22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Репрессии: на самом верху. Часть1
В 20-50 годы одновременно происходило несколько сложных и частично взаимосвязанных общественных процессов. Без осознания этого невозможно понимание нашей истории 20 века.

Хрущёв, а вслед за ним «архитекторы Перестройки» под именем «пострадавших при репрессиях» хитро объединили несколько совершенно разных групп:

— Государственных преступников (власовцев, полицаев, других предателей, агентуру иностранных разведок, диверсантов и пр.)

— Уголовных преступников, которые были осуждены как контреволюционные преступники, согласно традициям того времени.

— Невинно пострадавших от ошибок правосудия (избежать их ни в каком обществе нельзя, это осуждалось в предыдущих статьях).

— Людей, пострадавших от противоправных (преступных) действий клановых (мафиозных) групп и отдельных лиц государственных органов (до 300 тысяч человек, большей частью реабилитированных в 30-е)

— Людей, пострадавших при борьбе кланов формирующейся партийной олигархии 34-39 гг (большей частью члены враждующих группировок)

— Лиц, оказывающих сопротивление государственной политике в индустриализации и коллективизации (до 200 тысяч человек).

— Лиц, пострадавших при централизованных государственных репрессиях в конце 39-40 гг. проводимых с целью пресечения захвата власти и собственности олигархическими кланами («перестройки»).

Объединены в одно не только разные группы осуждённых, но и разные периоды нашей истории. Например, период Красного Террора, который был ответом (почти через год!) на Белый Террор. Период борьбы с бандитизмом и послереволюционные беззакония бывших красных «полевых командиров» и их последующее наказание в 20-е-начало 30-х. Яростную борьбу с иностранными спецслужбами и диверсантами в 30-е и образовавшейся коммунистической олигархией в тот же период, так же как и межклановую олигархическую борьбу.

После победы в Гражданской войне в бывшей Российской Империи образуется властной вакуум — нет государственных органов, способных эффективно вести борьбу с преступностью, сбор налогов, обучение, пропаганду, государственное управление, научную деятельность. Нет квалифицированных специалистов по учёту, управлению, промышленным отраслям, нет учителей, следователей, дорог, нет промышленности. Целенаправленными ударами разрушается бывшая основа государственной идеологии — церковь, население теряет идеологическую ориентацию. В стране на руках остаётся несколько миллионов стволов огнестрельного оружия и миллионы обедневших людей, узнавших, что такое кровь и смерть. 4 миллиона детей, потерявших родителей, немалое количество которых вырастут самыми настоящими «отморозками», жестокими и безжалостными. Именно они дадут основной вклад в молодёжную преступность начала 30-х, выросшую тогда в несколько раз. Власть в этот период оказывается не в руках централизованного правительства, а малозависимых от центра бывших красных «полевых командиров» и массой шедших во власть проходимцев.

Прикованные к месту «чертой осёдлости» евреи получают свободу передвижения. Происходит сильная миграция еврейского населения России в крупные города, в особенности в столицу. Так 1912 году в Москве проживали 6,4 тысячи евреев, в 1933 году,-241,7 тысячи. Население Москвы выросло за эти годы с 1 млн 618 тыс. до 3 млн 663 тыс. Клановая структура еврейской диаспоры и взаимоподдержка позволяют им в обстановке вакуума власти захватить ключевые посты в государственных органах. Москвичи неприязненно встретили непрошенных пришельцев, ведущих себя нагло и демонстративно презиравших русскую культуру и русский народ, но о ни о каких погромах не было и речи. Но сила в тот момент оказались у непрошенных «гостей». Произнести слово «жид» было более чем достаточно для того, чтобы оказаться в подвалах «органов». Малообразованные, ограниченные и самодовольные выходцы из «местечек» Украины и сёл юга России глумились и куражились над русской культурой, заняв руководящие посты в наркомпросе и печати, они оплёвывали и оскверняли русскую историю, русское государство, выжигали русское самосознание. Они были опъянены неожиданно попавшей в их руки огромной властью, которую раньше не могли даже представить. Это был период взрывов церквей, «союза воинствующих безбожников» Ем. Ярославского, презрения ко всему русскому. В школах и вузах не существовало даже понятия предмета русской истории. Народу внушалось, что у него не существует национальности. Далеко не все евреи вели себя подобным образом и немалое число из них сыграли впоследствии значительную роль в науке, политике и культуре. Они сыграли важную роль в подавлении бандитизма и преступность 20 -30 гг. и восстановлении государственных функций. В войне с фашистами советские евреи проявили исключительный героизм и стойкость. Следует учесть, что удары по церкви наносили и другие народы. Ударам подвергались и другие религии, «реакционным и вражеским элементом» были все конфессии. Следует сказать, что церковные деятели далеко не всегда были «безвинными жертвами» и часто они занимали сторону врагов Советской Власти, что сейчас игнорируется по конъюнктурным соображениям.

