14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Репрессии: на самом верху. Часть 2
Пленум ЦК 37 года. Неистовствуют, требуя уничтожения врагов, Бауман, Гамарник, Егоров, Каминский, Косиор, Постышев, Рудзутак, Рухимович, Чубарь, Эйхе, Якир и др. «Разоблачают» Бухарина, который только вчера осыпал проклятиями всех своих уже «разоблаченных» к тому времени товарищей.

Чуть позже на заседании особой комиссии по решению судьбы «преступной группы Бухарина» на голосование были поставлены два предложения: «судить с применением высшей меры наказания» (Ежов) и «судить без применения расстрела» (Постышев). Против расстрела были Литвинов, Петровский, Шкирятов (кстати, умершие своей смертью). Интересно, что все проголосовавшие за расстрел сами были расстреляны после. Иона Якир в категорической форме требует немедленной смерти подследственных. Проходит внесённое чуть позже на заседание Сталин вносит предложение — доследовать дело Бухарина, а потом уже решить вопрос о суде, за это и проголосовало большинство (и суд и расстрел были через год). Якир опять категорически настаивает на немедленном расстреле. Вот такие они были «жертвы», реабилитированные и превозносимые впоследствии.

Вопреки распространённому мнению, которое целенаправленно насаждалось во времена «Хрущёвской оттепели» и «Перестройки» Сталин не принимал заметного участия во властных разборках до убийства Кирова. Он проявит себя заметно позже и нанесёт сокрушительный удар по партийной и государственной олигархии. А пока кланы грызутся за власть, Сталин занимается индустриализацией и укреплением обороны страны, этим он всем удобен и к нему нередко обращаются как к арбитру. Маршалам заниматься армией и обороной некогда — они изобличают врагов и всё свое время тратят на интриги.

Нередко приходится слышать мнение, что Сталин якобы уничтожил «ленинскую гвардию» — большевиков с дореволюционным стажем, которые якобы были не согласны с отступлением генсека от принципов партийной демократии и марксизма-ленинизма. Это сплетня, запущенная в оборот

Н. Хрущёвым на ХХ съезде имеет столь же мало общего с реальностью как и утверждение этого же персонажа о руководстве войсками по глобусу. Вся партия большевиков «старой закалки» перед революцией составляла 17000 человек, из которых к середине 30-х (через 20 лет) в живых осталось менее половины. Остальных унесла Гражданская, эпидемии и нечеловеческие стрессы. Уже с начала 20-х годов большевики с дореволюционным стажем не играют заметной роли в партии и государственном аппарате, с годами их роль ещё более уменьшается. Примеры Зиновьева, Каменева и Бухарина не могут изменить ситуацию из-за своей малой численности. Можно добавить, что никто не трогал таких «ленинских кадров» как Калинин и Ворошилов.

Насколько НКВД «подчинялось» Сталину и «все его боялись до судорог» говорит история с охранником Кирова Борисовым (дело было в 1934 г). Когда Сталин не поверил версии следствия об убийстве и потребовал подследственного к себе для личного допроса, то машина с ним и конвоировавшими его сотрудниками НКВД «попадает в катастрофу» и подследственный гибнет. Вряд ли в такую историю со случайной катастрофой поверил бы даже очень наивный человек. Хрущёв запустил в оборот сплетню, что Борисова убили по приказу Сталина. Это уже совсем смешно — зачем Сталину боятся показаний человека, которые делаются ему же, зачем вообще требовать его доставки к себе и убивать таким странным и вопиющим образом?

Известный «обличитель сталинизма», «жертва репрессий» и постоянный персонаж на телевидении времен Перестройки Лев Разгон «обличал» «фашистское НКВД», «ужасы лагерей» и требовал покаяния. Но он никогда не упомянул о том, что он сам в 1937 году был штатным сотрудником НКВД, а его высокопоставленный брат Израиль (крупный армейский политработник) предал своего лучшего друга.

Часто задаётся вопрос, почему в числе «жертв репрессий» так много деятелей культуры. Очень просто — идеологическое и силовой направление обычно идут вместе и контролируются одними и теми же людьми. Это всего лишь разные грани одного и того же правящего клана (кланов). В те годы «своих» людей на всех постах остро не хватало, коммунистическая олигархия была ещё совсем юной, вот и приходилось «надёжным людям» закрывать все дыры. Переход из идеологической среды в органы НКВД и обратно был обыденностью тех лет, кроме упомянутого Разгона среди деятелей литературы (идеологов) того времени было немало людей, имевших опыт работы в «органах» — Бабель, Брик, Веселый (Кочкуров), Волин (Фрадкин), Жига, Лелевич (Калмансон) и т.д. Что же касается национального состава ведущих, наиболее влиятельных писателей Москвы, то здесь всё ясно. Национальный состав московских делегатов съезда писателей таков: русские — 92, евреи — 72, прочих -12. Реальными «идеологами» того времени и по совместительству представителями крупных олигархических кланов были Альтман, Кольцов (Фридлянд), Лежнев (Альтшулер), Радек (Собельсон). Это были «тогдашние» Познеры, Сванидзе, Киселёвы, Коротичи.

Любой клан в первую очередь пытается монополизировать своё положение, а для этого сделать свою власть бесконтрольной и не допустить конкуренции, поставив всех возможных оппонентов в заведомо проигрышное положение. Полностью добиться этого в СССР при общественной собственности было нельзя в принципе — за управление этой собственностью надо отвечать. Плохого управленца запросто могут заменить, пока должность есть, это ещё ничего, а если должность потерять? А как передать детям «нажитое непосильным трудом»? Главный инструмент бесконтрольной власти — крупная частная собственность, никто не может указать «хозяевам жизни», что им делать. Значит, для олигархии важнейшей задачей становится ликвидировать общественные отношения в СССР и общественную собственность сделать своей, священной и неприкосновенной. Но сделать это непросто, если государство не разрушить, не ослабить армию и спецслужбы, то есть серьёзный риск, что операция провалится. Если же государственную машину разрушить или парализовать, то есть разрушить государство, то алчные соседи разорвут страну на части и самим может не достаться ничего, кроме виселицы. Значит, нужны внешние гарантии от очень серьёзных людей, что предателей не «кинут». Значит, с ними нужен контакт. Кроме того, у любого процесса такого масштаба должны быть «движущие силы», то есть достаточно большие и активные группы людей, которые крайне заинтересованы в переменах и для этого готовы пойти на риск. Такова логика событий. Так развивались события в Перестройку, так же шли процессы 30-х. Идеологом и организатором была партийная олигархия, главной движущей силой — аппаратная бюрократия при полной поддержке своего главного резерва — столичной интеллигенции. Да, мало кто обращает внимание на эту очень важную составляющую столичной интеллигенции — она основной поставщик аппаратных кадров для российской (советской) государственной машины, её главный резерв.

Тогда Сталин сумел перехитрить партийную олигархию. Он не мешал им уничтожать друг друга и умело стравливал, выступая то на одной, то на другой стороне. Он уничтожил большинство врагов их же руками, пока не пришёл его час и его год — 1939, когда репрессии практически не требовались, государственная машина заработала как часы не в своих интересах, а в интересах государства и народа. До этого «движущим силам» пришлось пережить нелёгкие времена. Слой, по которому пришёлся удар, был очень узким, но он пережил сокрушительный удар и полное крушение планов. Этого до сих пор не может простить Сталину государственная олигархия, даже мёртвый он вызывает ужас и лютую иррациональную ненависть у врагов.

Как и кто осуществлял контакты с зарубежным врагом, что они хотели и что такое сетевые структуры — об этом в последней статье цикла.


0.15524196624756