, другие материальные признаки. Поэтому часто преемственность, генезис культур ошибочно уходит в другом направлении. Например, срубников археологи часто выводят из ямников (см. ниже), но это совершенно разные гаплогруппы, R1a и R1b, соответственно. Видимо, форма горшков и рисунок на них подводят. ДНК-генеалогия за точку отсчета берет мутации в ДНК, которые должны сохраняться при преемственности, должны сохраняться гаплогруппы и в целом гаплотипы, разве что с несколькими мутациями, по числу которых можно уточнить хронологию событий.
 
Если абашевцы имели субклад не Z280, а, скажем, Z93, то «поглотить» фатьяновцев с их Z280 они могли, только если их физически уничтожили. В противном случае, если Z280 и Z93 физически сосуществовали, то это сохранится и до настоящего времени, в настоящих потомках. Так тоже могло быть, потому что у татар и башкир субклад Z93 значительно больше выражен, чем у современных славян гаплогруппы R1a центральной полосы России, возможных потомков фатьяновцев. Этот вопрос еще крайне мало изучен, но он важен для понимания истории нашего народа.
 

Отличие южных миграций ариев от миграций русов (праславян гаплогруппы R1a)


Ранее мы определили, что исходной гаплогруппой/субкладом ариев целесообразно считать R1a-Z645 (образовалась примерно 5500 лет назад), потому что это в оптимальной степени примирит исторические, археологические, лингвистические и ДНК-генеалогические определения ариев, или, что фактически то же самое для того исторического этапа, «индоевропейцев» IV-II тыс. до н.э. Сюда укладываются представления о том, что ИЕ языки стали расходиться на ветви примерно 6000-5500 лет назад, что носители этих языков разошлись по Восточно-Европейской равнине от Черного до Балтийского морей, что, например, литовский язык провозглашается некоторыми лингвистами как ближайший к санскриту, и что многие топонимы/гидронимы Русского Севера по звучанию близки к санскриту и к топонимам/гидронимам в классической индийской литературе (последнее положение известно всем интересующимся, но практически не обсуждается в академической литературе; от него обычно отмахиваются, не приводя никаких конкретных опровержений, что характерно для современных гуманитарных наук, или совершенно необоснованно пытаются выдать их за «финно-угорские» на основании одного-двух примеров, что далеко от науки). Современное распределение субкладов среди жителей Восточной Европы, тем не менее, показывает, что при языковой общности обитателей Восточно-Европейской равнины в III тыс. до н.э., субклад R1a-Z280 занял преимущественно северную половину равнины, а субклад R1a-Z93 – южную, степную и лесостепную ее части. Напомним, что ископаемые R1a были найдены в Смоленской и Псковской областях с датировками 5120±120 и примерно 4500 лет назад, и в Карелии с датировкой 7265±250 лет назад.
 
По современному распределению этих субкладов и производных от них можно заключить, что «арийские миграции» в современном понимании исторических наук и языкознания – это миграции носителей Z93, причем миграции на Русской равнине на восток и на юг, а миграции праславян – это миграции носителей Z280, которых уместно назвать «русами». Иначе говоря, «арии ушли, русы остались» (Грот Л.П.. Прерванная история русов. М., 2013), хотя те арии и те русы – носители параллельных субкладов, происходящих от одного общего предка, субклада Z645. Мы будем рассматривать миграции ариев (Z93) и русов (Z280) раздельно, за исключением тех случаев, когда они пересекались.
 

Возвращаемся к трипольской археологической культуре (7500-4650 лет назад)
как предположительно исходной для арийских миграций на восток


Как уже отмечалось, в исторической науке так и не понятно, из каких культур возникла культура шнуровой керамики (5200-4300 лет назад) – из культуры воронковидных кубков (6000-4700 лет назад), или шаровидных амфор (5400-4800 лет назад), или баденской культуры (5600-4800 лет назад), или, как было предположено в этой статье – из трипольской культуры (7500-4650 лет назад), и это останется непонятным, пока не будут получены воспроизводимые данные о том, какие гаплогруппы преимущественно составляли те культуры. Пока мы имеем вполне убедительные подсказки, что в трипольской культуре была выражена гаплогруппа R1a, и она же была найдена в культуре шнуровой керамики, с археологической датировкой 4600 лет назад. В Европе недавно найдены еще девять ископаемых R1a, но отнесения их к определенным культурам нет (Haak и др., 2015; Allentoft и др., 2015), они все обозначены как «поздние неолитические – бронзовый век», с датировками в интервале 4660±180 лет назад и несколько позже, так что они могли бы быть в любой из перечисленных культур. Взаимоотношения между перечисленными культурами сводятся в литературе в основном к тому, что они занимали территории друг друга в разные временные периоды, и что они образованы в результате «индоевропейских вторжений» степняков (ямников) с востока, к чему на самом деле нет ровно никаких оснований. Это уже обсуждалось выше.
 
Таким образом, относить культуру воронководных кубков, шаровидных амфор или баденскую культуру к арийским миграциям никаких оснований пока нет. Хотя по датировкам они (или их часть) могли бы соответствовать носителям гаплогруппы R1a в Европе. Есть крайне невнятные сообщения (Gworys и др., 2013), что в кургане в Польше, на окраине Вроцлава, с датировкой 4800 лет назад «с высокой вероятностью» обнаружены ископаемые гаплогруппы G и J, или I, или Е (точно идентифицировать гаплогруппы не удалось), но авторам неясно, либо это культура шаровидных амфор, либо культура шнуровой керамики. Такие расплывчатые сведения публиковать, конечно, нельзя, авторы поторопились.
 