Всё это не измышления антисемитов, а реальные факты. Историк М. Агурский, еврей по национальности, прямо заявляет «о непомерном обилии» евреев в органах власти в те годы. Множество евреев заняло ключевые посты в органах государственного управлени, в первую очередь в НКВД (ОГПУ). Из 20 человек высшего руководства НКВД 11, включая самого народного комиссара — евреи , 4 — русские, 2 -латыши, 1 поляк, 1 немец, 1 грузин. 30-е годы пережил только один Гоглидзе, расстрелянный по «делу Берии» в 54 г. До середины 20-х годов на этих постах евреев не было, главную роль в спецслужбах играли поляки и прибалтийцы. Только в 1924 году Ягода становится 2-м заместителем председателя ОПТУ, что позволяет ему влиять на кадровую политику. В результате к середине 1930-х годов и глава НКВД, его 1 -и зам Агранов (Сорензон) и 7 из 10 начальников отделов — евреи. Ежов, кстати, был первым русским на посту главы НКВД.

Считать, что Сталин был полновластным хозяином в Советской России, и ничто не могло случиться без его на то воли чуть ли не с 20 года — очень серьёзная ошибка, не имеющая ничего общего с реальностью. Сталин был главой партии и не обладал никакой формальной властью. Ему прямо не подчинялись ни спецслужбы, ни армия, ни суды. Именно поэтому его очень долгое время не принимали всерьёз.

Настоящим «хозяином» были стремительно формирующиеся кланы коммунистической олигархии в большинстве своём состоящие из «местечковых» евреев. Самым значительной фигурой был Троцкий и формирующийся вокруг него клан. Другим сильным кланом был клан Свердлова, к которому принадлежал небезызвестный глава НКВД 34-36 гг Генрих (Ханох-Енох) Ягода. Его родственник Авербах был главой «пролетарских писателей». Высокие посты занимал брат Свердлова Вениамин.

Новая олигархия быстро замыкалась в касту, куда доступ чужим был закрыт уже в 20-х годах. Из-за нехватки «своих клановых женщин» нормой становится «переход жён» от одного государственного деятеля определённого уровня к другому.

Кланов и «семей» было много, а власть одна, поэтому началась грызня, более напоминающая поведение пауков в банке. Было бы ошибкой полагать, что «евреи истребляли русский народ», в первую очередь правящие группировки уничтожали друг друга. Один из самых знаменитых процессов — «троцкистко-зиновьевский блок». Среди подсудимых 11 евреев, в том числе сами Зиновьев (Радомысльский) и Каменев (Розенфельд), 1 армянин, 1 поляк, 3 русских. Состав «команды» НКВД, подготовившей процесс — 9 евреев и один русский. Все они вскоре также были расстреляны и их места заняли Леплевский, Бельский, Дагин, Литвин, Шапиро и т.д. Нет никаких оснований утверждать, что совершалась «национальная революция» и русский народ «освобождался руками Сталина от еврейского гнёта». Просто правящие кланы взаимно резали друг друга, и в них в целом было много евреев, заместителями которых нередко были русские. Противники хотят застраховать себя от последующей мести и широко применяют применяется формулировка «член семьи изменника Родины», которая имела, кстати и другие функции. Борьба ведется крайне напряжённо и яростно. Результатом было то, что 1922 году в Политбюро было три (из пяти членов) еврея, а к концу 1930-х в составе Политбюро был только один еврей — Каганович из десяти его членов. Сталин не имели к происходящему особого отношения до 36 года и впоследствии проявлял себя не очень активно, часто останавливая или наказывая зарвавшихся олигархов и чекистов. Так сохранились письма Хрущёва, в которых он возмущенно пишет, почему Москва в массовом количестве аннулирует приговоры и выпускает арестованных на Украине.

К большому сожалению, «попадали под раздачу» и совершенно далёкие от всей этой вакханалии люди.

«Жертв Сталинских репрессий» из числа партийных и государственных работников приговаривали к смерти не органы НКВД, а свои товарищи. Органы НКВД вообще никого не приговаривали к смерти, они вели следствие и охраняли границу, только впоследствии им были приданы «особые» контролирующие функции, которые они осуществляли с крайне высокой эффективностью, но это не имеет никакого отношения к приговорам. Приговоры выносили суды или военные коллегии (трибуналы или «тройки»), никаких беззаконных внесудебных расправ в те годы не было, это подтверждается мнением юристов, что вынужден был признать даже Генеральный Прокурор ельцинской России. Я подчёркиваю ещё раз — без санкции друзей и товарищей обвиняемых «органы» были бессильны и все разговоры о том, что генерала или маршала в застенки могли бросить по распоряжению Сталина или Берии — наглая и бесстыдная ложь, которая была создана и распространена целенаправленно. Подавляющее большинство «жертв репрессий» пострадали за 2-3 года до назначения Берии на должность наркома. Перед тем как человек «исчезал» обязательно требовалось решение партийных органов и всегда — исключение из партии, которое проводилось не в «подвалах НКВД», а в партийной организации. Все осуждённые были предварительно исключены из рядов ВКП(б).Исключение из партии было снятием неприкосновенности. Так что утверждение о том «органы» вели террор в отношении партийных работников не имеет ничего общего с действительностью, это очередная фальшивка, созданная Хрущёвым. В 39 г. Берия добился того, чтобы спецслужбы могли вести слежку за партийными иерархами и агентурную разработку. Но по-прежнему партия стояла над органами НКВД и без санкции секретариата ЦК или Политбюро (а как правило и без исключения из партии) арест был невозможен в принципе. Именно это вызывало такую ненависть и злобу партийных иерархов — они очень хотели полной бесконтрольности.

Продолжение следует...


0.15531611442566