В итоге опять возвращаемся к трипольской культуре как наиболее подходящей по комплексу сведений для истоков арийских («индоевропейских») миграций на Восточно-Европейскую равнину в III тыс. до н.э. Если эта культура погибла (а уцелевшие носители гаплогруппы R1a перешли на восток как арии/индоевропейцы) в результате нападения эрбинов (носителей гаплогруппы R1b, они же носители культуры колоколовидных кубков) с запада, тогда картина передвижений представляется логичной – удар ККК был с запада, бегство ариев было на восток. Датировки тоже согласуются – удар ККК и гибель трипольской культуры произошли примерно 4650 лет назад, и появление носителей R1a на Восточно-Европейской равнины произошло в то же время, как показывают расчетные датировки гаплотипов cубкладов R1a-Z280 и R1a-Z93.
 
Но удивительно, что рассмотрение трипольской культуры в рамках современных исторических наук и лингвистики сопровождается утверждениями, что культуру разгромили ямники, с востока. Откуда эти утверждения появились, какие обоснования имеют? Выше мы уже показали, что субклады ямников в Европу с востока не перешли, не переходил и ИЕ язык, во всяком случае, к этому нет никаких данных. Недавние выводы по геномным данным ямников, что ямники якобы перешли в Европу с востока на запад (Haak и др., 2015; Allentoft и др., 2015), оказались ошибочными, они фактически подгонялись под представления М. Гимбутас полувековой давности, и ее последователя Д. Энтони, который был в составе авторов «геномной» работы, хотя к исследованию геномов ямников никакого отношения, конечно, не имел. Так все-таки, откуда эти гипотезы про «вторжение ямников» в трипольскую культуру появились? И как это разгромленные и побежденные трипольцы побежали в сторону своих захватчиков, на восток, и не только побежали, а сохранили свою керамику, и, возможно, донесли ее вплоть до Китая и Таиланда?
 
В литературе удалось найти фактически один аргумент, который интерпретируется в пользу вторжения ямников и разгрома именно ими трипольской культуры – что археологи нашли изменение керамики трипольцев на поздней стадии культуры «в сторону более бедной». Пусть так, но почему тогда именно ямники атаковали с востока, а не ККК с запада? Ответа на это нет, и по простой причине – атаку на трипольцев с запада, да еще ККК, никто не рассматривал.
 
Нет ничего страшного в том, что никто не рассматривал. Данные ДНК-генеалогии относительно новые, наука развивается от неполных, а то и ошибочных представлений, к более полным, включающим новые сведения, представления, концепции. Это нормально. Ненормально то, что когда историкам и лингвистам предъявляют новые, более полные данные, полученные независимыми методами, они в лучшем случае их игнорируют, в худшем – отвечают неприятием, а то и форменной агрессией. Обычный ответ, если его перефразировать – «не знаю и знать не хочу. Мне комфортабельно с давно устоявшимися взглядами, и я их поддерживаю, хотя своих данных у меня нет. Я даже не хочу смотреть, на основании каких конкретных данных эти устоявшиеся выводы были когда-то сделаны, у нас так не принято».
 
Приведу один из самых недавних аргументов лингвистов о том, почему ямники вторглись в трипольскую культуру с востока. Финский лингвист Парпола (2015), рассуждая о том, что культура шнуровой керамики (КШК) должна была играть ведущую роль в распространении ИЕ языков в северо-западной Европе, признает, что она (КШК) вряд ли могла быть выведена из ямной культуры, и скорее произошла из трипольской культуры. Но это, по мнению Парполы, порождает конфликт с тем, что именно ямная культура была источником ИЕ языков (а последнее Парпола принимает как данность). И Парпола пишет – «чтобы снять эти противоречия, я предлагаю следующее: ранние протоиндоевропейцы (то есть ямники, по мнению Парполы) захватили трипольскую культуру Молдавии и Украины, и ПИЕ языки развились на поздней фазе трипольской культуры (4100-3400 лет до н.э.)». Иначе говоря, навязанный постулат о том, что ямники были носителями ИЕ (или ПИЕ) языков заставляет создавать громоздкие структуры с переходами языков и культур. То, что трипольская культура могла изначально говорить на ПИЕ языках, и передать их КШК, Парпола не рассматривает. Ему нужно, чтобы ямники (как оказалось, гаплогруппы R1b) были непременно «индоевропейцами», и чтобы они как-то передали ИЕ язык в КШК (R1a), а для этого ему нужно вторжение «индоевропейцев» в трипольскую культуру и навязывание им, трипольцам, ИЕ языка от степных кочевников. Но и этого мало, надо, чтобы ямники прошли до сердца «старой Европы», разрушили ее, но принесли туда ИЕ языки. То есть в точности по прописям М. Гимбутас полувековой давности. Как мы теперь видим, этого не было. Ямники (или другие степные кочевники с востока) в «сердце Европы» не приходили, и, соответственно, ИЕ языки туда не приносили.
 
Так что там с трипольской керамикой, конкретно, на завершающей стадии культуры? Или какие другие свидетельства есть в пользу вторжения ямников в Триполье, кроме как «обосновать» надуманный механизм передачи ИЕ языков от ямников трипольцам? Поначалу тот же Парпола описывает, что взаимоотношения между степными культурами хвалынской (7000-5800 лет назад) и среднестоговской (6700-5400 лет назад), с одной стороны, и балкано-карпатскими культурами, включая трипольцев, были деловыми, торговыми. Кстати, в хвалынской культуре найдена ископаемая гаплогруппа R1b с археологической датировкой 6615±600 лет назад, и неподалеку, в самарской области, найдена ископаемая R1b с датировкой 7620±50 лет назад (Allentoft и др, 2015). Более того, отмечается, что карпато-балканские и степные (среднестоговская и хвалынская) культуры вместе сформировали «металлургический узел» (Parpola, 2015), который включал добычу руды и переработку металлов. В этой деятельности, по мнению Парполы (со ссылкой на Е.Н. Черных), принимала участие и трипольская культура, которая предоставляла степнякам металлы и товары еще с V тыс. до н.э.
 
Дальнейшее описание трипольской культуры Парпола заимствует в основном у Д. Энтони, который подробно описывает эволюцию керамики, которая, по мнению Энтони, постепенно в небольшой части (не более 10%) становится похожей на керамику из Причерноморья-Прикаспия. Энтони выдвигает гипотезу, что трипольцы могли нанимать ремесленников из степных культур для изготовления части керамики, но в остальном материальные признаки трипольцев кардинально отличались от таковых у степняков – и по форме жилищ, и по основной посуде, особенно изящно выделанной, и по металлургии, и по погребальным обрядам. Ни о каком вторжении степняков, как это подает Парпола, это не свидетельствует. Понятно, что эти описания можно интерпретировать по-разному, но уже ясно, что попытки подогнать материальные признаки под концепцию М. Гимбутас о вторжении орд «индоевропейцев»-ямников, которые прошли огнем и мечом через трипольскую и карпатские культуры на запад, в центр Европы, вряд ли можно признать состоятельными. Весь комплекс данных этой картине противоречит. Вторжение и разрушения были, но не со стороны ямников, во всяком случае, не до центра Европы, а скорее всего носителями культуры колоколовидных кубков, и не с востока, а с юго-запада и запада Европы.
 
Практически все находки археологов укладываются в новую концепцию или не противоречат ей – и что керамика отчасти менялась в ходе развития трипольской культуры (на вторжение это никак не указывает), и что в некоторых фазах трипольской культуры наблюдается усиленная фортификация поселений (это никак не означает, что оборона создавалась именно против ямников, а даже и если против них, то на миграцию ИЕ языка в Европу это никак не указывает, тем более что фортификация проходила 6300-6000 лет назад, в средней фазе трипольской культуры, когда носители R1b в Европу еще не приходили, во всяком случае массово или в заметных количествах), и так далее. М. Гимбутас интерпретировала эти археологические находки еще полсотни лет назад как якобы указывающие на «вторжение индоевропейцев», и археологи-лингвисты это некритично приняли, что привело к значительному искажению исторической картины. Да, более сотни кремневых наконечников стрел были найдены вокруг стен нескольких домов в трипольской культуре, но при чем здесь перенос «индоевропейских» языков в Европу? Некритичные и однозначные интерпретации найденных артифактов – вот что искажает состояние исторических наук.
 
А что говорят об этом другие специалисты по арийским миграциям? Л.С. Клейн в своей (неизданной) книге «Древние миграции и происхождение индоевропейских народов» (2007) о гибели трипольской культуры от рук степняков ничего не говорит, хотя по всей книге идут отнесения о возможной связи трипольской культуры с последующими арийскими миграциями вплоть до Индии, о сходстве трипольских артифактов с майкопскими, с такими же из катакомбной культуры, о «трипольском наследии в индоарийской мифологии», и о том, что сходства с артифактами из ямной культуры являются натянутыми. Раздел в его книге так и называется – «Арии в Майкопе и Триполье?» С другой стороны, в объемной книге Е.Е. Кузьминой «Откуда пришли индоарии» (1994) трипольская культура в этом контексте вообще не упоминается. В книге А.В. Гудзь-Маркова «Индоевропейцы Евразии и славяне» (2004) о трипольской культуре говорится как о «в конце концов исчезнувшей почти без следа, пав под чудовищными ударами воинственных степняков-индоевропейцев, которые вал за валом преодолевали днепровский рубеж и устремлялись в плодородные долины Европы». Поскольку Гудзь-Марков не историк, его книга упоминается здесь только как пример «ресайклинга», когда, без сомнения, эрудированный автор просто пускает в оборот то, что почерпнул в исторической литературе, или так усвоил. Это он и усвоил, и по всей его книге некие «индоевропейцы» идут валом на запад, в Европу со стороны Средней Азии и Урала. Этого, конечно, не было, и среднеазиатские просторы, или Сибирь, или Урал как «прародина ИЕ языка» никогда в серьезной литературе и не рассматривались. А слова о том, что «около середины IV тыс. до н.э., началась эпоха полного поглощения Европы миром индоевропейских кочевников Великой евразийской степи» – это просто пересказ представлений М. Гимбутас 60-тилетней давности. Ничего подобного около 5500 лет назад в Европе не было. Заселение континентальной Европы носителями ККК, в основном гаплогруппы R1b, и гибель «старой Европы» происходили на тысячу лет позже, и не «кочевниками евразийской степи», а уже другими социально-историческими формациями.
 
Итак, имеется немало оснований считать истоками арийских миграций с запада, из Европы, культуру Лепенского вира (9400-8200 лет назад, пока как вариант, основываясь на сходстве некоторых артифактов и датировок) с переходом в трипольскую культуру (7500-4650 лет назад), в которой арии (тогда гаплогруппы R1a-M420 > M459 > M198 > M417 и образовавшегося примерно 5500 лет назад субклада Z645) разошлись на два «потока», Z93 (преимущественно южный, лесостепной и степной, тяготевший к Причерноморью, Предкавказью, и далее Средней Азии, Северному Казахстану, Южному Уралу и далее Зауралью, вплоть до Алтая и с переходом в Китай), и Z280 (преимущественно северный, тяготевший к умеренным широтам Восточно-Европейской равнины и до Прибалтики).
 

Катакомбная культура (4500-4000 лет назад)


Примечательной культурой на пути южной миграции ариев была катакомбная (4500-4000 лет назад, по другим данным начинается с 4800 лет назад), позднее переименованая в катакомбную культурно-историческую общность из-за ее некоторой неоднородности на разных территориях. Территорию ее в широком варианте рассматривают как простирающуюся от низовьев Дуная до Предуралья, в более ограниченном варианте она включает области Донецкую, Харьковскую, Воронежскую, и Предкавказье, или степную и лесостепную полосу юга современных России и Украины.
 
Неоднородность, или гетерогенность катакомбной культуры (для краткости будем называть КК) приводит к тому, что многие археологи выводят ее из ямной культуры (гаплогруппа R1b), но продолжают культурой шнуровой керамики и/или срубной культурой (в обоих случаях гаплогруппа R1a). Л.С. Клейн отмечал, что КК имеет «корни, расходящиеся в разные стороны». Собственно, это и есть указание на то, что КК представляет слои культур, созданных гаплогруппами R1b и R1a, скорее всего в разные времена. Обычно культуры R1b более древние, чем культуры R1a. Наиболее разумный вариант генезиса КК – это первоначальное создание ее эрбинами, гаплогруппа R1b, и затем, после ухода (или вытеснения) эрбинов на тех же местах, по ходу своего миграционного пути на восток, расположились арии, гаплогруппа R1a. Возможно, в этом и есть причина некоторого расхождения датировок КК – эрбины там были в начале III тыс. до н.э., 4800-4600 лет назад, арии – начиная с 4600-4500 лет назад, как раз время продвижения их на восток со стороны трипольской культуры (завершение культуры примерно 4650 лет назад).
 
Рассмотрение конкретных захоронений подтверждает гипотезу о том, что катакомбная культура (или ямно-катакомбная, как ее ранее называли) представляет сочетание ранних эрбинов и поздних ариев. Приведем в качестве примера довольно большую серию донецких захоронений (Погорелов, 1989. Ямно-катакомбные погребения Среднего Дона) в ямах и катакомбах. Как правило, захоронения в ямах были на спине (признак R1b, о чем авторы статьи, конечно, не знали) или в скорченном положении на правом боку (признак R1a), причем первые (R1b) были древнее и основные, вторые (R1a) – захоронения более поздние и впускные, их было меньше. Захоронения в катакомбах следовали тем же закономерностям. Более того, впускные захоронения, которые больше соответствовали погребальным обрядам носителей R1a (на правом боку) отражали, по данным авторов статьи, более развитые и более поздние этапы катакомбной культуры. Так что мы видим здесь и «корни, расходящиеся в разные стороны», и их отнесения к гаплогруппам R1b (продолжение ямной культуры) и R1a (отражение более поздних арийских миграций). Подобных данных очень много, но во время соответствующих исследований, более 25 лет назад, авторы не были знакомы, разумеется, с ДНК-генеалогией и подразделением погребенных на гаплогруппы, и не могли понять принципы систематизации положений костяков. Их запутывало и то, что ориентация костяков не была однозначной, и многие костяки в скорченном положении на правом боку были ориентированы на запад (что характерно для R1a). Аналогично, в другой статье (Санжаров, 1989) описаны катакомбные погребения (датировка XVIII-XVII вв. до н.э., то есть поздняя катакомбная культура), в котором три костяка (один из них детский) лежат в скорченном положении на правом боку, что характерно для носителей гаплогруппы R1a. В другом захоронении костяк лежит на спине, что характерно для носителей гаплогруппы R1b.
 
В научном обороте насчитываются сотни, если не тысячи скелетных останков катакомбной культурно-исторической общности, и в настоящей работе нет возможности заниматься их классификацией в отношении возможной принадлежности к гаплогруппам R1b и R1a на основании трупоположения и ориентации костяков, направления лица. Оставим это археологам. Наша цель в отношении катакомбной культуры достигнута – совершенно ясно, что она занимала определенное место в арийских миграциях. А то, что в катакомбной культуре в разных «слоях» оставили свой след как эрбины, так и арии, не меняет сути динамики арийских миграций (гаплогруппа R1a) от трипольской культуры через катакомбную и далее к срубной.
 
Но представляется познавательным и поучительным разбор ошибок в построениях археологов и лингвистов, для которых катакомбная культура явилась неким камнем преткновения, породившим массу ошибочных, тупиковых интерпретаций, гипотез, теорий. Наиболее удобно разбирать эти тупики по неопубликованной монографии Л.С. Клейна («Древние миграции и происхождение индоевропейских народов», 2007), которая выгодно отличается от других публикаций других исследователей тем, что подробно разбирает разные гипотезы, свои и чужие. Теперь, с высоты ДНК-генеалогии, отчетливо видно, что главной проблемой оказалось та, что в том, что было названо катакомбной культурой, или «катакомбными культурами» (Л.С. Клейн) были смешаны два разных народа, племени, популяции, гаплогруппы – R1b (от ямной и родственных культур, совершенно неарийского и неиндоевропейского происхождения) и R1a (от арийской, индоевропейской популяции, народа, племени, гаплогруппы).
 
Ясно, что винить в этом археологов нельзя, они пали жертвой, если можно так выразиться, парадигмы, изначально навязанной М.Гимбутас и подхваченной археологами и лингвистами. В итоге все «степняки» были зачислены в категорию «индоевропейцы», или «арии», последней категорией активно пользовался Л. Клейн, перемежая ее понятиями «иранцы» и «индоарии», часто подменяя эти чисто линвистические термины популяционными, то есть называя так самих людей, племена, которые они образовывали. Л. Клейн схватывал, как следует из его комментариев, что в КК не только «ямники», но и «другие» – и это разные люди, но раз за разом пытался увязать их вместе, уложить на прокрустово ложе «ариев». Догадываясь, что это могут быть разные культуры, с разными корнями, он заявлял – «задача облегчается тем, что эти корни от разных культур должны сходиться в одной точке». В этом Клейн принципиально ошибался, они были несходимы, во всяком случае, на протяжении предыдущих 20 тысяч лет.
 
Но Л. Клейн продолжал – «Ямная культура – культура ариев?», «Надо признать, сохраняется и другая возможность – что чисто ямная культура… охватывала только иранцев, являясь общей основой для всех иранских языков – западноиранских и восточноиранских, но не являясь основой для индоарийской речи, связанной с катакомбными культурами», «можно заключить, что арии обитали в понтокаспийских степях, и им принадлежали ямная, а затем катакомбные культуры и срубная с андроновской…», «…возникшая на основе репинской культуры ямная дала начало всем ариям, а на этапе катакомбной и срубно-андроновских культур произошло разделение на иранцев и индоариев».
 
Вот эти (ошибочно) довлеющие представления, что ямная культура – арийская, индоевропейская, «иранская», «основа для всех иранских языков», «дала начало всем ариям», ломали все построения. Ни одно из этих положений не было верным. Сейчас мы уже знаем, что R1a были ариями, R1b – эрбинами, с совершенно другой историей, другими миграционными путями на протяжении многих тысячелетий, а практически – всегда. Их пути сблизились в катакомбной культуре, но и там на самом деле не пересеклись, а прошли со сдвигом во времени примерно на 500-1000 лет. И при этом Л. Клейн писал – «корни катакомбной общности расходятся еще больше, чем корни срубной и андроновских культур, и гипотезы тут… тоже разные (Кривцова-Гракова 1938; Попова 1955; Клейн 1962; Фисенко 1966; Николаева и Сафронов 1979; 1981)».
 
Тем не менее, надо отдать Л. Клейну должное – он выявил «индоарийские» признаки в катакомбных культурах, привел доказательства «индоарийской атрибуции катакомбников». Цитата: «Сначала Берзин и Грантовский (1962) высказали осторожную и никем не замеченную догадку о том, что индоарии связаны по происхождению с катакомбной культурой (основанием для этой гипотезы были игральные кости в катакомбных могилах). А на рубеже 70-х и 80-х годов я, еще не зная об этой заметке, высказал ту же идею. Мне, по-видимому, и в самом деле удалось выявить, что исходный очаг движения индоариев в Индию и Переднюю Азию лежал в Северном Причерноморье, и состоял именно из катакомбных культур… по крайней мере, некоторых, может быть, всех… Датируются они в основном своем ареале концом III и первой половиной II тыс. до н. э., по традиционной хронологии, но по новой хронологии – приблизительно временем от 2900 по 2050 гг., то есть III тыс. в целом, с наибольшей концентрацией дат на XXIII – XXII веках (Черных и Орловская 2004)». При этом Л. Клейн повторяет, что Е.Е. Кузьмина – «автор конкурирующей (андроновской) гипотезы». На самом деле никакой конкуренции не было – и катакомбная, и андроновская культуры были на пути арийских миграций, и в определенной части были арийскими. Как пишет Л. Клейн – «По современным данным, цепь катакомбных памятников протянулась от северопонтийских степей через Среднюю Азию к подступам в Индию… эти культуры вместе покрывают время со второй половины III тыс. до VIII в. до н. э. – до скифо-сакского времени». Подобные памятники были и в Закавказье – «В Закавказье обнаружено много катакомбных погребений начала II тыс…. и XIV – XIII веков…, а в них оттиски печатей митаннийского типа (напоминаю, что именно в Митанни особенно сильно проявилось индоарийское языковое и культурное воздействие». «Печати митаннийского типа», конечно, не обязательно были принесены из Митанни, они могли быть такими же, что были унесены ариями с Кавказа в Митанни. Это лишний раз подтверждает, что арии Русской равнины достигли не только Иранского плато и Индостана, но и Месопотамии.
 
Но Л. Клейну мешало настойчивое желание найти предков «иранцев» и «индоариев», причем в катакомбной культуре. Видимо, так он трактовал неоднородность, бинарность КК, и заявлял – «Коль скоро родство это заведомо предполагает бытование в прошлом на сравнительно небольшой территории, то встает вопрос о нахождении этих двух ареалов и двух культур, соответствующих двум праязыкам… катакомбных культур, сопряженных с предками индоариев, оказалось несколько. Но это, хотя и облегчает задачу, не снимает вопроса о прародине иранцев и прародине индоариев, то есть, где-то глубже должно быть всего две культуры. А еще глубже должна же иметься одна культура и одна прародина всех ариев!» Опять он носителей гаплогруппы R1b (не зная об этом в 2007 году) трактовал как «ариев». Не было у бинарной катакомбной культуры «одной прародины», сам же он писал о корнях, расходящихся в разные стороны. Мы же, поняв, откуда идут «разные корни» (то есть относящиеся к разной истории носителей R1a и R1b), и отодвинув эрбинов в сторону, как не имеющих отношения к арийским миграциям, продолжим с последними.
 

Бабинская культура (культура многоваликовой керамики), 4100-3900 лет назад


Это – очень краткосрочная степная культура, существовавшая на рубеже III-II тыс. до н.э., то есть на излете времени с катакомбной, и занимавшая территории от правого берега Днепра до Дона и далее до Волги. Как и катакомбную культуру, бабинскую культуру считают предшествующей срубной (или ранней формой срубной), или принимают переход катакомбная → бабинская → срубная. Она передала срубной культуре срубы в могиле, скорченное положение покойника (признак R1a), ориентация на восток, но положение на левом боку. Опять ситуация может быть той, что это были женские скелеты, которые носители гаплогруппы R1a укладывали в скорченном виде на левый бок с ориентацией на восток; мужские скелеты укладывали в скорченном виде на правый бок с ориентацией на запад.
 
На вооружении носителей бабинской культуры была легкая конная колесница. В этом отношении бабинская культура оказалась звеном в серии степных колесничных культур: потаповской, петровской, синташтинской и других археологических культур – во всех перечисленных присутствуют элементы культуры Бабино. Синонимом «бабинской» стала «культура многоваликовой керамики» от глиняной посуды, украшенной большим количеством налепных валиков, с богатым, разнообразным орнаментом. Характерные археологические находки – пряжки и псалии, особенно псалии с шипами. Псалии – это часть древнего уздечного набора, и представляли собой пару вертикальных стержней или пластин, которые крепились перпедикулярно к концам удил для закрепления во рту коня. Носители бабинской культуры разошлись по трем основным направлениям – восточному, в сторону Южного Урала, Индии, Ирана, возможно, Северного Китая; западному, на Балканы, в Грецию, в Малую Азию; и южному, на Ближний Восток – в Анатолию, Митанни, на Аравийский полуостров. Как видим, это все миграции ариев. Археологи обычно не связывали миграции бабинской культуры с ариями, но много говорили об «импульсе колесничных культур с территории Доно-Днепровского междуречья вдоль степной и лесостепной черноземной равнинной зоны в Подонье, Поволжье, Заволжье, Южный Урал, Нижнее и Среднее Подунавье». Ископаемых ДНК бабинской культуры пока нет, но вряд ли есть сомнения, что эта культура – часть арийских миграций.
 
Как сообщает Л.С. Клейн, «в XVII веке [то есть примерно 3700 лет назад] катакомбные культуры, т. е. индоарии, были буквально сметены на всей территории причерноморских степей и части лесостепи… На их месте оказалась… культура многоваликовой керамики (КМК или бабинская), очень многолюдная (известны сотни поселений) но кратковременная: уже в следующие века на части Левобережья Украины ее сменила продвинувшаяся с востока срубная культура ( т.е. иранцы)». Здесь, конечно, серия недоразумений – ни катакомбные культуры, ни населяющие их арии (которых Клейн называет «индоариями»), не могли быть сметены ариями же, даже если переименовать их поселения в культуру многоваликовой керамики, а последующую культуру назвать уже «иранцами». Здесь не только страсть к картинному слову «сметены», поставленное не к месту, здесь и обычное для Клейна отождествление (диалекта) языка с самими людьми. В другом месте той же книги Клейн опять использует то же картинное слово – «КМК существовала недолго и была радикально сметена срубной культурой».
 
Не было в Причерноморье в начале II тыс. до н.э. ни «индоариев», ни «иранцев», были одни и те же люди, арии, с хорошей вероятностью носители гаплогруппы R1a-Z93, и их языковое разделение стало заметным, возможно, только при достижение одними Средней Азии с последующим переходом на Иранское плато, а другими – Южного Урала и/или БМАК, с последующим переходом в Индию. Более того, арии в потаповской культуре (см. ниже) имели субклад Z645 (ископаемые ДНК 4215-3915 лет назад), в срубной культуре субклад Z645-Z93 (три образца ископаемых ДНК, датировка 3865-3615 и 3865-3215 лет назад) и Z645-Z93-Z2123 (один образец ископаемой ДНК, 3865-3615 лет назад), и в синташтинской культуре – субклад Z645-Z93-Z2123 (два образца ископаемых ДНК, 4313-4060 и 4141-3911 лет назад). Опять мы видим, что это были одни и те же люди, одной ДНК-линии.
 

Потаповская культура (R1a, 4000-3750 лет назад),
полтавкинская (R1b, 4700-4100 лет назад) и абашевская (4200-3700 лет назад)


Причина, по которой столь разные по происхождению культуры попали в название данного раздела в том, что археологи постоянно путаются с их генезисом, что из них произошло от чего. В археологии есть и оборот – «ямно-полтавкинский компонент потаповского и синташтинского культурных комплексов» (Кузнецов и Семенова, 2000. Памятники потаповского типа). С точки зрения ДНК-генеалогии это абсурд, поскольку ямная и полтавкинская культура – это род R1b, а потаповская и синташтинская – род R1a, эти два рода никак не могут произойти один из другого.
 
Впрочем, объяснение может быть в том, что как минимум две из этих четырех культур оказались (ошибочно) объединенными археологами в одну, то есть культуру рода R1a и культуру рода R1b назвали одним именем, а потом удивляются, что у нее «корни уходят в разные стороны». Тогда из компонента R1a такой неправомочно объединенной культуры возможен переход в следующую культуру рода R1a, а из компонента R1b – в следующую культуру рода R1b, и путаница как бы сглаживается, но в отношении предыдущей культуры остается. Но если и следующая культура оказывается неправомочно смешанной, то ошибка усугубляется, и в итоге интерпретация целого (большого) временного периода и целого (большого) региона оказывается неверной. Отсюда и появляются ««культурно-исторические общности», «горизонты», и «расходящиеся корни» культур.
 
Потаповская – лесостепная культура Поволжья (4000-3750 лет назад), располагалась в Волго-Донском и Волго-Уральском междуречье и на юге лесостепного Зауралья, то есть попадала в свиту катакомбной культуры (в части носителей гаплогруппы R1a) с переходом в срубную культуру (R1a-Z93) и синташтинскую (R1a-Z93, см. ниже). В потаповской культуре найдены ископаемые ДНК гаплогруппы R1a -Z645 и R1a-Z645-Z93-Z94 (Утевка, Самарская область), с археологическими датировками 4750±200 и 4065±150 лет назад, а также R1a-Z645-Z93-Z94 (Потаповка I, на реке Сок в Самарской области), с датировкой 4745±200 лет назад. Хотя первая и последняя датировки великоваты для потаповской культуры (и авторы сообщения считают их завышенными), но тот факт, что в захоронениях найдены признаки степной миграции ариев, делают их значительными для понимания арийских миграций. Как мы видим, все найденные гаплогруппы потаповской культуры – R1a. Среди археологов иногда описывают территориальные взаимоотношения потаповской и синташтинской культур в следующем виде: потаповская – западные склоны южного Урала, синташтинская – восточные склоны.
 
Ориентировка костяков в захоронениях, относимых к потаповской культуре, не однотипна – там положения и на левом боку, и на правом, и на спине. Правда, у носителей R1a на правом боку укладывали мужчин, на левом боку – женщин, а при описаниях захоронений в потаповской культуре пол костяка обычно не приводится. Что касается положения на спине – это вполне могут быть захоронения, например, полтавкинской культуры (ископаемые ДНК гаплогруппы R1b), которые местами накладываются на потаповскую культуру, и неправомерно отнесены к последней. Вот и «ямно-полтавкинский компонент потаповского и синташтинского культурных комплексов». В этом опять разбираться археологам, описания которых в публикациях часто неполны, и надо поднимать конкретные отчеты.
 
Взглянем на полтавкинскую культуру (4700-4100 лет назад), которая простиралась от Среднего Поволжья до границ современного Казахстана, и располагалась к востоку от катакомбной и к югу от фатьяновской культуры. Она по данным археологов старше потаповской (R1a) на 350-700 лет, и все до сих пор найденные ДНК полтавкинской культуры, общим числом четыре, показывают гаплогруппу R1b, все из захоронений Самарской области. Это R1b-L23-Z2105 (Кутулук III, датировка 4690±190 лет назад), R1b-M269 и еще десять снипов, все эквивалентны М269 (Грачевка II, на реке Сок, 4740±150 лет назад), R1b-M269-L23 (Николаевка III, на реке Самаре, 4515±300 лет назад), и опять R1b-L23-Z2105 (Лопатино II, на реке Сок, 4790±110 лет назад). Мы видим, что по территории, по датировкам и по гаплогруппам-субкладам полтавкинская культура практически идентична ямной (5300-4200 лет назад), захоронения последней, которые показали гаплогруппу R1b, были в тоже в Самарской области, Кутулук I, Лопатино I на реке Сок, Лопатино II на реке Сок, в Лужках и в Ишкиновке I, это все один регион с полтавкинскими захоронениями, которые дали ту же R1b, и даже субклады одинаковые c теми, что в ямной культуре, в частности, L773, PF6475, L500 (это все эквиваленты M269), Z2103/Z2105 (это синонимы), L23 и так далее. Так что в данном случае это не «культурно-исторические общности» и не «горизонт», это были одни и те же люди. Мы видим следы миграции эрбинов, которые прошли в западном направлении на 500-1000 лет ранее ариев, которые двигались, напротив, на восток. Ранее – потому что 4600 лет назад арии только выходили на восток от Карпатских гор, а эрбины были за Волгой.
 
Поэтому обычные слова археологов, что полтавкинская культура – это «раннее проявление срубной культуры», что это «основа для более поздних срубной и потаповской культур», что «полтавкинскую культуру населяли ранние индоиранцы» (или прото-индоиранцы) не отвечают действительности, как и «ямно-полтавкинский компонент потаповского и синташтинского культурных комплексов». Такого, похоже, не было, это результат неверной интерпретации археологических находок. Разумеется, отсюда появилось предложение рассматривать «полтавкинский культурно-исторический комплекс» (И.Б. Васильев, цит. по диссертации Г.Г. Пятых). Судя по некоторым данным, в полтавкинской культуре встречаются костяки в скорченном положении на боку (характерно для R1a), но в основном на спине, как описывает Пятых (характерно для R1b). Но здесь надо смотреть датировки – например, захоронения R1a могли быть впускными, в ранние по времени курганы эрбинов. Есть и экзотические захоронения – в культуре, отнесенной к потаповской, костяк лежит на спине (что нехарактерно для R1a), но на месте головы уложен череп коня.
 
Перечисляя результаты работ других исследователей, Л.С. Клейн сообщает, что «больше оснований считать, что андроновская общность, особенно ее алакульская часть, сложилась на основе петровской…, а петровская культура в свою очередь – видимо, на основе полтавкинской культуры Нижнего Поволжья (Кузьмина 1994)». Здесь опять сбой в последовательности гаплогрупп, полтавкинская культура – это R1b, а андроновская – R1a. Опять надо разбираться археологам, где одну керамику приняли за другую, или на каких других материальных признаках произошел сбой. Клейн продолжает – «Для срубной культуры… подосновой считается тоже полтавкинская культура (Отрощенко 1990)». Опять неверно, срубная – R1a, полтавкинская – R1b. И Клейн заключает – «Таким образом, полтавкинская культура среднего бронзового века (одновременная катакомбной) выступает как общая подоснова для срубной и андроновской… культур. Она бы и могла считаться культурой протоиранцев, носителей праиранского языка (или общеиранской речи), выделившеся из праязыка ариев ». Опять неверно, по тем же причинам. Опять язык ариев (гаплогруппа R1a) пытаются пристегнуть к языку ямников и полтавкинцев (гаплогруппа R1b). Правда, потом Клейн цитирует Г.Г. Пятых, согласно которому полтавкинская культура была искусственно скомпонованной археологами из ямной и катакомбной культур. Это уже более отвечает действительности, похоже, что так и было.
 
Несколько слов о абашевской культуре (4200-3700 лет назад), которая протянулась по лесостепи от Дона через Верхнее и Среднее Поволжье и Южное Приуралье до Тобола. По другим описаниям, она была распространена от Калужской области до Южного Урала (южного Башкортостана), включая области Воронежскую, Липецкую, Ульяновскую, Самарскую. Там опять, к сожалению, у археологов много путаницы. Ряд археологов (И.Б. Васильев, П.Ф. Кузнецов и А.П. Семенова) выступили с идеей о том, что абашевская, полтавкинская культуры и «потаповский культурный тип» сложили срубную культуру, причем главная роль в этом отдается полтавкинской культуре. Здесь опять идет нестыковка преемственности гаплогруппы R1a (срубная культура) и R1b (полтавкинская культура), и тут же появляется «потаповский культурный тип», весьма уклончивое понятие. Более того, другие археологи (Г.Б. Зданович, Д.Г. Зданович, В.В. Отрощенко, А.Т. Синюк) предложили концепцию, что это синташтинская культура из-за Урала распространилась на запад, до бассейна Дона, с образованием на Волге и Дону своих локальных вариантов – потаповской культуры на Волге и абашевской культуры на Дону. Иначе говоря, срубная культура произведена из синташтинской. Здесь одна, но принципиальная проблема с точки зрения ДНК-генеалогии – не продвигались арии с Урала (или из-за Урала) на запад вплоть до Дона, не сходится с направлением образования субкладов.
 
В целом же, с абашевской культурой у археологов сплошные противоречия – она, по одним соображениям, «похожа на полтавкинскую» (то есть должна быть культурой эрбинов), по другим, ее насельники говорили «на иранских языках» (то есть должны быть культурой ариев), по третьим она происходит из культуры шнуровой керамики, или из фатьяновской, или из ямной культуры, что, как мы уже знаем, несовместимо. Захоронения – и на спине (признак R1b), и в скорченном положении на боку (признак R1a), причем и на правом, и на левом боку (признак R1a для мужчин и женщин соответственно), наблюдается меандровый орнамент, позже характерный для срубно-андроновской общности. Все это свидетельствует о том, что археологи смешали в абашевской разные культуры, носителей двух разных родов – R1a и R1b, и эти культуры можно разделить, если применять принципы и метологию ДНК-генеалогии. Переходим к срубной культуре…
 
Продолжение следует…
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор

http://pereformat.ru/2016/04/r1a-migration-2/#more-7425


0.12939596176147